Наша античность – ТРОЯ (Глава 3. Три версии и одно предположение)

В третьей главе мы остановимся на возможных местах локализации Трои в Северном Причерноморье.

Глава 1

Глава 2

 

Долго ли коротко ли, но привели нас в поисках Трои все нити в Северное Причерноморье. А ведь был у нас не один путеводный клубочек, а несколько, и бросали мы их в местах разных, подчас весьма отдаленных. Но всякий раз упорно катились они в сторону наших рек полноводных, гор неприступных и степей раздольных, где каждый ключик, каждый камушек, каждая былинка тихонько нашептывает нам что-то проникновенное про жизнь удалую, битвы лихие, нивы вспаханные, любовь бесконечную и мудрость глубокую.

]]>]]>

Если мне скажут: «Много говорил ты о том, да о сём. Можешь ли пальцем указать, где она, Троя?» Отвечу так: «Пальцем не укажу, но три версии имеются».

Для начала нам надо вспомнить свидетельства ряда «античных» источников о том, что Илион был разрушен и не был восстановлен. Например, Страбон (I век) приводит следующие слова оратора Ликурга (IV век до н.э.): "Кто же не слышал о том, что некогда Илион был до основания разрушен греками и остался необитаем?"

Однако параллельно с этим в «античных» источниках говорится и о существовании возобновленного Илиона. Мы эти свидетельства перечислять не будем, их достаточно много. Предполагается, что новый Илион был построен в VII веке до нашей эры. Но был ли он построен на старом месте или даже в той области, где был древний Илион?

Давайте вспомним, что Троянская война датируется XIII веком до н.э., Илиаду и Одиссею принято датировать VIII веком до нашей эры. А сочинения «самого древнего историка», Геродота, относят к V веку до н.э. Но это, ни много ни мало, триста лет спустя после Илиады и восемьсот лет спустя после Троянской войны.

Теперь давайте переложим эти датировки на современность. У нас получится соответственно 1713 год и 1213 год. Можем ли мы сказать, что у нас нет вопросов в отношении событий XIII века (это как раз период пресловутого «нашествия татаро-монголов») и можем ли мы однозначно согласиться с трактовкой этих событий историками XVIII века? Ответ, по-моему, очевиден.

И это при том, что в середине XV века появилось книгопечатание.

Что же говорить о временах Геродота, когда все записи делались вручную на пергаменте, папирусе, пальмовых листьях, глиняных табличках и других подручных материалах. А пресловутые Илиада и Одиссея, как нас уверяют, долгое время существовали вообще лишь в устном исполнении. В такой ситуации любое событие может быть перемещено куда угодно, исходя из личных взглядов сказителей, писателей и переписчиков или их властителей. И намеки на реальное место события можно обнаружить лишь в тех крупицах правды, которые не затерлись жерновами под названием Время.

Наверное такая точка зрения не нова. Поэтому и рождаются различные гипотезы расположения Трои.

Интересную ]]>средиземноморскую гипотезу]]> предлагает Милутин Ячимович, который, небезосновательно предполагая славянские корни у ряда троянцев, помещает Илион недалеко от восточного побережья Адриатического моря около города Скадар (Шкодер).

Там все достаточно логично. И горы с нужной стороны, и реки вроде бы похожи, и руины большой крепости имеются.

Но мы все-таки разовьем нашу гипотезу расположения Трои в Северном Причерноморье. Тем более в первой и второй главах исследования мы уже убедились, что серьезные основания для этого у нас есть. Первая наша версия «ольвийская». Да, да, по имени той самой Ольвии, о которой мы много говорили в предыдущих главах.

Начнем с синопсиса к «Эфиопиде», где говорится, что Ахилл был похоронен недалеко от Трои.

В свою очередь Арриан (II век) в «Походе Александра» пишет, что, высадившись в Ахейской гавани, Александр Великий посетил в Илион, совершил там жертву Афине Илийской, а потом пошел возложить венки на могилу Ахилла неподалеку от города.

