Отсутствие присутствия

4 марта 2017 года. Дверь в зал закрыта. Пока еще никого в него не пускают: там идет предконцертная репетиция. Толпа перед дверью все растет и становится понятным, что всем стульев в Малом зале Гнесинки не хватит. Но зритель терпеливо ждет. И вот, распахивается, наконец, дверь в Искусство и люди тихо и сосредоточенно определяют себе места в этом сравнительно небольшом зале. Действительно малом. Оглядываюсь. Люди стоят не только у задней стены, но и столпились, чуть ли не до середины прохода. Что их сегодня привело сюда?

Если скажу, что высокое искусство, то это будет абсолютно правильно. Но и не только оно. Зритель/слушатель пришел собственными глазами увидеть вживую явление, которое не так часто встречается в нашей жизни. Он пришел увидеть Школу! Именно школу. Живую. Созданную ею, профессором М. Шапошниковой. Начало школы было положено более сорока лет назад. И Мастер, Народная артистка России, профессор Маргарита Шапошникова продемонстрировала те удивительные результаты, которых эта школа добилась.

Меня могут упрекнуть, что я пишу, используя только превосходные степени. Простите, а как иначе писать в этом случае? Музыкант, женщина, педагог создала в России школу академического саксофона. Причем такую школу, которая вышла на самые передовые позиции среди аналогичных школ Франции(!), США, Японии и в прочих европах. Ученики Шапошниковой побеждали на самом престижном конкурсе саксофонистов в Бельгии, на родине изобретателя саксофона Адольфа Сакса, позднее ставшего профессором Парижской консерватории и создавший первую, французскую и потому самую знаменитую школу академического саксофона.

Осенью 2015 года я спрашивал легендарного саксофониста французской школы господина Жана-Мари Лондейкса: как же так получилось, что французская школа уступает в 21 веке свои позиции российской. Надо же было что-то отвечать обаятельному господину Жану-Мари. Вот он с улыбкой и ответил, что Бельгия это еще, мол, не всё (ха!), и вообще «гранаты у нас не той системы». Я понимаю господина Лондейкса. Но понимаю и то, что 4 марта в Гнесинке Российская школа Маргариты Шапошниковой была представлена во всем блеске. И блеск этот был представлен учащимися детских музыкальных школ, учащимися музыкальных училищ и студентами музыкальных вузов. Согласен, что не все может звучало технически четко и чисто, не все мелодически по авторской задумке. Но дело-то не в этом! Дело в самой сути явленного. Дело в том огромном явлении, которое называется Школой. В концерте, если пользоваться возрастной градацией человеческой жизни, принимали участие музыкальные правнуки Маргариты Константиновны! На концерте же выступала молодежь, еще не «обкатанная» на серьезной публике, не битая за промахи на академической сцене теми же музыковедами, изощряющимися, подчас, в сарказме и злоехидстве. Вот и скажите, можно ли в этом случае обойтись без превосходных степеней в адрес профессора?

Саксофон – это ее любовь. Любовь навеки. До конца.

Саксофон сделал ее профессором. Саксофон сделал ее Народной артисткой России. Не она себя сделала, не государство, а именно саксофон, с ранней юности, с косичек на голове, обладавший для нее удивительной притягательной силой. Разве не гениальный инструмент изобрел в Бельгии гениальный Адольф Сакс? Поневоле поверишь в мистику, сталкиваясь с эпизодами ее жизни. Но это не мистика. Это каторжная работа плюс талант, или талант плюс каторжная работа.

И этот каторжный труд сопровождается феноменальным успехом, суть которого – ее исполнительство и ее ученики.

Критиковать студентов за ошибки и безделье можно по-разному. Можно поставить «неуд». Можно сообщить декану, ректору, родителям о нерадении студиозусов к учебе. Можно выгнать из класса. Можно, в конце концов, лишить возможности вообще присутствовать на занятиях. То есть отказаться учить их по причине, скажем, тупости.

