Наша античность – ТРОЯ (Глава 4. Седой исполин)

Когда читаешь Илиаду, невольно создается ощущение, что место, откуда боги прилетали к Трое наблюдать за происходящими там событиями, расположено где-то неподалеку. 

 

Глава 1

Глава 2

Глава 3

 

Как все знают, в относительной близости от предложенных нами мест расположения Трои находится гора Эльбрус. Ослепительно белая вершина этого исполина видна практически из любой точки Ставрополья, которое, как мы помним, входило в обширную древнюю Дарданию, родину легендарного скифо-троянского царя Дардана.

Да и взгляды путешественников древних времен, изумленных его величием, Эльбрус не мог не притягивать. Встречаются предположения, что Эльбрус, это легендарная гора Алатырь.

Значение топонима Эльбрус до сих пор не определено.

Интересно, что на языках большинства горских народов гора называется ]]>по-другому]]>, например, Минги-Тау (карачаево-балкарское), Асхар-Тау (кумыкское) или Ошхамахо (кабардино-черкесское). Это говорит о том, что название Эльбрус может происходить не из этих языков. Но из какого же?

Если мы предполагаем, что Троя (Илион) находилась неподалеку, для начала давайте запишем всем известное имя легендарного основателя Илиона – Ил. А теперь из Словаря древнего славянского языка (А.В. Старчевский, С-Пб, 1899) выудим любопытное слово «броусъ», что значит «знак военачалия в виде каменной булавы» (процитировано дословно). И хотя есть еще «броусна» (какая-то часть тела), мы остановимся на предыдущем слове.

Сочетание букв «оу», как знают многие, по прежним правилам употреблялось очень широко, например, в древнем названии нашего народа – Роусь. После всяческих реформ и удаления «ненужных» букв мы Русь, как и многие другие слова, стали писать через «у».

Вернемся к нашим двум заготовленным словам, соединим их через мягкий знак, который мог возникнуть позже, и получим «Ил(ь)броусъ», а по современным правилам написания и произношения – Ильбрус, что весьма созвучно с нынешним наименованием горы. Смысл получившегося названия – «каменная булава – знак военачалия Ила» у меня вопросов не вызывает. Более того, мы получили еще одно совпадение в пределах доступности от предполагаемого нами места расположения Трои.

«Хорошо, с брусом понятно», – скажет читатель, - «Но ил, это жижа какая-то».

Давайте подумаем и для начала разберемся еще с одним названием Трои, которое нам известно, как Илион.

 

В работе «Анатомия Илиады» советского-российского филолога Л.С. Клейна мы находим следующее: «Гомеровский эпос называет осажденную крепость безразлично двумя именами — Троя (η Τροίη) и Илиос (η "Ιλιος); последнее в послегомеровское время сменило род и форму, превратившись в Илион (το' "Ιλιον) — форму, которая, правда, встречается уже в «Илиаде», но как редчайшее исключение, вероятно, занесенное при редактировании».

Получается, что более древнее название города в греческом исполнении – Илиос.

 

Но оказывается, что Илиос тоже искажение. Читаем Клейна: «В Гомеровском "Ιλιος по контекстам в гекзаметрах восстановливается начальная дигамма (*ρίλιος), так что слово звучало как *Wilios. Как хеттская, так и греческая формы являются закономерной передачей притяжательной формы от эпонима Вил/Ил, т. е. обе обозначают нечто Вилово/Илово — город, страну. Это тот самый эпоним, который знает приводимая Гомером генеалогия (Π, XX, 231-232) и могилу которого Гомер отмечает под городом (Il., X, 415, XI, 166)».

Вывод о том, что название города и имя его основателя должно начинаться с «W», Клейн сделал при соотнесении Илиоса с упоминаемой в хеттских табличках «Богазкёйского архива» Вилусой.

Богазкёйский архив, это примерно 14 тысяч клинописных текстов на глиняных табличках, обнаруженных в 1906 году на месте столицы Хеттского царства Хаттусы (Хаттусас), располагавшейся недалеко от реки Кызылырмак в современной Турции.

Хаттуса находилась далековато от места, где каноническая гипотеза помещает Трою, но стояла вблизи реки, впадающей в Черное море. На мой взгляд, что к Гиссарлыку через Мраморное море, что в Северное Причерноморье идти морским путем было хоть и не близко, но в целом возможно.

