Наша античность – ТРОЯ (Глава 1. «Путь быка»)

Есть один гордиев узел в истории древних времен. От него вьются веревочки повествований о большинстве стран и правителей Западной Европы. Этот краеугольный камень в основании истории европейской цивилизации называется Троя. 

 

Давайте попробуем использовать ту возможность, которую предоставил нам грифон с флага Татарского Цесаря в статье «Забытый символ великой страны» и постараемся найти глубоко запрятанное прошлое Отечества нашего. А если пресловутая античность, всего лишь досужая выдумка «эпохи возрождения», то нам следует свою древнейшую историю все равно написать, потому что иные страны не откажутся от своих ветхозаветных времен никогда и ни за что. Но раскрывать наше древнее прошлое мы будем не абы как. Мы возьмем канонические источники, и упрямую логику пригласим к себе в союзники. 

В Лицевом летописном своде Ивана Грозного (XVI век) перед изложением всем нам известных летописных событий сначала, в частности, приводится история Троянской войны. Интересно, что за основу изложения троянской истории в Летописном своде взята не Илиада, а Дарет Фригийский, сочинение которого в настоящее время считается апокрифом. Не исключено, что составители Лицевого свода возводили историю Руси к событиям Троянской войны.

Итак, Троя. Многие уже подступались к этой твердыне, кто-то более удачно, кто-то менее. Исписаны тонны бумаги, пергамента и папируса даже нечто раскопано в Малой Азии, а тайна Илиона все равно будоражит умы и не теряет актуальности. Трудно вступать на почву уже вытоптанную толпами предыдущих исследователей и авторов подчас противоречащих друг другу гипотез. Но все же давайте попробуем вернуться к этому сложному вопросу. Правда разговор придется начать издалека.

Наверняка многие уже обратили внимание на то, какое огромное количество народностей «античные» авторы поселили в Причерноморье и областях его окружающих – голову сломать можно. До сих пор не утихают споры, кто есть кто.

Историк XIX века Егор Классен метко подметил: «Греки и Римляне давали многим славянским племенам свои произвольно составленные прозвища, относя их то к местности, то к наружности, то к суровости в войнах, то к образу жизни… От этого толпится в древней истории более полусотни имен лишних, ничего особого не означающих, которые должны быть наперед уничтожены, если мы хотим прояснить сколько-нибудь этот хаос…» Думаю, это высказывание справедливо и для многих других народов.

На чем же остановиться, кого убрать, а кого оставить? В «античных» книгах мы ответа точно не найдем, так как противоречий в названиях народов там больше, чем полезной информации. Поэтому поступим просто и оставим для наших предков только одно название, самое емкое. Скифы дольше всех продержались в летописях и на картах и являются, на мой взгляд, наиболее емким понятием. Историк XX века Г.В. Вернадский в своей работе «Древняя Русь» говорит: «Расовое происхождение скифов принадлежит к дискутируемым вопросам. Противоположные мнения выражались по этому поводу разными учеными. Некоторые – например, Ньюман – считали скифов монголами; другие, подобно Меленхофу, Томашеку, Ростовцеву, развивали теорию иранского происхождения скифов; в то же время ряд русских исследователей – Григорьев, Забелин, Иловайский – предполагают, что они должны были быть славянского происхождения. Каждая из этих теорий должна иметь в себе по крайней мере зерно истины, поскольку представляется вероятным, что во многих случаях под именем «скифы» подразумевались племена различного этнического происхождения».

