В атаке на российский самолёт в Сирии были замешаны военные США

На прошлой неделе директор Российского института стратегических исследований (РИСИ) Леонид Решетников посетил Стамбул по приглашению Анкарского центра политологии.

Решетников, который входит в команду президента РФ Владимира Путина, на протяжении 33 лет занимал высшие должности в Службе внешней разведки РФ. РИСИ же является государственным научным учреждением. По этой причине Решетников, отвечая на вопросы, говорил «мы». Он поделился закулисной информацией о кризисе с самолетом, договоренности между Москвой и Анкарой по Сирии, предоставив детали, которые могут вызвать множество споров.

«Они ставили целью развязать военный конфликт между Россией и Турцией»

– Что думает Москва о настоящем положении турецко-российских отношений? Вернули ли мы отношения к уровню, предшествующему 24 ноября 2015 года, когда турецкими силами был сбит российский бомбардировщик?

Кризис   в отношениях с Турцией, вызванный инцидентом с самолетом, на самом деле был очень серьезным. Кризис привел к большой напряженности в турецко-российских отношениях. Сейчас цель – вернуть отношения на прежний уровень. По всей вероятности,  это невозможно будет сделать в краткие сроки, но Россия, по крайней мере, приложит искренние усилия для того, чтобы вернуть отношения к прежнему уровню. Вопрос – не в симпатии к той или иной стране. Важный для нас аспект состоит в том, что соседняя с нами Турция должна быть сильной и стабильной страной. Турция имеет для России большое значение, как с точки двусторонних отношений, так и с точки зрения ее положения на международной арене. Особенно важно то, что если смотреть на страны, соседствующие с Россией, Турция является практически единственной независимой страной. Это чрезвычайно важно для России. Я говорю об огромной территории, простирающейся от Ирана до Финляндии. Среди наших соседей на этой территории Турция – единственная страна, ведущая независимую политику, а стальные страны находятся под контролем или давлением Соединенных Штатов. Но, как я сказал ранее, Турция отличается от них. По этой причине мы не обязаны звонить в Вашингтон и спрашивать, какие нам нужно выстраивать отношения с Турцией!

Без сотрудничества  с Турцией трудно решить проблемы Ближнего Востока, Персидского залива и Северной Африки,  а также проблемы Кавказа и Черного моря. По всем этим причинам Москва сделает все возможное для возврата отношений с Турцией на прежний уровень.

«В попытке переворота были замешаны американские военнослужащие на базе «Инджирлик»

– Вы сказали: «Мы поняли, что решение сбить самолет, не было решением Эрдогана». Их этого мы понимаем, что это обсуждалось лично между Эрдоганом и Путиным. В конечном итоге принципы нанесения удара по самолету соседней страны определяются правилами реагирования на угрозы. На что Вы опираетесь, когда говорите, что приказ сбить российский самолет был отдан турецким пилотам не высшими инстанциями Анкары?

В Турции есть некоторые круги, которые не хотят развития турецко-российских отношений. Среди них есть те, которые имеют связи с США или организацией Гюлена. Мы можем сказать следующее: мы считаем, что те, кто сыграл роль в инциденте с российским самолетом, прежде всего, являлись врагами Эрдогана и в то же время имели связь с США. Мы располагаем информацией о том, что в этом были замешаны американские военнослужащие, служащие на базе «Инджирлик». Преследовалась цель развязать конфликт между Турцией и Россией и свести на нет все то, что было достигнуто за последние 10-15 лет, потому что, согласно их расчетам, Россия обязательно должна была дать военный ответ. Они ждали от России именно этого, но их расчеты не оправдались. Конечно же, мы не могли не отреагировать. Тем более, что мы увидели по телевидению убийство нашего пилота и проявленное неуважение к его останкам. В связи с этим Россия не могла не выступить с реакцией.

