Какими были самые яркие и необычные миллионеры XIX века

Эпатажные богачи были во все времена. Экзотические домашние животные, странные друзья, необычный внешний вид, странные завещания… При этом часто странности старых русских богачей уравновешиваются благотворительными проектами и яркими идеями для бизнеса. С этой точки зрения самые необычные миллионеры России XIX века не так уж отличаются от современных.

Бизнесвумен с принципами

ВАРВАРА МОРОЗОВА, владелец текстильной фабрики, меценат, годы активности: 1882–1917

Женщина либеральных взглядов и необычной судьбы. Она была дочерью текстильного фабриканта Алексея Хлудова и женой Арсения Абрамовича Морозова, представителя известной на всю Россию купеческой семьи.

После смерти мужа от психической болезни Варвара Алексеевна стала хозяйкой огромного состояния. Однако в завещании было условие — повторное замужество лишит Морозову капитала. И тут наша героиня проявила себя как хозяйка своей судьбы: не стала выбирать между любовью и богатством, оставив в своей жизни и то и другое.

Она открыто и совершенно не стесняясь жила гражданским браком с журналистом и издателем газеты «Русские ведомости» Василием Соболевским, что по тем временам было немыслимой наглостью.

Ни современники, ни домашние не могли понять, почему предпринимательница собирает у себя дома лекции профессоров, изучающих рабочие движения, спонсирует Пречистенские курсы, на которых, помимо обучения, проводились нелегальные революционные собрания. За курсами следила полиция, так же как и за домом «бизнесвумен».

В отличие от большинства российских миллионеров — как прошлых, так и настоящих — на свои капризы Морозова тратила не так уж много денег. А вот на благотворительность уходили солидные суммы.

На ее деньги построили психиатрическую больницу, институт по изучению рака, учебные аудитории для Московского университета, первую в Москве бесплатную библиотеку и многое другое.

Богатый бездельник

АРСЕНИЙ МОРОЗОВ, сын Варвары Морозовой, годы активности: 1891–1908

«Раньше я одна знала, что ты дурак, а теперь вся Москва будет знать» — так отреагировала мать Арсения Варвара Морозова на построенный сыном особняк на Воздвиженке.

Как и сам купец, дом, построенный по образцу кичливого замка Пена в португальской Синтре, до сих пор резко выделяется среди московских особняков, хоть и признан памятником федерального значения.

Типичный представитель золотой молодежи и тусовщик, Арсений Морозов деньги получил по наследству. Жил ярко, умер нелепо — на одной из вечеринок из-за дурацкого спора.

Морозов пытался убедить гостей, что человек может вынести любую боль, и в доказательство прямо у них на глазах прострелил себе ногу. Даже не поморщился, а вот гости были шокированы и начали расходиться. Арсений же решил не обеззараживать рану и даже не снимать сапог, за что поплатился заражением крови.

Адреналин и эпатаж

МИХАИЛ ХЛУДОВ, текстильный фабрикант, годы активности: 1840–1882

Больше всего на свете Хлудов любил охоту, адреналин и эпатаж. Ходил в сопровождении одного из тигров, которых привез из Азии и поселил дома. Тигры пугали гостей и пожарных, которые как-то приехали тушить загоревшийся особняк и встретили «домашних питомцев».

Хлудов любил собирать у себя гостей и иногда выходил к ним в костюмах гладиатора, греческого бога или араба. Любил дарить подарки. Своей второй жене на первые именины после свадьбы он торжественно преподнес… двухметрового крокодила, спрятанного в ящик.

Легкомысленный миллионер пережил своего единственного сына: 12-летний ребенок умер в результате несчастного случая.

После этого Хлудов добавил в свое завещание пункт о пожертвовании 350 тысяч рублей и собственного дома на детскую больницу. Она была построена на Девичьем поле (Пироговская улица) и до революции носила имя миллионера. Больница работает по своему профилю и сейчас, но называется Клиникой детских болезней Первого МГМУ им. Сеченова.

Щедрый жадина

ГАВРИЛА СОЛОДОВНИКОВ, торговля, недвижимость, банковский бизнес, годы активности: 1840–1901

Один из самых богатых российских купцов отличался невероятной жадностью. Например, он заказывал себе на обед вчерашнюю гречку, потому что она была самой дешевой едой в трактирах и стоила всего полкопейки.