То есть скифов, выражаясь фигурально, можно рассматривать, как древний аналог понятия «советский народ». В их составе были и оседлые, и кочевые племена, о чем сообщает Геродот (V век до н.э.) и другие «античные» историки. Описание истории скифов отсылает нас к очень глубокой древности. В эпитоме Юстина (III век) сочинения Помпея Трога (I век) «Historiarum Philippicarum» по хронологическим указаниям не трудно подсчитать, что скифы в войне с египтянами одержали победу примерно в 3700 году до нашей эры. Несмотря на то, что такая древность отвергается канонической историей, открытие Аркаима (рубеж III-II тысячелетия до н.э.), полагаю, дает нам основания внимательно относиться к свидетельству Юстина. Там же говорится, что после победы скифов над египтянами скифам была подчинена Азия, которая платила скифам дань полторы тысячи лет.

В связи с несоответствием сведений Юстина ветхозаветной истории и в частности датировке библейского потопа, Оросий (V век), взяв его материалы за основу, несколько переиначил события скифского прошлого и слегка понизил их древность. Однако и здесь победа скифов над Египтом относится к середине IV тысячелетия до нашей эры. Готский историк VI века Иордан сообщает о тех же битвах с египтянами, но относит их к периоду незадолго до Троянской войны. Он называет скифского царя Таная готским королем Танаузисом. По-человечески его понять можно.

Диодор (I век до н.э.) тоже говорит о войнах скифов с египтянами: «Спустя несколько времени потомки этих царей, отличавшиеся мужеством и стратегическими талантами, подчинили себе обширную страну за рекой Танаис до Фракии и, направив военные действия в другую сторону, распространили свое владычество до египетской реки Нил». Летопись «Сказание о Словене и Русе», датируемая XVII веком, приводит легенду об этих князьях, потомках легендарного князя Скифа, называя их родоначальниками русов. В летописи также упоминается поход на Египет. Получается, что в XVII веке история Руси рассматривалась в контексте скифской истории. Время жизни Словена и Руса, и их уход из Северного Причерноморья на северо-запад нынешней России летопись возводит к середине III тысячелетия до н.э., что тоже перекликается с датировкой Аркаима.

Тенденциозный подход к занижению древности скифов и отнесение их к «исчезнувшим» народам, вероятно, восходит еще к средневековой традиции. По всей видимости, ряд свидетельств о скифах не укладывался в библейский сюжет, от которого отталкивались при сочинении до сих пор существующей хронологии. Думаю, авторами ныне укоренившейся трактовки исторических событий не в последнюю очередь руководило желание оторвать от своих корней и тем самым расколоть сильнейшую (и одну из древнейших) скифскую общность народов.

Беспорядок же в «античных» названиях скифских племен (или случайный, или сознательно смоделированный) позволил заговорить о глобальных переселениях народов. С признанием древности и автохтонности повезло считанным единицам народов скифской общности, например, армянам, и я искренне рад за них.

Но большинство скифов, и по сей день сообща проживающих на своих исконных землях оказались без исторических корней на фоне искусственного завышения древности ряда других народов. Это заложило прочный фундамент для устойчивого межэтнического напряжения и непрекращающихся бессмысленных споров о том, кто «захватчик», а кто автохтон. А ведь «античные» историки не могли определиться, кто старше, египтяне или скифы, а некоторые (например, Помпей Трог) считали скифов древнейшим народом.

Не отставал от древних и средневековый Петавиус (1583-1652), тот самый, который участвовал в сочинении существующей хронологии (спасибо ]]>Ilya Shapiro]]> за подсказку, материал взят ]]>отсюда]]>). Вот что пишет Петавиус: «Скифы были доблестным, многолюдным и древним народом, никогда никому не покоряясь, но и редко нападали сами, чтобы кого-то покорить. Когда-то был долгий спор о том, кто древнее: египтяне или скифы, который закончился тем, что скифов признали самым древним народом. А за их многочисленность их назвали матерью всех переселений народов. Философ Анахарсис родился в этой стране, которая простирается на север Дуная. Эта область называется Сарматией или скифами Европы».

