100 дней, которые потрясут мир. Планы Трампа

В первые 100 дней президентства Трамп собирается разорвать соглашения о Транстихоокеанском торговом партнерстве, отменить ограничения на добычу энергоносителей и ввести обещанный запрет для бывших сотрудников Белого дома заниматься лоббированием.

Избранный президент США Дональд Трамп впервые после выборов обратился к американцам с пояснениями относительно своей будущей политики в качестве главы государства. В видеообращении к нации он изложил план реформ на первые 100 дней президентства, повторив многие предвыборные тезисы. 

 

Политика 45-го президента США Дональда Трампа будет строиться на простом принципе: «Америка на первом месте». Для реализации этого принципа Трамп в первые 100 дней президентства собирается разорвать соглашение США еще с 11 странами о создании Транстихоокеанского торгового партнерства (ТТП), отменить введенные при Бараке Обаме природоохранные ограничения на добычу угля и других энергоносителей и ввести обещанный запрет для бывших сотрудников Белого дома заниматься лоббированием в течение пяти лет после ухода с госслужбы.

Также он обещает снять часть ограничений с бизнеса, дать распоряжение руководителям силовых ведомств по разработке плана по борьбе с хакерскими атаками и разобраться, какие мошенничества при получении виз иностранцами ущемляют права граждан США на труд. Все эти меры, по словам Трампа, должны служить «реформированию Вашингтона» и «созданию среднего класса».

При этом Трамп пока не упомянул о своих предвыборных обещаниях отменить введенную Обамой реформу в страховой медицине, возвести стену вдоль границы с Мексикой и снизить налоги.

Некоторые из сформулированных Трампом обещаний означают, что правительственным структурам или чиновникам будет поручено разработать новые планы действий, о последствиях которых говорить еще очень рано. К примеру, поручение продумать план «по борьбе с кибератаками и другими угрозами» может оказаться достаточно масштабным, как и расследование случаев мошенничества при получении виз.

 

Пока же самым масштабным преобразованием обешает стать отмена Транстихоокеанского партнерства, которое Трамп считает «потенциальной катастрофой» для США. Он намерен заменить этот экономический союз честными двусторонними торговыми сделками, которые вернут американцам рабочие места и производство в страну.

Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве в феврале 2015 г. подписали 12 стран, на которые приходится 40% мирового ВВП, в том числе Япония, Малайзия, Австралия, Канада, Мексика и Новая Зеландия. США пока это соглашение не ратифицировали. Сторонники ТТП указывают, что оно поможет укрепить экономические связи и подстегнет рост экономики, в том числе за счет понижения таможенных тарифов, позволит стандартизировать правила на рынке труда, в сфере охраны природы, защиты авторских прав и т. д. Противники ТТП говорят, что переговоры о нем были засекречены и по сути оно является выражением интересов больших корпораций.

____________________________

Вместе с Транстихоокеанским партнерством (ТPP) вероятнее всего будет поставлен крест и на Трансатлантическом партнерстве (TTIP). По поводу этих соглашений до сих пор ходит два главных мифа.

Первый миф: TTIP и ТPP — это просто экономические соглашения, там ничего не сказано о лишении каких-то стран суверенитета, и вообще не нужно конспирологии!

Комментарий: Если бы это были обычные экономические соглашения, то они бы заключались намного легче и не требовали бы такого невероятного уровня секретности. Несмотря на всю транспарентность процедур Евросоюза, например, текст проекта соглашений держался в секрете, и даже депутаты Европарламента могли ознакомиться с ним только в специальной комнате, а на входе у них отбирали все телефоны, фотоаппараты, блокноты, ручки и так далее. Это не городская легенда, а общепризнанный ]]>факт]]>.

Есть несколько ключевых отличий «Трансатлантического партнерства» и «Tранстихоокеанского партнерства» от нормальных соглашений о свободной торговле:

1. (отличие количественное): Предполагалось практически полное уничтожение барьеров, которые защищают европейские (соотв. азиатские) рынки от доминирования транснациональных корпораций, включая экологические стандарты и технические стандарты.