Теперь читаем Плиния Старшего: «…в 120 милях от Тиры — река Борисфен и имеющие то же самое название озеро, племя и город, отстоящий от моря на 15 миль, в древности носивший имя Ольвиополь и Милетополь. Вновь по берегу — Ахейская гавань, Ахиллов остров, знаменитый могилой этого мужа…»

Вот как изобразили все эти объекты на исторической карте XVII века (littus – на латыни «побережье»).

Неужели профессиональные историки не умеют читать древние фолианты?

Умеют, только по-своему. В комментарии к этому свидетельству Плиния мы естественно находим возражения: «…это идет против гомеровской традиции: в «Одиссее» Нестор говорит о погребении Ахилла и Патрокла в Троаде, у Дарданелльского пролива…»

Прием безошибочный, все сразу представляют себе Малую Азию. К тому же комментатор добавляет, что Плиний ошибался, плохо знал Одиссею, Северное Причерноморье, и т.д., и т.п.

А вот что на самом деле говорится в Одиссее о погребении Ахилла:

«Холм погребальный великий над вашими урнами был тут

Ратью святой копьеносных аргивян у светло-широких

Вод Геллеспонта на бреге, вперед выходящем, насыпан».

(«Одиссея». XXIV. 80—82)

Спрашивается, где здесь сказано про Дарданеллы и малоазийскую Троаду? Нигде. В Одиссее говорится про Геллеспонт. А мы уже знаем, что Геллеспонт, это еще одно древнее название Днепра наряду с Борисфеном.

Подходит в Одиссее описание Геллеспонта под облик Днепра? Вполне. И вода Днепра прозрачна (светла), и сам он широк.

Поклонники канонической истории конечно же скажут, что у многих «античных» авторов Илион описывается в Малой Азии, а цитаты из Плиния и Арриана вырваны из контекста.

Соглашусь, вырваны. Но в предыдущих главах мы разобрали очень много дубликатов (отражений) имен народов и географических названий, приводимых в «античных» источниках. Также имеется большая вероятность несовпадения между древним и новым Илионами, так как слишком уж велики временные промежутки между Троянской войной, сочинением Илиады, первыми историческими свидетельствами о троянских событиях, а также географическими описаниями Троады.

Об отражениях географических названий в нашей «ольвийской» версии судите сами:

1. Геллеспонт – пролив Дарданеллы и одно из древних названий Днепра;

2. Ахейская гавань – в Малой Азии и около устья Днепра;

3. Ахиллова могила – в Малой Азии и на острове около устья Днепра; 4. Местность «Бег Ахилла» – в Малой Азии и около устья Днепра;

5. Город Ольвия – в Малой Азии (позже Никомедия, ныне Измит) и около устья Днепра;

6. Полуостров Херсонес – фракийский (между Эгейским морем и Дарданеллами-Геллеспонтом) и таврический (недалеко от устья Днепра-Геллеспонта).

7. Пролив Боспор – на некотором удалении от Дарданелл (Геллеспонта) и от устья Днепра (тоже Геллеспонта).

Это навскидку семь совпадений и только по одному местечку. Если такие факты игнорируют канонические историки, то у нас, думаю, есть полное право не обращать внимания на пассажи «древних», противоречащие нашим версиям. Поэтому вернемся к Ольвии.

Попутно мы для себя выяснили, велика вероятность того, что Александр Македонский мог лично посещать окрестности Ольвии, причем не как завоеватель. Неудачная осада Ольвии полководцем Александра Зопирионом, который в итоге столкнулся со скифами и потерял все свое, как нам говорят, 30-и тысячное войско, и у канонических историков вызывает ряд вопросов.

Косвенно близость Александра к Скифии подтверждает и Плиний Старший, который говорит о том, что на Кавказе находятся Гордиейские горы. Все мы помним легенду, как Александр не стал развязывать узел, завязанный царем Гордием, а разрубил его. Думаю, пришла пора поискать город Гордион не в Малой Азии, а на Кавказе. Я уже не говорю о созвучии Гордиона со словами «гордость» и «город».

