Феномен Страны Городов. Почему, Зачем, Кто?

 

А.А. Сахаров, август 2016
Записки дилетанта

 

Я не профессиональный историк, область моей деятельности - системный анализ. Но то, что выходит из-под пера российских «грандов» исторической науки иногда просто шокирует и заставляет вновь и вновь обращаться к вопросу идентификации корней русского народа. 

В 2007 г. Львом Самуиловичем Клейном (советский и российский учёный, археолог, культур-антрополог, филолог, историк науки, профессор, доктор исторических наук, один из основателей Европейского университета в Санкт-Петербурге) была подготовлена к публикации, но, так и не увидела свет (черновики доступны в интернете) монография - «Древние миграции и происхождение индоевропейских народов».  Ниже приводится фрагмент из этой книги.

«Аркаим, с четырьмя выходами, открытый в годы вспышки нетрадиционных культов, приобрел особенную известность, став притягательным центром для всех свихнувшихся на магии, неоязыческом национализме и поисках арийских предков для славян.
Для археологов он – наиболее сохранившийся из укрепленных поселков определенного типа, принадлежавших, скорее всего ранним иранцам. В этих поселениях тоже двойное кольцо крепостных стен, а между кольцами – жилые помещения. Таким образом, памятники этого типа появляются у иранцев разного времени, в том числе и бронзового века.
Кузьмина обращает внимание на то, что традиция таких укрепленных поселений могла возникнуть именно у кочевых и полукочевых народов в степи, где главной ценностью был скот, и где приходилось не раз занимать оборону вкруговую, составив повозки табором». /1/.

Как можно в трёх абзацах наговорить столько нелепостей, исказить позицию автора, на которого ты же и ссылаешься (Е.Е. Кузьминой) и, походя унизить и обвинить в национализме автохтонное (славянское) население страны и только на том основании, что они хотят знать свою историю.

Оставим на совести автора слова о «свихнувшихся неоязыческих националистах», в конце концов, каждый народ имеет тех историков, которых ему оплачивают, и обратимся к фактам.

  • Во-первых. В «Страну городов» (Синташту) помимо Аркаима входило ещё более 20 укреплённых городищ. И, не более трети из них, имело круглую форму, а наиболее популярной формой был прямоугольник. И причём, здесь традиции занимать оборону вкруговую или известны племена занимавшие оборону в «прямоугольник» или даже в «яйцо». Укреплённое поселение Аландское, в котором как раз и жили кочевники овцеводы /2/, имело форму «яйца».
  • Во-вторых. Почему Клейн считает, что строители Аркаима были кочевниками. Процитируем Е.Е. Кузьмину.

«нет оснований сомневаться в предположении С.А. Григорьева о производственном – медеплавильном – назначении выявленных на Аркаиме помещений» /2/.

Если этого недостаточно, посмотрим на ритуал захоронений. В могилы клали оружие (наконечники стрел, гарпуны, топоры, наконечники копий), орудия труда (ножи, иглы, серпы, тёсла, долота, рыболовные крючки), украшения (бусы, браслеты, подвески). В ряде захоронений найдены жертвоприношения лошади и фрагменты боевых колесниц. И где здесь кочевники? Конечно, если для Клейна - колесница это традиционная кибитка кочевника, а гарпуны, рыболовные крючки и столярные принадлежности их повседневный инструментарий, то конечно, возражений нет.

Если и этого недостаточно, процитируем Г.Б. Здановича.

«Все эти поселения сооружены по заранее намеченному плану. Этот план был нанесён на земную поверхность, были вырыты котлованы жилищ – при этом оставлены цоколи или фундаменты высотой 30-40 см., размечены хозяйственные ямы, очаги и т.д.» /2/.
«Очевидно, на кровле по линии стен были проложены деревянные желоба для сбора и сброса воды. Интересно, что часть воды с кровли сбрасывалась в канализационный ровик, а часть отводилась в специальные ямы-емкости, служившие, вероятно, для сбора и хранения чистой дождевой воды. Этим емкостям предшествовали канавки с неровным дном и гребнем, обложенным гравием, что очень напоминает систему отстойников» /3/.

Подготовка детального плана города с улицами, жилищами, хозяйственными ямами, стоковой канализацией, системами водоочистки. Привязка к местности, планировка и разметка участка и так далее. Сегодня, для выполнения этого комплекса работ потребуется привлечь архитектора, геодезиста, землеустроителя, мелиоратора и строителя. И где в этом списке кочевники?