Мне видится, что этнический состав скифов, т.е. народов, проживающих примерно в границах Великой Скифии, Империи Тартарии, бывшего СССР, если и изменился с древних времен, то скорее всего не кардинально. Каноническая история почему-то игнорирует тот факт, что даже при завоевании, изменение подданства не влечет смену этнической принадлежности населения. А из «античных» и средневековых источников видно, что в Сикфию, а потом долгое время в Тартарию вход для тогдашних экспортеров «общечеловеческих ценностей» был по большому счету закрыт.

Бытующие ныне гипотезы о пресловутых «великих» переселениях со сказочными появлениями из ниоткуда народов и исчезновениями их в никуда, на мой взгляд, не выглядят обоснованными. Ряд исследователей (]]>Е. Габович]]>, ]]>Н. Блоха]]>, ]]>Д. Антич]]> и др.) говорят о невозможности «великого переселения народов» IV-VII веков в том виде, в каком оно изображается. Мне могут попенять, что это не академические исследования, но академики Б.Д. Греков и Б.А. Рыбаков отстаивали автохтонность в этногенезе, например, славян. А вот что историк XIX века А. Вельтман говорит о пресловутых «монголах-гуннах», которых изображают виновниками так называемого «великого переселения народов»: «Гуннам не нужно было приходить из Азии; они уже давно существовали в Европе, жили при Днепре…» Гуннов он отождествляет с Днепровской Русью. Перед вами миниатюра 1360 года, иллюстрирующая нападение гуннов. Не наш ли грифон там на щите у одного из гуннских воинов? Черный, на желтом фоне, из-за клинка соседнего бойца крылышко выглядывает.

Теперь сравните зверя на гуннском щите с тартарским грифоном из собрания флагов 1787 года, изданного в Париже.

А ведь черный грифон на золотом поле, это в античные времена герб Пантикапея, столицы Боспорского царства, а в средние века Перекопского царства (Малой Тартарии). Образ грифона по канонической датировке с VII века до нашей эры широко использовался скифами, также это один из символов власти в доромановской Руси (грифонов мы подробно разбирали ]]>в прошлом исследовании]]>). При чем здесь какие-то непонятные «монголы-сюнну», ума не приложу.

По поводу гуннов Вельтман приводит и точку зрения другого историка Г. Венелина: «…название Гуннов он приписывает собственно Булгарам. Это мнение Г. Венелина основано на Иорнанде (Иордан – прим. моё), который выводит Гуннов из Bulgarorum sedes, и на Византийских писателях, у которых до X века за-Дунайские варвары слыли безразлично, то Скифами, то Сарматами, то Гуннами, то Булгарами, то Руссами…» А историк Г.В. Вернадский считает, что название «гунны» относили не к одному народу, а сразу к нескольким, что фактически приравнивает их к используемому нами понятию скифы. При случае можно будет более подробно разобрать связь между скифами, тартарами и современностью. Но сейчас при упоминании скифов я исхожу из того, что речь идет обо всех нас, точнее о наших предках. Тезис о полиэтническом составе скифов наверное не должен вызывать вопросов, многие свидетельства говорят в пользу этого. Можно предположить, что славяне, в частности русы (употребляю эти термины сознательно), могли, как и сейчас, составлять большинство среди скифов. Хотя ряд средневековых арабских историков, например, Мухаммед ибн Ахмеда ибн Ийаса ал-Ханафи (начало XVI века), относит русов к тюркам.

Вместе с тем, для настоящего исследования этот вопрос решающего значения не имеет. Древнейшим народам с общей историей почти в шесть тысячелетий спорить между собой, кого на каком этапе было больше и кто на сотню-другую лет древнее, по меньшей мере, неразумно. Это простительно народам более молодым. Да и не очень давние события наглядно показывают, что великие победы достигаются сообща.

