Чернильное перо в век компьютеров - в чём смысл?

Газета "Московский Комсомолец" рассказала о применении технологий профессора Базарного в российских школах.

В социальную сеть недавно выложили школьную тетрадь ученика первого класса 1964 года, являющуюся просто образцом каллиграфического почерка. Плавные линии — одна к одной, все завитки и крючки четко прописаны, твердые штрихи чередуются с мягкими… Пользователи не преминули выразить восторг: «Вот это культура письма!», «Умели ставить руку в советской школе!», «Современным детям это не под силу, они пишут как кура лапой».  

Но, как выяснил «МК», дело не только в эстетике. Искусство красивого и изящного письма развивает мелкую моторику, что, в свою очередь, является стимулом для интеллектуального развития ученика. А пластика усилий и расслаблений при письме перьевой ручкой соответствует нашему внутреннему ритму.

В России есть немало школ, которые работают по здоровьесберегающим технологиям, разработанным доктором и педагогом-новатором Владимиром Базарным.

Каково это — писать пером в ритме биения сердца, решила проверить спецкор «МК», для чего отправилась в земскую гимназию — муниципальное автономное общеобразовательное учреждение городского округа Балашиха.

Писать пером в век компьютеров: в России поставили уникальный эксперимент

фото: Светлана Самоделова

 

 

Образцовая тетрадь ученика первого класса 1964 года вызвала шквал отзывов в Интернете. Пользователи разделились на два лагеря.

Одни сожалели, что каллиграфия незаслуженно забыта, что вместе с ней из школ ушла культура письма.  

«Недавно на почте заполняла бланк на посылку, приемщица заметила: «Какой четкий, красивый почерк. Сейчас редко кто так пишет». А я из той, еще советской школы, где под чистописание отводили большое количество часов, — делится Людмила Васильевна. — Это то хорошее, что досталось нам в наследство от царской России. Прописи были нашей настольной книгой. Заставляя по сотне раз выводить пером одни и те же крючки и петельки, у нас вырабатывали усидчивость и концентрацию внимания. Мне 74 года, а я, как бы ни торопилась, всегда пишу четко и ровно. По-другому не могу, так научили».

«Перечитал вчера письма деда, адресованные бабушке, и записки отца, которые он писал маме в роддом. В эпоху чернильных ручек, похоже, у всех был отличный почерк. В рукописных текстах лучше чувствуются эмоции, которые переживали близкие», — рассказывает Иван.

Многие в ленте сходились во мнении, что каллиграфия — это еще и приобщение к красоте. «Сейчас эта «буржуазная дисциплина» исчезла из школьной программы. Что в результате? У меня дочь — учитель русского языка и литературы. Проверяя дома тетради, иной раз показывает мне сочинения учеников. Мы вдвоем не можем разобрать почерк детей. Я считаю, что косое, неразборчивое письмо — это в чем-то неуважение к учителю. Каллиграфия в свою время «дисциплинировала» руку и учеников в целом», — делится Нина Георгиевна.

Собеседники в ленте сетовали, что каллиграфию сейчас можно встретить только на логотипах, отпечатанных открытках и в надписях на памятниках на кладбище…

«В паспорте на штампе о регистрации брака работник ЗАГСа вписала фамилию жены небрежным почерком, к тому же шариковой ручкой, — возмущается Евгений. — Стал перебирать документы. Вот в свидетельстве о рождении все сведения написаны красивым каллиграфическим почерком. Чувствуется, что это — документ. Его приятно взять в руки».  

Среди пользователей было немало тех, кто по собственной инициативе начал изучать каллиграфию.

«Свой почерк у меня неважный, а когда беру в руки перо, пишу очень красиво, — признается Анна. — Пока вывожу букву за буквой, полностью успокаиваюсь. Для меня занятие каллиграфией — это и творчество, и профилактика стресса».

Но у любителей красивого, изящного письма нашлось немало противников.

«К чему в наш цифровой век эта экзотика? Писать сейчас стальным пером — все равно что варить обед в русской печи…» — высказывался Геннадий.

«Меня в детстве учили писать перьевой ручкой. До четвертого класса у нас шариковые ручки были запрещены. Впечатления — самые ужасные, врагу не пожелаешь. Говорили, что потом почерк будет хорошим. Ничего не вышло. Пишу плохо», — откровенничает Сергей.