Дион Хризостом (I век) сообщает, что при посещении Ольвии он поразился насколько подробно местные жители борисфениты (по Геродоту, это скифы-земледельцы) знают Илиаду и почитают Гомера и Ахилла. Дион позволил себе какую-то вольность, и его собеседник заметил: «Гость, мы тебя любим и уважаем, но ни один борисфенит не потерпит, чтобы ты говорил так о Гомере и Ахилле. Последний для нас бог, а первый почитается наравне с богами».

Такое отношение скифского населения Ольвии к троянским событиям косвенно может говорить в пользу того, что Троя находилась в этих местах.

Как мы видели, Плиний помещает Ольвию на Днепре, на 15 миль выше устья, а Птолемей указывает на этом месте город Метрополис (столицу). Руины античного города, отождествляемого с Ольвией, как мы знаем, находятся на побережье.

В прошлой главе мы нашли объяснение в том, что сначала столица могла быть в Ольвии, где по Геродоту располагался дворец скифского царя Скила, обнесенный стеной и украшенный беломраморными сфинксами и грифонами. Потом столица могла быть перенесена в Метрополис.

Вместе с тем, практически в том же месте, где Ольвию указывает Плиний, ее помещает и Страбон в своей «Географии». Неужели и Плиний, и Страбон ошибались?

Существуют интересные гипотезы (]]>по А. Лоренц]]>, ]]>по В. Амельченко]]>), что по сравнению с теми далекими временами именно в этих местах Черное море сильно продвинулось, отвоевав очень широкую полосу побережья. Рельеф черноморского дна, кстати, может говорить в пользу этих гипотез. А это пример локализации карт Птолемея по В. Амельченко.

Исходя из Илиады, от моря до Трои было несколько стадий. Считается, что один стадий, это примерно 200 метров. Таким образом, описанная Плинием и Страбоном Ольвия вероятно была дальше от древнего берега, чем Троя, которую посещал Александр Великий. Если предположить, что береговая линия продвинулась до Ольвии, то Троя, увы, скорее всего оказалась под водой, как античный город Акра, располагавшийся недалеко от Пантикапея (Кречи).

О том, что отождествлять Ольвию с Троей наверное не правильно, может говорить и то, что мне не удалось найти сообщений об идентификации в ее руинах храма Афине, который, как мы помним, был в Трое.

Также мы помним, что Плиний приводит и еще одно название Ольвии – Милет, а скифы-милетяне-карийцы были союзниками троянцев, но троянцами нигде не назывались.

Вместе с тем, учитывая большое количество совпадений географических названий, свидетельства Гомера и Плиния, а также ряд косвенных указаний, отвергать поиски Трои в рассмотренных нами местах, наверное, не стоит.

Завершая разговор об Ольвии, следует обратить внимание, что ее малоазийский дубликат, впоследствии переименованный в Никомедию, позиционируется, как родина ряда христианских святых. Среди них и особо почитаемый на Руси святой Георгий.

При этом ряд «античных» авторов (например, Геродот и Плиний Старший) говорит о проживающих недалеко от Ольвии скифах-земледельцах, называя их «георгами» (γεωργός – земледелец). Вот они и на исторической карте XVII века.

А на карте Яна Янсона (Jan Jansson), показывающей эти земли по состоянию на 1644 год, немного южнее мест, где в античные времена проживали георги-земледельцы, на побережье Азовского моря расположился город с названием Св. Георгий (попутно обратите внимание на год и каноническую трактовку о якобы исламском «Крымском ханстве»).

Наличие этих совпадений вызывает вопрос, уж не Новороссия ли, часом, родина святого Георгия?

Но продолжим наше исследование. Поскольку очень во многих источниках говорится, что Троя была в Азии, а Днепр и соответственно Ольвия, даже по представлениям древних находились в Европе, давайте постепенно двинемся на восток.