Для того, чтобы подвести итоги размышлений о скифах, надо вспомнить, что легендарного предка троянцев Дардана Диодор называл скифским царем. Считаю, это дает нам основание говорить, что понятия троянцы и скифы сопоставимы. Наличие описания Троянской войны в Лицевом летописном своде Ивана Грозного скорее всего говорит о том, что до того, как за историю Руси в XVIII веке взялись Шлёцер, Миллер и Байер, наши предки рассуждали примерно также. Следовательно, историю Трои мы вправе отнести к скифской истории, т.е. к прошлому нашей Родины.

Давайте теперь вернемся к тем названиям, которые давали различным племенам «античные» авторы. Названия их похожи друг на друга как близнецы-братья, например: фракийцы и фригийцы, готы и геты, сарматы и савроматы, ликийцы и киликийцы, дандары и дарданы, тавры и тевкры, кимвры (киммеры) и киммерийцы, ахейцы (в Греции) и ахейцы (на Северном Кавказе). Все совпадения мы, конечно, перечислять не будем. Примерно также авторы «античных» работ обошлись и с названиями рек, городов, территорий. На исторических картах XVI-XVIII веков, составленных на основе тех самых «первоисточников», очень много дублирующих друг друга географических названий в достаточно удаленных друг от друга местах. Троя встречается не только на традиционно отведенном ей каноническими историками месте, но и в Греции и Италии. Может быть таким образом авторы карты хотят сказать, что это «новые Трои», основанные троянскими мигрантами? Но в источниках для таких новых поселений я названий «Троя» не встречал.

А самый известный троянский мигрант Эней остался без Трои. Недалеко от Тибра правда есть Труя, но имеет ли она отношение к Энею. Интересно было также увидеть, что этрусски, это люди. И повеселился, когда там же обнаружил неподалеку друг от друга названия «волки» и «офцы».

Неаполей (новгородов), Кесарий (царских резиденций) и Севастополей (священных городов) много, хотя это тоже более или менее объяснимо. Однако встречается две Иберии (в Испании и Иверия в Грузии), две реки Гипанис (Южный Буг и Кубань) и несколько Мизий (в Турции, Болгарии и на западном побережье Каспия).

Источники упоминают Керавнийские горы на Кавказе и Керавнские в Греции, гору и город Трапезунт в Северном Причерноморье и город того же названия в современной Турции. Гордиейские горы называют на Кавказе, а город Гордион, в Малой Азии. В Черном море два Боспора – киммерийский (Керченский пролив) и фракийский (нынешний Босфор), а география около них почти зеркальное отражение. Там два Херсонеса (Крым и Галлипольский полуостров), что в принципе, конечно, может объясняться их переводом с греческого слова «херсонес» (полуостров). Но есть горы Тавр в Турции и полуостров Таврия – Крым, а Равеннский аноним (VII век) указывает гору Тавр на Кавказе. Есть две Ольвии – одна между устьями Днепра и Южного Буга, другая между Босфором и Дарданеллами (впоследствии Никомедия, ныне Измит). Мы находим два Милета (в Малой Азии и другое название все той же Ольвии на Днепре).

Мы видим два Геллеспонта (одно из древних названий Днепра и прежнее название пролива Дарданеллы).

Есть два города Акра в Приазовье и один возле малоазийского Босфора. Даже местность «Бег Ахилла» раздваивается.

О двух Боспорах мы поговорим отдельно, а отражение географических названий в двух местах может говорить о сдвиге какого-то важного объекта из одной местности в другую. Мне возразят, что создавались колонии и им давали родные названия, как их гораздо позже давали, например, в Америке. Может быть и так. Хотя ряд наименований мне взаимосвязанными не кажутся, а дублирование около Боспоров слишком уж нарочитое. Также это не объясняет схожее звучание названий многих народов. Кстати колониями вполне могут оказаться не наши древние города Северного Причерноморья, а те, которые по канонической версии принято считать основными, и особенно такая участь грозит городам средиземноморским. Не верите? Да, по канонической версии Черное море, особенно его северное побережье, относят к далекой периферии, но посмотрите на карты Черного моря XVI-XVII веков. Вы увидите, что на них Черное море называется не только Евксинским Понтом, но и Mare Maggiore или Maior.

