В Российской империи финнам жилось лучше, чем в ЕС

В Суоми была своя валюта, а законы не подчинялись европейским директивам

Лучшее время Финляндии — это столетие в составе Российской империи. Оно пришлось на 1809−1917 годы. Такой неожиданный вывод сделали молодые финские историки. Неожиданный в первую очередь для действующей власти своей страны. Та ведь в последние годы живет в основном по подсказкам из-за океана. А оттуда не первый год доносится настойчивое: «не верьте, финны, россиянам, они вам не добрые соседи, а потенциальные враги».

В правительстве Суоми пошли ещё дальше, объявив недругами тех своих соотечественников, у кого двойное российско-финское гражданство. В государственных СМИ с некоторых пор регулярно публикуются материалы, в которых их называют не иначе, как «потенциально опасными, представляющими угрозу национальной безопасности Финляндии» (ни больше, ни меньше!).

В такой ситуации инициатива Алекса Снеллмана выглядит чуть ли не подвигом. Недавний выпускник Университета Хельсинки, где он изучал историю Финляндии и Скандинавии, разработал вместе с товарищами, тоже молодыми учеными, исследовательский проект, названный — «Имперский период». Задача, которую они ставят перед собой — узнать как можно больше о том, как Россия ХIХ — первого двадцатилетия ХХ века помогала становлению финской государственности.

Ничего подобного в Суоми прежде не было. Даже в те времена, когда Страна тысячи озер поддерживала дружеские отношения с СССР. Некоторые историки, конечно, какие-то работы публиковали. Но в основном кулуарно, доступны они были преимущественно узкому кругу специалистов. Снеллман же своим проектом обещает открытость и публичность исследования. Давая понять, что все уважающие себя финны просто обязаны знать собственную историю во всей её полноте, без каких-либо купюр.

Корреспонденту «СП» удалось с помощью общих знакомых и посредников, в том числе, виртуальных, пообщаться с ним.

На страничке Алекса в Фэйсбук первое, что бросается в глаза, заставка с изображением портретов русских императоров и их сподвижников. Тут и Александр Первый, освободивший Финляндское княжество от шведского засилья. И его внук Александр Второй, до сих пор почитаемый в Суоми как национальный герой. Именно ему обязана эта страна собственной Конституцией, позволившей развивать язык, сохранять традиции, создавать собственные демократические институты (парламент). На главной площади Хельсинки — Сенатской — нашему Александру Освободителю воздвигнут памятник. Историческая центральная улица носит его имя — Алексантеринкату. И никому в голову не пришло ни разу, как бы не складывались за минувшие десятилетия отношения с восточным соседом, снести памятник, переименовать улицу. Даже после «зимней войны» 1939/40 годов...

«СП»: — Почему именно сейчас, когда в ЕС с нелегкой руки заокеанских дирижеров процветает русофобия, вы решили заняться этой темой?

— Потому, что в такой ситуации мы у себя в стране рискуем стать «родства не помнящими» — так, кажется, говорят в России в подобных случаях? Наш проект «Имперский период» создан более полугода назад, в октябре 2016-го. Рассчитан он на тех финских исследователей, которые занимаются финско-российскими взаимоотношениями и взаимовлияниями в ХIХ — начале ХХ веков. Таких исследователей немало. Но большинство из них — это люди в солидном возрасте. А молодое поколение наших учёных при изучении истории Финляндии редко пользуется русскоязычными источниками и профильной литературой. Поэтому финская история ХIХ века зачастую рассматривается как бы в вакууме...

«СП»: — То есть, односторонне?

— Да, без учёта имперского контекста. Будто и не было тех ста с лишним лет, когда моя страна, Великое Финляндское княжество, являлась составной частью России. Мы ставим себе целью исправить эту ситуацию. Хотим объединить финских исследователей, занимающихся данной темой, и обратить их внимание на российские источники, на общеисторический фон событий. Это в свою очередь поможет развитию финско-российского научного сотрудничества.

«СП»: — Я правильно поняла: вы приглашаете к участию в проекте коллег из РФ?

— Наша деятельность будет осуществляться как в форме обмена электронными посланиями через сеть «Имперский период», так и в ходе общих встреч, семинаров, организуемых, в частности, в Петербурге.