Ее же ученики (а тупых у нее нет), покрываясь пунцовыми пятнами, принимают на себя целый дождь из фразеологизмов русского языка. Да еще и с яркой, эмоциональной окраской. И это еще что! Вот когда в ее руках зазвучит французский саксофон, личный подарок самого П. Сельмера1 – вот тогда держись! Это тоже критика, но какая! Сколько эмоций у Мастера, сколько тонкого благожелательного ехидства, юмора, сколько акцентов на ошибках учеников, когда она их пародирует. Виртуоз!

Ох, как пародирует! Сам слышал. Но странное дело: под конец студенты начинают улыбаться. Значит, дошло, значит — поняли. В педагогике такой прием называется методом взрыва. Это когда воспитателем ситуация, которую нужно исправить, доводится (в нашем случае с помощью саксофона) до абсурда и когда в голове воспитуемого возникает взрыв, яркая вспышка: так вот чего от меня хотели; как легко все это можно выполнить; как все оказывается просто.

Я сам присутствовал на ее занятии в академии и, будучи взрослым человеком и не имея никакого отношения к учебному процессу, ощущал себя совершенным учеником, стоящим у доски с невыученным уроком. Даже мне, не знающему множества тонкостей в профессиональной подготовке музыканта на высшем уровне, и то показалось, что я все понял. А может, это так и было в тот момент?

Нет, как она критикует своих учеников!.. И основой этого является… любовь. Да, да! Любовь к ним, своим ученикам, из которых Мастер хочет выпестовать достойных продолжателей своего дела.

Зато редкая, скупая похвала Мастера – это как бальзам на душу! Настолько ее похвала упоительна. Настолько она поднимает дух и уверенность в своих силах. Хочется не просто идти вперед. Бежать, мчаться, нестись, побеждать! И потому из ее учеников тоже вырастают мастера. И их много. Ведь чем крупнее Мастер, тем более значимы результаты его труда.

Саксофон… Это, специально повторюсь, гениальное изобретение А.Сакса в ее руках плачет и смеётся, торжествует и грустит, радуется и скорбит… Глядя на ее инструмент поневоле думаешь, что он живой: так Мастер через него умеет передать свою душу в музыке. И вот это ощущение – оно самое ценное, что может дать музыкант людям.

Она стала легендой. И не только среди музыкантов (это случилось уже давно), но и среди поклонников серьезной музыки вообще. Я многих из них спрашивал: знаете её? Конечно, знают. И знают потому, что ее исполнительское мастерство завораживает, раздвигает время и пространство, уносит душу в полет.

Она вообще виртуоз по жизни. Она виртуозно вычисляет своих будущих учеников, предпочитая кого-нибудь «из глубинки» столичному жителю с более основательной подготовкой…

Ее виртуозный стратегический расчет более 40 лет назад, в советское время (!), привел к тому, что Министерство культуры СССР создало первый тогда в стране класс академического саксофона. Чуть ли не буржуазного, по тем меркам, инструмента. Да-да! Были такие времена. Молодежь этого не знает. Класс саксофона создали под нее. Под Мастера. Она и тогда была Мастером. Иначе бы и класса такого не возникло. И кто знает, был бы он сейчас? Скажут, что время заставило бы. А это как сказать. Не всегда. И примеров тому – множество. Она успела опередить свое время. Она сделала это!

С ее легкой руки по уже проторенной колее класс саксофона создали и во многих других музыкально-учебных заведениях нашего Отечества. А вот в таком элитарном учебном заведении, как Московская консерватория нет класса академического саксофона, хотя, вероятно, желание-то открыть его есть. Но там нет такого Мастера, а хуже, и это понятно, выглядеть не хочется. Ее же учеников знают во всем музыкальном мире планеты.

Виртуозно играя роль «мамы-основательницы», она виртуозно готовит своих учеников, выпуская уникальный, виртуозный штучный товар – саксофонистов экстра-класса. И случай здесь особый. Здесь самозабвенное служение Музыке и Отечеству!

И такое служение принято отмечать. Как? Процитирую собственные строки, адресованные Министру культуры России не так уж давно.


 

«Министру культуры Российской Федерации

Мединскому Владимиру Ростиславовичу

 

Тихомирова Александра Александровича, (…)

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

 

Уважаемый господин Министр!