2. (отличие качественное): Введение механизма ISDS (Investor-state dispute settlement) которое предполагает фактическое подчинение судебной власти и законодательной власти страны-подписанта некоему наднациональному частному арбитражному суду. Попробуем конкретный и самый невинный пример, который бы стал реальностью в случае подписания «Трансатлантического партнерства»:

— Транснациональная корпорация покупает европейскую фабрику, на которой работают люди за минимальную зарплату

— Парламент (или правительство) страны через некоторое время поднимает минимальную зарплату

— Американский инвестор подает в суд на страну по механизму ISDS, утверждая, что из-за решения властей он теряет прибыль (это правда)

— Частный суд, состоящий из трех бывших (или действующих) юристов транснациональных корпораций, руководствуясь не законами страны, а текстом TTIP, отменяют решение о повышении минимальной зарплаты и заставляют государство выплатить компенсацию инвестору.

Внимание вопрос: А есть ли суверенитет у государства, которое подписало такое? Этот пример легко экстраполировать на что угодно: начиная от экологических норм и заканчивая (при желании) монетарной и налоговой политикой. Мало ли от чего иностранные инвесторы могу потерять прибыль? Это не говоря уже о том, что подобные механизмы в некоторых странах Азии и Южной Америки уже использовались транснациональными корпорациями для того чтобы защищать своих сотрудников от уголовного преследования. Отличный был бы новый мир: корпоративные шишки могли бы как во времена феодализма «проверять меч» на холопах, и им бы ничего за это не было. Те десятки тысяч европейцев, которые выходили на митинги против этого соглашения, отлично знали, против чего протестуют.

Второй миф: Европейцы сами хотят подписать «Трансатлантическое партнерство»! За него выступает Меркель!

Комментарий: Я понимаю, что у многих в голове не укладывается, что Европа (так же как и США) не являются монолитом, и что это утверждение вдвойне справедливо для политических и экономических элит.

Если бы вся европейская политическая элита была бы за «Трансатлантическое партнерство», то его бы уже давно подписали. Если бы вся европейская политическая элита была бы против, его бы уже давно отвергли. Мы наблюдали за активным конфликтом внутри элит Старого Света, в котором те политики, которым власть и связи с национальным бизнесом дороже похвалы условного Сороса, активно ставили палки в колеса процессу принятия «Трансатлантического партнерства» и добились своего.

Протесты против «Трансатлантического партнерства» в Лондоне, 2014 год

Для того чтобы не выглядеть «агентами Путина» и «чокнутыми антиглобалистами», но при этом лишить «Трансатлантическое партнерство» его антигосударственной сути, им было достаточно с упорством бульдога требовать всего одной правки — подчинения ISDS национальному законодательству. Эту позицию даже удалось ]]>протащить]]> через Европарламент (несмотря на колоссальное сопротивление этому подходу со стороны той же Ангелы Меркель).


После недавних ]]>заявлений]]> профильных министров Германии и Франции о том, что переговоры по TTIP зашли в тупик и провалились (решено 0 из 27 фундаментальных проблем), «Трансатлантическое партнерство» уже имело мало шансов на прохождение.

А уж после победы Трампа (который в гробу видал договор, который давал бы право оффшорной компании Apple успешно судиться с Трампом в корпоративном суде), шансы на принятие «Трансатлантического партнерства» в том виде, который нужен глобалистам (т. е. с частным наднациональным судом), — находятся около нуля. Так что Меркель может сколько угодно публично сожалеть о позиции Трампа. Это она не о «Трансатлантическом партнерстве» сожалеет, это она поражение Хиллари Клинтон оплакивает.

А по поводу Транстихоокеанского партнерства очень хорошо высказался руководитель крупного сиднейского хеджфонда Bronte Capital (и бывший чиновник) Джон Хемптон: «Если „Транстихоокеанское партнерство“ останется, то здесь (в Австралии) и через 30 лет будет гегемония США. А если его отменят, то через 30 лет тут будет гегемония Китая».

В эту формулировку я бы внес только две поправки: 30 лет — это очень консервативная оценка. В наше время все процессы идут намного быстрее. Вторая поправка — в первоначальном сценарии, «Транстихоокеанское партнерство» обеспечило бы гегемонию не США, а наднациональной олигархии, на которую работала бы администрация Клинтон.

____________________________

«Трамп обрушился с критикой на ФРС в качестве кандидата. Став президентом, он быстро может переформатировать её», - предупреждает «Лос-Анжелес Таймс».

В ходе своего президентства Дональд Трамп подберёт пять из семи членов совета управляющих Федрезерва. То, как это повлияет на экономическое будущее страны, невозможно переоценить. При твёрдом контроле республиканцев над обеими палатами Конгресса мы сможем наблюдать превращение самого могущественного Центробанка в мире в чисто политическую организацию, подчиняющуюся диктату одного человека.

