Глина и колдовство: кто создал «Терракотовую армию»


В 1974 году в Китае была совершена невероятная археологическая находка – при бурении артезианской скважины, рабочие нашли несколько тысяч глиняных статуй. Археологи уверенно заявили, что это гробница основателя династии Цинь, возведенная еще в третьем веке до нашей эры.

Но в том же году в Японии вышла книга, авторы которой – японец Сати Каниока и китаец Ляо Юцзе – изложили совершенно иную версию происхождения так называемой «терракотовой армии». К сожалению, их книга «Глиняная ярость» не была переведена с японского даже на английский, поэтому остается весьма малоизвестной за пределами Японии.

Я воспользуюсь случаем и расскажу вам вкратце ее содержание.

Но сначала пара слов об авторах. Они оба участвовали в Японо–китайской войне 1937—1945 годов, причем два дня в 1937 году они сражались на одном участке фронта, друг против друга – собственно, об этом и написанная ими книга. Сати Каниока был сержантом в составе Третьей пехотной дивизии, закончил войну лейтенантом, все восемь лет провоевав в Китае. Его коллега Ляо Юцзе начал войну капитаном в должности замкомандира бригады ополчения. После прихода к власти коммунистов бежал на Тайвань, а затем в Японию.

Инцидент на мосту Марко Поло, случившийся в июле 1937 года, стал поводом для начала полномасштабных боевых действий между Японией и Китаем. Обученная и хорошо подготовленная японская армия быстро начала теснить многочисленные, но плохо вооруженные китайские части.
Бригада ополчения, в которой служил Ляо Юцзе, располагалась в небольшой деревне Вупониэнту на севере Китае.

Три тысячи второпях подготовленных ополченцев с одной единственной старой полевой гаубицей уже через несколько дней должны были вступить в бой с четырьмя японскими дивизиями, двигавшимися на юг. Командир бригады полковник Кан Вейонг решил, что разумнее будет отступить – но сначала он хотел эвакуировать население деревни в горы. К сожалению, проход в горы находился к северу от Вупониэнту – то есть, японские части нужно было отвлечь боем за деревню, чтобы гражданские смогли добраться до гор.

Вот что пишет Ляо ЮцзеНаш командир сразу сказал: «Мои пацаны японцев могут задержать только на полчаса». А чтобы старики и женщины дошли до тропы в горы, нам нужны были сутки минимум. И умирать тоже не хотелось – мы же их спасаем, чтобы потом еще увидеть. Он сам не свой ходил, потом достал томик Сунь Цзы и всю ночь не спал, читал. Утром сам прибежал ко мне: «Есть план, пойдем собирать женщин».

Надо сказать, что название деревни Вупониэнту (巫婆粘土) дословно переводится как «Ведьмина глина». И на то были самые веские основания – на всю провинцию деревня славилась своей керамикой, а также изготовлением лекарственных снадобий. Недостатка в глине не было – деревня располагалась в своеобразном глиняном кратере под горой Лишань.

До подхода японской армии было еще несколько суток. Вейонг приказал, чтобы каждый житель деревни вылепил из глины хотя бы одного, а лучше двух солдат. Для прирожденных гончаров Вупониэнту это было легкое задание – первые тысячи глиняных бойцов были готовы уже к вечеру. Тем временем, разведчики, прекрасно знающие окрестности деревни, обошли все родники, забив вглубь каждого полотняные мешочки с толченой спорыньей, которая часто использовалась для целебных снадобий.

Чтобы войти в деревню, японцам нужно было бы перейти цепь холмов, опоясывающих Вупониэнту. На северном склоне, где ожидалось наступление японцев, Вейонг разместил несколько десятков жаровень. Все бойцы ополчения были переодеты в бурую мешковину и основательно вымазаны глиной. А в дополнение к глиняным солдатам обычного роста, женщины деревни вылепили несколько шестиметровых гигантов, которых установили на деревянные полоски и втащили на холм к жаровням. Глиняных солдат (которых в итоге было создано свыше десяти тысяч – целая дивизия!) уложили в траве таким образом, что каждый ополченец с помощью рычагов и тросов мог один привести в вертикальное положение две глиняных фигуры.