Тем более, мы исходим из того, что, что Троя была влиятельным царством того времени, а на южном берегу Черного моря находился ряд троянских союзников (пеласги, энеты, киконы, пафлагонцы – см. ]]>вторую]]> главу), Поэтому возможность официальных связей северопричерноморской Трои-Вилиоса с Хеттским царством отрицать, на мой взгляд, нельзя. Их бог-громовник Тарку, отдаленно напоминающий балтийского Паркуна-Перуна, на пару с хеттским двуглавым орлом тоже говорят в пользу этого.

Выводы Клейна о Виле и Вилиосе совпадают с гипотезой Л. Рыжкова, которую он излагает в работе ]]>«О древности русского языка»]]>. Рыжков исходит из того, что в индоевропейских языках гласный звук в начале слова означает, как правило, заимствование слова, либо его искажение в результате исторических процессов. Он пишет, что первичный корень в индоевропейских языках должен строиться по принципу Согласная-Гласная-Согласная (сюда относятся и слова с согласным звуком «й» в начале слова – яр, ель и т.п.). При этом для реконструкций первым делом он применяет звук «в». Это работа не академическая. Однако, совпадение (пусть может быть и случайное) с выводом маститого ученого Л. Клейна, хотя и сделанным для частного случая, все равно выглядит любопытно.

Полагаю, выводы академической работы, подкрепленные не академической гипотезой, позволяют нам согласиться, что название Илиона в греческом тексте должно звучать как Вилиос, а имя его основателя – Вил. Но Вил и Вилиос вроде бы ничем не помогли нам в поисках приемлемых отечественных корней в имени основателя города. Но это лишь на первый взгляд.

Заглянем в книгу «Мифы славянского язычества» автора многочисленных работ по мифологии и этнографии XIX века Д. Шеппинга. Вот что он пишет: «В Слове Св. Григория (XII век – прим. моё) встречается загадочное имя Вила в единственном числе и мужеском роде: «и Хорсу, и Мокоши, и Вилу», которое мы принимаем здесь за Волоса…»

Мне кажется, мы нашли те корни, которые искали. Короткое имя Волоса-Велеса совпадает с именем легендарного основателя города, а полное имя весьма схоже с названием города – Вилиос. Тем более мы находим перекличку между хеттскими Хаттуса, Вилуса и нашими Старая Русса, Таруса, Тиса, что может говорить об аналогичном образовании форм в языке наших предков в древности. Кстати Руза, Вазуза и Яуза, может быть тоже отголоски тех времен.

 

Появился ли звук «и» в коротком имени нашего бога только из-за его сопоставления в летописи с Ваалом, и употреблялся ли он в полном имени Велеса, сказать трудно.

В славянской мифологии есть такое божество, как вила. Вот какое определение ему дает М. Фасмер в своем этимологическом словаре: «вила – божество женского пола, русалка, нимфа, живущая в горах, воде и в воздухе». Вилы упоминаются как светлые божества, а верования в них отмечаются, как достаточно древние. Поскольку название «вила» перекликается с коротким именем Велеса – Вил, можно предположить какую-то связь между ними.

Одним из образов Велеса является тур (вол). Может быть огласовка через «и» происходила через диалекты и родственные языки. Звучание слова «вол», как «вил», свойственно кубанскому говору и украинскому языку (есть примеры и для слов русского языка со звуком «е» – білий, світ и др.). Однако, как сообщает Ю.В. Откупщиков в своей работе «К истокам русского языка» и более северному новгородскому говору тоже свойственна замена «е» на «и» (сев-сив, сено-сино).

Следует вспомнить, что известны варианты написания имени бога Велеса, как Влес, Велс, Волс.

О возможности различного звучания полного имени Велеса в работе ]]>«История возникновения мировой цивилизации»]]> говорит и А. Тюняев: «Итак, из рассмотренного выше возможного написания имени славянского бога Велес/Волос мы имеем следующий набор слов: единый древний корень ВЛС, и его огласовки – вилс (вiлс), влис (влiс), вилис (вiлiс), волс, влос, волос, велс, влес, велес…»

Работа Тюняева не является академическим исследованием, однако такой подход, на мой взгляд, отвергать видимо не стоит вот по какой причине.

В работе «К истокам слова» вполне академический филолог и лингвист Ю.В. Откупщиков говорит следующее (приводится с сокращениями): «Нужно заметить, что… у славян существовало табуистическое название медведя — ‘медоед’. Никаких следов древнего индоевропейского имени этого зверя … не сохранилось. …нужно думать, что …название медведя было утрачено… ещё до выделения славянских языков в самостоятельную группу».

