Хроники Тартарии. Часть I. Отец Арий. Глава 5

Предыдущая глава: https://www.kramola.info/blogs/letopisi-proshlogo/...

Глава 5

 

Лето 3031

            Оседень, которого отныне его верные соратники стали величать Арием, все же принял окончательное решение продолжить свой поход и смирился с тем, что возвращение в жречество ему необходимо было отложить на еще больший, неопределенный срок. Задерживаться в Алтын-гарде он долго не стал и уже совсем скоро после взятия города вновь собрал все свое разгулявшееся и расслабившееся войско, направив его далеко на юг. Так шли они, освобождая город за городом от владычества Зохака, который все еще почему-то не начинал шевелиться и беспокоиться, никак себя не проявляя. Через год воинство Ария Оседня вышло к южному морю и начало продвигаться вдоль его берегов на запад, где, обогнув залив, подошло к землям, располагавшимся между двух великих рек – Индигира и Поротьи, имена коим были даны местными жителями, пришедшими некогда в сии жаркие страны из Сибири и основавшими здесь свои города. Все они склонились перед Семиреченским ханом…

- Так, о чем ты хотел поговорить с нами, Арий? – вопросил Порыш, когда Вятко, который теперь стал сотником Семиреченского войска и приближенным Ария, вошел внутрь шатра, разбитого у устья одной из рек. Он был последним кого ожидали на нараду. То, что хан решил их всех собрать в своем шатре было как нельзя кстати, ибо находиться на улице в такой зной было смерти подобно.

- Что ж, теперь, когда все в сборе, я хочу поделиться с вами своим видением, - Оседень уже давно вынашивал в своей голове этот план, но все никак не хотел рассказывать его остальным, ибо считал, что подходящее время еще не настало, - Я решил заложить град, здесь, в низовьях реки Поротьи, на ее западном берегу, - все были довольно ошеломлены таким сообщением – до этого целью их похода лишь было освобождение земель из-под власти змея, сейчас же Арий выдвинул предложение остепениться. Он заметил растерянность в лицах своих приближенных, а потому добавил, - Конечно же, я хочу испросить вашего мнения на этот счет, соратники.

- Я думаю, что это – нечто новое для нашего похода, - первым решил высказаться Моск – главный советник Оседня, - Но в этой задумке несомненно есть зерно здравомыслия – многие южные народы и так преклонились перед тобой, если же установить град, который станет твоей ставкой, то мы, вероятно сможем объединить вокруг него все эти народы, тем более, что они являются нам братскими и по языку, и по крови.

- Не думаешь ли ты, что Зохак не оставит этого просто так? Все же он считает себя хозяином этих земель, – недоверчивым тоном спросил Троян.

- Да сколько мы ездим по его землям, он так вообще ни разу и не объявился! – вспылил Порыш, ставший одним из трех главных военачальников хана, - Какой он к бесу хозяин?

- Все это так, - оставался спокойным Моск, - но и он не глупец – свободные города – это одно, а вот новый город, у которого есть все возможности стать серединным – это совершенно другое дело.

- А что, если все это лишь большая ловушка Зохака? Быть может он лишь усыпляет нашу бдительность? – внес новое предположение в обсуждение Тур, второй военачальник.

- Ха, да бред это все! – вступил в беседу, расхохотавшись, и третий военачальник – Сармат, - Зохак – трусит, вот и все! Конечно, такое мощное войско почти беспрепятственно разносит его мелкие разбойничьи отряды, оставленные в каждом местечке – наверняка он уже заколачивает врата своего города досками! – вновь прыснул со смеху рыжеволосый юноша.

- Да усмирись ты, юнец! – не стал больше слушать глупые доводы Сармата Троян, - Предположение Тура не лишено смысла.

- Возможно, - не смог не согласиться и Порыш, - Но в любом случае мы все равно наготове, тем более, что к нам без сомнений примкнут и освобожденные народы.

- Я, пожалуй, соглашусь с Порышем – если у нас будет надежно обеспечен тыл, и наши воины будут хорошо подготовлены к встрече с основным воинством Зохака, тогда можно смело приступать к постройке города, - заключил Моск.

- Ну что же, я услышал ваши мнения, - Арий все же был доволен тем, что в общем все поддержали его идею, но не услышал он голоса Вятко, хотя за весь их поход тот и не отличался многословием, когда дело касалось принятия каких-либо важных стратегических решений, - А что скажешь ты, Вятко? – обратился он к своему сотнику.

