Каким был бы мир без людей?

Наш читатель Сёрен Линд (Søren Lind) опечален тем, насколько негативное воздействие люди оказывают на Землю.

Мы повинны в перенаселении, загрязнении окружающей среды, истощении ресурсов и уничтожении природы.

Поэтому Сёрен часто размышляет о том, как бы выглядел мир, если бы нас не было. Вопрос настолько его заинтересовал, что он по электронной почте написал нам в раздел «Спроси Науку/Videnskaben»:

«Я часто размышляю, как удивительно мог бы выглядеть мир, если бы не было людей. Каково было бы высадиться на Землю, прибыв в космическом корабле, если бы нас никогда здесь не существовало?»

Чтобы ответить на гипотетический вопрос Сёрена об утопическом мире без людей — который мы назвали «Сёрентопия» — мы связались с двумя учеными, которые вместе могут дать нам представление о том, каким мог бы быть подобный мир.

Один из них, доктор наук, климатолог Датского метеорологического института Мартин Стендель (Martin Stendel) кое-что знает о том, как люди повлияли на атмосферу и климат Земли.

Другой, Йенс-Кристиан Свеннинг (Jens-Christian Svenning) — исследователь Фонда VILLUM и профессор факультета биологических наук Орхусского университета.

Йенс-Кристиан Свеннинг также ведет научно-исследовательский проект Центра Semper Arden при Фонде Карлсберга, посвященный основным видам животных и их взаимодействию с людьми.

Люди влияют на три сферы

Что касается животной и растительной жизни Земли, мир выглядел бы совсем иначе, рассказывает Йенс-Кристиан Свеннинг из Орхусского университета.

По словам ученого, люди сильно повлияли в первую очередь на три следующие сферы:

1. Во-первых, на Земле было бы гораздо больше видов, а плотность расселения крупных диких животных была бы гораздо выше, чем сегодня.

2. Во-вторых, на большинстве территорий было бы больше деревьев, чем мы видим сегодня.

3. И многие местности были бы гораздо более влажными, чем сейчас.

Планета была бы холоднее на градус

Прежде, чем мы продолжим с природой, давайте бросим взгляд на климат. Если мы рассмотрим влияние человека на климат с момента начала индустриализации 150 лет назад, рассказывает Мартин Стендель, мы обнаружим, что без нас средняя температура планеты была бы на один градус ниже, чем сегодня.

Это и обнаружит Сёрен, когда посадит свой космический корабль на Землю, где никогда не жили люди.

То есть, выбросами больших количеств CO2 в атмосферу люди подняли температуру на Земле примерно на один градус.

Содержание CO2 в атмосфере сейчас поднялось до почти 410 миллионных долей, а до индустриализации содержание CO2 в атмосфере равнялось примерно 280 миллионным долям — то есть, мы ответственны за то, что в атмосфере сейчас в два раза больше CO2, и это повышает температуру на планете.

]]>© РИА Новости, Алексей Мальгавко]]>]]> | Перейти в фотобанк]]>

Омский нефтеперерабатывающий завод

«Само собой, очень трудно сказать, как Земля выглядела бы без нас, потому что нам не с чем сравнивать. Но разница в один градус очень вероятна», — говорит Мартин Стендель.

Стало больше крайностей

В некоторых местах разница между климатом реального мира и климатом в Сёрентопии больше, чем в других.

«Климатические изменения в последние 150 лет сильнее нагрели атмосферу над сушей, чем над океанами, и сильнее в полярных районах, чем у экватора. Человеческое влияние на осадки не настолько очевидно, но, вообще говоря, сухие районы стали еще суше, а влажные — более влажными, и дождей там стало выпадать больше, чем снега, по сравнению с прошлым. Наконец, мы наблюдаем тенденцию, когда мощные явления, связанные с осадками, становятся еще мощнее», — объясняет Мартин Стендель.

Уровень моря был бы на полметра ниже

Кроме того, на планете Сёрена ближе к полюсам будет больше льда, чем в нашем мире, где доминирует человек.

Глобальные климатические изменения приводят к тому, что лед тает, так что если в Утопии Сёрена не существует людей, значит, там больше льда. Уровень мирового океана — примерно на полметра ниже.

Основная причина состоит в том, что глобальное потепление на один градус приводит к увеличению объема воды в мировом океане, так что уровень морей поднимается.