Те, кто знает языки, уже перевел, что это означает главное или основное море. Нас пытаются убедить, что итальянцы по ошибке вместо греческого «маурос» (μαύρος – черный) подставили по созвучию свое «маджоре» (главный). Мне сложно судить об образованности итальянцев в те далекие времена, когда трава была гораздо зеленее, вода несравненно мокрее, а Греция и Италия были не иначе как островами и их разделял, по всей видимости, океан не меньше Тихого. Однако понятие «главное море» используют весьма просвещенные люди, такие как Марко Поло (рубеж XIII-XIV веков), а также фламандец Гийом Рубрук (XIII век) в своей книге «Путешествие в Восточные страны». А венецианец Иосафат Барбаро (XV век) в «Путешествии в Тану» называет Черное море Majus, т.е. Великое.

Теперь разберемся с Боспором киммерийским (Керченским проливом) и Боспором фракийским, который сейчас принадлежит Турции. Боспор переводят как бычий брод или «путь быка». Аппиан (I век) в Митридатовых войнах пишет, что своим названием Боспор киммерийский обязан легенде, по которой Ио, обращенная в корову после связи с Зевсом, должна была переплыть пролив, спасаясь от ревности Геры. Но Боспоров два, а по легенде Ио в итоге добралась до Египта. Если Аппиан имел в виду современный Египет, то Ио туда могла добраться вплавь из Боспора киммерийского только через Боспор фракийский.

С «путем быка» ассоциируется и другой персонаж древней истории – Александр Македонский со своим Буцефалом (бычьеголовым), соратник которого Антюрий, отплыл к берегам Балтики, поместив на корабле изображения головы Буцефала (видимо быка) и грифона, где стал легендарным родоначальником знатных ободритских родов. Мы видим оба этих образа на гербе Мекленбурга.

Подходит и миф о Европе, которую Зевс, превратившись в быка, увез на остров Крит. Если Зевс похищал Европу откуда-нибудь из Гераклиума киммерийского или из Танаиса (Азова), то плыть Зевсу-быку пришлось через оба Боспора. А ведь по этой линии по представлениям древних как раз и проходила граница между Европой и Азией.

Можно предположить, что «путем быка» мог называться не переход с одной стороны каждого пролива на другую, а морской путь между Боспором киммерийским и Боспором фракийским. А мог ли «путь быка» чем-то практическим придавать Черному морю статус главного (основного) моря, благодаря чему вошел в легенды? В Азовском море в средние века сходились два больших торговых пути: «Великий шелковый путь» и путь «из варяг в греки». Но ведь «из варяг в греки» ходили через Днепр, скажете вы и будете правы, но лишь отчасти.

Спуститься по Днепру было можно, а вот подниматься вверх из-за порогов было затруднительно, а может быть и нецелесообразно.

Историк XIX века Д.Иловайский на этот счет писал следующее: «Чтобы Руссы переволакивали свои ладьи посуху мимо всех порогов, то есть, на расстоянии 70-ти или 80-ти верст, это совершенно невероятно».

Для того чтобы подниматься из Черного моря вверх, в том числе и после военных походов, использовался путь через Креченский пролив по Азовскому морю, затем: - Миус (или Кальмиус), Волчья, Самара, Днепр; - либо Дон, Северский Донец, Берестовая, Орель, Днепр. Именно так можно было попасть в Днепр уже выше порогов, о чем говорит Иловайский.

А если вспомнить еще про волок из Дона в Волгу и «Великий шелковый путь», то можно понять, что обладатель контроля над Азовским морем получал в свои руки ключи от своеобразного Клондайка. Поэтому основной причиной всех войн за Крым и черноморское побережье Кавказа было желание контролировать этот очень серьезный торговый узел.

