Дональд Трамп, золотой пузырь и отчаянная попытка не взорваться

Сегодня самой популярной на Западе темой является попытка понять феномен Трампа. Правда, вместо анализа действительных причин, там все больше все сводится к чисто сиюминутным частностям.

Повлияли ли на мнение американцев последствия взлома хакерами частной почты Клинтон? Были ли это путинские хакеры или какие-то другие? Кому и что пообещал Трамп, чтобы заведомо несистемного кандидата "для мебели" стать не только главным претендентом на победу, но и реально выборы выиграть? Все это конечно любопытно, но к действительным причинам произошедшего имеет достаточно вторичное отношение.

Трампа в Овальный кабинет на самом деле привела экономика. Точнее, критичная поломка еще где-то на уровне фундаментальных законов господствующего ныне фундаментального понимания механики процессов, в свое время сформулированных еще британским бароном Джоном Мейнардом Кейнсом в первой четверти ХХ века.

А наиболее наглядно это видно на примере нынешних цен на золото.

 

Товар Гиффена

Как сказал Винни Пух, бывают неправильные пчелы, они делают неправильный мед. Обычно все товары на свете подчиняются простому правилу. Чем они дороже, тем меньше их покупают. В мире этому правилу не подчиняется лишь один товар — золото. Английский экономист Роберт Гиффен еще в XIX веке выяснил, что спрос на золото с ростом цены на него не только не снижается, но, наоборот, растет. И чем больше цены, тем круче вверх уходит кривая спроса. Справедливости ради, позднее были найдены и некоторые другие виды товаров со схожими свойствами, но золото среди них продолжает занимать главное место.

Потому что оно действительно уникально. Все остальное на свете имеет свойство расходоваться или портиться. Запасы зерна или картошки рано или поздно кто-то съест. Гора цемента, если не отсыреет и не испортится, неизбежно уйдет на нужды строительства. Сталь в конце концов, пусть и не очень быстро, превратится в ржавчину. И только золото останется золотом всегда.

За всю историю планеты его в мире было добыто примерно 166500 тонн. Примерно, потому что некоторая часть по сей день находится в виде кладов, точное количество которых не может сказать никто. Что-то было добыто, но потом потеряно, например, во время штормов при перевозке морем и даже по документам невозможно точно установить, сколько конкретно ушло на дно. Но в целом названная цифра достаточно точна.

Чтобы сделать ее как-то более наглядной, представьте себе куб с длинной стороны чуть менее 20 метров. Каждый год, за счет новой добычи, его вес увеличивается в среднем на 3,8 — 4 тыс. тонн или где-то по 11 сантиметров в длине каждой грани того куба. Помимо него, согласно официальным данным, в земле, в разведанных, но еще не добытых запасах, находится еще около 45 тыс. тонн. На этом — все.

По крайней мере, на текущем уровне развития геологии и добывающих технологий. Эксперты утверждают, что какое-количество желтого металла в будущем может быть извлечено из отвалов, сегодня считающихся пустой породой, но сколько и когда это случится — пока остается областью гаданий. Впрочем, важно другое. За исключением того, что ушло на золочение контактов космической техники, навсегда улетевшей с планеты, весь этот куб до сих пор находится не только на Земле, но и активно участвует в экономическом обороте.

 

Тот самый Крез

Есть такое выражение, богат как Крез. Возникло оно из зависти. На протяжении тысячелетий технологии золотодобычи оставались весьма примитивными, в основном сводившимися к промывке самородного золота. Про извлечения его из руды разных металлов, где оно является загрязняющей примесью, в те времена никто даже не догадывался. Так что, когда лидийский царь Крез, — Лидия это древнее государство на территории нынешние Турции- приблизительно в 550 году до нашей эры, начал чеканить золотую монету это было вопиющей демонстрацией немеряности богатства, почти как известный золотой батон Януковича. По оценкам Thompson Reuters GFMS даже к началу нашей эры добытого золота имелось всего около 3,3 тыс. тонн, из которых 3 тыс. происходили из Древнего Египта, из провинции Нубия, получившей свое название от слова "нуб", как на местном наречии там называли золото.

Идея Креза пришлась не только по вкусу, но еще и оказалась к месту, так как золото позволяло накапливать богатство и легко превращать его, по мере надобности, в остальные, на данный момент необходимые товары и услуги. В зерно. В корабли. В военные легионы. Желтый металл стал ключевым противовесом мирового экономического механизма. Когда было во что вкладываться или куда расти, оно становилось караванами с шелками и специями, бредущими через горы и пустыни из Китая и Индии в Европу, городами в завоеванных провинциях, новыми шахтами, мастерскими и виадуками. Когда, не важно, по какой причине, развитие останавливалось, тем более, если ожидалась какая-нибудь напасть, способная порушить благоденствие в мире, спрос на золото резко вздетал. Оно исчезало из оборота, оседая в разного рода закромах и заначках.