Следствия таяния ледовых масс в Гренландии и Антарктиде будут, по мнению Мартина Стенделя, играть большую роль в будущем, но пока это не основной фактор, приводящий к повышению уровня моря.

Мы могли повлиять на силы природы

По словам Мартина Стенделя, не исключено, что люди по факту настолько изменили Землю, что нарушили некоторые фундаментальные силы природы, которые в мире без людей по-прежнему оставались бы в игре.

Некоторые из них называются циклами Миланковича и определяют, вступает ли Земля в ледниковый период или нет.

Циклы Миланковича описывают изменения в наклоне оси Земли (цикл в 41 тысяч лет), «раскачивание» оси ее вращения (цикл от 19 до 24 тысяч лет), изменения формы орбиты Земли (цикл в 100 тысяч лет) и их совместное влияние на поступающее излучение Солнца.

Совпадение их максимальных значений может стать началом ледникового периода.

Это может произойти, если оба угла наклона оси и расстояние от Земли до Солнца станут настолько велики, что лед на полюсах перестанет таять летом и начнет разрастаться, создавая большой ледниковый щит, который движется из полярных областей в сторону экваториальных широт.

Это случалось несколько раз за историю Земли с промежутками примерно в 100 тысяч лет.

Ледниковых периодов может больше не быть

Однако есть вероятность, что ледниковые периоды ушли в прошлое, так как люди вывели действие циклов Миланковича из игры, выбрасывая в атмосферу большое количество CO2.

Другими словами, в будущем в полярных районах просто не будет достаточно холодно, чтобы запустился процесс ледникового периода, даже если астрономические условия и будут ему соответствовать.

«Конечно, это не то изменение, которое мы наблюдаем здесь и сейчас, но в связи с циклами Миланковича мы могли быть на пути к ледниковому периоду, чего не произойдет из-за нас, людей. Учитывая, что типичный ледниковый период длится 100 тысяч лет, а типичный теплый период — от 10 до 20 тысяч, легко представить себе, что если бы людей не существовало, мы уже скоро оказались бы в очередном ледниковом периоде — не позднее, чем через пару десятков тысяч лет», — говорит Мартин Стендель.

Везде вода

Но вернемся к природе. Можно сразу перейти к делу и представить, что Сёрен в безлюдном мире приземляется где-нибудь в районе датского Роскилле. Что он там увидит?

По словам Йенса-Кристиана Свеннинга, в первую очередь велик шанс того, что при выходе из космического корабля Сёрен промочит ноги, так что сначала ему лучше высунуться и посмотреть вниз.

Мы приручили мировые воды, и это одна из вещей, очень сильно изменивших мир.

Мы осушали землю, строили плотины, перенаправляли течения, ликвидировали болота и так далее, и на месте заболоченных территорий возникали населенные пункты или поля.

© Министерство природных ресурсов и экологии РФ. Борис Борт

Галкинское болото

Если нас в Сёрентопии нет, значит, поверхность Земли осталась неизменной, и многое тут выглядит совсем по-другому.

«Дания вся дренирована. Мы даже леса осушали. Поэтому в мире без людей тут было бы намного больше воды, больше, чем мы можем себе представить. Большая часть Дании была бы болотом, с множеством извилистых рек, которые разливались бы во время дождей», — рассказывает Йенс-Кристиан Свеннинг.

Дания покрыта дикими лесами и саваннами

Когда Сёрен, стоя по щиколотку в болоте, в шоке поднимет взгляд, он увидит пейзаж, который сразу же узнает.

Во всяком случае, он увидит пологие холмы, характерные для датского ландшафта, хотя на этом сходство, пожалуй, и закончится.

В первую очередь внимание Сёрена привлекут деревья.

Здесь мы имеем в виду не только количество деревьев, но и их размер. Если начать с количества, то становится ясно, что в Сёрентопии большая часть Дании покрыта дикими лесами. В современной Дании деревья уступили место полям и городам, так что у нас осталось лишь несколько процентов изначального ландшафта.

Но в мире без людей в одних местах леса — высокие и темные, а в других — густые и заросшие кустарниками, превращающими подлесок в непроходимую зеленую стену. И лишь часть местности — открытая, светлая и немного напоминает то, что вы привыкли видеть в парке Дирехавсбаккен к северу от Копенгагена.

Это сочетание различных типов местности с варьирующимся количеством деревьев и кустов, разбросанных по земле, словно лоскутное одеяло.

