О благонамеренности… и идиотизме

Эта история полностью вымышлена, но она основана на давно известном социальном феномене, который является полностью реальным.

Поживал на свете один мужичонок. Добрый такой от природы, не жадный, порядок и чистоту уважал сильно. Всё в людей верил… Работа у него хорошая была, деньжата лишние водились, а раз себе много не надо, так отдавал он всё людям разным, более него нуждающимся. Искал порядочных людей, да и помогал им материально до той поры, пока не встанут те на ноги.

Однажды он в некотором роде устал жить на одном месте в пыльном шумном городе и уехал в другое место, что получше было. Выбрал тихую деревеньку в лесу, от силы человек 40 в ней было, речка неподалёку, живность всякая, благодать… Одна беда его беспокоила: мусора много. То там, то здесь местные жители мусор выбрасывали прямо на улицу, а то и туристы непременно опрокинут в беспечности своей всякие свои поедки, да прямо в красивые кусты. Летом не видно, а осенью-зимой, когда листья сходят, обнажаются, то там, то здесь, мусорные залежи. Выходишь — аки на помойке оказался! «Непорядок, — думал мужичок, — надо бы дело в свои руки взять».

А причина тому делу вот какая. Государство в ту пору деревнями занималось мало. В каждой один контейнер для мусора: кто поближе живёт, тот туда и бросал, пока место есть, а кто подальше, тот, не стесняясь, прямо в кусты всё сваливал. Мешки потом голодные бродячие собаки рвали, а мусор из них по деревне ветром разносило. Иногда машины мусорные приезжали, так рабочие только контейнер опорожняли, а поблизости мусор который — к тому не притрагивались даже.

И вот, решил мужичок субботник устроить: объявления развесил везде, день час, место встречи: всё как полагается указал. В означенное время к месту подошёл, а там нет никого. Подождал сколько-то времени — один работяга местный подошёл, спросил: «Где тут субботник? Где народ?». «А нету никого», – ответ был. Постояли, поговорили, познакомились получше, а то до того лишь издали друг друга видели.

Мужичок не промах был, пошёл обдумывать ситуацию, да вот к чему пришёл. Решил он местным жителям деньги платить, чтобы мусор к нему на участок носили: за каждый столитровый мешок мусора, сто рублёв полагается. Объявления написал, всё указал и время, в какое за деньгами приходить можно. Также вместе с этим заключил договор с одной частной компанией, чтобы за мусором к нему приезжали время от времени.

И дело пошло… сначала народ осторожничал, дескать, что за шутка такая… один мешок кто принесёт, 100 рублёв получал, затем уже более уверенно по два–три носил. Мужичок рассчитывал, что своего-то мусора мало, будут с улицы собирать, да так весь и соберут. Красота настанет… неземная!

И правда, смотрит как-то раз на воскресный день, народ потихоньку мусор с улиц собирает, да к нему несёт, только бумажки слюнявить успевай. А тут один местный барыга на фургоне подъехал, полный кузов мешков: сверху до низу забито всё. Получил сколько-то тысяч, говорит, мол, там в лесу ещё много такого добра, ещё приедет.

А мужичок-то радуется, беды не подозревает пока… Тот работяга, с коим он познакомился в первую свою неудачную попытку, как-то зашёл, да и говорит: «ты вон в этот мешок-то глянь, что барыга тебе привёз». Мужичок глянул, да так и охнул: в мешке сено было, с землёй вперемешку, видно, для пущей тяжёлости.

– Та как же они так-то! Я же по-доброму к ним, а они. – негодовал бедняга.

– Я по соседству живу, видел в окошко, как он сено своё с участка в мешок складывал, за земелькой присыпал, там у него травы много покошено, ещё раз на пять тебе хватит.

Вызвал барыгу на ковёр, а тот на попятную, дескать, не его это мешки, он честно в лесу мусор собирал, клялся показать, где брал. Да ясно было, что врал… поди проверь, там или не там брал.

Мужичок наш расстроился, но ещё пуще репу свою напряг, решил так сделать. Теперь каждый мешок проверял: открывал и копался там. Мерзко это было, но народ шёл, деньги-то хорошие платились. А после ещё лучше придумал: смотрел за народом, чтобы с улиц всё честно собирали, да сам и помогал — не мог тоже без дела сидеть. Дело шло потихоньку, мусора уже в деревне мало осталось, народ стал в лес ходить, где туристы обычно сорят. Но вскоре понадобилось ему по работе отъехать на пару недель. Оставил дом, уехал, а вернулся… и вся жизнь его кувырнулась в этот момент.

Вернулся он как будто в другую деревню: везде мусора стало ещё больше, чем раньше было. Все улицы по обочинам забросаны какими-то бутылками, пакетами, а небольшая центральная площадь уже и в свалку превратилась. Он к работяге побежал, а тот его ждал уже.

— Ты понимаешь, вот какое дело, – говорит, – пока тебя не было, народ смекнул, что мусора-то мало осталось, стал свой на улицах прямо бросать, зная, что ты следишь как все собирают. А того им мало было, барыга тот за бутылку попросил водителя мусоровоза опрокинуть кузов прямо на площади, а народ вилами всё по площади раскидал, потом ветер разметал. Сейчас все тебя ждут, чтобы собирать.

Поник тогда головой наш мужичок, опустился на пол, да так и зарыдал.

Домой даже не заходил, сел в свою машину — и укатил куда-то… не видел его никто больше.

Народ обозлился, что мужичка нет долго, да после смекнул, что кинул он всех. Стали со злости мусор прямо на его участок сбрасывать, деревня маленькая, кто мимо проходил, кидал мешок через забор, и превратился участок нашего мужичка во всеобщую свалку. А с улиц никто убирать не стал. Туристы даже теперь это место стороной обходят, новую тропинку к реке в обход деревни проложили.

А мужичок наш, говорят, в иной мир ушёл, туда, где никто под себя не гадит. Да там, в общем, гадить-то некогда… там, говорят, то ли жарят его на сковороде, то ли в кипятке барахтается, да орёт, мол, «не хотел я так, простите меня», а главный чёрт ему учебником по достаточно общей теории управления по голове каждый раз: хрясь! – Бестолочь ты, идиот… благонамеренный.


А называется этот феномен «]]>Эффект кобры]]>».

Чтобы избавиться от ядовитых змей, губернатор назначил награду за каждую сданную голову змеи. Вначале количество змей быстро снизилось в результате их уничтожения. Однако потом индийцы быстро приспособились, начав разводить кобр, чтобы получать премию. В конце концов, когда премия за убитую кобру была отменена, разводчики выпустили обесценившихся змей на волю, и оказалось, что количество ядовитых кобр не только не уменьшилось, но даже возросло

В статье приводятся и другие примеры.

Смежный эффект с похожей ошибкой управления описан в статье «]]>Фотоистория о страшном эксперименте над бедными людьми в США]]>».

Источник: ]]>http://vlesu.biz/artwork/o-blagonamerennosti-i-idi...]]>

 

Загрузка...
Развернуть комментарии