И всё-таки – кто же реально контролирует мир? Часть 3

Во второй части мной было показано, что британская династия Виндзоров через свой именной фонд в Vanguard владеет акциями ряда американских производителей. Было установлено, что трое из этих производителей (а скорее всего, их больше) — Honeywell, Ford и Kellogg — имеют принадлежащие им благотворительные фонды, через которые осуществляется финансирование Совета по международным отношениям, частной организацией, имеющей сильное влияние на внешнюю политику США.

Данная часть будет снова про Vanguard, и в ней будут рассмотрены конкретные персоналии этой компании, чтобы приоткрыть линии её влияния на американскую экономику и политику. Почему американскую — потому что мне доступны данные по Америке. Подчеркну, что в своём исследовании я пользуюсь только открытыми доверенными источниками информации и не полагаюсь на чьи-либо инсайды. Где необходимо, я сопровождаю факты ссылками, чтобы любой мог быстро их проверить. Начнём с публичного первого лица Vanguard.

1. Фредерик Уильям МакНэбб III (]]>фото]]>) — данный породистый персонаж с ирландской фамилией является не только нынешним председателем и исполнительным директором компании Vanguard, но и ]]>вице-председателем]]> Investment Company Institute (ICI). Президентом и исполнительным директором ICI является Пол Шотт Стивенс (Paul Schott Stevens) (]]>фото]]>), ]]>член Совета по международным отношениям]]>. ICI — это американская национальная ассоциация инвестиционных компаний по управлению активами. Исторически она была ]]>учреждена Конгрессом США]]> после краха фондового рынка в 1929 году с целью финансового регулирования. Акт Конгресса об инвестиционных компаниях 1940 года закрепил зоны ответственности этих компаний (вместе с Securities Act от 1933 года — это ]]>единственные]]> нормы деятельности этих компаний). Своё нынешнее название ассоциация получила в 1961 году. В 2011 году она открыла филиал в Лондоне, а в 2013 году вышла на азиатский рынок, открыв филиал в Гонконге. Все фонды таких инвестиционных компаний размещены в офшорах, поэтому неудивительно, что сегодня Гонконг сегодня является ]]>одной из лидирующих офшорных зон]]>, или, как говорят заинтересованные лица, "стран со свободной экономикой".

Будучи отраслевой ассоциацией, ICI объединяет в себе крупные инвестиционные компании. Если мы взглянем на ]]>список членов]]> этой ассоциации, то найдём там и BlackRock, и Fidelity, и State Street, и другие известные в узких кругах названия. Сопоставим это с тем, что председатель Vanguard и вице-председатель ICI — одно и то же лицо, Ф. Уильям МакНэбб III, и вопрос о контроле Vanguard над остальными крупными инвестиционными компаниями снимется сам собой. Даже несмотря на то, что под управлением BlackRock находится активов на 5 трлн $ США, а под управлением Vanguard — только лишь на 4 трлн., BlackRock, как и остальные полутеневые финансовые хищники, находятся под надёжным контролем Vanguard через ICI.

Однако сфера влияния ICI не ограничивается собственной отраслью. Она входит в ]]>список отраслевых союзов США]]>, которые изначально созданы для защиты интересов компаний в соответствующих сферах. Номинально, она является равноправным членом этого списка. Но из первой части настоящего цикла статей мы помним, что группа Vanguard владеет значительной долей акций подавляющего большинства американских компаний. Поэтому естественно допустить, что и ICI занимает доминирующее положение по отношению к остальным отраслевым союзам. По-видимому, крупный бизнес Америки очень плотно прижат этой организацией, а национальный статус она обрела вследствие мощных усилий по лоббированию своих интересов. Говоря проще, ICI в своё время прогнула или подкупила американский госаппарат, чтобы он не мешал инвестиционным компаниям влиять на промышленных игроков (то есть, паразитировать на них).

Других прямых организационных связей МакНэбба не прослеживается по открытым источникам, но и этой информации достаточно, чтобы понять, под кем лежит крупный частный капитал США. Отраслевые союзы являются промежуточным звеном между Vanguard и ICI с одной стороны и крупным бизнесом Америки — с другой.

2. Кэтлин Губанич (]]>фото]]>) — до сентября 2016 года была начальником по персоналу Vanguard. Является ]]>членом HR Planning Forum]]> (форум по кадровому планированию) при уже знакомом нам Investment Company Institute. Также входит в ]]>члены правления American Benefits Council]]>, ассоциации, ориентированной на предоставление выгодных пенсионных и страховочных программ для частных работодателей. Эта ассоциация ]]>принимала активное участие в реформе здравоохранения Обамы]]>, продвигая предложения по реформированию качества, стоимости и страхового покрытия медицинских услуг. Значит ли это, что компания Vanguard радеет за здоровье американского народа и его благополучие в старости? Нет, просто у неё есть свой Health Care Fund и целая линейка собственных пенсионных фондов. А этим фондам нужна регулярная подпитка для благосостояния их владельцев, принадлежащих к богатейшим династиям.

Ещё один штрих к портрету Губанич и Vanguard. Губанич является одним из попечителей ]]>благотворительной программы Vanguard]]>. С трудом верится в благотворительность Vanguard, но достоверно зафиксировано, что данный донорский фонд ]]>перечислял взносы ]]>в поддержку одного из крупных лоббистов зелёной энергетики, некоммерческой организации ]]>"Union of Concerned Scientists"]]>. В руководящий состав "Союза обеспокоенных учёных" входит ]]>Адель Симмонс]]> (Adele Simmons)]]>член некоммерческой организации "Совет по международным отношениям"]]>.

3. И парой строк о другой примечательной фигуре, прямо связанной с Vanguard — С. Фитцджеральд Хэйни. C 2007 по 2015 год он являлся главой компании Pzena Investment Management, которая действует в качестве советника по инвестициям (investment advisor) при фонде Vanguard Windsor (это другой фонд британского престола, без цифры II в названии). Данная информация открыта и доступна для скачивания прямо с сайта Vanguard, в разделе Mutual Fund Prospectuses. Так вот, Хэйни является ]]>действующим послом США в Коста-Рике]]>.Формально он не совмещает свою дипломатическую деятельность с работой на Vanguard, но в этой чрезвычайно жёсткой системе, как говорится, бывших не бывает.

Даже из этого беглого обзора видно, что влияние Vanguard не ограничивается владением акциями крупных американских предприятий. Этот финансовый спрут также тянет свои щупальца во внешнюю политику, законодательную сферу, здравоохранение и экологию (используя для этого различные ассоциации и благотворительные фонды).

(Продолжение следует)

Евгений Творогов

]]>Источник]]>

 

Загрузка...

Вы можете воспользоваться любой из двух НЕЗАВИСИМЫХ веток комментирования: первая - только ВКонтакте, вторая - остальные способы авторизации.

Развернуть комментарии