- Что я скажу?.. Я лишь могу обетовать повести свою сотню туда, куда прикажешь ты, и если для благополучного исхода нашего предприятия нужно будет возводить стены нового города, то я прикажу это делать своим воям, - таким ответом Оседень доволен не был, ибо ожидал от юноши большей инициативности, но тот унаследовал от своих предков лишь превосходную воинскую сноровку.

- Тогда я еще пораздумаю на сей счет, и оглашу о своем решении при всем войске. Об этом должны знать и местные жители. А пока на сегодня наше такое спонтанное маленькое совещание закончено! - когда все покинули шатер и Арий остался один, он прилег на свою постель и сомкнул очи, пытаясь углубиться в свои размышления. Сколько всего он уже натворил, чего волхву делать никак не подобало. Уже целый год он убивал людей, тех, которые присягнули на верность змею, его преданных псов, что стерегли города его царства: воев, стражей, даже управителей – многие из них были по происхождению из русых родов. Но что могло их заставить встать на сторону Зохака? Возможно, все они были жертвами обстоятельств, присягнувшими на верность змею под страхом смерти и из-за этого же страха сражающимися за него. Не исключено, что были из них и те, кто преследовал свои личные корыстные цели. Но Оседень, никак не мог понять, как можно было предать и продать свой народ, хотя не известна еще была Арию власть дженег, которые распространял по всем своим владениям коварный змей, заставляя людей браться за оружие и убивать друг друга за блестящие драгоценности. Были, конечно, среди прислужников Зохака и люди-инородцы, со смуглого цвета кожей и темными, будто Мрачная Пустошь, очами, которым было легко править арийскими родами, ведь они были для них не свои, а значит, с ними можно было творить что угодно без зазрения совести, если она, конечно, у этих недолюдей была. И молодой хан мог представить все их зверства, учитывая тот факт, что во времена господства ариев, еще при жизни Имира, все представители южных инородцев не могли занимать высокие положения в обществе – Зохак же дал им такие права, каких они с роду не имели, и теперь они почувствовали волю… Неожиданно мысли Ария прервал вновь появившийся в шатре Троян. Мужчина даже не заметил, как он вошел, и только легкое покашливание побудило его разомкнуть очи и увидеть старшего брата.

- Ты что-то хочешь добавить? – любезно поинтересовался хан, аккуратно присев на своем скромном ложе.

- Я лишь не хотел говорить при всех, - замялся кареглазый Троян, - Оседень, я должен покинуть тебя, - Арий медленно встал и пристально начал всматриваться в очи брата, - Меня ожидает моя женушка, и сын, хоть я и полностью полагаюсь на его ум, все же не сможет он так долго управлять Троей, ведь я не предполагал оставлять его на такой длительный срок, да и Зохак может надавить на него, поднять дань или приставить своего человека во власть, к тому же еще за пресловутым Зоряном нужен глаз да глаз…

- Я все понимаю, Троян, - положил руку ему на плечо хан, - Ты сослужил мне верную службу, за что я тебе непомерно благодарен. И, если честно, твой долг был исполнен еще тогда, в Алтын-гарде. Посему в любое время ты можешь просить меня о чем угодно и рассчитывать на мою помощь – я примчусь, как только получу известие от тебя.

- Благодарю, - братья крепко обнялись, - И знаешь, ты все-таки город построй, пусть даже Зохак и придет к тебе, требуя дань, но ты уже создашь оплот сопротивления, и помни, сколько за тобой стоят человеков, - добавил он уже у выхода, - Ну, бывай здоров!

- И ты тоже, брате! – Оседень в очередной раз отметил про себя, каким же мощным казался этот высокий человек со спины, по которой водопадом спускалась его черная густая грива…

 

***

- Если ты хочешь знать лично мое мнение, то я считаю, что нам еще рано выходить открытой войной на Оплот Зохака, - заявил один из советников Самара, собравшихся в каменном доме хана на очередное вече.

