Попытки компьютеризировать ваш мозг. Илон Маск — не единственный

Всё в этой сфере не так революционно как «нейронное кружево» Маска. Но зато менее страшно и намного более реально.

Илон Маск хочет объединить компьютер с человеческим мозгом, ]]>построить]]> «нейронное кружево», создать «]]>прямой кортикальный интерфейс]]>», как бы это ни выглядело. В последние месяцы основатель Tesla, SpaceX и OpenAI неоднократно намекал на эти планы, а затем совсем недавно The Wall Street Journal ]]>сообщил]]>, что Маск запустил компанию под названием Neuralink, целью которой является имплантировать крошечные электроды в мозг. «Однажды это «позволит мыслям напрямую взаимодействовать с сетью».

И он не единственный, кто преследует данную цель. Брайан Джонсон, предприниматель из Силиконовой долины, который ранее продал стартап PayPal за 800 миллионов долларов, сейчас строит компанию под названием ]]>Kernel]]>, пообещав профинансировать проект 100 миллионами собственных средств. Он говорит, что компания нацелена на создание нового вида «нейронных инструментов» в аппаратном и программном обеспечении – которые, в конечном счёте, позволят мозгу делать то, чего он никогда раньше не делал. «Меня волнует то, что я смогу считывать и записывать основные функции мозга», — говорит Джонсон.

Другими словами, Маск и Джонсон применяют подход Силиконовой долины в области нейробиологии. Они говорят о технологии, которую хотят построить задолго до того, как она появится в реальности, задают повестку прежде остальных. И вкладывают деньги в эту идею так, как никто другой. Возьмите все эти научно-фантастические идеи с использованием интерфейсов мозга — вот откуда берётся термин «нейронное кружево», — и у вас появится совершенно новая и потенциально очень важная отрасль, в которой до смешного сложно разобраться.

Давайте начнём здесь: По мнению Дэвида Иглмана, невролога Стэнфордского университета и советника Кернела, понятие симбиоза компьютерного интерфейса и человеческого мозга не ново, ему уже много лет. «При любой нейрохирургии существует определённый риск заражения, смерти на операционном столе и так далее. Нейрохирурги совершенно неохотно делают какие-либо операции, которые не требуют хирургического вмешательства, потому что человеческий мозг – штука тонкая», — говорит он — идея вживления электродов обречена с самого начала».

Тем не менее, хирурги уже имплантировали устройства, которые могут помочь лечить эпилепсию, болезнь Паркинсона и другие заболевания с помощью так называемой стимуляции глубокого мозга. В подобных ситуациях риск оправдан. Исследователи из IBM ведут аналогичный ]]>проект]]>, анализируя показания мозга во время эпилептических приступов с целью создания имплантатов, которые помогут остановить их до того, как они произойдут.

Непосредственной целью Kernel и, по-видимому, Neurolink является работа с устройствами в тех же направлениях. Такие приборы будут не только посылать сигналы в мозг в качестве средства лечения, но и собирать данные о характере этих недугов. Как объясняет Джонсон, эти устройства также могут помочь собрать гораздо больше данных о том, как мозг работает вообще и, в конечном итоге, дадут важные данные науке. «Если у вас будет гораздо более высокое качество нейронных данных из большего числа областей головного мозга, это даст вам множество возможностей», — говорит Джонсон — «у нас просто не было правильных инструментов для сбора этих данных».

Как объясняет Иглман, это может не только помочь вылечить заболевания мозга, но и улучшить возможности здоровых людей, ведь к мозгу будет иметься прямой доступ.

То, что Джонсон и, предположительно, Маск надеются сделать в нынешний момент, так это собрать данные, которые могли бы через несколько лет помочь нам создать своего рода интерфейс, который позволит людям подключать свои мозги к машинам. Маск считает, что такие вещи помогут нам не отстать от искусственного интеллекта. «При любых темпах развития ИИ мы будем отставать от него — заявлял он на конференции летом прошлого года — «в конце концов интеллектуальное отставание может стать столь велико, что мы превратимся в некое домашнее животное вроде кошки. И мне идея быть домашним котом не нравится.

Но Иглман категорически заявляет, что такого рода интерфейс не будет включать имплантацию устройств в здоровый мозг. То же самое говорят и другие учёные, работающие в данной сфере. Чэд Бутон, вице-президент по передовым технологиям в Институте медицинских исследований им. Фейнштейна, который работает над разработкой биоэлектронной технологии для лечения заболеваний, также предупреждает, что операция на мозге является невероятно инвазивной процедурой.

Иглман считает, что учёным удастся разработать более совершенные способы взаимодействия с мозгом извне. Сегодня врачи используют такие методы, как функциональная магнитно-резонансная томография, или МРТ, чтобы понять, что происходит в мозге, а также транскраниальную магнитную стимуляцию, чтобы изменить его состояние. Но это довольно грубые методы. Если учёные смогут лучше понять мозг, говорит Иглман, они смогут улучшить эти методы и создать что-то более полезное.

Исследователи могут также разработать генетические методы для модификации нейронов, дабы машины могли бы «читать и писать» в них находясь за пределами нашего тела. Или они могли бы разработать нанороботы с той же целью. Все это, говорит Иглман, более правдоподобно, чем имплантированное в нервы кружево.

Тем не менее, если убрать весь грандиозный хайп вокруг заявлений Джонсона и Маска, Иглман восхищается тем, что они делают, главным образом потому, что они вкладывают деньги в исследования. «Поскольку они богаты, они могут сосредоточиться на большой проблеме, которую мы пытаемся решить, и попробовать добиться успеха», — говорит он.

Всё это звучит не так революционно как нейронное кружево. Но зато менее страшно и намного более реально.

]]>Wired]]>, Автор: Кейд Метц

 

Загрузка...

Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.

Развернуть комментарии