Деревья были бы больше

Однако челюсть у Сёрена отвисла бы не только из-за густоты и обширности леса.

Он тут же заметит, что многие деревья больше любых из тех, которые он когда-либо видел.

Огромные дубы и липы устремляются высоко в небо, так что нужно сильно запрокинуть голову, чтобы увидеть их верхушки.

Причина не в том, что в Сёрентопии деревья растут быстрее или выше, а лишь в том, что мы, люди, тысячелетиями вырубаем деревья, как только они становятся достаточно велики, чтобы сгодиться в качестве строительного материала.

Так что нет необходимости слишком далеко возвращаться в прошлое, чтобы найти деревья, которые превосходят все те, что у нас остались на сегодняшний день.

© flickr.com, Emmet Connolly

Секвойи

«Больших деревьев нет уже настолько давно, что мы совершенно забыли, что они бывают такими огромными. Но если, например, изучить некоторые деревья, из которых строились церкви викингов, оказывается, что они были намного больше, чем те, что мы обычно видим в Скандинавии сегодня», — объясняет Йенс-Кристиан Свеннинг.

Львы в датской саванне

Если мы предполагаем, что Сёрен находится в напоминающей саванну местности, значит, возможно, перед его глазами посреди саванны свободно и величественно возвышаются огромные дубы.

Внезапно у Сёрена перехватывает дыхание, когда он видит, кто именно бегает среди деревьев.

Сейчас в Дании осталось не так много крупных животных, но в действительности здесь была их естественная среда обитания. Просто люди их уничтожили.

Под деревьями в Сёрентопии пасутся слоны, олени, зубры и носороги, а бизоны и дикие лошади свободно скачут по саванне.

На ветвях дубов дремлют леопарды, а львы и волки дерутся за убитую добычу немного поодаль.

Медведи и рыси скрываются во мраке лесов.

«Главная разница между нашим миром и миром без людей — существование гораздо большего числа крупных животных, чем мы имеем на сегодняшний день. В Дании была бы такая же фауна, как в Йеллоустоне или некоторых больших африканских национальных парках», — рассказывает Йенс-Кристиан Свеннинг.

Крупные животные повсюду

Не только само присутствие крупных животных изумляет Сёрена. Поразительно также их количество.

© Министерство природных ресурсов и экологии РФ. Николай Зиновьев

Кроноцкий заповедник. Камчатский бурый медведь

На самом деле, Йенс-Кристиан Свеннинг даже провел исследование, в котором он подсчитал, сколько крупных животных было в прошлом, до того, как люди их всех уничтожили.

Свеннинг с коллегами изучили места обитания жуков, которые жили за счет фекалий крупных травоядных.

Ученые обнаружили, что в последний межледниковый период примерно 120 тысяч лет назад плотность обитания крупных травоядных животных соответствовала показателю минимум 2,5 животного размером с корову на гектар (один гектар равен 100 квадратным метрам).

«Это очень много животных, которые сильно влияют на растительность. Самая большая плотность наблюдалась вблизи воды, как мы это видим у рек и озер в африканской саванне», — сказал Йенс-Кристиан Свеннинг.

Воздух кишел бы гигантскими насекомыми

Захваченный зрелищем больших животных, Сёрен не замечает, что его пожирают комары, а по ноге его ползет гигантский жук-олень.

Потому что в Сёрентопии — множество не только крупных животных. Мелких насекомых гораздо больше, причем многие из них достигают размеров, которые Сёрену могут не понравиться.

Люди оказали значительное негативное влияние на количество насекомых на Земле, особенно на крупных. Многие насекомые в последние десятилетия вообще исчезли. Это произошло, потому что мы используем пестициды в больших объемах, а также уничтожили естественную среду обитания многих насекомых.

Так, например, многие насекомые живут за счет падали или в больших поваленных деревьях, а ни того, ни другого в современной Дании почти не осталось.

«Действительно, количество насекомых резко снизилось. Говорят о феномене лобового стекла. Многие люди помнят, что в 70-х годах по датским дорогам нельзя было проехать без того, чтобы лобовое стекло не стало скользким от насекомых. Сейчас это уже не так: насекомые исчезают. В особенности крупные насекомые, такие как бабочки или жуки, уже давно не в том количестве, что раньше. А в мире без людей их было бы гораздо больше», — говорит Йенс-Кристиан Свеннинг.