Пользователи сожалели, что столько сил и энергии, достойной лучшего применения, уходило на то, чтобы овладеть технической стороной этого письма…

Вот и коллега напомнил, что Наполеон настолько неразборчиво писал, что его письма расшифровывал специально обученный секретарь. А рукописи Льва Толстого могла разобрать только его жена. Она и переписывала их начисто. И это не помешало полководцу и писателю стать великими.

Оппоненты спрашивали: «Зачем ныне умение красиво писать?» «Зачем сейчас вообще нужна ручка, когда есть «клава» (клавиатура на компьютере. — Авт.), электронная почта и принтер? В Америке, например, в некоторых штатах чистописание вообще переведено в разряд необязательных предметов».

Зато в Германии письмо перьевой ручкой в начальной школе закреплено федеральным законом. Считается, что чернила в ней подаются в пишущий узел плавно, дети меньше устают, пишут более осознанно и концентрированно.

Чтобы понять, что еще очень важное закладывается в раннем возрасте вместе с умением красиво писать, я отправилась в земскую гимназию, в подмосковную Балашиху.

фото: Светлана Самоделова

 

 


«Обучение в движении»      

Школа это муниципальная, но очень необычная. Идею земской школы, которые ранее действовали в сельской местности в земских губерниях, подсказал организаторам писателаь и общественный деятель Александр Солженицын. 

— Обучение у нас осуществляется с соблюдением таких принципов, как народность и духовность, — говорит директор Галина Викторовна Кравченко. — Во главу угла мы ставим воспитание и здоровьесбережение учеников.  

Школяры осваивают знания по особым технологиям, разработанным педагогом-новатором, доктором медицинских наук Владимиром Базарным. В итоге ученики в процессе учебы не только сохраняют, но и укрепляют свое здоровье.

В этой гимназии никто не скажет ученикам на уроке: «Не вертись!», «Сиди смирно!». Система Базарного построена на раскрепощении.

— В обычной школе детей заставляют часами сидеть в одной позе, склонившись над партой. Но уже доказано, что при обездвиживании геном не работает, — говорит автор метода, академик Российской академии творческой педагогики, руководитель научно-внедренческой лаборатории Владимир Базарный. — При многочасовом сидении ионы кальция выпадают в соли кальция, а это путь к атеросклерозу. Поэтому у нас уроки проходят в движении.

Половина урока часть учеников сидит за партами, другая часть — стоит за конторками, которые напоминают трибуны для выступлений со сцены. Обувь дети при этом снимают. Стоят в носках на специальных массажных ковриках, сплетенных из мелких деревянных шариков.

Через 20 минут звучит звонок — фрагмент из классического произведения, — и ученики встают на зарядку. Она особенная. Идет разминка не только мышечно-телесная, но и выполняются упражнения для глаз.

Потолки в кабинетах гимназии все разлинованы. Штрихпунктирными линиями нанесены овалы красного и зеленого цветов, квадраты желтого и восьмерки синего. По ним ученики и следят — водят на разминке глазами. 

Зарядку проводят сами школьники. Когда мы заглянули на урок немецкого языка, ученик, выполняя упражнения на зрительную координацию, подавал команды одноклассникам на немецком. Такой вот офтальмологический тренажер.  

После зарядки те, кто сидел за партами и стоял за конторками, меняются местами.

— У нас происходит обучение в движении, — говорит заместитель директора по воспитательной работе Марина Анатольевна Боярчук. — Есть те, кто говорит: «Можно я не буду садиться?» А есть дети медлительные, им хотелось бы, конечно, подольше посидеть. Но необходимость требует для всех сесть-встать. Около конторки можно поменять позу, походить рядом с ней, присесть, помассировать ноги. При таком методе у учеников не нарушается осанка и не замедляется рост.

При этом вся школьная мебель регулируется под рост ребенка.

— Заметили на двери при входе в кабинеты цветные наклейки? — спрашивает Галина Викторовна Кравченко. — Это ростовые ленты. Ребята встают рядом, измеряют свой рост и выбирают ту парту и конторку, которые помечены тем же цветом.

фото: Светлана Самоделова

 

 

«Шарики за ролики»

Второй важный момент — все ученики гимназии пишут перьевыми ручками. В чернильницы перья, конечно, не макают. В арсенале у школяров современные ручки с металлическим пером и сменными чернильными картриджами.

Учителя говорят, что перо требуется держать под определенным углом, в нужной позиции, иначе ручка просто не будет писать. И таким образом кисть ребенка приручается к правильному положению руки.