Впрочем, были моменты, когда случалось обратное. Золота становилось настолько много, что оно обрушивало экономику. Самым к нам "близким" подобным событием можно считать "открытие" испанцами Америки. К 1492 году всего "в мире", под которым тогда считалась Европа и всей ей "известные" земли, золота существовало всего 12780 тонн. Не считая потраченного на золотую парчу, позолоту оружия и куполов некоторых храмов. Например, взявшие Рим вандалы сумели оттуда вывезти всего 600 тонн. И вот, Колумб "открывает Америку" и в первый же год в Испанию поступает 900 килограмм, а за последующие два десятка лет еще более 700 тонн! Всего к XVII веку из Америки привезут 2600 тонн, но это будет потом и окажется растянутым на две сотни лет. А те, первые сотни тонн, появившиеся сразу, привели к краху не только испанской экономики, вместе с португальской, самой мощной и передовой в тогдашнем "цивилизованном" мире, но и всей Европы в целом. Золота в Испании оказалось так много, что за все там производимое его платили чуть ли не горстями. Это вызвало массовый импорт, который убил местное производство. Когда испанцы опомнились, их империя уже лежала в руинах, а несметные сокровища утекли в другие руки. Французские, британские, голландские и шведские.

 

Как золото стало бумагой

Механизм аккумулирования богатства в золоте сложился и успешно функционировал как до начала капитализма, так и больше века после него. Сегодня можно точно назвать дату, когда он дал первую трещину. Точнее, когда подталкиваемые жадностью банкиры сунули в него первый лом. В январе 1975 года в США открылся первый в мире рынок золотых фьючерсов. До того принцип, известный как деньги — товар — деньги, в отношении золота соблюдался неукоснительно, а с этого момента он работать перестал.

Золотодобывающие компании получили возможность получать кредиты, номинированные в унциях золота в обход обычной банковской системы под более низкий, чем на общем финансовом рынке процент. Допущенные к новой игре банки могли позволить себе снизить ставки, так как золото не портится и не дешевеет из-за инфляции. А к 1987 году была учреждена Лондонская ассоциация участников рынка драгоценных металлов (LBMA), монополизировавшая клиринговые расчеты, опционы и форвардные ставки GOFO (Gold Forward Offered Rate), т.е. цену на золото по сделкам с исполнением в будущем. Так появилось так называемое "бумажное золото".

Как написано на сайте LBMA, " кредитный баланс на счету члена LBMA с лондонской поставкой равнозначен владению золотом или серебром в той же степени, в какой кредитный баланс в соответствующей валюте равнозначен владению счетом в банке Нью-Йорка или Токио". Как бы круто, так как на этом основании золото физическое золото бумажное стоит одинаково. Вот только там же говорится: " кредитные балансы на счетах не предоставляют кредитору право собственности на конкретные слитки золота или серебра, а обеспечиваются общим запасом дилера металла, у которого открыт данный счет. Клиент является необеспеченным кредитором". В переводе на понятный русский, тут то "допущенным к Императору", карта и пошла. Золото перестало быть физически конечным. Нет, в металле то его так и осталось, куб площадью чуть меньше теннисного корта, но в бумажном...

 

Всемирный совет по золоту в 2012 году сообщил, что по статистике торгов, общий мировой запас золота составляет 50 459 865 000 тройских унций. Одна тройская унция равна 31,1 грамма. Таким образом, в обороте находится 1 569 301,8 тонны золота! Повторю специально для не очень внимательных, всего физического золота добыто 160 тыс. тонн, (к тому же лишь только 20% его процентов существует в виде стандартных золотых кирпичей в банковских хранилищах, которые официально служат обеспечением государственной валюты, остальное это монеты, украшения, технологические изделия и золотые коронки, а также сырье для них), а вместе с бумажным на золотых биржах его торгуется в десять раз больше! Точнее, в 49 раз, если учесть упомянутый выше размер доли "кирпичей" в общем объеме золота планеты.

 

Для примера: 30 октября 2012 года официальный фактический запас физического, т.е. реально существующего золота в хранилищах Нью-Йоркской фьючерсной биржи COMEX составил всего 6% от объема всех открытых там позиций по золотым фьючерсам.

