Как русский император с Западом разговаривал. Самые яркие цитаты Александра III

Именно в правление императора Александра III Россия ни дня не воевала (кроме завершившегося взятием Кушки в 1885 завоевания Средней Азии) — за это царя назвали «миротворцем».

Всё улаживалось исключительно дипломатическими методами, причём, безо всяких оглядок на «европы» или кого-либо ещё. Он считал, что России незачем там искать себе союзников и вмешиваться в европейские дела.

Известны его слова, ставшие уже крылатыми: «Во всём мире у нас только два верных союзника — наша армия и флот. Все остальные при первой возможности сами ополчатся на нас».

Он не вмешивался в дела других стран, но и своей страной не давал помыкать. Вот один пример.

Спустя год после его восшествия на престол, афганцы, науськиваемые английскими инструкторами, решили откусить кусок территории, принадлежащей России.

Приказ царя был лаконичен: «Выгнать и проучить, как следует!», что и было сделано.

Посол Британии в Санкт-Петербурге получил предписание выразить протест и потребовать извинений. «Мы этого не сделаем» — сказал император и на депеше английского посла написал резолюцию: «Нечего с ними разговаривать».

После этого он наградил начальника пограничного отряда, орденом Святого Георгия 3-й степени.

После этого инцидента Александр III сформулировал свою внешнюю политику предельно кратко: «Я не допущу ничьего посягательства на нашу территорию!»

Ещё один конфликт стал назревать с Австро-Венгрией из-за вмешательства России в балканские проблемы. На обеде в Зимнем дворце австрийский посол стал в довольно резкой форме обсуждать балканский вопрос и, разгорячившись, даже намекнул на возможность мобилизации Австрией двух или трёх корпусов. Александр III был невозмутим и делал вид, что не замечает резкого тона посла.

Затем он спокойно взял вилку, согнул её петлёй и бросил по направлению к прибору австрийского дипломата и очень спокойно сказал: «Вот что я сделаю с вашими двумя или тремя корпусами».


 

Александр III испытывал стойкую неприязнь к либерализму. Известны его слова:

«Министры наши… не задавались бы несбыточными фантазиями и паршивым либерализмом»

 



 

Справка:

Население России выросло с 71 млн. человек в 1856 году до 122 млн. человек в 1894 году, в том числе городское — с 6 млн. до 16 млн. человек. Выплавка чугуна с 1860 по 1895 год увеличилась в 4,5 раза, добыча угля — в 30 раз, нефти — в 754 раза.

Сеть железных дорог в 1881-92 гг. выросла на 47%.

В 1891 г. началось строительство стратегически важной Транссибирской магистрали, соединившей Россию с Дальним Востоком.

Число русских речных пароходов возросло с 399 в 1860 году до 2539 в 1895-м, а морских — с 51 до 522.

В это время в России закончился промышленный переворот, и машинная индустрия сменила старые мануфактуры. Выросли новые промышленные города (Лодзь, Юзовка, Орехово-Зуево, Ижевск) и целые индустриальные районы (угольно-металлургический в Донбассе, нефтяной в Баку, текстильный в Иванове).

Объём внешней торговли, не достигавший в 1850 году и 200 млн. рублей, к 1900 году превысил 1,3 млрд. рублей. К 1895 году внутренний товарооборот вырос в 3,5 раза по сравнению с 1873 годом и достиг 8,2 млрд. рублей.


Цитаты:

У России нет друзей. Они боятся нашей огромности. У нас есть только два надёжных друга: русская армия и русский флот!

Я не боялся турецких пуль и вот должен прятаться от революционного подполья в своей стране. — сказано в 1881 году при переезде в Гатчину, где император провел почти все свое царствование.

Я рад, что был на войне и видел сам все ужасы, неизбежно связанные с войной, и после этого я думаю, что всякий человек с сердцем не может желать войны, а всякий правитель, которому Богом вверен народ, должен принимать все меры, для того чтобы избегать ужасов войны.


Когда Русский Император удит рыбу, Европа может подождать.

Мир во всём мире был бы обеспечен Российской Державой под скипетром Александра III, которого за пределами её в Европе уважали и боялись. Доказательство тому, что это так и было, явился следующий факт: во время одной из своих любимых прогулок по Финляндским шхерам, во время отдыха Императора Александра III, в Европе произошёл конфликт на почве Алжеризаса, грозивший разразиться в размерах первой мировой войны, причём были серьёзно затронуты интересы нашей новой союзницы — Франции. Министр Иностранных Дел счёл своим долгом телеграфировать в Императорскую Квартиру о том, что Государю следовало бы прервать свой отдых и прибыть в Санкт-Петербург для принятия личного участия в переговорах, которые имели место по поводу разразившегося конфликта, грозившего перейти в вооружённое столкновение Европейских Держав. Когда Государю доложили содержание телеграммы, он, спокойно выслушав её, велел ответить своему Министру слова, приведённые выше.

Александр III был не злым и обладал неплохим чувством юмора, о чём говорит, в частности, следующий курьёзный случай. Однажды некий солдат Орешкин напился в кабаке и начал буянить; его пытались урезонить, указывая на висевший в кабаке портрет императора, но солдат в ответ заявил: «А плевал я на вашего государя императора!» Его арестовали и завели было дело об оскорблении царствующей особы, но Александр III, познакомившись c делом, остановил ретивых чиновников, а на папке начертал: «Дело прекратить, Орешкина освободить, впредь моих портретов в кабаках не вешать, передать Орешкину, что я на него тоже плевал».

Узнав, что отцом его прадеда, императора Павла Петровича, был фаворит Екатерины II граф Салтыков, а не Пётр III, заметил: «Слава тебе, Господи! Значит, во мне есть хоть немножко русской крови».

Не переносил нечистоплотности ни в делах, ни в личной жизни. Согласно его собственным заявлениям, он мог простить чиновнику нечистоплотность в делах или в поведении лишь один раз, в случае его раскаяния, а на второй раз неизбежно следовало увольнение провинившегося. Не терпел своих родственников (например, великих князей Константина Николаевича и Николая Николаевича, принца Георгия Лейхтенбергского), имевших любовные связи с танцовщицами, актрисами и т. п. и открыто их демонстрировавших.

 

Смерть русского царя потрясла Европу, что удивительно на фоне обычной европейской русофобии.

Французский министр иностранных дел Флуранс говорил:

«Александр III был истинным русским Царём, какого до него Россия давно уже не видела… Император Александр III пожелал, чтобы Россия была Россией, чтобы она, прежде всего, была русскою, и сам он подавал тому лучшие примеры. Он явил собою идеальный тип истинно русского человека»

Даже враждебный России маркиз Сольсбери признавал:

«Александр III много раз спасал Европу от ужасов войны. По его деяниям должны учиться государи Европы, как управлять своими народами»

Александр III был последним правителем Российского государства, кто на деле заботился о защите и процветании русского народа… Он каждую копейку русского народа, русского государства берёг, как самый лучший хозяин не мог бы её беречь…».

Поддержите нас, жмите на подходящий значок:

 
 

Нецензурные и оскорбительные комментарии удаляются. Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.