— Перьевые ручки очень важны, — говорит в свою очередь академик Владимир Базарный. — Наша внутренняя жизнь устроена по ритмическому строю. Это и импульс мозга, и частота дыхания, и биение сердца… И этим ритмам как раз отвечает утонченное, каллиграфическое импульсно-нажимное письмо.

По мнению ученого, в процессе письма перьевой ручкой ребенок постепенно вырабатывает моторный автоматизм, сообразный природе его эндогенных биоритмов: чередования усилий — нажимов и расслаблений — отрывов.

— Наш мозг — это итог совершенствования функциональных способностей руки и речевых мышц. Наши пальцы сотни тысяч лет, как спицы, вяжут ажурную вязь. Только вязь эта — наша нейродинамика мозга.

Владимир Базарный предлагает использовать перьевую ручку не все школьные годы. По мнению ученого, главное — выработать ритмику, пластику усилий и расслаблений. Потом этот ритм сохраняется при использовании любой ручки.

Но шариковую ручку, массовое производство которой в Советском Союзе началось осенью 1965 года на швейцарском оборудовании, Базарный считает для младших школьников абсолютным злом.

— Сегодня во главу угла поставили скоропись и скорочтение. Ребенка за уши потянули за скоростной информатизацией без учета его потенциала и развития. Что такое шариковая ручка с ее безотрывным письмом? Зайдите сегодня в школу, посмотрите, как дети ими пишут. Сидят все скрюченные, напряженные. Потрогайте их мышцы живота и спины. Они же окаменелые! При безотрывном письме, при постоянной мышечной напряженности угнетается и разрушается ритмическая основа в организации непроизвольной моторики. Отсюда у современных детей боли в спине и куча болезней. Как только ввели шариковые ручки, многие психологи и психиатры стали бить в набат. У детей упали учебно-познавательные способности, изменились психика, интеллект. Такая вот трагедия на кончике пера.

Учителя гимназии всецело поддерживают Базарного.

— Перьевыми ручками ученики пишут более осознанно и грамотно, темп замедляется, есть время на обдумывание, — говорит преподаватель истории и обществознания Ирина Николаевна Павлова. — Частота нажатий на перо совпадает с биением сердца. Все происходит гармонично, появляется внутреннее спокойствие.

Мне приходилось наблюдать, как дети настолько давят на шариковую ручку, что след от нее отпечатывается аж на трех-четырех страницах.

— Перьевая ручка же не предполагает таких усилий, она сама скользит по бумаге очень плавно. При этом снимается нагрузка с руки, — говорит преподаватель Павел Николаевич Лозбенев.

Я сама в школьном музее попробовала писать перьевой ручкой, окуная ее в чернильницу. Сначала буквально скребла металлом по бумаге. Потом интуитивно нашла нужный наклон и определила то количество чернил, которое требовалось, чтобы не посадить кляксу. Скользящее по бумаге перо само подсказывало, где нужно было надавить, чтобы получилась более толстая линия, а где ослабить нажим. В результате вывела: «В ворота гостиницы губернского города въехала рессорная бричка…» Рука на самом деле не напрягалась, за каждым нажимом следовала легкая, волосная линия, во время которой рука отдыхала. Оторваться от завораживающего письма было сложно, но меня ждали ученики.

фото: Светлана Самоделова

«Мальчики предлагают сюжет, а девочки — описание»

Еще одна особенность гимназии — раздельные классы для мальчиков и девочек.

По мнению Базарного, девочки в начале обучения на 2–3 года духовно и физически опережают по своему развитию мальчиков. Их нельзя смешивать в классах по календарному возрасту.

— Согласно исследованиям, если мальчики оказываются окруженными более сильными девочками, то у одних мальчишек формируются женские черты характера: прилежность, послушание, усидчивость, стремление услужить, понравиться, отсутствие протестных установок. У других мальчиков складывается комплекс невротического неудачника, — считает академик Владимир Базарный. — Самое саморазрушительное переживание для мальчиков — быть слабее девочек.

Поэтому для них лучше учиться раздельно.

— По этой программе мы работаем уже 15 лет, — говорит директор гимназии Галина Викторовна Кравченко. — Содержание образования одинаковое, а требования разные. Что касается мальчиков, мы учитываем, что они следуют инструкции, не любят повторений, долгих объяснений. Им импонирует смена событий, всевозможные соревнования, они любят самостоятельно искать новые пути, быть первооткрывателями. У девочек все по-другому. Им нужно подробно объяснять тему, приводить примеры и только потом предложить решить задачку. Или, например, по литературе мальчики предлагают, как правило, сюжет, а девочки — описание.