Моря кишели бы рыбой и китами

Множество насекомых скоро начинают досаждать Сёрену, и он бежит на побережье, чтобы спастись от них.

Здесь он обнаруживает, что вид внутренних вод Дании сильно отличается от того, как они выглядят в мире людей.

По словам Йенса-Кристиана Свеннинга, мы можем сравнить внутренние воды Сёрентопии с тем, как датские воды выглядели от нескольких сот до нескольких тысяч лет назад.

Моря изобилуют рыбой, в них резвятся стаи крупных млекопитающих вроде тюленей, касаток и других китообразных.

© flickr.com, Klaus Stiefel

Акулы в регионе Центральные Висайи на юго-западе Филиппин

Масса рыбы в Сёрентопии создает пищевую базу для множества птиц, которых сейчас тоже осталось не так много.

По словам Йенса-Кристиана Свеннинга, в Сёрентопии полно, например, пеликанов, бакланов (пингвинов севера), там гнездится множество бескрылых гагарок.

«Там будет такое изобилие морской жизни, какого мы даже и представить себе не можем. Еще во времена моих прапрадедов в районе Скьерне, как сообщалось, ели лосося не менее трех раз в неделю, такое там было изобилие. Именно это и есть естественное состояние жизни в морях вокруг Дании, а не то, что мы имеем сейчас», — рассказывает Йенс-Кристиан Свеннинг.

Гигантские животные правили бы миром

Если мы осмотрим весь мир этой безлюдной Утопии, мы увидим примерно то же, что и в Дании.

На таких континентах, как Австралия, Южная и Северная Америка, где в нашем мире сейчас не так много видов диких крупных животных, полным-полно разнообразных гигантов.

Австралия в Сёрентопии — дом исполинских кенгуру, огромных вомбатов, колоссальных черепах, громадных варанов и гигантских нелетающих птиц.

«В Австралии существование множества крупных животных сильно изменило бы состояние растительности в некоторых частях континента. Сегодня страна страдает от обширных пожаров, которые возникают из-за сухой растительности. Но если бы здесь жили большие животные, в некоторых районах они бы ее почти уничтожали, так что осталось бы мало того, что может гореть. И ландшафт выглядел бы совершенно по-другому», — объясняет Йенс-Кристиан Свеннинг.

То же самое касается Южной и Северной Америк, которые, например, были бы домом для множества лошадей, верблюдов, бизонов и диких свиней, а также для миллионов гигантских ленивцев, некоторые из которых могли бы достигать размеров слона.

Слоны тоже обитали бы в этой безлюдной Америке, и в амазонских лесах на деревьях жило бы множество больших обезьян, а также мохнатых пауков, которые сейчас во многих местах исчезли.

Как люди уничтожили крупных животных

То, что крупных животных нет ни в Австралии, ни на большинстве других континентов, связано с таким феноменом, как дефаунизация, — то есть исчезновение фауны.

По словам Йенса-Кристиана Свеннинга, нужно не так уж много людей, чтобы на территории полностью исчезли крупные животные.

Основная причина — в том, что в обычных условиях большие животные размножаются не так уж быстро.

В мире без людей им это и не нужно, ведь у них не слишком много естественных врагов, но в нашем мире им не выжить. Здесь большинству крупных видов животных не удается производить потомство с той же скоростью, с какой люди их убивают.

В результате в сегодняшнем мире многих видов уже не существует, в отличие от Сёрентопии.

Острова были бы более уникальными

Последнее место, где Сёрен увидит заметную разницу между реальным миром и Сёрентопией, — это острова по всему миру.

Люди оказали значительно влияние на островную фауну, перевозя всевозможных животных с одного острова на другой. Сейчас животная жизнь на островах не так уникальна, как могла бы быть.

© flickr.com, pantxorama

Морские игуаны на Галапагосских островах

Если мы представим себе, что людей никогда не существовало, то изолированные острова вроде Майорки или Канар, по словам Йенса-Кристиана Свеннинга, больше походили бы на Галапагосы.

«Часто на островах встречаются более крупные версии маленьких животных и более мелкие — крупных. То есть, мы могли бы на многих островах мира увидеть, например, карликовых слонов и гигантских черепах. Там же обитало бы множество разных нелетающих птиц, и на каждом острове были бы какие-то свои, совершенно уникальные животные», — говорит Йенс-Кристиан Свеннинг.

]]>Источник ]]>

 

Загрузка...

Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.

Развернуть комментарии