У бедности в плену – или много ли добра человеку надо?

В прямой линии Путина одной из главнейших проблем была проблема бедности. Об этом много говорят сейчас и на кухнях, и в СМИ.

У меня же все эти разговоры оставляют впечатление фундаментального недоразумения, непонимания чего-то существенного, что способно представить картину в ином свете. Попробую хотя бы подступиться к этой важной проблеме.

Прежде всего, надо уяснить: бедность – это не столько объективное состояние, сколько ощущение. Помню, на экскурсии в каком-то замке Чехии гид рассказал, что в гардеробе владелицы этого замка, принцессы или герцогини, было… 6 платьев. Сегодня у каждой тётеньки – этих одежд навалом. Понятно, прошли века, прогресс не стоял на месте, но всё же обратите внимание на этот факт. Он свидетельствует об относительности понятия бедность-богатство. Принцесса была богатой при шести платьях, а простая нынешняя гражданка – бедная при тридцати шести. Ну ладно, принцесса – это что-то далёкое. А вот исторически близкое, из моего детства.

Тула, 60-е годы. Моя бабушка, учительница начальных классов, жила в бревенчатом домике с печным отоплением и водой на колонке. Зарплата у неё была маленькая: учителям никогда много не платили. Но она ощущала свою жизнь как изобильную и прекрасную. Ещё бы: свой дом, большой сад с цветами, малиной и яблоками, любимое дело, её все уважают, даже доверили обучать молодых учительниц своему ремеслу. Дочь её стала инженером, зять – директор важного завода.

Она всё умела: шить, вязать, выращивать цветы. Даже яблоки до весны хранить в подполе: за последними яблоками я лазила в страшноватое подземелье во время весенних каникул. Запомнилось, как мы с мамой однажды ехали на поезде с юга в самом конце августа, и бабушка принесла к вагону громадный букет, предназначенный мне в школу к первому сентября. Я разделила его и раздала по частям подругам. Если бы кто-то сказал моей бабушке, что она бедная, а паче того «нищая», она бы это не то что с гневом отвергла – просто бы не поняла.

Выходит, при объективно одном и том же материальном наполнении жизни, можно быть бедным, а можно – вполне обеспеченным. Так что критерий Мирового Банка, объявивший абсолютной бедностью житьё на 2 доллара в день – это слишком упрощённо.

Важно – где жить? При какой организации жизни?

Вообще, есть два совершенно разных стиля бедности – социалистическая бедность и капиталистическая. Социалистическая бедность – это жизнь аскетическая, но организованная, налаженная. И культурная. Я видела в Гаване объявление: требуется техник-механик, зарплата 350 песо в месяц – это около 18 долларов. Но невдалеке я прочитала другое объявление: молодёжь и подростки приглашаются учиться театральному искусству. Сопровождавший кубинец сказал, что такие занятия очень распространены и, разумеется, бесплатны. Так было в СССР после войны: хлеб по карточкам, но трудящиеся ходят в оперу и учат детей в музыкальной школе.

При капиталистической бедности такое невозможно. Там формируется настоящее дно: неграмотность, бездомность, социальные болезни вроде туберкулёза.

Мы в нашей холодной стране, чей совокупный общественный продукт всегда был ниже, чем в богатых странах, не можем достичь капиталистического богатства. Принципиально, в силу вещей. А вот достичь капиталистической бедности – очень даже можем. Значит, нужно иначе организовать жизнь. Не ища новых слов – по-социалистически.

Необходимо, чтобы базовые блага доставались всем равно. А за это – всеобщая обязанность трудиться для всех взрослых здоровых людей. Для тех, кто не может или не хочет трудоустроиться – организовать общественные работы. В нашей стране без принципа «кто не работает, тот не ест» – не получается.

Очень важно, может даже, первостепенно важно – отставить культ богатства. Да, надо создавать новые блага и ценности. Но при этом считать и внедрять в умы, что богатство – не главное. Религия обогащения, овладевшая умами и сердцами в Америке – нам не годится. Меж тем сегодня у нас пропагандируется самая разнузданная религия мамонизма, а качество жизни сводится к обеспеченности квадратными метрами и электронными гаджетами. Чтобы не ощущать себя бедными и даже нищими, люди не должны связывать свою самооценку с имуществом. К сожалению, сегодня мы – связываем, т.е. наше массовое сознание – насквозь буржуазно.

Очевидно, не только культ богатства надо бы унять, но и на материальную сторону жизни воздействовать – не допускать оскорбительного для бедняков имущественного расслоения. При этом важно помнить, что само по себе «раскулачивание» олигархов и прочих богатеев не обогатит бедняков; эта мера должна стоять в ряду многих других. «От уничтожения богатых бедные не делаются богаче, но чувствуют себя менее бедными», – с проницательной иронией заметил когда-то В.Ключевский.

Нужно понять: раздавая деньги, прибавляя пособия, нельзя избавиться от бедности – она будет настигать. Необходимо переформатировать всю жизнь. 

]]>Источник]]>

 

Загрузка...
Развернуть комментарии