Не так давно у А. Снеллмана вышла книга, имеющая прямое отношение к заявленной им в «Имперском периоде» теме. В ней прослеживается эволюция финской аристократии, чьи корни — в России. Многие из этих людей сыграли видную роль в формировании государственности Суоми. Алекс признается, что, работая над книгой, открыл для себя немало интересного. Сетует при этом на проблему с доступом к источникам. «Мы ставим себе сейчас целью объединить финских исследователей, занимающихся данной проблематикой, — пишет он. — И обратить их внимание на русские источники, на общеисторический фон событий, а также развивать финско-российское научное сотрудничество, чтобы оперативно получать доступ к оцифрованным материалам».

Вместе с коллегами Алекс Снеллман создает также виртуальную библиотеку русскоязычной литературы Финляндии. Минувшей зимой она получила в дар библиографический каталог за 1813−1972 гг.

В Суоми инициатива Снеллмана вызвала немалый интерес. А для кого-то стала настоящим откровением. Ведь те финские граждане, кому сегодня не исполнилось 40 лет, выросли на учебниках истории, в которых «русскому периоду Финляндии» места практически не нашлось.

— Это, к сожалению, так, — констатирует известный финский политолог Йохан Бекман. — Но исправить положение, я считаю, ещё не поздно. Как это было сделано в 1950-х годах. Добрососедство и сотрудничество, установившееся между Финляндией и СССР после окончания Второй мировой войны, блестящий пример всем народам.

«СП»: — Мне приходилось слышать от финских политиков, бизнесменов, дипломатов, что «Финляндия — это во многом создание российских императоров»...

— Так и есть. Основные государственные и демократические институты Финляндии были созданы в составе Российской империи. С помощью России, её властей, развивались финская культура и искусство, финский язык. Финляндия процветала в составе империи. Это признают сегодня даже те, кто любит «кидать камни» в сторону России, обвиняя её чуть ли не во всех смертных грехах. Недавно один наш политик из партии «Истинных финнов», депутат Рейо Тоссавайнен, написал в своем блоге, что «в составе Российской империи, Финляндия была более независимая, чем в составе Евросоюза».

«СП»: — С этим трудно не согласиться, зная, что приобрела Суоми, будучи частью России, и что растеряла, войдя в состав ЕС.

— Став одной из стран Евросоюза, Финляндия лишилась своей валюты. Наши законы подчиняются теперь не внутренним, а общеевропейским директивам. У нас нет даже своей границы, только Шенгенская... А в составе империи, были все привилегии и признаки независимого государства. Финские офицеры и чиновники занимали высокие посты. Воевали вместе с русскими против турок.

«СП»: — Интересно, что в текущем году отмечается столетие независимости финского государства, и двести лет — финской полиции. Как такое может быть?

— На самом деле финское государство было создано в 1809-м году, вскоре после того, как Россия прогнала с нашей земли шведов. И как государству Финляндии уже больше двухсот лет. А цифра «сто» выбрана нынешними политиками, чтобы не связывать независимость страны с Россией.

С финским политологом Бекманом согласен российский военный историк Федор Зорин, начальник отдела Военно-исторического Музея артиллерии, инженерных войск, и войск связи.

— Вот уж кому грех сетовать на Россию, так это финнам, — считает Фёдор Геннадьевич. — Из всех дореволюционных губерний Российской империи, самым благополучным было Великое княжество Финляндское. И жили не бедно. И свою валюту имели...

«СП»: — ...И дачи строили вдоль берега Финского залива, сдавая их потом за немалую плату в аренду состоятельным русским.

— Совершенно верно! А ещё выигрывали геостратегически, имея за спиной надежную защиту — имперскую армию. Сама империя с обретением финских земель не слишком обогатилась. Да, больше стало подданных, а с ними и налогов. Но, пожалуй, и всё. Суоми — страна сама по себе небогатая, ресурсами обделена. При этом российские императоры совершили несколько просчетов. Так, Александр Первый, освободив финнов от шведской кабалы, зачем-то подарил им крепость Выборг, которую в 1939 году пришлось возвращать в состав нашей страны уже с помощью оружия. Сменивший его Александр Третий стал «прижимать» их по поводу и без повода, видимо, опасаясь, как бы не заразились революционной бациллой. Что не могло, конечно, не вызвать недовольства финнов, их неприятия русских. Эта неприязнь перешла по наследству к их детям, внукам, правнукам. Отсюда в какой-то степени и сегодняшние антироссийские настроения среди финского истеблишмента, удачно «подогретые» американцами.

Людмила Николаева

]]>Источник]]>

 

Загрузка...

Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.

Развернуть комментарии