Остальное — воздух.

 

А самое важное, что эта бумажная пирамида ежеквартально растет примерно на 208,3 млрд. долл. или на 5400 тонн, в то время как фактическая все банки мира в 2014 году из вновь добытого золота в золотые кирпичи купили только 102 тонны в квартал.

 

С тарабарского на русский

Сначала ничто не предвещало беды. Даже с учетом бумажных махинаций цена на золото, в целом, вела себя в соответствии с законами кеинсианской экономической теории, как совершенно нормальный товар Гиффена. По мере роста корпоративных прибылей и исчерпания емкости потребительских рынков планеты унция золота постепенно дорожала. С чуть менее 300 долл. в 2000 году она подросла до 400 в 2004, до 500 в 2006 и перевалила за тысячу сразу после начала мирового финансового кризиса в 2008-м. Когда ФРС США, ради спасения американской финансовой системы, запустили печатание денег в режиме "сколько надо" (ту самую программу количественного смягчения или QE) и начали выкупать "проблемные активы", сыграть на их перепродаже федрезерву стало выгодно и часть инвесторов вернули капитал из золота в деньги, тем самым опустив цену за унцию до 700 долл. к концу 2009. Но когда стало ясно, что эта халява подходит к концу, а вливание новых денег ведет к их переизбытку, капитал снова потянулся в тихую золотую гавань, а цена пошла вверх: 2010 год — 1200 долл,; 2011 — 1400 долл; середина 2012 — рекорд — более 1900 долл за тройскую унцию. И тогда кейнсианская модель экономики тихо лопнула!

Нет, официально и по сей день гуру экономики делают прогнозы и рисуют красивые графики. Если считать только тех, кто ищет работу менее 6 месяцев, то безработица в США (а по этой схеме и не только в США, на нее уже перешли и страны ЕС) упала почти до нуля. Правда, 20% американцев живут либо с изрядной долей продовольственных талонов в семейном бюджете, либо вообще только на них и другие социальные дотации. Средний класс, всего четверть века назад превышавший 50% населения США, в 2015 году едва дотягивал до 18% населения. Но разными средствами все это удавалось маскировать.

В том числе откровенным манипулированием ценой на золотые фьючерсы. А то, что за пять лет цена унции на бирже упала на 43%, так это американская деловая пресса пытается преподносить как хороший признак, что капитал выходит из золота, чтобы вложить деньги в акции американских корпораций. Тот же NASDAQ за аналогичный период вырос в 2,22 раза! В мае 2016 корпорация Apple достигла стоимости в 154,1 млрд. долл., Google за год поднялась с 65,6 до 82,5 млрд, а Facebook достиг 58,5 млрд. долл. Стало даже модным козырять, что надкушенное яблоко стоит больше Газпрома.

Только на самом деле господствовавшие в мире транснациональные корпорации все больше превращались в дикое стадо, безумно скачущее к краю пропасти. Несущееся не потому что видит какой-то выход, а потому, что если колесо перестанет катится, оно упадет. Даже если половина владельцев золотых фьючерсов на самом деле потребует, как написано в контрактах, предоставить им реальной золото, 94% денег "золотого пузыря" просто испарятся, мгновенно аннигилировав 1 810 964 186,9 миллиарда долларов! И это не считая краха всех прочих искусственных пустышек, вроде деривативов.

 

Чтобы сдуться, но не умереть

Дональд Трамп, золотой пузырь и отчаянная попытка не взорваться

 

45й тур баталии за Овальный кабинет в Белом доме вылился в дичайший фарс, замешанный на истерике, популизме и откровенных подтасовках, именно потому, что политика есть продолжение экономики, а там в США уже давно надувают пузырь только чтобы не продержаться еще хоть сколько-нибудь. Если пирамида дутых долларов рухнет, то Великая депрессия покажется милой досадой, вроде уронить мороженку на тротуар.

Трамп победил именно потому, что в транснациональная Америка окончательно утратила связь с реальностью и даже чувство самосохранения. Списать столько косяков разом не может даже мировая война. А эти, ничего, кроме продолжать надувать пузырь еще больше, уже не в состоянии. Трамп — это попытка остатков капитализма США как-то откатить ситуацию назад, постаравшись сдуть пузыри, при этом не взорвавшись. Пусть даже ценой утраты статуса мирового гегемона.

Другой вопрос — на сколько сейчас это вообще возможно.

]]>Источник]]>

 

Загрузка...

Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.

Развернуть комментарии