  • В третьих. Клейн пишет: «памятники этого типа появляются у иранцев разного времени». Е.Е.Кузьмина, на авторитет которой так любит ссылаться Клейн (несколько десятков ссылок в монографии) жёстко открещивается от иранских корней не только Аркаима, но и всей «Страны городов». Не было 4 тыс. лет назад ни иранцев (авестийских ариев), ни индоариев, ни даже русов. Были протоарии.
«Важно подчеркнуть, что новейшие сравнительные исследования Ригведы и Авесты подтвердили огромную близость обоих памятников – и лексическую и тематическую, что позволяет рассматривать их как вариант единого текста.
Это предполагает очень длительное сосуществование индоариев и иранцев и не даёт никаких оснований предполагать иранскую принадлежность Синшаты.
Синшата отражает взаимодействие нескольких индоевропейских диалектов, в котором победителем выходит протоиндоиранский. Ему предстоит пройти ещё тысячелетнее развитие прежде, чем сформируются восточноиранские языки» |2|.

Таким образом, жители «страны городов» говорили даже не на протоиндоиранском языке, из которого только через тысячу лет выделится восточноиранский язык. Согласно Е.Е.Кузьминой, здесь одновременно существовало и взаимодействовало несколько протоарийских диалектов и протоиндоиранский, был лишь одним из них.

В завершение ещё одно замечание. Клейн использует оборот «у иранцев разного времени». Сам автор хотя бы понял, что он хотел сказать? Восточноиранский диалект (язык) и собственно древнеиранский этнос появится только почти через тысячу лет после основания Аркаима. Таким образом, говорить о том, что памятники этого типа были заимствованы жителями Аркаима у иранцев невозможно. Как можно заимствовать что-то у того, кого ещё нет.

Можно конечно говорить о том, что иранцы, тысячу лет спустя, при возведении своих городов использовали строительные и планировочные приёмы характерные для поселений «Страны Городов» и, в частности Аркаима. Но это и не удивительно, ведь они, хотя возможно и не прямые, но их потомки. Почему не прямые? Аркаим это лишь небольшая, хотя и наиболее изученная часть «Страны городов». Причём, нет никаких реальных доказательств того, что именно жители Аркаима, а не какого либо соседнего города ушли в сторону будущего Ирана или Индии. Более того, как будет показано ниже, последний вариант наименее вероятен.

Кроме того, в чём смыл фразы «наиболее сохранившийся из укрепленных поселков определенного типа». В «Стране городов» было 3 типа городищ (круглые, овальные и прямоугольные), причем, по словам В.С. Горбунова «Безусловно, внешний облик синташских укреплённых комплексов производит сильное впечатление. Действительно, овально-округлые или прямоугольные поселения непривычны для степи и лесостепи Евразии. Именно по этой причине Г.Б. Зданович рассматривает их как протогорода, каждый из которых в своей планировке не повторяет друг друга, и, по мнению исследователей, несхожесть закладывалась преднамеренно» /2/.

Какого определённого типа? Всего получается 60 возможных комбинаций планировки (3 типа городищ умножаем на 20 вариантов их планировок). «Страна городов» скорее напоминает выставочно-демонстрационный центр института архитектуры, а не традиционные типовые поселения степняков кочевников.

Археологи называют «Страну городов» (рис. 1) культурным феноменом, Е.Е. Кузьмина говорит /2/ о конгломерате культур, но никто не может ответить на вопросы «Почему?» и «Зачем?». Рассмотрим наиболее популярные варианты.

Рис. 1. Распространение андроновской культуры. Тёмно-красный цвет – «Страна городов». Фиолетовый цвет - захоронения, в которых обнаружены колесницы со спицами в колёсах. Зелёный цвет - соседние культуры (срубная, бактрийско-маргианская, афанасьевская).

  • Города - это оборонительные сооружения. Более 20 прекрасно укреплённых городов, каждый со своей уникальной планировкой, притом, что:
    • «… уровень военизированности Синташты избыточен для того, чтобы воевать с никому не известным населением», М.В. Халяпин /2/.
    • «Известно 200 синташтинских погребений, но нет ни одного со следами насильственной смерти.», Н.Б. Виноградов /2/.
  • Города - это металлургические центры, так как в них найдено оборудование для выплавки и обработки металла, притом, что в окрестностях практически нет леса (топлива для печей) и более того:

«87% ситаштских плавок сделано на базе очень бедных руд.», С.А. Григорьев /2/.

  • Города - это, капитально обустроенные зимние стойбища овцеводов кочевников. При том, что уже через поколение кочевники кардинально меняли образ жизни и переставали быть овцеводами. Вот данные по хорошо изученному поселению Аландское:

« … они пришли на Аландское явно выраженными овцеводами, содержание овцы 69%. К следующему строительному этапу они уже были скотоводами, разводившими коров. То есть, придя с выраженными степными традициями, они быстро перестроились», Л.Л. Гайдученко /2/.

  • Города - это обычные поселения автохтонных племён и не надо фантазировать. Притом, что, как показали раскопки, задачей было не обеспечить комфортные условия зимовки скотоводов или их долговременного проживания, а создать своего рода «вахтовый посёлок»:

«… укреплённые поселения функционировали вовсе не так, как нормальные скотоводческих культур. … Они особо функционировали. В течение части года, по принципу сменности населения. Но тогда мы должны их рассматривать как часть некой системы. Я уже высказывал мысль, что абашевские и синташтские поселения образовывали единую провинцию, функционировавшую на основе южно-уральского металлургического очага. Многие памятники – Каргалы, Никифоровское лесничество несут на себе примеры явно синташтинской традиции», Н.Б. Виноградов /2/.

