Аборт – не медицинская проблема, а экономический приговор

По-человечески я за семью, за то, чтобы рождались дети, чтобы не было разводов и сломанных судеб. Но это субъективный взгляд. Если приподняться над ним, станет ясно, что аборт – не проблема, а тяжелое следствие проблемы. Избавиться от абортов или свести их минимуму можно лишь одним способом – меняя среду, условия жизни как женщин, так и мужчин.

Повторюсь, это зависит не лично от каждого, а от коллективного бытия, которое, которое, как известно, определяет сознание.

Запрещать аборты при капитализме – примерно так же эффективно, как запрещать проституцию. Одной рукой лечим, другой калечим. Одной сажаем на иглу, другой открываем частные наркоклиники. Одной приватизируем здравоохранение, другой клянчим по телевизору на операцию в Германии. Одной режем пенсионную систему, другой поощряем коммерческие дома престарелых и хосписы.

Это лицемерие, подлость и обман.

В обществе, построенном на нищете и неравенстве, женщины будут избавляться от детей, торговать детьми, торговать собой, потому что человеческая жизнь – товар и стоит недорого. Товаром в том числе является жизнь самой матери. Никакая молитва, никакой запрет, никакие апелляции к индивидуальной совести здесь не помогут.

У нас перед поселковой детской амбулаторией церковники всобачили здоровенный плакат: "Берегите жизнь!" Купола, мамаша кормит грудью пухленького младенца. А в300 метрах сидят опустившиеся забулдыги, среди которых невозможно отличить уже М от Ж. Это местные безработные, их здесь очень много. Они безработны, потому что все окрестные совхозы давно пущены под нож, а земля направо и налево распродаётся. Зимой население округа составляет 3000 человек, а летом увеличивается до 30 000, за счет богатых отдыхающих. И вот спивающиеся местные смотрят на дорогие машины с ухоженными детьми, а потом на плакат с куполами. Вы можете карать за аборт хоть расстрелом, но ничего не добьетесь.

Наоборот. Запретительная жестокость вызовет лишь встречную ярость. Сперва вы оскотинили людей, а теперь еще и издеваетесь, смеете запрещать им быть скотами?

Когда-то я снимал сюжет о бэби-боксах (коробках для подкидышей) в бедных районах Нью-Йорка. Никогда не забуду историю тринадцатилетней девочки из Квинса, сложившей ребенка в мусорный бак и другой такой же, пытавшейся смыть плод в унитаз. Не забуду и Маркус Гарви парк в центре Гарлема, склоны которого, как опавшими листьями, усыпаны использованными презервативами. Это единственная отрада для здешней тинейджерской нищеты, это замкнутый круг, из которого невозможно выбраться.

Поэтому любая проблема, включая право женщины распоряжаться собственным телом – это в первую очередь проблема не личная, а социальная. То есть экономическая.

От того, удастся ли разъяснить эту простую мысль нашему женскому большинству (привыкшему – никакой дискриминации —больше доверять сердцу, чем рассудку), зависит и решение демографической проблемы. Надо менять не личность, а систему. Не букву закона, а среду.

Человеку, мужчине или женщине, должно хотеться жить. Должно хотеться любить (обратите внимание, как разделены мы теперь сословно-имущественными переборками, через которые любовь вынуждена переползать). Должно быть понятно, ради чего жить, зачем жить? Зачем заводить детей, зачем растить их? Должен быть ясный ответ – какое будущее ждёт ребёнка, ради чего можно страдать и терпеть лишения? Человеку мало биологического ответа про самовоспроизводство рода и фамилии. Мало ему и молитвы.

В удушливой и беспросветной атмосфере капиталистического мира люди (не вы лично, а статистически измеряемые люди) могут и будут жить только для себя. А значит, никакая сила не заставит их думать о другом, самом маленьком, еще не родившимся человеке.

Константин Семин

 

Загрузка...

Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.

Развернуть комментарии