 

Нашей спортсменке, очаровательной Юлии Липницкой, 15-летней девочке, присвоили звание Заслуженного мастера спорта. Всей душой поддерживаю присвоение юной фигуристке этого почетного звания. Ей же государство подарило «Мерседес». Её же наградили и «Орденом Дружбы». Москва вроде хочет подарить ей квартиру. Или уже подарила. Маленький такой золотой дождь. Есть у меня возражения? Никаких. Можно бы еще больше дать бесспорно выдающемуся ребенку. Не жалко.

Но одновременно берет горечь, что люди, совершившие не меньший подвиг, причем интеллектуального характера, что гораздо труднее, остаются в нашем Отечестве незамеченными со стороны высокого начальства. Я буду говорить сейчас о работниках сферы культуры. Т.е. Вашей сферы, г-н Министр.

В 2006 году в городе Динанте (Бельгия) состоялся очередной конкурс саксофонистов им. Адольфа Сакса. Не буду говорить о том, что А.Сакс является изобретателем этого удивительного инструмента. И не только его. Что А.Сакс был профессором Парижской консерватории. Что конкурс его имени проводится, как и Олимпиады, один раз четыре года. Что это самый престижный и самый трудный конкурс саксофонистов на нашей планете. Что это конкурс и для самого трудного исполнительства – академического. Не джазового и не эстрадного.

И в 2006 году первое место на этом конкурсе (около 200 претендентов) получил Сергей Колесов. Получил Гран-при и еще три специальных премии. Первый раз за всю историю конкурса русский музыкант оказался первым! Т.е. одним из лучших молодых саксофонистов планеты!

Вы думаете, что его в нашем Отечестве как-то отметили? Присвоили почетное звание? Например, «Заслуженный работник культуры»? Вручили орден? Да что орден! Медальки не дали. Про квартиру вообще не говорю.

(Вот для Юли Липницкой не пожалели звания «Заслуженного мастера спорта».)

Через четыре года, на этом же конкурсе в Бельгии наш молодой соотечественник Никита Зимин занял второе место. Тот, кто представляет, что такое конкурсные «кухни», тот поймет, что Никита фактически стал первым. Он получил специальную премию за лучшее исполнение произведения, написанного специально для конкурса. А два раза подряд давать первое место России… Ну, Вы понимаете. Это же не спорт. Субъективные оценки появляются с большей вероятностью и средства механического/электронного контроля отсутствуют. Первое место дали Бельгии. (?)

Заметили чиновники, средства массовой информации Никиту на Родине? Его наградили? Присвоили почетное звание?

Ответ понятен, не так ли?

Но почему Россия вышла на первое место в этом престижнейшем конкурсе? Ответ прост. Потому, что создана своя, российская, школа академического саксофона. И Сергей Колесов, и Никита Зимин являются учениками Маргариты Константиновны Шапошниковой. Народной артистки России, профессора Гнесинской академии музыки. Более сорока лет назад Маргарита Константиновна создала в Гнесинке класс (страшно сказать) академического саксофона. Это в советские-то времена, когда саксофон рассматривался почти как инструмент мирового империализма. Она создала свою, российскую школу саксофона, которая не уступила знаменитой французской.

После выступлений С.Колесова и Н.Зимина вспомнили о профессоре? Телевидение и пресса широко осветили эти события? Странно, у нас вроде есть телеканал «Культура».

В 2010 году мне посчастливилось присутствовать на юбилейном вечере (70 лет со дня рождения) Маргариты Константиновны. Сколько теплых слов было сказано в ее адрес.

Узнайте, г-н Министр, а было ли слово от Министерства культуры РФ?

Концерт её учеников был феноменальным! Зал ревел от восторга. Не хватило одного. Не хватило награждения Маргариты Константиновны орденом «За заслуги перед Отечеством». Вот уж кто действительно заслужил этот орден – так это она. Создательница российской школы академического саксофона. Женщина!

А наградные документы в этих случаях должны подписывать не чиновники Гнесинки, и даже не сотрудники Вашего министерства. Эта честь должна быть предоставлена самому Министру, который должен знать таких людей. По своему статусу.