Итак, что мы имеем? Возможно, это прозвучит шокирующее, но «Страна городов» это обычный широкопрофильный межрегиональный «учебный центр». Очень большой по площади (350 км в диаметре), очень древний (4000 тыс. лет), но учебный центр, в котором различные арийские племена (рис. 2.) имели свои учебные классы и общежития (укреплённые городища), расписание занятий (вахтовый метод проживания, о котором говорит Н.Б. Виноградов), профильную программу обучения: градостроительство, возведение фортификационных сооружений, металлургия, коневодство, молочное животноводство, изготовление транспортных средств, гончарное, столярное и кожевенное ремесло, военная подготовка и так далее.

Рис. 2. Карта распространения колесниц вместе с миграциями ариев

Как ещё объяснить тот факт, что для населения «Страны городов» важен был сам процесс (приобретение навыков и освоение технологии), а не конечный результат:

  • Огромные усилия по возведению фортификационных сооружений вокруг городищ, притом, что археологи до сих пор гадают, с кем собирались воевать их жители.
  • Металлургические печи, для которых нет качественного сырья и топлива.

  •  Десятки различных архитектурных и планировочных решений, что говорит не о следовании устоявшимся традициям, а скорее о поиске оптимальных вариантов.
  • Целенаправленная ломка традиционных укладов и освоение более прогрессивных видов хозяйственной деятельности. За одно поколение поселенцы превращаются из кочевников овцеводов в скотоводов.
  • Эксперименты с керамикой. Наряду с керамикой характерной для других археологических культур, большое число «ученических» работ, сочетающих в себе элементы этих культур или являющиеся их неумелым подражанием.
  • Изготовление колесниц (в захоронениях найдены многочисленные тёсла и долота) при отсутствии необходимости в них, как уже сказано выше, никаких войн здесь не было и с кем собирались воевать жители непонятно.

Заметим, что этот «учебный центр» имел и единый орган планирования. Напомним, что, Н.Б.Виноградов говорит о поселениях «Страны городов», как о частях некой более глобальной  системы. Ещё более определённо о наличии единого центра планирования высказывается Г.Б. Зданович:

«Памятники «Страны городов», безусловно, представляют нам вспышку высокой духовной культуры. Здесь сакральными были не только вещи – сакрализовывалось всё окружающее пространство. И, вероятно, спланировано было не только поселение – спланирована была вся «Страна городов»», Г.Б. Здановичем, /2/.

Причём, он же говорит и о том, что детальные архитектурные планы всех поселений и даже строений в  «Стране городов» каким-то загадочным образом, сохраняются  и хранятся десятилетиями.

«Насчёт переноса идей – в Аландском было несколько перестроек, но это приходят люди не из одного поколения, а другие. Но они полностью информированы о том, где стена, очаг, они не портят стен, а пристраивают к ним. Каким образом переносятся эти знания через поколения не понятно», Г.Б. Зданович /2/.

Заметим, именно планирования, а не управления. Здесь опять напрашивается аналогия с учебным центром. Ректорат в университете только планирует учебную деятельность и обеспечивает соблюдение общих правил поведения (например, никаких межплеменных конфликтов) на территории  учебного заведения. Но он не вмешивается во внутреннюю жизнь, быт и социальные традиции.

Археологические находки показывают, что на территории «Страны городов» жили (стажировались) представители самых различных археологических культур (племён). Причём, все разногласия и межплеменные противоречия они оставляли «дома». По мнению В.С. Горбунова это была «зона» мира:

«Керамика различных культурных типов на этих поселениях свидетельствует, скорее, об ассимиляции и интеграции материальных и духовных ценностей, представителей различных культур, основанной на мирном её характере », В.С. Горбунов /2/.

Ответ на вопрос, какие культуры были представлены здесь, даёт та же керамика. По мнению Е.Е. Кузьминой, Синташта отражает синтез разного по своей культурной принадлежности населения, причём в одном комплексе сочетаются сосуды, которые отчётливо восходят как к лесостепным, так и степным прототипам: абашевская культура, культура многоваликовой керамики, катакомбная культура и т.д. Такого же мнения придерживается и В.С. Горбунов, говорящий, что, объединённая одним культурным слоем керамика отражает различные культурные традиции: абашевские, петровские, срубные. Причём, по его мнению: «Сходство абашева и синташты во многих аспектах поразительно» /2/.