Из сказанного выше можно сделать вывод, что контроль над Керченским проливом (Боспором киммерийским) и устьем Дона был не менее значимым, чем контроль над Боспором фракийским и Дарданеллами. А существование в Северном Причерноморье по канонической датировке с VII века до н.э. античных городов (Пантикапей, Фанагория, Танаис и др.) подчеркивает, что такую важность Боспор киммерийский имел с глубокой древности. Думаю, что «путь быка», т.е. маршрут между двумя Боспорами, мог войти в легенды именно в силу своей практической важности. А сочетание этого торгового пути с большим количеством крупных исторических событий, происходивших в окрестностях Черного моря с древнейших времен (вспомните, например, поход Дария в Скифию или Митридатовы войны), говорит о верности названий Mare Maggiore (Главное море) и Mare Majus (Великое море).

Теперь будет не лишним еще раз вспомнить, что одно из древних названий Крыма было Таврида (Таврика, Таврия). В энциклопедиях нас уверяют, что это название происходит от древнего народа тавров. Академикам оно конечно виднее, но в индо-европейских языках слово с соответствующим корнем встречается повсеместно (греч. ταύρος, лат. taurus, лит. taūras, слав. туръ). К слову сказать, Аполлодор (II век до н.э.) пишет, что согласно указанию оракула легендарному Илу была дана корова. Он пустил ее и там, где корова прилегла, Ил основал Илион. Интересно, что открытые источники сообщают об аналогичной примете у русов при выборе места строительства дома, хотя эта примета вполне может быть интернациональной. Но Скифам был не чужд образ быка.

А, например, в Фанагории, Феодосии и Пантикапее бык чеканился на монетах.

В южнославянской космологии бык (иногда буйвол или вол) – опора земли. В Слове о полку Игореве мы встречаем эпитет «буй-тур» по отношению, например, к князю Всеволоду Святославовичу. Да и в верованиях русов образ быка тоже присутствует.

Связь с древними легендами о быках, а также наличие в одном месте и Тавриды, и Боспора дает нам основания предположить, что отправной точкой «пути быка» могло быть Северное Причерноморье, а не одноименный с Боспором киммерийским пролив. Эту версию косвенно подтверждают слова Геродота, который называл Меотиду (Азовское море) «Матерью [Евксинского] Понта». Теперь становится понятным, почему дипломат, путешественник и религиозный деятель Иоанн де Галонифонтибус (рубеж XIV и XV веков) в «Книге познания мира» называл Черное море не только Великим, но и Танайским, т.е. Донским морем! Отнесение скифов рядом источников к глубокой древности, упоминание севернее скифов легендарной Гипербореи, а также открытие Аркаима, говорят в пользу того, что с севера от Черного моря издревле присутствовала развитая цивилизация.

Все сказанное выше дает основания подвергнуть глубокому сомнению тезис о Черном море и его северном побережье, как об окраине Ойкумены. Также, на мой взгляд, в свете этого факта можно высказать предположение, что Средиземное море не являлось тем «центром мироздания», за который его выдают сейчас. Предварительные результаты нашего исследования, особенно зеркальное отражение топонимов около двух Боспоров и нарочитая схожесть в названиях народов, могут также говорить о том, что каноническая версия расположения Трои весьма сомнительна. Про ]]>авантюризм Шлимана]]> и его «золото Маккены» уже написано достаточно, чтобы не тратить попусту время на его персону. Давайте посмотрим на ]]>историческую карту Черного моря]]>, составленную в XVII веке на основании «античных» источников. Оно просто дышит античностью. Названия городов и рек восходят к древним мифам и легендам, в том числе к Троянской войне.

]]>]]>

Надеюсь, у большинства читателей теперь не возникнет вопросов, когда легендарную Трою мы начнем искать на берегах Великого Донского моря, которое в былые времена называлось и Русским.

Читать далее: Глава 2. На берегах моря Донского

 

Загрузка...
Развернуть комментарии