Поскольку по Б. Рыбакову более древним образом Велеса является медведь, можно предположить, что настоящее имя этого бога, тоже, к сожалению, утрачено. А если оно и сохранилось, то вероятно частично в виде согласных «В» и «Л». Согласная «С» тоже стабильна, но несколько в меньшей степени, о чем могут говорить славянские волот и велет (великан – в обоих случаях).

Согласные могли указывать на связь с настоящим именем бога, а различные огласовки относились к его разнообразным свойствам, функциям и/или образам. Может быть этим объясняется невозможность установления связи между именами Волос и Велес посредством применения средств канонической лингвистики? Рыбаков, кстати, предполагает табу на подлинное имя Велеса.

Также не исключена вероятность, что звук «и» в названии города мог возникнуть уже в его греческой интерпретации. В энциклопедии Брокгауза и Ефрона говорится, что Вил, это греческая форма имени вавилонского божества Бел. Мы сейчас не будем обсуждать сопоставление – это просто иллюстрация, что канонические источники допускают превращение как раз звука «е» в звук «и» при заимствовании слова в греческий язык.

В наши дни есть ряд географических объектов с названиями Велес, Велеса, Велестино, Волос, Волосская (Балаклейка), Волосово, Вилисово, Вилиста (Большая и Малая), Велисто, Велистица, как на территории бывшего СССР, так и на Балканах (в том числе в Греции). Для нетрадиционных звучаний применительно к имени Велес я старался подобрать гидронимы, т.к. всем известно, что они, как правило, наименее подвержены изменениям.

В любом случае, мы имеем очень близкое звучание названия города Вилиос и имени славянского бога Велес, а также полное совпадение имени основателя этого города с коротким именем того же бога – Вил. Одновременно Троя (Вилиос) с достаточной степенью уверенности локализуется в Северном Причерноморье.

Сказанное выше, полагаю, позволяет нам выдвинуть гипотезу о тождественности перечисленных названий и имен. Поэтому различные огласовки ВЛ и ВЛС мы будем применять лишь для удобства восприятия, при этом не исключая возможности звучания имени Велеса через «и». А в ходе исследования каждый сам для себя определится, принять приводимую аргументацию или нет.

Интересно, что древность Велеса к векам троянским непроизвольно возведена при помощи выводов Л.С. Клейна, убежденного норманниста. Вот такая ирония судьбы.

С Илом и Илионом мы разобрались, но как же Эльбрус?

Если исходить из того, что гора названа по имени легендарного основателя Илиона, то звук «в» в начале топонима Эльбрус возникает автоматически по итогам нашей локализации Трои. Таким образом, у нас получается значение топонима «булава Вила» (или Вела), т.е. Велеса. К тому же одним из образов Велеса был тур, рога которого в принципе сопоставимы с двумя вершинами Эльбруса.

«Хорошо, но многие пишут, что Велес темный бог», - испугается какой-нибудь читатель и задаст резонный, как ему кажется, вопрос, - «Это что наши предки темным силам поклонялись?»

Давайте раз и навсегда разберемся с Велесом.

Гипотезу Иванова и Топорова противопоставляющую Перуна и Велеса (якобы змея) в рамках их теории основного мифа, отметаем сразу и безоговорочно. Трудно сказать о ней более емко, чем академик Б. Рыбаков: «Но самым уязвимым местом конструкции Иванова и Топорова является, конечно, отождествление Волоса со Змеем, ничем не доказанное и противоречащее материалам, собранным самими авторами. Все построение «мифа» о поединке Перуна с Велесо-Змеем мне представляется надуманным и совершенно неубедительным».

Рыбаков провел глубокое исследование культа Велеса. Вот, что он пишет в своей работе «Язычество древних славян» о древности этого верования: «Из палеолитической глубины идет, по всей вероятности, и культ Волоса-Велеса, переживший также ряд коренных изменений. По всей вероятности, Волос – древнейшее из всех славянских божеств, корни представлений о котором восходят к медвежьему культу мустьерских неандертальцев (100 – 80 тыс. лет назад – прим. моё)». Наверное, неважно для нашего исследования обсуждать теорию происхождения человека. Главное, что Рыбаков в принятой для академической науки системе координат обозначил очень глубокую древность верования.

В легендах Млечный путь связывают с Велесом: "Велес чесався и волосъя разбросал", а его рождение возводят к мифу о вселенской корове (по Рыбакову – лосихе), известной нам по созвездию Большая медведица.