 

О чем я прошу? Да я думаю, что понятно о чем.

 

С уважением, А. Тихомиров

24 марта 2014 года

 

 

P.S. Поразительно, но я в свое время предлагал рассказать о М.К.Шапошниковой и её учениках и С. Бэлзе, и С. Спиваковой, и А. Мягченкову. (через их сотрудников) Результат Вы сами видите на экране Вашего телевизора.» (Конец цитаты.)

 

Что же ответили мне чиновники из Министерства? Это же интересно, правда? Причем я знал, кто мне будет отвечать.

Нет, не Министр и не его заместители. Я знал, что мое письмо не представят пред их светлые очи. Ответили клерки. И вот что они мне ответили.

 

Посмотрите, как изящно и юридически безупречно составлен ответ в отношении наград. Ну, полный культурный канцелярит! Мол, в соответствии с порядком и при условии выдвижения кандидатуры коллективом. Ну, под коллективом-то разумеется всегда начальство организации. Не первый день живем. Знаем.

А вот в организации могут быть и подводные камни, и подводные течения, и свои группки, и биения себя в грудь: а чем я хуже? И во всех этих случаях коллектив (читай: администрация) как витязь на распутье. «А давайте оставим все так, как было». Оно спокойнее.

А уж если характер человека не нравится…

А уж если в этот вопрос в коллективе вмешивается зависть… М-да!..

Хочу задать вопрос Министру культуры и ректорату РАМ им. Гнесиных. Какая исполнительская школа создана в последние сорок лет в Академии, которая (школа) вышла на мировой уровень и по праву занимает там достойное место? Подчеркиваю: на мировой уровень. Огласите весь список, пожалуйста.

Вот и всё. Круг замкнулся. У Академии не хватает ни духа, ни честности представить Маргариту Константиновну к высокой (и давно заслуженной!!!) государственной награде. А у Министерства не хватает знаний, для того, чтобы «пнуть» Академию: готовьте наградные документы. А вообще-то, по большому счету Министр культуры обязан лично знать таких людей, как профессор Шапошникова. Иначе, какой же он Министр культуры? И он может и должен лично подписать наградной документ, не дожидаясь шевеления внизу. Но это может быть только тогда, когда он лично видит результаты деятельности его сотрудника.

Бывали же случаи, когда на фронтах Великой Отечественной войны командующий фронтом лично награждал отличившихся на поле боя, не дожидаясь подготовки наградных документов. Т.к. он, командующий, лично видел заслуги награждаемого.

Да и Александр Васильевич, который Суворов, лично награждал на поле боя…

***

А вы заметили, что про Сергея Колесова и Никиту Зимина в ответе мне Минкульт и словом не обмолвился? Я понимаю почему. Потому, что исполнительница ответа Татьяна Евгеньевна Хроменко ни сном, ни духом не ведала о таких музыкантах и их успехах. А почему не ведала? А потому, что нет информации. Так, кусочки. И те отыскать не очень просто.

Когда Никита Зимин, уже вторично выступая в Динанте, получил первое место, я утром следующего после его награждения дня позвонил в редакцию новостей телеканала «Культура» с предложением рассказать о победе Российской школы академического саксофона. Угадайте с трех раз, что мне ответил человек из редакции? Вы почти угадали. Мне ответили, что в эти дни в Динанте не было корреспондента телеканала. А чужими новостями они не пользуются. Так зайдите, чиновники телеканала, на сайт конкурса. Там вся информация. Даже видео. В оригинале! Обратить внимание на успех соотечественника сил уже нетути? Или желания нет? Больше похоже на последнее. А вот если телеканал об этом конкурсе «ни сном, ни духом» не ведал, то впору кричать: «Позор джунглям! Позор джунглям»!

