Кровавый парадокс Волынской резни

Когда читаешь документальные свидетельства о Волынской резне, кроме справедливого возмущения и ужаса, возникает чувство простого любопытства: как человек способен на такие зверства?

Какая сила может заставить его с остервенением и наслаждением рубить головы, распиливать пополам, закалывать штыками, вспарывать животы вчерашним соседям, не щадя даже женщин, стариков, детей и своих родственников? Как это дикое Средневековье оказалось в середине 20 века? Откуда взялся монстр украинского национализма, и кто виноват в его появлении?

На первый взгляд, ответ будет звучать банально: кровавая идеология ОУН-УПА, как и развитие этих организаций, – это творение различных политических сил в угоду своим амбициям и целям. Но весь парадокс заключается в том, что силы эти неукраинского происхождения.

В XIX веке, когда Польша лишилась современных украинских территорий, а потом и своей независимости в борьбе с Россией, у европейских элит возник план. Идея заключалась в том, чтобы создать силу, способную изнутри расшатать ситуацию на некогда принадлежавших Варшаве землях, а затем и вовсе вывести их из-под русской короны. О радикальном национализме тогда еще никто не знал, и только перед Первой Мировой войной австро-венгерским властям, взявшим на вооружение тот самый план, удалось добиться возникновения первых украинских националистических организаций. После окончания войны Польша обрела независимость и вскоре столкнулась с ними, осознав неприятную для себя вещь: антироссийская сила также враждебно настроена и к Польше. Но тогда до беды было еще далеко, и польские власти легко справлялись с украинскими организациями, обладавшими не большей силой, чем криминальные группировки.  

С началом Второй мировой войны у украинских националистов появился мощный союзник и ]]>спонсор в лице нацистской Германии]]>. Немецкая разведка и командование тратили немалые средства на поддержку мельниковцев (ОУН(м)) и бандеровцев (ОУН(б)), используя их в качестве полицейской и карательной силы на оккупированных территориях. Предоставление таких полномочий позволило украинским националистам приступить к реализации собственной идеологической программы – так началось уничтожение еврейского, польского и другого «неукраинского» населения. Апофеозом стала Волынская резня, шокировавшая даже немецкое командование…

История с созданием украинского национализма напоминает старинную чешскую легенду о Големе. Монстр был создан раввином для защиты еврейской общины Праги от недоброжелателей. Но однажды это существо вышло из-под контроля и обратило свою силу против тех, на благо кому было создано…

 Однако европейское руководство и некоторые представители польской элиты не хотят усваивать уроков истории. Во имя все того же политического противостояния с Россией, они продолжают поддерживать постмайданное киевское руководство. При этом они знают, что на Украине необандеровская идеология стала чуть ли не официальной, а палачи их дедов и прадедов на Волыни чествуются, как герои войны за независимость.

Из-за подобных политических авантюр в первую очередь страдают простые люди. Но именно простые люди, сплотившись, могут остановить «заигравшихся» политиков. Так, под гражданским давлением, Сейм Польши вынужден был ]]>признать события на Волыни геноцидом]]>. Однако это лишь первый шаг по нейтрализации угрозы украинского национализма. Предстоят усилия всего европейского сообщества, чтобы покончить с монстром-карателем – приспешником уничтоженного Третьего Рейха.

Валерия Гринцевич

]]>Источник]]>

Справка:

Волынская резня — массовое уничтожение Украинской повстанческой армией-ОУН этнического польского гражданского населения и, в меньших масштабах, гражданских лиц других национальностей, включая украинцев, на территории Волыни, до сентября 1939 года находившейся под управлением Польши, начатое в марте 1943 года и достигшее пика в июле того же года. Ответные действия польской стороны, начатые с конца лета 1943 года, привели к значительным жертвам среди украинского гражданского населения. Верхняя палата польского Сейма квалифицирует Волынскую резню как геноцид польского населения.

В ходе проведённого в Польше исследования «Карта» было установлено, что в результате действий УПА-ОУН(Б) и СБ ОУН(б), в которых принимала участие часть местного украинского населения и порой отряды украинских националистов других течений, число погибших на Волыни поляков составило не менее 36'543 — 36'750 человек, у которых были установлены имена и места гибели. Кроме того, тем же исследованием было насчитано от 13'500 до более чем 23'000 поляков, обстоятельства гибели которых не выяснены.

В целом историки солидарны в том, что жертвами резни только на Волыни стало не менее 30-40 тысяч поляков, вероятностные оценки некоторых специалистов увеличивают эти цифры до 50-60 тысяч, а с учётом других территорий число жертв среди польского населения достигло 75-100 тысяч, в ходе дискуссии о числе жертв с польской стороны давались оценки от 30 до 80 тысяч.

На Украине подобные подсчёты не проводились, число погибших с украинской стороны оценивается в несколько тысяч человек, при этом одни историки пишут о количестве погибших украинцев только на Волыни от 2 до 3 тысяч, другие о том, что в 1943—1944 годах непосредственно от действий подчиняющихся Армии Крайовой польских вооружённых формирований погибло не менее 2 тысяч гражданских украинцев.

В Юго-Восточной Польше украинцы жили среди поляков, веками и на тот момент их было до 30% от всего населения. «Подвиги» бандеровских резунов на Украине аукнулись в Польше, местным украинцам. Весной 1944 г. польские националисты провели серию акций возмездия украинцам в Юго-Восточной Польше. Пострадали, как обычно, ни в чём не повинные мирные жители. По разным оценкам было убито от 15 до 20 тысяч украинцев. 

 

Загрузка...

Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.

Развернуть комментарии