Рассмотреть какой-нибудь город в Крыму, в качестве Трои заманчиво. Там много больших древних городов. Вот как Плиний Старший описывает, например, Пантикапей: «Пантикапей… у самого входа в [Киммерийский] Боспор, остается далеко превосходящим все [прочие таврические города] по своей мощи».

Однако мы помним свидетельство Диктиса Критского о том, что фракийский царь Рес, двигаясь на помощь троянцам, проходил мимо полуострова, может быть Крымского. К тому же Крым, это все еще Европа.

С Херсонесом Таврическим скорее можно связывать известное всем путешествие Одиссея по окончании Троянской войны. Интересную трактовку возвращения Одиссея дает А. Фролов ]]>в книге «Тайна великой одиссеи Гомера»]]>. Несмотря на то, что книга ориентирована на подростковую аудиторию, в ней приводятся полезные для нас факты.

Фролов пишет, например, про маститого немецкого ученого Карла Риттера (1779-1859 гг.), который утверждал, что в Одиссее описано Черное море, а трагедия с флотилией Одиссея произошла в Балаклавской бухте.

Фролов около крымского берега находит блуждающие скалы: «Если проходить морем мимо двух скал под названием Адалары, можно увидеть, что они сближаются, расстояние между ними сокращается, дальняя скала закрывает расположенную ближе к берегу. Если судно продолжает движение далее на восток, скалы вновь расходятся. Они как будто блуждают».

А пещеру Сциллы он видит в гурзуфском «Пушкинском гроте», замечая сходство расстояний между скалами и гротом в строках Одиссеи.

Выводы Риттера и Фролова, это еще одно свидетельство в пользу нашей гипотезы расположения Трои в Северном Причерноморье.

Теперь давайте обратим свои взоры еще восточнее и посмотрим, могла ли Троя быть на Черноморском побережье Северного Кавказа, которое по представлениям древних располагалось в Азии.

Как-то сразу на себя обращает внимание Цемесская бухта, на берегу которой ныне находится город Новороссийск. Бухта большая и удобная. Через Новороссийск протекает река, которая до 20-х годов прошлого века была судоходной.

Места от Новороссийска до Тамани были заселены с глубокой древности, о чем говорит множество археологических памятников, начиная с дольменов и заканчивая средневековыми постройками. Для удобства я выложил карту, на которой можно увидеть практически все известные на сегодняшний день археологические объекты (карта кликабельна).

]]>]]>

А ]]>здесь]]> при желании можно посмотреть интерактивную карту.

Кстати, большое количество дольменов и менгиров на Северном Кавказе (в том числе и недалеко от рессматриваемых нами мест), датируемых III-II тысячелетием до нашей эры, коррелирует с древностью наших народов – скифов в свидетельствах «античных» и средневековых авторов.

Одним из самых крупных археологических комплексов в этих местах является Раевское городище общей площадью около 15 гектаров, расположенное между Анапой и Новороссийском.

В Раевском городище есть находки эпохи раннего металла, культурные слои VIII-V веков до н.э., а на северо-востоке городища, обнаружены монументальные постройки эллинистического времени (площадь примерно 2000 кв. метров). В городище располагалась крепость, имевшая девять башенных сооружений. В крепости отмечены следы пожара, который ]]>археологи]]> связывают с вражеским нашествием.

Раевское городище находится на удалении от моря, что перекликается с Илиадой. Даже если Троя находилась не в пределах Раевского городища, а несколько восточнее или северо-западнее (к Тамани, что, на мой взгляд, вероятнее), это не сильно повлияет на анализ этих мест. Поэтому давайте рассмотрим «раевскую» версию, условно обозначив Трою в Раевском городище.

В сочинении Псевдо-Плутарха мы читаем: «Около Скамандра (река около Трои – прим. моё) лежит гора Ида, которая раньше называлась Гаргар. На ней находятся жертвенники 3евса и Матери Богов». С горы Ида, как мы помним из Илиады, боги смотрели на битвы, проходившие около Трои.