Русское название звездного скопления Плеяд в созвездии Тельца – Волосыни (Волосожары) связывают с Велесом. Те же Иванов и Топоров, а также Ю.И. Семенов в работе «Возникновение человеческого общества» (1962) сообщали о примете, что сияние созвездия Волосыни предвещало удачную охоту на медведя. Сербский ученый Н. Янкович приводит данные о сербском названии созвездия Волосыни – «Влашичи» (т. е. сыны Волоса).

А так Рыбаков характеризует развитие культа в глубокой древности: «Не лишено вероятия, что у древнего Велеса могли быть две звериных ипостаси: более архаичная, охотничья – медведь (сохраненная на Севере) и несколько более поздняя, связанная с скотоводством, – тур, встречаемая в южных славянских областях от Украины до Далмации».

Заметьте, что образ тура (вола, вiла) в который раз приводит нас в места, в которых мы локализовали начало «пути быка» и Трою, но теперь уже в связи с Велесом.

Рыбаков сообщает и об антропоморфных изображениях Велеса: «Среди языческих идолов славянского средневековья наиболее часто встречается изображение бородатого мужчины с огромным турьим рогом, "рогом изобилия" в руке. Единственное божество, с которым можно связывать эти изображения, - это… Велес».

В более поздние, христианские времена почитание Велеса не исчезло. Вот что об этом говорит Рыбаков: «В святочной славянской обрядности имя Велеса уже не упоминается, но под новый год и на масленицу в песнях упоминался Тур; по селам водили быка… Введение христианства должно было наложить строгий запрет на имя популярного славянского бога и могло содействовать появлению в святочных песнях такого новообразования, как тур, турицы».

Однако Велес был не только самым древним, но и одним из самых почитаемых богов Древней Руси. Вот что сообщает «Густынская летопись» (начало XVII века): «Вторый (идол) Волос… бяше у них (язычников) во великой чести».

Раз уж мы упомянули летописи, нам надо поговорить о том, из каких источников мы черпаем сведения о Велесе (кстати, как и о других языческих богах).

Большинство древних источников, за исключением, пожалуй, Слова о полку Игореве, это произведения, создававшиеся под контролем христианских церковных иерархов в целях борьбы со старой верой или, по крайней мере, не для ее популяризации. Зарубежные европейские документы средних веков, где упоминаются славянские боги, тоже писались христианами со всеми вытекающими отсюда последствиями. Про народы, принявшие ислам, знаю меньше, но не думаю, что там ситуация сильно отличалась. А Тора (Ветхий завет), на мой взгляд, квинтэссенция борьбы с язычеством.

Конечно, пропаганда может использоваться как во зло, так и во благо, а понимание этого может быть субъективным. При этом как положительные, так и отрицательные образы изображаются в гипертрофированном виде.

Задам риторический вопрос читателям, которые, как и я, застали времена, когда в стране была официальная идеология: «Могли ли мы прочитать отечественное произведение тех времен, где бы создавался позитивный образ персонажа, исповедовавшего взгляды, враждебные существовавшей тогда идеологии?»

Вывод, по-моему, очевиден. Те сведения о славянских богах, которые мы имеем, скорее всего, сильно искажены, а ряд богов, причем наиболее почитаемых, сознательно демонизировался. Также мы в большинстве случаев не знаем, какое из приводимых в документах названий являлось именем бога, какое синонимом или эпитетом, а какое названием ипостаси, аватары. Столпотворение в славянском пантеоне мне сильно напоминает ситуацию с названиями народов у «античных» авторов.

Конечно, с нашими божествами нельзя поступать так радикально, как мы подошли к названиям народов, но задуматься над тем, как на самом деле выглядел славянский пантеон, на мой взгляд, необходимо. Используемые сегодня многоуровневые пирамиды из многочисленных богов с неясными, а подчас, выдуманными взаимосвязями, согласитесь, выглядят не очень убедительно.

Если мы исходим из того, что наши предки были мудры (а я думаю о них именно так), то они наверняка не стали бы накручивать систему верований, сложную для понимания простыми людьми (пахарями, пастухами, кузнецами, гончарами, строителями, охотниками, воинами, их женами и детьми).

Но мы несколько отвлеклись. Скорее всего, Велес, как самый древний и один из самых почитаемых богов славян, стал одной из основных мишеней для христианства в его борьбе со старой верой. Именно этим можно объяснить извращение подлинного смысла о нем. Штамп «скотий бог», который Велесу присвоили христианские летописцы, наверняка сознательно суживал его весьма обширный функционал. Пропагандистская эксплуатация христианскими служителями одного из символов бога – турьего рога (рога изобилия), а также зооморфной ипостаси Велеса (тур, бык, вол), думаю, не нуждаются в комментариях.