Раздельно-параллельное обучение с большим воодушевлением поддержала побывавшая в гимназии княгиня Ольга Николаевна Куликовская-Романова (вдова Тихона Куликовского-Романова — родного племянника Николая II).

Учителя считают, что в раздельных классах дети лучше развиваются. Особенно это касается мальчиков, которые принимают мужскую модель поведения. 

— Девочки в младших классах развиваются быстрее, но мальчишки зато потом «выстреливают», — считает преподаватель Павел Николаевич Лозбенев.

— Я веду уроки в классах мальчиков и девочек. Они действительно по-разному взрослеют, и уроки мы строим по-разному, — поддерживает коллегу преподаватель истории Татьяна Алексеевна Назмиева.

Заместитель директора по воспитательной работе Марина Анатольевна Боярчук признается, что любит больше работать в классе мальчиков

— Парни, как мне кажется, более искренние, жалостливые, активные, открытые. Они очень надежные, принципиальные, самостоятельные, правдивые, — говорит Марина Анатольевна. — У девочек среднего и старшего возраста чаще бывает, что думают они одно, говорят другое, а поступают совершенно другим образом.

Учителя говорят, что даже литературу для внеклассного чтения они стараются подбирать с учетом гендерных особенностей детей. 

— Для мальчиков рекомендуем произведения, где есть примеры чести, совести, благородства, силы духа, мужества, — говорит Марина Анатольевна. — Для девочек подбираем книги, где есть примеры чистоты, девичьей скромности, трудолюбия, женской верности. Когда у нас проходят совместные мероприятия, а это праздники, вечера, спектакли, поездки, мы это все разумно сочетаем.

— А я больше люблю классы девочек, — говорит преподаватель Елена Андреевна Харламова. — Девочки — это непостижимый мир женской логики и интуиции. Мне очень интересно наблюдать, как они взрослеют и хорошеют, как у них меняются акценты.

Своими наблюдениями также делится преподаватель истории и обществознания Ирина Николаевна Павлова:

— Мальчишки быстрее схватывают мысль, умеют хорошо анализировать и сравнивать. Дисциплину в классе мальчиков всегда наладить проще. У девочек урок проходит более размеренно, с ними приходится отвлекаться. Могут обидеться, и мне приходится их успокаивать. Мальчишки же пошутили друг над другом, посмеялись, тут же забыли, начали дальше работать.

Дискуссию продолжает преподаватель английского языка Мария Евгеньевна Журавлева:

— Мальчики на самом деле здорово конкурируют между собой. Они все хотят быть лидерами, в отличие от девочек. С девочками работать труднее. Например, если одна из них не знает ответ на какой-то вопрос, молчат все. Девочки боятся ошибиться, они очень эмоционально и остро реагируют на неудачу. 

Кстати, особую роль в жизни гимназии играет Совет отцов. И собрания в классах здесь проводят сами родители. Как и утверждают меню в столовой, которую в гимназии называют трапезной. У детей есть возможность заранее выбрать себе блюдо по вкусу.

За здоровьем гимназистов скрупулезно следят. Ученики регулярно проходят экспресс-диагностику. Гимназию курирует НИИ гигиены детей и подростков.

— У нас дети в четыре раза реже болеют, — говорит Владимир Базарный. — Они быстрее растут. К выпускному классу средний рост парней составляет 182 сантиметра. У них нет сколиоза, сохраняется и даже улучшается зрение.

По «Базарному» в России и ближнем зарубежье работают свыше тысячи школ и детских садов, в одной только Республике Коми — 490 образовательных учреждений. Сейчас метод активно внедряется в школы Азербайджана. В то время как в Москве по здоровьесберегающим технологиям Базарного работает только одна-единственная школа №760 имени Маресьева.

Рекомендуем:

]]>Школа или конвейер биороботов? Путь к свободе: "Встань и иди!" (Издание 2-е, переработанное), Базарный Владимир Филиппович]]>

]]>Дитя человеческое, Базарный Владимир Филиппович]]>

]]>Светлана Самоделова]]>

Поддержите нас, жмите на подходящий значок:

 
 

Нецензурные и оскорбительные комментарии удаляются. Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.