В примечаниях к сочинению Псевдо-Плутарха сообщается, что в рукописи написано не Гаргар, а Тартар. Видимо, текст был отредактирован по иным достаточно многочисленным «античным» источникам, которые сопоставляют Иду с Гаргаром.

Тартар, близкий нам по названию Тартарии, хотя и говорит, что мы на верном пути, все же не может локализовать Трою именно вблизи Северного Кавказа, а вот Гаргар может.

Страбон пишет: «...утверждают, что амазонки живут в соседстве с гаргарейцами в северных предгорьях тех частей Кавказских гор, которые называются Керавнийскими…» И хотя гаргарейцев на исторических картах помещают восточнее рассматриваемых нами мест, это все-таки указывает на Северный Кавказ, как на место расположения горы Ида-Гаргар.

Неожиданное созвучие с названием Ида мы находим в чеченской легенде, где говорится, что нарт Пхармат похитил у бога Селы огонь и отдал людям, за что был прикован к горе Башлам ("Тающая Гора" – Казбек). К нему прилетал князь всех птиц Ида и клевал его печень.

Помимо совпадения имени князя всех птиц с названием горы около Трои, узнавая в нарте Пхармате царя скифов Прометея, мы убеждаемся, что мифология, следовательно, и религия большинства народов Северного Причерноморья и Северного Кавказа была общая, что нас объединяло в те далекие времена.

«Казбек как-то далековато от Раевского городища», - скажете вы. «Но князь всех птиц Ида не жил на Казбеке, а прилетал туда», - отвечу я. Если же мы вспомним, что у подножия горы Ида располагают город Дарданию, а по Равеннскому анониму мы локализовали «обширную древнюю Дарданию» (как местность) в современном Ставрополье и Краснодарском крае, то в целом все встает на свои места.

Но не только это говорит в пользу «раевской» версии.

Аполлодор излагает легенду, согласно которой скифский царь и предок троянцев Дардан перебравшись в Азию был радушно принят царем Тевкром и женился на его дочери Батии.

В Илиаде упоминается холм Батия (Батиея) невдалеке от Трои. А практически на территории современного Новороссийска находился античный город, который назывался Бата.

К сожалению, за полтора столетия интенсивного строительства Новороссийска и его порта, а также из-за боевых действий в годы Великой Отечественной войны почти вся древняя Бата была уничтожена.

Из Илиады известно, что недалеко от Трои были источники, до них добегали Ахилл и Гектор во время своего поединка. Мы видим Семигорские источники на карте, иллюстрирующей достопримечательности этих мест, но есть и источник в самой станице Раевской.

Гомеровский эпос указывает в окрестностях Илиона высокую могилу старца Эсиета и курган Ила, основателя Илиона. Недалеко от Раевского городища находятся так называемые Тарасовские курганы и ]]>ряд других древних захоронений]]>.

Это внешний вид кургана (рисунок XIX века)

А это зарисовка XIX века одного из склепов.

Энциклопедия Брокгауза и Эфрона на основании «античных» источников сообщает о так называемых Скейских воротах на западной стороне Трои, от которых до берега моря вела дорога. Если двигаться на запад от Раевского городища, то мы попадаем к морю южнее Анапы и поселка Супсех. Там, если судить по Илиаде, мог располагаться лагерь ахейцев.

Интересно, что в этом месте прямо у моря находятся неизвестные сооружения, происхождение и назначение которых затрудняются объяснить историки и краеведы. Но в рамках нашей версии, если Троянская война действительно длилась 10 лет, я думаю, объяснений не требуется.

Еще упоминаются в Трое Дардановы ворота. В работе Л.А. Гиндина и В.Л. Цымбурского «Гомер и история Восточного Средиземноморья» сделан вывод, что эти ворота были направлены на северо-северо-восток. Мы уже говорили, что выше Раевского городища располагалась «обширная древняя Дардания», поэтому название этих ворот выглядит подходящим.