  • Абашевская культура. Охватывала территории европейской части России от Калужской области до юга Башкортостана.
  • Катакомбная культурно-историческая общность. Занимала территорию от Приуралья и Северного Кавказа до низовий Дуная.
  • Срубная культурно-историческая общность. Занимала территорию между Днепром и Уралом, с отдельными памятниками в Западной Сибири и на Северном Кавказе
  • Культура многоваликовой керамики (КМК) или Бабинская. Охватывала Поднепровье и Правобережье Днепра, частично территорию современной Тернопольщины. Восточной границей была Волга.
  • Петровская культура — археологическая культура. Расположена, на территории Северо-Западного Казахстана и Юго-Западной Сибири.

Таким образом, ареал арийских племён принимавших участие в создании «Страны городов» охватывал территорию от верховий Оки на западе до Ишима (левый приток Иртыша) на востоке.

Какие цели ставили перед собой организаторы уникального социального эксперимента, известного нам сегодня под именем «Страна городов».

  • Во-первых, дать культурообразующий импульс всему союзу арийских племён. Здесь уместно процитировать Н.Б. Виноградова:

«В силу малочисленности ситаштинского населения и несоизмеримости территории, занятой им и, впоследствии алакульскими культурами Южного Урала и Казахстана, синташтинские культурные стереотипы могли дать лишь культурообразующий импульс», Н.Б. Виноградов /2/.

Заметим, что это здесь говорится лишь об ограниченном регионе Южного Урала и Казахстана, но ровно такой, же импульс (возможно не столь ярко выраженный) получали и арийские племена в других регионах их проживания (рис. 2).

  • Во-вторых, технологически подготовить арийские племена к расселению в новые для них регионы. В начале II тыс. д.н.э., практически одновременно произошло, по крайней мере, 6 успешных миграционных «выплесков».

Расселение шло по двум основным направлениям:

  • Юго-западному.
    • Малая Азия (хетты) 1900-1800 года д.н.э.
    • Митанни (один из регионов современной Сирии) около 1600 года д.н.э.
    • Нижний Египет (гиксосы) около 1700 года д.н.э.
  • Юго-восточному.
    • Индия (индоарии) - середина II тыс. д.н.э.
    • Иран (авестийские арии) - вторая половина II тыс. д.н.э.
    • Северный Китай (государство Шан-Инь) – около 1700 года д.н.э.

Все эти расселения (или, говоря о юго-западном направлении, более правильно  экспедиции) поразительно схожи между собой:

  • Проходили практически одновременно – минимум 6 экспедиций в течение 200-300 лет. Возможно, таких экспедиций было значительно больше, но только 6 из них завершилось созданием новых долговременных государств вне существовавшего на тот момент ареала расселения ариев и сведения об этом дошли до нас.
  • Были прекрасно организованы – знали куда идти (регион), как идти (маршрут) и когда идти (время). Причём, как правило, выбирался момент ослабления или утраты централизованной государственности в регионе (например, две подряд слабые династии в Египте) или регион, ослабленный внутренними распрями с множеством раздробленных племенных союзов или городов государств  (Малая Азия, Митанни, Северный Китай).
  • Высокая техника коневодства и колесничного боя.
  • Навыки в строительстве укреплённых городов, металлургии (высокий уровень производства и обработки бронзы), столярном и плотницком искусстве (колесницы), выделки кожи (сбруя для лошадей).
  • Практически везде вновь прибывшие становились правящим меньшинством. При этом, как отличались уважительным отношением к чужим богам и толерантностью по отношению к покорённым этносам.
  • Схожая мифология и пантеон богов. В договоре между хеттским царём Суппилулиумой I и митаннийским царём Мативаца около 1380 года д.н.э. упоминаются Митра, Варуна, Индра и Насатья (Ашвины). Вспомним, что Варуна, Индра и Насатья боги Ригведы.

Самая древняя на сегодняшний день, колесница была найдена в захоронении в «Стране городов» в районе Кривого Озера (рис. 3) и датирована приблизительно 2026 годом д.н.э. То есть, с момента появления первых колесниц и до момента успешного завершения (хетты 1900-1800 года д.н.э.) первого миграционной экспедиции прошло всего около ста лет. О чём это говорит?

рис. 3 Реконструкция колесницы из «Страны городов»

  • Во-первых, указывает на «Страну городов», как на наиболее вероятного кандидата на исходную точку (или, по крайней мере, организатора) этой и, по-видимому, всех последующих экспедиций. Невозможно предположить, что всего  за несколько десятков лет техника коневодства, изготовления колесниц и колесничного боя была перенята народом, не вовлечённым в проект «Страна городов». Процитируем С.А. Григорьева:

«Что касается распространения идей. Технология без носителе … не распространяется. … Идеи при отсутствии прессы, телевидения и Интернета могли переноситься непосредственными носителями» /2/.

Григорьев говорит о металлургии, но это напрямую относится и к технике дрессуры лошадей, изготовления и применения колесниц.

  • Во-вторых, позволяет обоснованно предположить, что именно протохетты были тем арийским племенем, которое если и не изобрело, то первым оценило преимущества использования колесниц.