По делам Солодовников выезжал в экипаже, у которого только задние колеса были одеты в резину. Объяснял это тем, что передние — для кучера, а за его удобство платить незачем.

При этом его карьера была стремительной: уже в 20 лет он был купцом первой гильдии (высшей из трех существовавших), а в 40 — мультимиллионером. Занимался торговлей, недвижимостью и банками. Легко обходил конкурентов, а иногда обманывал и друзей по бизнесу.

Солодовников мечтал о собственном театре. Очень быстро построил здание на Большой Дмитровке, заключил договоры с артистами. Но ни одна комиссия не хотела принимать будущий храм искусств в эксплуатацию — фойе, проходы и лестницы были в ужасном состоянии, не было аварийных выходов. Пока купец придумывал, как бы исправить неполадки, часть артистов успела поссориться с ним или разориться. А москвичи стали дружно называть его детище «дмитровским сараем».

Завещание богача было таким же скандальным, как и его жизнь. Детям и другим близким он оставил меньше миллиона рублей, а остальные 20 миллионов завещал потратить на благотворительность.

Театрал-старообрядец

НИКОЛАЙ РЯБУШИНСКИЙ, вышел из семейного бизнеса ради искусства, годы активности: 1895–1951

Во дворе его виллы «Черный лебедь» росли пальмы и гуляли павлины. Мебель, посуда, детали интерьера поражали гостей необычным видом и изображениями черного лебедя повсюду. Дом был слишком странным даже для какого-нибудь артиста или художника (с которыми Рябушинский с удовольствием дружил), а тут купец-старообрядец…

Братья миллионера звали его «беспутным Николашкой». Надежды семьи он действительно не оправдал. Вместо бизнеса любил искусство и игру в карты, в итоге над имуществом Николая была установлена опека.

Большую часть своего состояния Рябушинский потратил на издание журнала «Золотое руно». Это было издание большого формата, с роскошными иллюстрациями, золотым шрифтом и материалами на русском и французском языках. Увлечение принесло купцу 12 тысяч рублей дохода и 80 тысяч расхода. Зато там печатались лучшие поэты-символисты и художники.

Миллионер из трущоб

НИКОЛАЙ ИГУМНОВ, текстильный фабрикант, годы активности: 1880–1924

Игумнов был любителем показать свое богатство и удивить людей. Одна шутка обошлась ему ссылкой. Однажды на домашнем светском вечере он выложил пол золотыми монетами. Смотрелось эффектно, но получалось, что гости топтали ногами портрет императора, изображенный на деньгах.

Шутку не простили. Но Игумнов не унывал: уехал в Абхазию, построил себе там дворец, открыл первый в регионе консервный завод, высадил рядом с домом аллеи из кипарисов, которые при виде сверху складывались в его инициалы — ИНВ.

Купец был родом из московских трущоб, и когда он разбогател, решил отметить места своего детства, построив в этих трущобах особняк за миллион рублей. Кирпич был из Голландии, изразцы — с лучшего московского завода.

Ходят легенды, что вспыльчивый характер Игумнова погубил несколько жизней. Москвичи поначалу не оценили его шикарный дом и смеялись над ним. Хозяин погорячился, вызвал архитектора в суд и отказался платить, ссылаясь на слишком большую смету стройки. Бедный мастер не выдержал позора и покончил жизнь самоубийством. Вторая легенда касается любовницы купца, которую он якобы замуровал в стене дома из-за измены.

Провинциальный чистоплюй

ЕВГЕНИЙ ДЬЯКОВ, торговля, годы активности: 1880-е — 1917-й

Иногда на базаре Балашова можно было увидеть такую картину: проезжает мужчина верхом на чистокровной дорогой лошади, разбивает и разбрасывает посуду, которая стоит на земле, а потом платит за нее продавцам, говоря что-то напутственное. Это так местный миллионер Евгений Дьяков учил их нормам санитарии, чтобы те ставили товар только на прилавки или в короба.

Столичный шик купец любил и обижался, если кто-то намекал на его провинциальность. Из-за этого он как-то арендовал на время обеда один из самых дорогих московских ресторанов: компания за соседним столом начала его подкалывать, и Дьяков решил, что хочет поесть в одиночестве.