Для того, чтобы завершить исследование в рамках «раевской» версии давайте посмотрим на карту по состоянию на 1647 год. Там как раз в рассматриваемом нами месте находится город с интригующим названием Trinici.

Наверное, все уже догадались, что это название означает не что иное, как Троица. Это, кстати не единственная карта, где обозначен город Тринити (Триника), есть, например, и более ранние XVI века.

Кто-нибудь может счесть маловероятным, чтобы название продержалось три тысячелетия. А разве я говорил, что каноническая хронология верна? К тому же нас убеждают в безумной древности всяких римов-иерусалимов. Чем наша Троица-Троя хуже? Да и упоминавшуюся нами Бату мы тоже находим на карте 1630 года наряду с Московией.

К сожалению, о городе Тринити мне информации найти не удалось. Но даже если с Троицей-Троей мы ошиблись, то приведенных выше совпадений, на мой взгляд, с избытком хватает для поисков Трои между Таманью и Новороссийском.

Итак, нам осталось рассмотреть третью и последнюю версию возможного расположения Трои в Северном Причерноморье. Европу и Азию мы исследовали, давайте же теперь обратимся к границе между ними, проходящей по представлениям древних по реке Дон.

Устье Дона является стратегически важной точкой региона. Мы знаем про древний город и крупный центр торговли Танаис, который возник там по канонической хронологии в III веке до н.э. и просуществовал до V века.

Вот что пишет о Танаисе Страбон: «Есть там и город, одноименный с рекой, самый большой после Пантикапея эмпорий варваров». Кстати, если понимать это свидетельство Страбона буквально, то и Танаис, и Пантикапей рынки варварские, т.е. скифские, а не эллинские, хотя нас убеждают в обратном.

Танаис город весьма любопытный. Но все-таки нам будет интересен не он.

Несколько выше по течению на окраине Ростова-на-Дону, на правом берегу Мертвого Донца в 1926 году найдены руины древней крепости, названной Ливенцовской. Каноническая датировка этого оборонительного сооружения, вдумайтесь, XVII век до нашей эры.

Эта крепость древнейшая в Восточной Европе, и она была построена на 200-300 лет раньше канонической датировки основания Трои. Официальная датировка Ливецовской крепости важна тем, что в период с XX по XVII век до нашей эры по канонической версии истории в Греции определяют некоторый упадок, поэтому соотносить Ливенцовскую крепость с греческой экспансией, как у нас это любят делать, вряд ли будет возможно.

К сожалению, состояние уникального археологического памятника катастрофическое. Камни, из которых сложены древние стены, используются на личные нужды окрестных дачников, земельный участок чуть было не ушел под постройку коттеджей, а на территории в оврагах сваливается мусор.

Ранее здесь производились раскопки.

Но сейчас научные исследования не ведутся, и от обнаруженных археологами остатков крепостной стены сохранился совсем небольшой участок.

Об этой крепости, имеющей и неофициальное название «донская Троя», сообщается следующее: «Племена срубной культуры, надвигавшиеся с северных окраин степи, теснили племена катакомбной культуры, которые попытались остановить врага с помощью невиданной до той поры каменной крепости. В конце концов, срубные племена все же захватили территории Нижнего Дона. В XVI веке до н.э. под их натиском пала и Ливенцовская крепость».

В Ливенцовской крепости найдено несколько сотен кремниевых наконечников стрел, которые были выпущены в ее защитников.

Крепость пала и больше не возродилась.

Поскольку место расположения крепости действительно очень удобное, при раскопках там были обнаружены остатки поселений энеолита, культур средней и поздней бронзы, времени Золотой Орды. Общая площадь археологического комплекса 8 гектаров, а датировка самых древних объектов – III тысячелетие до нашей эры.