Кроме того, в нашем вопросе интересен такой факт. Вот Юля Липницкая получила звание «Заслуженный мастер спорта РФ». С ней все понятно. Такие звания присваиваются за выдающиеся спортивные результаты. С ней нет вопросов. Наших фигуристов Волосожар и Транькова наградили орденом «За заслуги перед Отечеством. Согласен. Хотя не уверен, что их вспомнят через двадцать лет. Да что там! Чубайса наградили этим орденом! А? Как вам это? Юдашкина наградили, Миткову… За это самое. За заслуги. Перед Отечеством. М-да…

А вот для того, чтобы нашим и концертирующим саксофонистам, и уже состоявшимся педагогам Сергею Колесову и Никите Зимину получить звание хотя бы «Заслуженный работник культуры РФ» нужно… набрать двадцатилетний стаж работы от начала творческой деятельности! Это музыкантам-то экстракласса! Которые концертируют не только в России, а и по всему миру.

Господин Министр! А что, исключений быть не может? Исключений из правил ввиду именно исключительности рассматриваемых событий? Вот Героем России можно стать и в 10 лет, совершив боевой подвиг. А вот если совершить интеллектуальный подвиг, то… ничего и не получишь. Ждите-с! Через двадцать лет. И то не факт.

Не парадокс ли, г-н Министр? Может настала пора учредить почетное звание именно для таких случаев? Или специальной государственной награды? И назвать её, к примеру, «Слава Отечества». Не Вам ли озаботиться этим? Но можно подумать и о внесении изменений в существующие положения о почетных званиях в сфере культуры.

А какой это будет мощный стимул для молодежи!

***

Маленький пример. Полагаю, что Министерству культуры неизвестный. В сентябре 1915 года молодая сестра милосердия на фронте Первой мировой войны в опаснейшей критической ситуации подняла бойцов роты, оставшейся без офицеров, в атаку. Рота устояла. А с ней и батальон, и полк, и дивизия. Но эта очаровательная девушка погибла на глазах бойцов, которые жестоко отомстили супостатам за смерть всеобщей любимицы. Этот случай стал известен даже кайзеру Вильгельму, т.к. наши бойцы в порыве праведного гнева буквально искрошили противника в капусту.

Римма Михайловна Иванова. 21 год. Не дворянка. Не военнослужащая. В прошлом учительница начальных классов.

Государь долго думал, но принял решение. Это было в нарушение статута награды! Он именным указом наградил посмертно девушку орденом Святого Георгия Победоносца 4-й степени! Орденом! Высшим военным! Легендарным! Только офицерским! (Не путайте этот орден с Георгиевским крестом для нижних чинов. У Риммы уже было два креста и две медали за храбрость.)

Римма Иванова, не считая учредительницу ордена Екатерину Вторую, ЕДИНСТВЕННАЯ женщина в нашем Отечестве, награжденная именно этим офицерским знаком высшей воинской доблести и отваги.

Минкультуры сейчас будет ответствовать, что про Римму Иванову он знает. Знает? А где художественный фильм про подвиг этой девушки? Где памятник ей на Поклонной горе? Может в Третьяковке находится её портрет? А в других музеях России? А портреты её в школах, в военных учебных заведениях?

***

Но то было локальное событие на фронте войны. Наши же музыканты совершают интеллектуальный подвиг мирового уровня на конкурсе, который, как и олимпиады проходит один раз в четыре года. И от власть предержащих ни звания, ни ордена, ни медали… Ничего! Даже телеканал Культура не удосужился рассказать ни о них, ни о создательнице школы в России.

Министерство культуры, как видно из ответа, посчитало, что звание Народной артистки России для Маргариты Константиновны вполне достаточно. Согласен. Это высочайшее звание. Но это за исполнительство! За артистизм! А за создание Российской школы академического саксофона что?

Так и напрашивается вывод о том, что в описываемом случае налицо отсутствие присутствия. Какого присутствия? Читателю, полагаю, и так всё понятно.

Грустно, господа!

Александр Тихомиров
 

1 П. Сельмер – владелец знаменитой французской фирмы по производству духовых инструментов. По мнению многих музыкантов, его саксофоны – лучшие в мире. Это, впрочем, не удивительно. Легендарный А. Сакс в свои последние годы жил и творил во Франции. И П.Сельмер как бы подхватил его традиции.

 

Загрузка...

Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.

Развернуть комментарии