- Ты думаешь Самар еще не окреп? – Арий Оседень понимал, что отчасти один из верных мужей Ура-гарда глаголил истину, ведь хоть и прошли уже двадцать лет с тех пор, как им, Арием, и его братом Моском был заложен первый фундамент нового каменного города, которому они дали имя Ура-гард. За все это время пока они стояли в Двуречьи – одной из самых благодатных земель здесь на юге, между двумя великими реками Поротьей и Индигиром – жители многих местных поселений стекались именно к этому граду. Все они были потомками тех древних арийских родов некогда ушедших с севера на юг: некоторые из них пришли в эту долину меж двух рек еще до великой битвы на Куру-Кшетре, но были среди них и те, что переселились сюда значительно позже, уйдя вместе с Отцом Яреном из Пятиречья на север. Тем не менее, все эти рода помнили, кем они были по крови и сразу же признали в пришедших с Оседнем воинах единокровных братьев. Самого же хана они зауважали еще больше, когда он бесстрашно начал ходить со своим войском от поселения к поселению и вступать в битвы с прислужниками Зохака, которые держали все те города и взымали с них дань. Арий же освободил эти земли и дал им независимость. Именно по этой причине люди начали со временем приходить в новый Ура-гард, тем более, что многие участвовали в его возведении, чтобы преклониться перед ханом и присягнуть на верность. Сам же Оседень ни коим образом не желал принимать предложения местных жителей стать их новым правителем. Вскоре Ура-гард стал центральным местечком для поселений Двуречья, ибо, хоть Арий и отрицал свое лидерство в этих землях, но все же город показался удобным и подходящим для всех мужей Междуречья, чтобы собираться в нем на вече. Так образовался некий союз всех родов в тех землях, который Моск предложил назвать Самаром, что на золотом языке значило – «Земли Сама», с чем Оседень с радостью согласился, ибо все же для него единственным Царем и повелителем оставался Сам. А все населявшие те земли люди стали именоваться самариями или самарийцами, то есть ариями Сама. Тем не менее, полноценной державой Самар так и не становился, да и Арий того не желал, он лишь присоединил сии земли к Царству, хоть они и находились далеко от него, и представлял себя лишь военным ханом Семиречья.

- А, по-моему, Самар уже готов для похода – Зохак уже давно струсил и боится отправлять своих головорезов к нам, тем более, что все мы поддержим Ария и присоединим своих воев к его войскам, - слова иного копного мужа все же не казались Оседню разумными – он не был уверен в том, что его уже изрядно потрепавшемуся войску, да еще и отвыкшему от войны за эти двадцать лет, было под силу сейчас одолеть воинство Зохака. Нужно было еще больше времени и для подготовки своих дружинников, и для набора новичков из местных самарийцев.

- Как бы ты рассудил, Моск? – Оседень всегда знал, что на советы его мудрого брата можно было положиться – пока они еще ни разу не подводили его в походах.

- Хм-м, ты знаешь, - начал плавно перебирать свою бороду мудрец, - Я все же подержу тех наших мужей, которые посчитали твое предложение о войне сомнительным. Мы действительно пока не достаточно окрепли, чтобы в открытую сразиться с войском Зохака, - Арий это прекрасно осознавал и сам, но все же выставил этот вопрос на вечевое обсуждение, дабы узнать мнения всех боярых мужей на сей счет, - Но, мы можем прийти и к некому соглашению с теми, кто считает поход возможным и даже необходимым, - тут у хана в глазах загорелся огонек – все-таки какая-то часть его уже хотела наконец сдвинуться с места и продолжить свое дело, - Немного севернее и далеко на запад от нас есть Опаленные земли, в которых в глубокой древности русыми родами был возведен великий град с крепкими стенами, который назывался Оселей Рус. Когда же змей начал захватывать южные земли, покорил он и Рус-Оселю, которую переименовал в Бейт-уль-Мукаддесу на свой лад, и которая стала его первой мощной крепостью, пока он наконец не возвел себе Оплот. Сейчас же этот городишко с землями Опаленного Стана стал лишь частью Государства Зохака, хотя и является по-прежнему его духовной столицей, ибо там змей возвел храм своим богам, - Арий, кажется, уже начал понимать, к чему вел Моск.

- То есть, это – его слабое место, выходит? – все начало в голове у хана выстраиваться в логическую последовательность.

- Так оно и есть, и взять его будет проще простого, ибо предназначения у этого городка лишь храмовые. Взяв же его, мы получим огромное преимущество, к тому же к нам присоединятся единокровные арии, населяющие Опаленный Стан и все восточное побережье Белого моря, - Оседень заметил, как начали меняться в лицах все его копные мужи, и помещение наполнилось голосами перешептывающихся советников: кому-то эта идея пришлась не по душе, но большинство были довольны таким компромиссным решением – во всяком случае сидеть в Двуречьи и бездействовать практические никому не хотелось. Арий же был тоже удовлетворен исходом сего собрания и тем, что даже изначально сомневающиеся боярые мужи поддержали мысль Моска. И в который раз хан про себя отметил, как точно не прогадали они с братом в выборе самых рассудительных мужей со всего Междуречья. 

Следующая глава: https://www.kramola.info/blogs/letopisi-proshlogo/...

 
Загрузка...
Развернуть комментарии