Приведенные факты, на мой взгляд, говорят о том, что наши выводы о ]]>«пути быка»]]> и древности наших народов, которых мы называем скифами, получают еще одно подтверждение. А Ливенцовская крепость является весомым аргументом в пользу нашей троянской гипотезы. Ведь даже если эта крепость XVII века до н.э. и не является Троей XIV века до н.э., то факт существования в Северном Причерноморье крепости, которая на 300 лет старше Трои уже не позволит отрицать возможность наличия там крепостей, которые на 300 лет младше Ливенцовской.

Поэтому, несмотря на расхождения в датировках, мы рассмотрим третью и последнюю версию Трои с условным названием «ливенцовская».

Как мы уже говорили, по свидетельству Страбона, приводящего высказывание оратора Ликурга, Илион был разрушен в результате нападения ахейцев и уже не был восстановлен. Мы наблюдаем сходство с судьбой Ливенцовской крепости.

Маршрут троянцев, уходящих из покоренной Трои, приведенный в «Книге истории франков» (VIII век) удивительно гладко ложится на «ливенцовскую» версию. Да и посольство (поход) Гектора в Паннонию (видимо северную часть Югославии), упомянутый в Лицевом летописном своде Ивана Грозного, вспомнить будет не лишним.

Давайте с учетом ]]>особенностей перевода и творчества переписчиков]]> проследим этот маршрут из Книги истории франков пошагово: «Другие князья [троянцев, такие] как например Приам и Антенор погрузили оставшееся войско, двенадцать тысяч человек, на корабли и провели их в (? вероятно вдоль – прим. моё) берегов Дона…

Они прошли через болота Меотиды в чьей близости они…

…наконец, прибыли в Паннонию…»

Судя по всему «ливенцовская» версия имеет право на жизнь. Поэтому сейчас в рамках этой версии мы разберем необычную трактовку Троянской войны. Для удобства назовем ее междоусобной.

Сами троянцы и ряд их союзников, это скифы. Мы с этим разобрались в процессе исследования. Согласно Илиаде против троянцев были ахейцы, аргивяне и данайцы. Ахейцев мы находим на черноморском побережье Северного Кавказа в упоминаниях многих «античных» авторов, которые, кстати, толком не знают, как эти ахейцы там оказались. Вот ахейцы Северного Причерноморья и на исторической карте XVII века.

Советский-российский филолог Л.С. Клейн в своей работе ]]>«Анатомия Илиады»]]> находит, что аргивяне, это более поздняя вставка в Илиаду: «По-видимому, «данаи» вошли в эпос не намного позже «ахейцев», а вот «аргивяне» — намного позже «данаев», незадолго до записи». Поэтому, полагаю, мы можем исключить аргивян из нашего рассмотрения.

Однако остаются еще данайцы. Клейн замечает, что у данайцев нет местности или города, от которых могло бы пойти их название. Он связывает данайцев только с эпонимами Данай и Даная.

Но при канонической гипотезе малоазийского расположения Трои у «греческих» данайцев и не могло быть привязки к географическому названию. А вот если связать данайцев с Северным Причерноморьем, такая привязка есть. Это река Дон, а по старому – Танаис. Судите сами: донайцы-танайцы-данайцы.

Ливенцовская крепость пала, как нам говорит официальная версия, от народов, пришедших с севера степи. Если они спускались вдоль Танаиса-Дона, они могли получить название танайцы (донайцы). Были ли они одновременно ахейцами или же заключили союз с этими горными племенами Северного Кавказа, сказать трудно. На мой взгляд, более вероятен вариант союза.

В Илиаде по отношению к троянцам часто используется эпитет «укротители коней». Интересно, что и к их противникам данайцам в Илиаде чаще всего используется похожий эпитет «быстроконные». Но местность, которую мы рассматриваем, это степи. А степи, это кони.