Здесь следует уместно сказать несколько слов о хеттах. Выше уже говорилось о толерантности и уважительном отношении к чужим богам вновь прибывших (в роли завоевателей) арийских племён. И наиболее показательны в этом отношении хетты.

Когда родоначальник царского дома хеттов - Питхана в результате ночного штурма овладел городом Неса (древнейший город Малой Азии, правитель которого считался «Великим царём» среди правителей остальных городов-государств), жителям этого города не было причинено никакого вреда и, более того, они были уравнены в правах с жителями Куссара (столица первого хеттского царства). Хетты не принуждали местное население отказываться от почитаемых им богов, сохраняли автохтонные святилища и культы и даже не «хеттизировали» местные божества. Говоря о хеттах, немецкий историк Антон Моортгат, даже ввёл термин - «духовный федерализм», а археологи часто называют их «народом тысячи богов».

Вместе с тем, в социальном устройстве различных арийских племён, уже к моменту начала миграционных процессов (начало II тыс. д.н.э.), наметились существенные различия. И это не удивительно, вспомним, что в широтном направлении, ареал проживания арийских племён занимал несколько тысяч километров. Очевидно, что это сказалось и на социальном обустройстве вновь создаваемых государственных образований.

  • Наиболее демократичным общество было у хеттов. Приблизительно до 1500 года д.н.э., решающую роль играло народное собрание - панку, куда входили все мужчины, способные носить оружие (вспомните - казачий круг или Новгородское вече). В частности, в ведении панку находились судебные дела и выбор наследника. Царь лишь предлагал кандидатов на престол. Более того, полновластным царь был лишь во время войны.
  • Ещё один вариант можно проследить у племен, пришедших в Северный Китай (государство Шан-Инь). Заметим, Шан-Инь является первым китайским государственным образованием, реальность существования которого подтверждена не только археологическими находками, но также и письменными источниками. Здесь правитель (ван) был единоличным правителем и одновременно верховным жрецом. Более того, говоря о себе, иньские ваны употребляли формулу: «Я - единственный среди людей». Как правило, ван лично возглавлял карательные походы против враждебных племен и, если племя признавало его власть, он жаловал его вождю титул, и оно становилось полноправным членом иньской коалиции. С этого момента, оно могло рассчитывать на покровительство и защиту со стороны вана, который, в свою очередь, обязан был заботиться обо всех своих подданных. Если же племя не подчинялось, оно безжалостно истреблялось, а захваченные пленные приносились в жертву усопшим предкам иньского повелителя.
  • Значительно, если не диаметрально отличалась ситуация у арийских племён пришедших в Индию (индоариев). Жёсткое деление на социальные группы (касты): брахманов (священнослужителей), кшатриев (воинов), вайшьев (торговцев, скотоводов и землевладельцев), «чистых» шудр (земледельцев), низших шудр (гончары, кузнецы, плотники) и неприкасаемых (не индоарийские автохтонные этносы).

Здесь уместно обратить внимание на некоторое несоответствие. Обычно о «Стране городов» говорят, как о стране мастеров. Но у индоариев эти мастера оказываются в самом низу социальной лестницы, ниже них только неприкасаемые. Это, в свою очередь, только подтверждает ранее сделанное предположение о том, что каждое поселение в «Стране городов», хотя и подчинялось общим правилам определяемым «системой», было автономным. Внутри города племя жило по своим социальным законам и, соседние города могли в этом плане значительно отличаться друг от друга. Возможно, этим и объясняется различие планировок и архитектурных решений. Например, сложно представить, что племени с такой социальной структурой как у индоариев, было бы комфортно жить в городе-общежитии Аркаиме.

Однако вернёмся к вопросу собственно расселения (экспедиций) ариев в другие регионы. Их без сомнения можно отнести к феноменам, которые не имеют исторических аналогов. Но и сама «Страна городов» не имеет  аналогов.  

Выше уже говорилось, что в «Стране городов» существовала какая-то планирующая надстройка или (как назвал её Н.Б. Виноградов) «некая система»  которая и могла выступать в роли инициатора или организатора таких экспедиций. При том, что сами эти экспедиции (миграции) не обязательно должны были начинаться с территории «Страны городов», а вероятнее всего стартовали непосредственно из региона постоянного проживания племени.

Для ответа на вопрос, что из себя могла представлять эта «система», попытаемся ответить на вопрос, откуда могли получать географические знания жители «Страны городов» и, кто мог в III-II тыс. д.н.э. быть носителем «информационного поля», о котором говорит С.А. Григорьев в контексте миграций греков.

«Например: существовало три миграции греков. Каким образом все три в итоге оказываются в одной зоне? Информационное поле существовало», С.А. Григорьев /2/.

Судя по археологическим находкам в Верхнедвинье (Сертея), уже к середине III тыс. д.н.э. жители этого свайного посёлка прекрасно знали и возможно даже контролировали основные речные и морские воднотранспортные пути Евразии. Или более точно не они, а племя или племенной союз, к которому они принадлежали.