В первые дни не было известно о роли в этом процессе президента Турции, в связи с чем процесс начался с экономических санкций. Несомненно, это были жесткие санкции, которые негативно отразились на наших отношениях. Вместе с тем, жесткие экономические санкции, нанесшие вред нашим отношениям, были лучше, чем если бы Россия дала военный ответ. Сейчас экономические санкции будут постепенно сняты, в результате чего можно будет вернуть на прежний уровень торговые отношения. Безусловно, потеря денег стала с точки зрения двусторонних отношений минимальным вредом.

Я хочу предупредить наших турецких партнеров  о том, что могут последовать и другие провокации, так как усилия по нормализации турецко-российских отношений могут вызвать дискомфорт у многих представителей Запада. По этой причине нельзя говорить о том, что провокации не повторятся.

«Турецкая сторона заявила за закрытыми дверями о том, что не имеет отношения к инциденту с самолетом»

– Вы сказали, что «в первые дни вы не знали, какую позицию занимает в этом вопросе господин Эрдоган». На протяжении нескольких месяцев за закрытыми дверями велись дипломатические переговоры. Были задействованы и другие каналы, такие как предприниматели и  главы других государств. Когда господин Эрдоган сообщил России о том, что они не стоят за решением/ приказом сбить самолет/, и что имел место заговор? Если Вам об этом было заявлено за закрытыми дверями, почему турецкая общественность не была об этом  проинформирована?

Точную дату того, когда господин президент сделал данное заявление российским инстанциям, назвать невозможно, но в период, когда это обсуждалось, уже велась подготовка к попытке переворота, по этой причине многие остерегались делать какие-либо заявления. В это время за закрытыми дверями было проведено множество переговоров. Турецкая сторона пыталась объяснить ситуацию за закрытыми дверями. Переговоры велись в Стамбуле, Москве и третьих странах. После того, как Россия по результатам проведенных за закрытыми дверями переговоров поняла истинное положение вещей,  было принято решение о преодолении кризиса. После принятия сторонами данного решения, мы столкнулись с попыткой переворота. Силы, осознавшие, что Турция и Россия готовы достичь договоренности, начали планировать попытку переворота и убийство Эрдогана.

– То есть вы говорите о том, что между инцидентом с самолетом и  попыткой переворота 15 июля прослеживается четкая связь?

Не знаю, что думаете вы, но мы пришли к такому выводу. Как российская сторона, мы придерживаемся такого мнения. Сравнив имевшиеся у нас данные с информацией, предоставленной нам Турцией, мы пришли к такому выводу.

– Вы считаете, что если бы силы, спланировавшие 15 июля, смогли раздуть военный конфликт между Турцией и Россией, то необходимости  в 15 июле не осталось бы?

Может быть, и не осталось бы. Но совершенно очевидно, что за усилиями вызвать конфликт между Турцией и Россией стояло и намерение отстранить Эрдогана от власти. На наш взгляд, в обоих случаях преследовалась эта цель. Поймите меня правильно. Я не сторонник и не противник Эрдогана. Он – ваш президент. Но если быть объективным, можно сказать, что все было направлено на то, чтобы его свергнуть. Все развивалось в  этом направлении.

«Мы против автономии курдов и курдского государства»

– Что именно вы подразумеваете под культурной автономией? Это означает, что вы против такой структуры в Ираке и Сирии, как так называемое «Региональное правление Курдистана»?

Лично я против разделения какой-либо страны. Так, Ирак оказался практически раздроблен. Они называют себя автономией, но на самом деле действуют практически независимо. По этой причине, если курды получат в Сирии автономию, она станет практически независимым государством. Мы не должны полностью менять карту Ближнего Востока. Курдам, где бы они ни проживали, должна предоставляться возможность изъясняться на своем языке и развивать свою культуру, но мы против создания ими государства. Что же нам делать: вслед за Ираком, раздробить Иран, Сирию и Турцию? Курды есть и в Армении.

]]>Источник]]>

Поддержите нас, жмите на подходящий значок:

 
 

Нецензурные и оскорбительные комментарии удаляются. Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.