За творог, который горит, Росаккредитация сулит журналистам штраф в 300тыс.руб.

Росаккредитация отреагировала на расследование «Фонтанки» о рынке декларирования продуктов питания. Ведомство поблагодарило нас за «проект» и сообщило, что наши действия караются административным штрафом в 300 тысяч рублей.

Посредникам, которые пачками регистрируют фальшивые декларации в госреестре, не положено даже этого. Мы проанализировали ответы официальных ведомств на наши публикации. И поняли, что круговорот некачественной еды в магазинах — это устоявшаяся система, менять которую никто не собирается. Есть только один способ не съесть какую-нибудь гадость.

С тех пор, как в столовой ложке корреспондента «Фонтанки» загорелся творог, мы разбирались, что именно лежит на прилавках под видом молочной продукции.

Роспотребнадзор жестко карал нарушителей, чьи данные публиковала «Фонтанка». Так, за производство «горящего творожка» он на 90 дней ]]>прикрыл Лев-Толстовский молочный комбинат]]> и притормозил ]]>торгующие им автолавки]]>. После того, как корреспондент «Фонтанки» закупил в разных районах города шесть образцов творога, ни в одном из которых лаборатория на нашла молочного жира, Роспортебнадзор провел собственный рейд и ]]>снял с продажи аж 8 кг молочной продукции]]>. Следственный комитет, ]]>ознакомившись]]> с нашим исследованием госзакупок творога, признаков преступления не увидел, но на всякий случай ]]>попросил Роспортребнадзор]]> посмотреть еще раз.

Тогда мы начали выяснять, каким образом поддельная еда из заменителей и суррогатов оказывается на наших прилавках. И добрались до системы сертификации и декларирования. Ведь, по сути дела, только документ, прилагаемый к продукции, может обещать потребителю продуктов нормальное пищеварение.

Как выяснилось, декларации о соответствии, которые мы требуем у продавцов, очень ]]>легко продаются и покупаются]]>. Самая ценная часть документа — номер протокола о лабораторных испытаниях — добывается за небольшую сумму без всяких лабораторных испытаний и наличия продукта. Проверить, каков процент сфальсифицированных деклараций среди всего массива документов, зарегистрированных в государственном реестре на сайте Росаккредитации, невозможно. Рынок сертификации и декларирования — черная дыра, в которой вращаются серьезные деньги.

«Фонтанка» вышла на творожный рынок, беспрепятственно зарегистрировав несуществующий творожок якобы собственного авторства. Потом обратилась в Росаккредитацию за разъяснениями.

Первое послание из ведомства прилетело быстро — всего через три дня после обращения. Росаккредитация поблагодарила нас за «проект» и сообщила, что "проводит анализ деятельности упомянутых в статье аккредитованных лиц" и решает, как именно провести в отношении них жестокие внеплановые проверки.

Спустя неделю пришел более развернутый ответ. Нас поблагодарили еще раз. И сообщили, что компания, которая задекларировала несуществующий творожок в ходе журналистского расследования, может быть привлечена к административной ответственности в виде штрафа в размере до 300 тыс. рублей.

Из подробного разъяснения Росаккредитации следует, что государственный реестр — не более чем база данных, в которую каждый производитель или импортер забрасывает ту информацию, которую посчитает нужной. И единственное знание, которое может почерпнуть потребитель или контролирующий орган из этого реестра — кто что сказал.

«При этом регистрация декларации о соответствии в реестре не означает признания государством безопасности продукции и в первую очередь необходима для обеспечения прослеживаемости этой продукции, – пишет ведомство. – Реестр деклараций о соответствии необходим для учета таких заявлений, чтобы контролирующие ведомства, потребители и другие заинтересованные лица могли получить информацию о том, кто такое заявление сделал».

То есть, в случае массового отравления, декларация должна помочь найти источник отравы. Но не предотвратит беду.

Сделав это горькое признание, «Росаккредитация» тут же утешила нас, отметив, что наличие декларации не отменяет надзора на рынке. Роспотребнадзор, Росстандарт, Россельхознадзор, МЧС России и другие уполномоченные контролировать что-либо, могут проверить продукцию и привлечь производителя и продавца к ответу, если найдут нарушения. А могут не проверить.