 «Имеются свидетельства различных культурных связей [жителей Сертеи] с Балкано-Карпатским регионом в середине III тыс. д.н. э. Это, прежде всего, сосуды с плоскими днищами и поддонами, сосуды остродонные или с уплощенным дном и имитацией поддонов. Появляются глиняные сосуды — ковши с круглым дном и широкой ручкой, крепившейся к венчику. Такой тип посуды совершенно не характерен для лесной зоны Восточной Европы. Встречаются глиняные печати, аналогичные печатям раннеземледельческих цивилизаций Балкан и Ближнего Востока» /4/.

И, если сегодня, Верхнедвинье, это глухая российская провинция, то 5000 лет назад, это была важнейшая по значимости транспортная развязка Евразии. Именно здесь, находились волоки через водораздел Ловать – Западная Двина – Днепр, связывающие Чёрное море с Балтийским и, в свою очередь, их с Ладогой /5/.

Предковой Y-ДНК гаплогруппой всех родов протоариев (индоариев, протославян и т.д.) является гаплогруппа - R1a1a и именно она обнаружена у древних жителей Верхнедвинья (около 5120 лет назад). Заметим, что традиционные гаплогруппы индоариев и древних русов, в свою очередь, являются дочерними по отношению гаплогруппе жителей этого региона:

  • R1a1a1b2 (субклад Z93) - индоарииарии,
  • R1a1a1b1 (субклад Z283) - древние русы.

Внешнеторговые связи купцов (торговых гостей) протоариев простирались от Балтийского побережья на западе до Арала и Бактрии на востоке (Западная Двина – Днепр – Десна – Северский Донец – Дон – Маныч – Каспийское море – Узбой - Арал) и Малой Азии и Балкан на юге (Западная Двина – Днепр – Десна – Северский Донец – Дон – Азовское море – Чёрное море). И, в широтном направлении, совпадали с предполагаемым ареалом расселения основных протоарийских племён. Причём, уже не позже середины III тыс. д.н.э. ими началось освоение региона Эгейского и Средиземного морей /6/.

Согласно данным генетики, в III тыс. д.н.э. на Крите появляется, предположительно небольшая по численности, группа носителей гаплогруппа R1a. Но, даже сегодня, данную гаплогруппу имеют более 29% жителей плато Ласити расположенного на востоке Крита. Плато находится на высоте 850 м над уровнем моря и окружено по периметру двухкилометровыми горами и его жители считают себя потомками самых первых критян, выживших в ходе извержения вулкана Санторин середине II тыс. д.н.э.

Сегодня факт автохтонности населения данного плато подтверждён. В 2013 г. были опубликованы результаты исследования митохондриальной ДНК (ДНК передаваемой по женской линии) останков 37 человек, захороненных в пещере в Лассити. Причём, большая часть этих захоронений была сделана около 3700 лет назад и они относятся к минойскому периоду. Результаты показали, что ДНК древних минойцев наиболее близка к ДНК современного населения данного региона и, к ДНК народов Западной и Северной Европы, но не Малой Азии или Северной Африки.

В древнегреческих источниках этот народ «цивилизатор» известен под именем  куреты. Самое удивительное, что и спустя 3000 лет этот народ был известен в Европе и жил всего в 500 км от ранее упоминавшейся Сертеи в междуречье рек Неман и Западная Двина. Славяне его называли - корсь, германцы – курши, поляки – куреты (именно таким именем он был известен Якобу Рейтенфельсу автору книги «Сказания светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии»). Нам он более известен под именем Русы.

Не эти ли «Торговые гости», Воины и Мореходы – Русы и были носителями «информационного поля», о котором говорит С.А.Григорьев. Если это так, а предполагать это есть все основания, становятся понятны и объяснимы многие «тёмные моменты» истории, связанные с основанием «Страны городов» и образованием государств хеттов, гиксосов и митаннийцев.

  • Во-первых, феномен «Страны городов». Именно русы, как «надтерриториальный» народ «торговых гостей», были напрямую заинтересованы в подъёме уровня культурного и технологического развития всех без исключения родственных им арийских племён и стабильности в ареалах их проживания.
  • Во-вторых, русы не в меньшей степени были заинтересованы в расширении ареала обитания ариев и одновременно, в укреплении своих позиций в Малой Азии, Ближнем Востоке и Южной Азии. Именно они владели всей необходимой географической информацией и были осведомлены обо всех политических событиях в различных регионах. И, в их интересах было сгладить и предотвратить межплеменные конфликты и бесконфликтно вывести племена недовольные своим ареалом проживания в другие регионы обитаемой ойкумены. При этом, они могли им оказать не только информационную, но и материальную поддержку, обеспечивая транспортировку людей и грузов морским путём.