Но если мы посмотрим внимательнее, то увидим, что Велес бог не темный, а совсем даже наоборот. Вот что по этому поводу пишет видный русский историк В.О. Ключевский: «В русских памятниках уцелели следы поклонения… солнцу под именами Дажбога, Хорса и Велеса».

Академик Рыбаков в свою очередь указывает, что «велесов день завершал собою обширный цикл празднеств зимнего солнцестояния», и что оба срока празднеств Велеса «связаны с солнечными фазами — зимним солнцестоянием и весенним равноденствием». Можно ли связать с каким-нибудь мрачным божеством такой праздник как, например, языческую Масленицу с ее блинами, символами солнца?

Принято считать, что у «эллинов» солнце олицетворяли в небе Гелиос (Феб), а на земле Аполлон. Гелиос в «античных» источниках, это светило, а разнообразные функции мы можем найти только у Аполлона.

Поэтому давайте сравним Аполлона и Велеса, при этом, мысленно не разделяя Гелиоса с Аполлоном.

У Велеса одной из зооморфных ипостасей является медведь. Прямых указаний на наличие такой же ипостаси у Аполлона я не нашел, однако связь с этим животным прослеживается. По легенде, чтобы Адмет получил руку Алкесты, дочери царя Иолка Пелия, Аполлон помог Адмету запрячь в колесницу льва и медведя. Также Аполлон был гиперборейцем, т.е. северянином, а по-древнегречески север и медведь, это одно и то же слово άρκτος (арктос). У сестры-близняшки Аполлона Артемиды одна из возможных этимологий имени, это «медвежья богиня», а одно из культовых животных – медведица.

С образом тура (быка) гораздо проще. В легендах Аполлон часто упоминается пасущим быков. В надписи из Ксанфа Аполлон назван xšaθrapati (Митрой), а также Сараписом (Апис в Египте божество плодородия в образе быка). В псевдо-Клементинах Митра также отождествляется с Аполлоном. В Митраизме же образ быка использовался широко.

О роге изобилия Велеса – символе богатства и плодородия мы уже говорили. Как сообщает Рыбаков, крестьяне вплоть до XX века завязывали узлом последние несжатые колосья на поле, оставляя их «Волосу на бородку». Аполлон, как мы знаем, тоже заведовал и плодородием.

Функция покровителя богатства у Велеса также выражается при посредстве полисемантичного слова «скот» (равнозначного латинскому «pecunia» – «скот», «богатство»). По словам Рыбакова, это ведет нас в совершенно определенную историческую эпоху, когда главным богатством племени были именно скот, стада крупного рогатого скота, т. е. в бронзовый век.

У Аполлона на связь с покровительством богатства указывает эпитет «податель благ», что кстати, сближает его и с Дажьбогом.

Интересно, что Велес до сих пор, так или иначе, контролирует богатство. На биржах, как мы знаем, игроков на повышение называют «быками», а на понижение – «медведями». Хотя, я думаю, дедушка Велес не в восторге от того, что его образы используются для торговли пустотой.

Исходя из работ Б. Рыбакова, Велес был, в частности, божеством охотничьей добычи, а один из его образов – медведь, животное лесное. Но и у Аполлона есть эпитет Агрей (Ἀγραῖος) – покровитель охоты, а также Гилат (Ὑλάτης) – «лесной».

Также мы знаем христианский штамп по отношению к Велесу – «скотий бог», да и медвежья лапа под названием «скотий бог» вывешивалась для охраны скота в крестьянских дворах. Однако Аполлон тоже охранитель стад и наряду с этим имеет эпитет как страж дверей – Фирей (Θυραῖος – «дверной»).

В Слове о полку Игореве Бояну дается эпитет Велесова внука, т.е. Велес покровитель поэзии, а может быть и всех искусств. Ровно ту же функцию осуществляет и Аполлон. А может быть Волосыни, это не сыновья, а музы Велеса?

Также в Слове о полку Игореве Велесов внук Боян назван вещим, что может быть истолковано, как покровительство Велесом прорицания и мудрости (о скифах мудрецах Анахарсисе и Абарисе, чтимых эллинами, мы упоминали во ]]>второй]]> главе). Аполлон также покровитель прорицания и мудрости, о Дельфийском оракуле знают все.