Критики, возможно, думают, что это огромное улучшение по сравнению с нынешней ситуацией, когда Федрезерв скрывает свою приверженность гигантским инвестиционным банкам Уолл-стрит за публичной ширмой «независимости». Но мысль о том, чтобы один человек контролировал стоимость мировой резервной валюты и, тем самым, стоимость финансовых активов и товаров по всему миру, в равной мере тревожна.

Мы уже видели, как твёрдое намерение Федрезерва обогатить тех, кто его избирает, приводила к возникновению одному за другим гигантских пузырей на рынке активов. Представьте, что власть вручена только одному человеку, у которого может появиться соблазн использовать свои полномочия для формирования событий в экономике с целью укрепления и увековечения собственного политического могущества. Пусть даже так, после семи лет депрессии, вызванной проводимой политикой, которая усилила неравенство до степени, невиданной со времён «Позолоченного века»​*, по нашему мнению, как раз самое время, чтобы президент использовал свою власть для выбора таких членов, которые вернут этот банк под контроль правительства.

Вот немного предыстории из «Лос-Анжелес Таймс»: «В ходе своей кампании Дональд Трамп подверг беспрецедентной критике ФРС. Заняв пост президента, он может быстро её переформатировать... У Трампа в течение первого года президентства и в течение половины срока будет возможность назначить целых 5 членов в Совет управляющих ФРС, состоящего из семи членов. Сюда входит и председатель для замены Джанет Л. Йеллен, срок полномочий которой истекает в начале 2018 года...

Глава ФРС Джанет Л. Йеллен, 2015 год

Трамп обрушивался с критикой на Йеллен в последние месяцы своей (предвыборной) кампании, обвиняя её в удержании «искусственно заниженной» учётной ставки, призванной помочь своим друзьям-демократам, президенту Обаме и Хиллари Клинтон.

„Я считаю, что она слишком политически ангажирована, и в определённой степени, думаю, ей должно быть стыдно», — заявил Трамп в середине сентября на CNBC. Через две недели во время первых президентских дебатов он заявил, что «ФРС более политически пристрастна, чем Хиллари Клинтон“. А видео о завершении кампании Трампа содержит кадры с Йеллен, где она изображена как часть «политического истэблишмента», «высосавшего нашу страну досуха»...

«Никогда прежде у нас не было приходящего на свой пост президента, который не только критиковал бы политику, проводимую Федрезервом... но и обвинял председателя ФРС в подрыве этой организации, который находится в сговоре с оппонентами кандидата в президенты и с Белым домом“, — заявил Джеймс Петокоукис. — Мы забрели на неизведанную территорию».

К запугиванию читателей присоединился и New York Times. «Ключевое убеждение многих советников Трампа в том, что длительный период политики чрезвычайных мер способствовал образованию пузыря на фондовом рынке, подавил доходы вкладчиков, напугал общественность и поощрял нерациональное использование капитала, — приводит издание слова Йена Шепердсона, ведущего экономиста Pantheon Macroeconomics. — Сейчас этой точки зрения на Федеральный комитет по операциям на открытом рынке разделяет меньшинство, однако назначенцы Трампа, вероятно, сдвинут дело с мёртвой точки».

Они собираются «сдвинуть дело с мёртвой точки», спору нет, а потом они собираются добраться до сердца гадины. У Федрезерва были все возможности показать, кому принадлежит его лояльность, и каждый раз он вставал на сторону Уолл-стрит. Вот в чём причина, почему 95% всех доходов, полученных за последние 8 лет, ушли «одному проценту», в то время как трудящиеся едва зарабатывали себе на жизнь. Точно той же причиной объясняется и то, почему стоимость акций выросла в три раза за последние восемь лет, в то время как зарплаты и доходы оставались на том же уровне, а экономика замедлилась почти до нуля. «Это политика, тупица».

ФРС создала условия для постоянной депрессии, с тем чтобы снабжать бесконечно дешёвыми деньгами своих жуликоватых и подлых приятелей с Уолл-стрит. Сейчас их тёплый междусобойчик подходит к концу.

]]>Источник]]>

Поддержите нас, жмите на подходящий значок:

 
 

Нецензурные и оскорбительные комментарии удаляются. Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.