Такая поддержка, в первую очередь прослеживается при образовании государств хеттов, митаннийцев и гиксосов. Ни про один из этих народов, нет достоверной информации, откуда они пришли, единственное, в чём согласны историки, что это не были традиционные миграции. «Теория миграции хорошо разработана. Есть обязательные условия, если мы хотим доказать миграцию. Должен быть путь миграции, и его нужно обосновать с промежуточными этапами», Е.Е. Кузьмина /2/. Но, ни в одном из этих случаев, ни одно из этих условий не выполняется.

Во всех перечисленных выше случаях, это был практически мгновенный захват власти относительно немногочисленными отрядами хорошо подготовленных воинов. Причём, как уже сказано выше, никто не может обоснованно объяснить, откуда они пришли и, где они жили до этого. И, если в случае хеттов и митаннийцев сегодня практически никто не отрицает их арийские корни, с гиксосами ситуация более запутанная.

Большинство историков пытается доказать их семитское происхождение обосновывая это тем, что в этом регионе не было других этносов, кроме египтян и семитов. Но факты говорят о том, что гиксосы никогда и не были коренным населением региона. Причём, отмечается, что их вторжение одновременно происходило и с суши, и с моря, при этом они выиграли у египтян морское сражение. И, если сами гиксосы, не были морским народом, то у них должны быть могучие союзники из народа мореплавателей.

Время прихода гиксосов в Египет (около 1700 года д.н.э.) это период расцвета Минойской цивилизации (Крит), которая в этот период безраздельно властвовала в морях. Вспомним, что у её истоков стояло племя куретов (русов) появившихся на Крите ещё в III тыс. д.н.э. и, обоснованно предположить, что именно минойцы, обеспечивали морскую поддержку гиксосов. Тем боле, что это подтверждается фактами тесных взаимосвязей  и дружбы гиксоских правителей и минойцев в дальнейшем. В частности, при раскопках в столице гиксосов в Нижнем Египте (город Аварис), на месте дворцового сада было найдено множество фрагментов минойской стенной росписи, или росписи, восходящей к минойскому стилю (фрагменты с изображением юношей, скачущих на спине быка).

Несколько иная была ситуация с приходом ариев (хеттов) в Малую Азию. Но и здесь, анализ известных в настоящее время фактов, показывает, что эта экспансия поддерживалась неким морским народом. 

Первой столицей древнехеттского царства был город Куссар. Город располагался в центральной Анатолии недалеко от реки Кызылырмак (в древности Галис) недалеко от современной Анкары. Но, Кызылырмак крупнейшая река региона и впадает в Чёрное море около современной Бафры и, в этом месте Чёрное море самое узкое. От устья Кызылырмака до Тамани (где спустя 2500 тыс. лет согласно арабским авторам находился остров русов) всего около 380 км или 1-2 дня плавания.

В общем, место идеальное для накопления сил, адаптации и последующего «мгновенного броска» вдоль или даже по (напомним, что русы в первую очередь речной народ) Кызылырмаку вглубь Малой Азии в Куссар.

Мы ничего не знаем о племенах, населявших этот регион устья Галиса  в 1900 году д.н.э., но мы знаем, что несколько сот лет спустя там идентифицируются пеласги.

«И колхи в день тот же самый
В реку свои корабли спустили, их оснастивши,
В тот же самый день и в море вышли. Сказал бы
Ты, что не строй кораблей, но пернатых несчетная стая
В путь устремилась и ныне шумит средь морского простора.
В землю пеласгов из Эй скорей явилась Медея,
С третьей зарею уже ладьи привязали причалы
У берегов Пафлагонских, у самого Галиса устья …»
Аполлоний Родосский /7/.

Аполлоний Родосский говорит пеласгах о живших на южном  побережье Чёрного моря, но во II тыс. д.н.э они жили и на Крите и, по-видимому, совместно с куретами принимали участие в морской части экспедиции гиксосов в Египет.

К сожалению, мы крайней мало знаем  и об этнической принадлежности пеласгов. Но, нам известно, что даже спустя почти тысячу лет, после описываемых здесь событий, они поддерживали дружеские отношения с арийскими племенами севера. Это непосредственно следует из поэмы Каллимаха «К острову Делосу», в которой рассказывается о жертвоприношениях северных народов Аполлону и, особо акцентирующем внимание на том факте, что именно пеласги первыми принимают эти дары от северян.

«и те, что привыкли
Жить за Бореем в песках, долговечнейший род человеков
Да, они-то и шлют солому тебе и колосья
В освященных снопах; от них пеласги в Додоне
Первыми дар принимают. …
Первыми эти дары от русых тебе аримаспов
Упис, и дева Локсо доставили, и Гекаерга,
Дщери Борея, и отроков с ними толпа непорочных,
Юности избранный цвет; но в отчизну они не вернулись».
К острову Делосу, Каллимах /8/.

В заключение, хотелось бы ещё раз акцентировать внимание, на нескольких принципиальных моментах, уже затронутых в этой статье.