Ряд источников указывает на связь Велеса с волками, но волк одно из священных животных Аполлона, у которого есть и соответствующий эпитет – Ликейский (λύκος – волк). Можно еще добавить, что в русских народных сказках спутник Ивана-царевича серый волк, образ положительный.

А сейчас мы подошли к волнующей многих теме связи Велеса со смертью. В имени Велеса действительно прослеживается семантический оттенок, позволяющий говорить о культе предков, душ умерших. На это указал А. Н. Веселовский в работе «Разыскания в области русского духовного стиха» (1889), приведя ряд параллелей (welis – литовск. – покойник, welci – души умерших).

Однако при однобокой трактовке забывают, что тот же корень лежит в основе и таких слов, как воля, величие, власть и др., поэтому попытки отождествить Велеса с потусторонним миром, на мой взгляд, неубедительны.

Если же посмотреть на Аполлона, отождествление которого с солнцем вряд ли кто-то будет оспаривать, то и у него мы тоже найдем связь с загробным миром, в том числе в эпитете Улий (гибельный). О губительных стрелах Аполлона, приносящих внезапную смерть старикам и молодым, написано много. Но и сейчас говорят «боженька прибрал (призвал)», если человек умирает. Наверное, Аполлон и Велес, как сильные и весьма почитаемые боги, с полномочиями, сравнимыми разве что с функционалом библейского бога, не могли не отвечать и за эту сторону жизни.

Но самое интересное при сходстве функций Аполлона и Велеса, это солнечная природа обоих богов, которую у Велеса подтверждает Ключевский.

Если подытожить сравнение Аполлона с Велесом, то, на мой взгляд, напрашивается вывод, что это по сути одно и то же божество. При этом повторюсь, что сосредоточение в «античных» мифах и легендах всех функций у Аполлона не говорит о том, что он и Гелиос разные боги. Скорее всего, это разные ипостаси одного и того же бога – Солнца.

Теперь давайте прочитаем по правилам греческого языка имя Гелиос – Ἥλιος или Ἠέλιος. Звучать это будет, как Хелиос (легкое «х» с придыханием) или Ээлиос. Здесь уместно вспомнить и обнаруженный Клейном недостающий звук в начале названия города "Ιλιος (Илиос-Илион).

Теперь, я думаю, составленная ниже цепочка удивления не вызовет: Велес-Ээлиос-Хелиос-Гелиос.

Вилиос (Илион), думаю, мы тоже можем спокойно поставить в один ряд с этими именами.

Когда дорабатывал черновой вариант этой главы, к своему удивлению, нашел совпадение с выводом о Велесе в упомянутой выше не академической работе Л. Рыжкова ]]>«О древностях русского языка»]]>. Хотя Рыжков пришел к нему, отнюдь не сравнивая функции Велеса и Аполлона (Гелиоса), а посредством реконструкции слов: «…подлинное прочтение этого слова по второму правилу — η = VE — «велес», т.е. древнегреческий бог солнца Гелиос есть славянский Велес. …ранее функционально Велес до отождествления его с древне-греческим Гелиосом (Не = Ve) не был толком определен в русском пантеоне. Многие исследователи повторяют штамп-клише «скотий бог» Волос-Велес, и только современное языкознание бросает мостики к солнечным божествам древне-индоевропейского пантеона времен Шумеров».

Вот только у шумеров вероятно грифоны Аполлона одновременно были и быками Велеса.

Но еще больше удивился, когда заглянул в словарь древнегреческого языка И.Х. Дворецкого 1958 года, составленный из слов «античных» произведений и вполне себе академический. Слово, которое по-древнегречески звучит как βώλος (волос, болос), это солнце, солнечный диск. Неужели очередное совпадение?

Попутно мы, по всей видимости, ответили на вопрос, который волновал ряд исследователей, можно ли считать тождественными имена Велес и Волос. «Античные эллины» говорят, можно.

Скажу честно, не искал сведения о заимствованиях слова волос (болос) в другие языки, поэтому лишь голословно могу предположить, что в словах футбол, баскетбол и др. может звучать имя нашего древнего бога Волоса-Велеса.

Уместно вспомнить и записанное Геродотом предание, о том, что мир создан из яйца, положенного Фениксом в святилище Гелиоса, как мы теперь понимаем – Велеса. Не этот ли сюжет мы видим на стене Дмитриевского собора во Владимире?

ПРОДОЛЖЕНИЕ ГЛАВЫ>>>

 

Развернуть комментарии