Он был убежденным чайлдфри и холостяком — даже не планировал в своем особняке детских комнат. Личную жизнь строил тоже специфично: либо предлагал местным бедным невестам обеспечить их приданым за право первой ночи, либо приходил на базар, покупал у понравившейся торговки весь товар и предлагал выпить чайку.

Дело — борода!

ГРИГОРИЙ ПРЯНИШНИКОВ, хлеботорговля, годы активности: 1867–1915

Еще один дореволюционный миллионер о гигиене особо не заботился. Мылся купец всего пару раз в год, поэтому под конец жизни приходить к нему в гости было сомнительным удовольствием. 40–50 лет пользовался одной и той же чашкой и скатертью.

Бороду носил почти до пола: не расчесывал и не мыл. Один раз сделал исключение, когда его пригласили в Петербург для визита к императору.

Был страстным коллекционером: собрал более 2 тысяч икон, более 300 старинных книг, множество крестиков, монет, древней посуды. Вот только коллекцию свою Прянишников полностью почти никому не показывал. За каждый предмет торговался самым жестоким образом. Иногда продавцы отдавали ему вещи дешевле, чем сами их купили. Однажды он сбил цену за старинный крест со 100 рублей до 8, причем предлагавшие покупку буквально сбежали из его дома, замученные торгом.

В сухом остатке

Какими бы чудаковатыми ни были первые российские миллионеры, их инвестиции в социальную сферу, культуру и реальный сектор так или иначе работают до сих пор, несмотря на войны, революции, десятилетия Совка, неуемную фантазию московских градоначальников и урбанистику.

— Третьяковская галерея. Открыта в 1867 году как Московская городская галерея Павла и Сергея Третьяковых). В 1892 году галерея была передана в дар городу купцом Павлом Михайловичем Третьяковым.

— Московский художественный театр (МХТ). Здание в Камергерском переулке было построено на деньги Саввы Морозова в 1902 году.

— Третьяковский проезд. Улица, буквально прорубленная в Китайгородской стене для удобства горожан по инициативе и на средства Сергея и Павла Третьяковых в 1870-е годы.

— Библиотека им. Тургенева. Первая общедоступная бесплатная публичная библиотека в Москве была создана Варварой Морозовой в 1885 году.

— РГГУ (изначально Московский городской народный университет им. Шанявского). Купец Альфонс Шанявский завещал все свои деньги на создание университета, где могли учиться все желающие, независимо от пола, национальности и других критериев. Такое заведение было открыто в 1908 году.

— Железная дорога от Ярославля до Архангельска. Дорогая, но очень нужная России дорога была построена усилиями Саввы Мамонтова. Она начала действовать в 1898 году.

— Городская клиническая больница им. Боткина. Изначально называлась Солдатёнковской в честь купца Козьмы Солдатёнкова, профинансировавшего заведение. Открылась в 1910 году.

— Морозовская детская городская клиническая больница. Одна из самых старых детских больниц в городе была построена на деньги Викулы Морозова в 1906 году.

— Онкологический НИИ им. Герцена. Этот первый в России и старейший в мире онкологический институт финансировала семья Морозовых. Он работает с 1903 года.

— Институт неотложной помощи им. Склифосовского. Больницу для бедных и бездомных называли Странноприимным домом. Ее открыл в 1820 году в память о своей жене один из самых богатых россиях XIX века Николай Шереметев.

— Московская психиатрическая больница № 1 им. Н. А. Алексеева (знаменитая Кащенко). Сбор денег на создание больницы инициировал городской голова Николай Алексеев, а в воплощении поучаствовали многие купеческие семьи. Заведение работает с 1894 года.

— Городская клиническая больница № 5 в Сокольниках. Редкий случай, когда на деньги одной семьи был построен целый больничный городок, причем там был открыт один из первых в городе хосписов — дом призрения для неизлечимо больных. Семья Бахрушиных строила ее частями на протяжении 1885–1892 годов.

— Клинический городок на Девичьем поле. Комплекс из тринадцати разных больниц был построен в 1897 году на деньги нескольких семей и отдельных предпринимателей: Морозовых, Хлудовых, Шелапутиных, Солодовникова, Базановой и других.

— НИИ глазных болезней им. Гельмгольца. Глазная больница была открыта в 1900 году на средства Варвары Алексеевой, изначально носила имя меценатки и ее мужа.

]]>Источник]]>

 

 

Загрузка...
Развернуть комментарии