Напомним, что согласно Е.Е.Кузьминой, жители «Страны городов» говорили даже не на протоиндоиранском языке (из которого только через тысячу лет выделился восточноиранский язык), а на различных диалектах протоарийского языка.

Синташта отражает взаимодействие нескольких индоевропейских диалектов, в котором победителем выходит протоиндоиранский. Ему предстоит пройти ещё тысячелетнее развитие прежде, чем сформируются восточноиранские языки» /2/.

С утверждением о «многодиалектности» Синташты сложно не согласиться, но сложно согласиться с утверждением о победе протоиндоиранскиго диалекта над другими. В каком смысле победе?

  • В военном? Но, между различными племенами ариев в «Стране городов» не было конфликтов. Кроме того, в контексте войн, победитель это не тот, кто уходит с поля битвы, а в данном случае это индоарии и авестийские арии (иранцы). А тот, за кем это поле остаётся. В нашем случае, это древние русы и древние славяне.
  • В языковом? Но, например, санскрит сегодня является «мёртвым» языком. После наступления христианской эры язык более не употребляется в своём естественном виде и существует только в виде грамматик и больше не эволюционирует. В то время как другие диалекты протоарийского языка – тот же русский и множество славянских языков живут, на них говорят сотни миллионов человек и эти языки продолжают развиваться.

Так кто же вышел победителем?

Кроме того, остаётся открытым вопрос, когда и на какой территории формировался глубинный слой сведений сохранённых в Ригведе и Авесте. Е.Е.Кузьмина пишет:

«Ригведа и Авеста – тексты очень близкие по существу это две версии соседних племён на одну тему. Там одинаковые обороты, названия богов и близкий поэтический язык, что позволяет думать, что расхождение этих племён произошло очень недавно. … Это время соответствует XIII- X векам д.н.э.» /2/.

И, с этим, опять же сложно не согласиться. Но, в «Стране городов» было более 20 укреплённых поселений, и обоснованно предположить, что там жили не только индоарии, авестийские арии, хетты, митаннийцы, гиксосы и арии ушедшие в Китай. Список арийских племён и союзов этих племён может и должен быть расширен и продолжен теми племенами, которые остались жить на своих исконных землях – проторусскими, протоукраинцами, протбелорусами и так далее. Но, на каком основании мы отнимаем у этих племён право на участие в формировании этих эпических памятников. Тем более, что некоторые из этих племён, были прямыми предками индоариев, о чём говорят ископаемые гаплогруппы из Сертеи. Более того, детальный анализ дошедших до нас текстов показывает, что их наиболее глубинные пласты сформировались на несколько тысячелетий раньше появления «Страны городов», где-то на Русской равнине и в более северных (приполярных и заполярных) регионах (но, это уже тема другого материала).

Неправильно, было бы рассматривать «Страну городов» и как узловую точку формирования арийской цивилизации. Это произошло много раньше и, как сказано выше, в регионах лежащих далеко к северу и северо-западу от Синташты.

Но, в то же время, «Страна городов» и Аркаим в частности, важная точка на пути культурного развития, позволяющая нам, практически в неискажённом виде понять и узнать материальную, духовную и религиозную культуру и традиции наших далёких предков. И если для Клейна – это просто точка на карте, то для большинства россиян - это «место исторической памяти». И почему, с точки зрения Клейна, «свихнулись» люди, ищущие в Аркаиме следы своих родовых корней и стремящиеся понять чувства и верования своих далёких предков. Что в этом плохого?

К тому же, если прав Н.Б. Виноградов, предположивший, что:

«… укреплённые поселения функционировали вовсе не так, как нормальные … Они особо функционировали. В течение части года, по принципу сменности населения» /2/.

Но тогда, за 200 -300 лет, через различные поселения «Страны городов», в режиме вахтовой сменяемости, прошла значительная часть протоарийского населения того времени. И, вероятность того, что там бывал кто-то из наших с вами предков весьма высока.

Литература.

1.Л.С. Клейн «Древние миграции и происхождение индоевропейских народов», Санкт-Петербург, 2007

2.Зданович Д.Г. (отв. ред.). «Аркаим-Синташта. Древнее наследие Южного Урала», Сборник научных трудов, Части 1, 2. Челябинск, 2010

3.Иванова Н.О., Зданович Г.Б. «Аркаим. Исследования. Поиски. Открытия», Челябинск, 1995

4.«Археология озерных поселений IV—II тыс. до н. э.: хронология культур и природно- климатические ритмы». - ООО «Периферия», 2014.

5. «Русы и Славяне – о чём не хотели, но сказали летописцы», Сахаров А.А., 2016

6. «Пантикапей и Ольвия – плоды «древнегреческой» колонизации или форпосты «варварских» народов?», Сахаров А.А., 2016

7.«Аргонавтика», Аполлоний Родосский

8.«Античные гимны», Издательство Московского университета, 1988 

 

 

 

Загрузка...

Нецензурные и оскорбительные комментарии удаляются. Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.

Развернуть комментарии