Ляо Юцзе: Я спрашивал у командира – что мы делаем? Он ответил мне: «Учение о полноте и пустоте говорит нам, что обман противника – важнейшая часть тактики. Пусть японцы думают, что нас много. Пусть думают, что воюют не с людьми, а с духами, с порождением своего рассудка. Враг победит себя сам, проиграв битву в своей душе». Когда я спросил его, как этого добиться, он показал мне травы и порошки, приготовленные возле жаровень. «А ветер в это время года всегда дует на север», добавил он».

Японцы атаковали деревню ночью. Перед атакой Вейонг приказал зажечь жаровни, и долину, куда пришли японские войска, накрыла волна наркотического дыма от сожженных семян тибетского вьюнка, горной конопли, толченых мухоморов, ложного женьшеня и, конечно, спорыньи. По команде китайские бойцы, затаившиеся на склоне у самой земли, чтобы не наглотаться дыма, подняли глиняные статуи. Эффект превзошел все ожидания.

Опьяненные дымом и отравленной водой из родников, японские солдаты увидели перед собой тысячи оживших глиняных бойцов. Боевой порядок японской пехоты смешался, солдаты перестали разбирать своих и чужих и начали стрелять во все, что движется. Измазанные глиной ополченцы в мешковине без труда сотнями расстреливали утративших чувство реальности противников. Тем временем, заговорила единственная китайская гаубица, а с горы на деревянных тележках были спущены глиняные исполины.

Вот как описывает битву Сати Каниока: «Я не мог поверить своим глазам, но происходящее выглядело так реально! Тысячи оживших статуй спускались на нас с холма. Я разрядил всю обойму в ближайшего – но от него лишь отскакивала глиняная крошка. А затем появились огромные твари, тоже из глины. Они были совершенно реальны, я чувствовал, как тряслась земля от их тяжелых шагов. Один такой разом смял целую колонну наших солдат. Это было ужасно, кошмар наяву».

Бой длился до вечера следующего дня, пока не прекратилось действие наркотика. Японцы потеряли убитыми почти десять тысяч человек, еще столько же были ранены. Вейонг без труда сумел переправить жителей деревни к горному проходу, а затем отвести свои войска и отступить вглубь китайской территории.

Потери китайцев были весьма скромными, так что когда наркотический дурман рассеялся, перед японцами предстала долина, заваленная трупами их же солдат и глиняными обломками. Чуть позже японские разведчики подошли к деревне и увидели лишь брошенные дома и застывшие на пустых улицах глиняные фигуры. Японские командиры запросили авиаподдержку, и к покинутой деревне отправилось бомбардировочное авиакрыло. Первые бомбы упали на склон горы Лишань, вызвав оползень, который почти на сорок лет скрыл Вупониэнту от посторонних глаз.

В японской историографии Японо–китайской войны тяжелые потери на этом участке были объяснены деятельностью коммунистических дивизий (потому что рапортам о битве с глиняными солдатами, естественно, никто не поверил). Правительство Мао Дзэдуна охотно поддержало эту версию, приписав себе лишнюю победу.

Археологи, обнаружившие глиняных солдат в 1974 году, поспешили назвать их частью гробницы Циня Шихуанди. Более детальный анализ (и, разумеется, публикация книги Каниоки и Юцзе) показал, что они ошиблись, но признавать свою неправоту археологам не хотелось – кроме того, в этом случае китайские власти лишались ценной туристической достопримечательности. Фигуры были «доведены до ума», а из местной глины были вылеплены дополнительные статуи – например, кони и колесницы. История «Терракотовой армии» была перенесена на две тысячи лет в прошлое, а сражение за Вупониэнту стало малозначимым эпизодом далекой войны.

P.S. В 1985 году дочь Каниоки обратилась к Хаяо Миядзаки с предложением экранизировать историю сражения с Вупониэнту и даже предложила свой вариант сценария (где статуи оживали по–настоящему). Но японское правительство надавило на известного режиссера и ему пришлось отказаться от съемок.

]]>Источник]]>

 

Загрузка...

Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.

Развернуть комментарии