Можно предположить, что именно на берегах Дона «укротители коней» скифы-троянцы столкнулись с «быстроконными» скифами-данайцами и союзными им скифами-ахейцами. Мысль о том, что канонические ахейцы и данайцы на своих суденышках перевозили лошадей из Греции даже в Малую Азию, мне не кажется убедительной.

В междоусобной трактовке Троянской войны важно то, что это пусть драматичная и кровопролитная, но это наша отечественная «разборка», к которой «эллины» из канонической истории отношения не имеют.

Кстати и поклонение скифов Северного Причерноморья скифу Ахиллу, воевавшему против скифов-троянцев, полностью укладывается именно в междоусобную трактовку Троянской войны. В рамках традиционной, захватнической трактовки почитание соплеменниками предателя, воевавшего против родственного народа на стороне чужеземцев (даже если события происходили в Малой Азии), выглядит противоестественным, что мы более подробно рассмотрим в пятой главе. Как ни крути, я не могу представить почитание своего соотечественника, например, геройски воевавшего на стороне НАТО в Югославии.

Междоусобная трактовка также позволяет нам говорить о том, что в результате победы одних наших предков над другими нашими предками, произошла некая экспансия в Грецию, Малую Азию и Италию (не лишне вспомнить курганную гипотезу, которую мы разбирали в прошлой главе). Так, думаю, в тех местах и мог появиться наш отечественный Троянский эпос.

На этом можно было бы поставить точку, но междоусобная трактовка, лишь одна из гипотез, а потому мы двинемся дальше. Однако дальнейшие рассуждения будут по умолчанию идти в рамках традиционной, т.е. захватнической трактовки Троянской войны, по которой ахейцы и данайцы, это пришлые агрессоры из-за моря.

Мы разобрали три версии об одной Трое, а сейчас пришел черёд выдвинуть одно предположение о нескольких.

Название Троя вероятно происходит от числительного «три». Можно говорить о сакральном смысле этой цифры (это мы рассмотрим в следующей главе), но можно и перенести рассуждение в чисто географическую и экономическую плоскость.

В древних источниках, как мы видели, встречаются противоречия при описании географических объектов около Трои, которые не вписываются и в каноническую гипотезу ее расположения в Малой Азии.

Клейн в «Анатомии Илиады» высказывает предположение, что Илиада составлена из двух разных эпосов, и в ней идет речь о разных городах.

Кстати, для того, чтобы контролировать рассмотренный нами регион, одним городом не обойдешься, это очевидно. Так может быть понятие Троя включает в себя несколько городов?

Если мы вспомним «путь быка» и сходящиеся к его началу торговые пути, то мы получаем три ключевые точки, это устье Днепра, Керченский пролив и устье Дона. В этом случае все три наши версии размещения Трои получают право на жизнь, а противоречий в «античных» источниках, кроме канонических привязок к Малой Азии, наверное, не останется.

Хотя можно посмотреть и чуть шире. В пределах досягаемости друг от друга в Донское море впадают три, на мой взгляд, стратегические реки: Дон (торговля с Поволжьем и странами к востоку), Днепр (торговля с Северной Европой) и Дунай (торговля с Западной Европой). Названия всех трех рек происходит от скифо-сарматского dānu, а по Дунаю скифы-троянцы, как мы знаем, запросто ходили в Паннонию. Теоретически, города составлявшие понятие «Троя» могли находиться в устьях этих рек. Устье Дуная мы не рассматривали подробно, но это и не входило в задачи нашего исследования.

Главное, что в поисках Трои путеводные нити привели нас к трем удивительным историческим местам нашей Великой Родины, о прошлом которой мы всё ещё так мало знаем.

Завершая главу, не могу удержаться, чтобы не повторить приведенные мной в предыдущем исследовании про грифонов и такие близкие и понятные нам теперь строки из Слова о полку Игореве:

«Встала обида в силах Дажьбожа внука, вступила девою на землю Трояню, всплескала лебедиными крылами на синем море у Дона…».

Читать далее: Глава 4. Седой исполин

 

Загрузка...
Развернуть комментарии