Если же продукция, как в нашем эксперименте с декларированием, так и не была выпущена на рынок, декларация о соответствии остается просто заявлением. Высказыванием в пустоту. Но это не отменяет административной ответственности, к которой можно привлечь декларанта, как только его документ попал в реестр. «Росаккредитация» ссылается на статью 14.44 КоАП РФ, по которой нас привлекут к ответственности. "В случае, описанном в статье «Фонтанка.ру», декларант подал заявление на декларирование несуществующего продукта, – сообщает ведомство. – Поэтому рекомендуем указанному в статье декларанту максимально быстро отозвать соответствующие декларации из реестра".

Также «Росаккредитация» пояснила, за что именно сертифицирующие органы берут деньги с желающих получить декларацию. Не за сам факт размещения документа в реестре, а за «профессиональную оценку» – идентификацию продукции, определение перечня обязательных документов, которые устанавливают к ней требования, круга доказательственных материалов и организацию взаимодействия с испытательной лабораторией. Те декларанты, которые выясняют свои отношения с лабораторией напрямую, могут разместить документ в реестре сами (напомним, что для этого у них должен быть номер протокола об испытаниях). «Так, по данным Росаккредитации, в 2015 году из 971 005  зарегистрированных в реестре деклараций 19 341  зарегистрирована  без привлечения органов по сертификации", – уточняет ведомство. Отметим, что лаборатории не рискуют продавать номера протоколов производителям напрямую, предпочитая скрываться за посредником. И, как следует из статистики «Росаккредитации», без привлечения посредника свои документы оформили всего 2% декларантов в стране.

Если же декларация получилась какой-то не такой по вине оформившего ее посредника, то административно наказанный декларант имеет право предъявить этому посреднику претензии — но только «в зависимости от условий договора». А договоры посредники формулируют так, что предъявить им ничего не получится. Даже характер оказываемых услуг они в бумагах не прописывают. Но Росаккредитация утверждает, что проводит проверки органов по сертификации по жалобам обиженных декларантов.

При этом следует отметить, что в КоАП РФ не предусмотрена ответственность органов по сертификации за нарушение порядка декларирования, так как, в соответствии с действующими нормативными правовыми актами, "ответственность за декларирование несет сам заявитель".

То есть, аккредитованные органы по сертификации и их многочисленные сателлиты действуют совершенно безнаказанно. Единственное, что им грозит, если что-то пошло не так – приостановление действия аккредитации до устранения выявленных нарушений.

Что касается испытательных лабораторий, то здесь похожая история из серии «взятки гладки». «Указанная в декларации о соответствии, зарегистрированной органом по сертификации ООО «Евротех» (через которого «Фонтанка» получила одну из деклараций на несуществующий творог, – прим.ред.), лаборатория ООО «Фаворитинструмент» не является лабораторией, аккредитованной в национальной системе аккредитации, – пишет ведомство. – И Росаккредитация не имеет права проводить в отношении неё проверочные мероприятия». То есть, ухватистые торговцы ручным инструментом и дальше могут продавать номера «лабораторных протоколов». Росаккредитация же не может их проверить.

Но мы оформили две декларации, и в одной из них «расписалась» номером протокола аккредитованная лаборатория – «Минэкс-Тест». «По данному факту Росаккредитацией будет проведена проверка, – обещает ведомство. – До ее завершения говорить о наличии нарушений со стороны данной лаборатории не представляется возможным, поскольку подтвержденные сведения о том, что лаборатория выдавала протоколы без проведения испытаний, сейчас отсутствуют (возможно, орган по сертификации сослался на несуществующие протоколы, либо на протоколы, не относящиеся к указанной декларации)».

В финале своего послания «Фонтанке» Росаккредитация заметила, что, если в декларации указаны реквизиты несуществующих лабораторных протоколов, то к ответственности привлекут опять-таки заявителей. «Производителям и импортерам продукции стоит взвесить риски обращения к услугам сомнительных посредников, поскольку все их действия при декларировании законодательно равноценны действиям самих заявителей», – отмечает ведомство.

В полуторастраничном письме нет ни слова о том, надо ли выявлять и наказывать этих «сомнительных посредников», чтобы они не вводили в грех честных производителей творожка.

Так что своим читателям мы можем порекомендовать только одно. Ешьте как можно меньше. В нынешней ситуации это единственный надежный способ снизить статистическую вероятность, что вы съедите что-нибудь, произведенное непонятно кем и непонятно в каких условиях.

 Венера Галеева

«Фонтанка.ру»


Поддержите нас, жмите на подходящий значок:

 
 

Нецензурные и оскорбительные комментарии удаляются. Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.