В русском языке не было звука А?

Из научных докладов: «Первая буква нашего алфавита любит красоваться в конце существительных женского рода: РУКА, НОГА, ЛУНА, КОРОВА... Но возьмите в руки любой словарь русского языка, и вы обнаружите странную вещь: оказывается, русский язык почти совершенно не знает слов, начинающихся с «А». Нет, конечно, слов на «А» вообще довольно много – в наиболее полных словарях наберётся до двух десятков страниц. Но почти около каждого из них указано, что слово это заимствовано – либо из живых языков, либо из давно уже ставших мёртвыми – латинского и древнегреческого. Исконно же русские слова, начинающиеся на букву А, можно пересчитать буквально по пальцам – это так называемые служебные слова: АЖ, АВОСЬ, восклицания – АГА, АГУ, да ещё АЗ и АЗБУКА. Желающим пополнить этот список придётся изрядно попотеть».

Сегодня мы не знаем, кто из лингвистов был первым, но в последние 150 лет в лингвистике существует постулат – русский язык никогда не имел собственных слов, начинающихся на «А». Языковеды объясняют это тем, что наши предки, дескать, стеснялись произносить звук «А» в самом начале слова, считая его чересчур откровенным и вызывающим. А чтобы прикрыть эту откровенность, звук «А» в речи наших предков непременно, мол, прикрывался звуком «Й». Писатель Лев Успенский, которого языковеды принимают за своего (лингвиста), так и пишет: «Русский язык не любит начинать свои слова с такого «чистого», «настоящего» «А»! А всё от того, что местоимение «Я», заимствованное нашими предками из старославянской речи, в то далёкое время произносилось как «Азъ».

Выходит, что у наших предков не было личного местоимения Я, не было до тех пор, пока мифические старославяне в лице просветителя Кирилла, не подарили его русским? Как же они без него жили?

 

Фонетическая трансформация «А»-«ЙА»-«Я» для части старорусских слов (около 20-25 лексем) действительно имела место: Явити (явить), Агода – Ягода, Аице – Яйцо, Ама – Яма, Антарь – Янтарь, Ад – Яд, Агнец – Ягнец..., но она не была определяющей, составляя лишь 5 % подобной лексики.

 

Вот как на этот вопрос ответила Светлана Бурлак, где она отвечает на вопрос из зала о начальной «А» в русском языке - ]]>видео-отрывок из выступления доктора филологии Светланы Бурлак]]>,

 

Зато заморских слов с орфографической «А» у нас – воз и маленькая тележка, о чём свидетельствуют практически все словари современного русского языка. Это обстоятельство и даёт лингвистам  право заявлять: «Все без исключения слова на «А» в русском языке – иностранные».

В одном только словаре Ушакова (вып. 1935-40) таких псевдорусских слов порядка 400 штук! И все они: греческие, латинские, французские, немецкие… Ни одного родного, исконно русского! Нет на Руси собственных слов, придуманным русскими людьми для русских! Бестолковыми были наши древние предки, варварами, как их назвал патриарх Кирилл.

Почему в иностранных языках, в том числе, соседних нам славянских, таких слов пруд пруди, а в русском – сплошь одна иностранщина? Даже повседневные слова: «арбуз», «аэродром», «апельсин», «артиллерия»… являются точно таким же засильем в русском языке, как и недавно внедрённые в нашу речь англицизмы: «фэйк, респект, бутик, мерчендайзер»... Но разве наличие в современных словарях исключительно заимствованных слов доказывает, что в русском языке никогда не было собственных слов на «А»?

Речь идёт не о современном русском языке, потерявшем с эпохой Пушкина огромный пласт народной лексики, а о языке в целом. В отличие от архаичных языков западной Европы, которых никогда не понимали современные потомки этих культур, древне-русскийкуда ближе и понятнее рядовому россиянину. Более-менее доступна и диалектная лексика, которой говорили еще не так давно наши отцы и деды. Если же лингвисты не считают устаревшую и диалектную лексику полноценной частью русского языка, полагая, что русский язык – это язык городской интеллигенции или современных академических словарей 20-21 века, то пора бить тревогу, чтобы обратить на это обстоятельство внимание общественности. Разрыв литературного языка (в том числе, древне-литературного) с устной речью оказался чреват большими потерями для нашей культуры. И эта тенденция только усиливается. В то же время мы видим, что многие заимствования в русский язык носили нарочитый характер, навязывая россиянам крайне ограниченную или даже практически бесполезную лексику:

 

Аангич – турецкое слово,

Аргал – монгольское,

Абракадабра – фракийское,

Абцуг – немецкое,

Абредь – прусское,

Авегарс – голландское,

Арай-Арандать – финские слова,

Алам-Ашать – кыпчакские,

Архалук-Алань – тюркские,

Абаз – персидско-грузинское,

Альков-Аскер – арабские,

Авгур-Аркуш – латинские,

Абака-Аксамит-Аконит-Агава-Азим-Анакруза – греческие,

Апаш-Антука-Атанде-Апрош-Абрикотин – французские…

 

Первым на этой модернистской почве отличился советский лингвист Дмитрий Ушаков, выпустив в 1935-40 гг. первый толковый словарь русского языка молодой Советской Республики! СССР вступила на путь говорения обновлённым русским языком, языком-обрубком, заполненным новой революционной тематикой, по принципу «Весь мир насилья мы разрушим, мы наш, мы новый мир построим».

 

При этом, мы знаем много слов, которые давно и прочно прописались в языке: аист, арбуз, абрикос, апельсин, автомобиль, адрес, аккордеон, аплодисменты… По корню и происхождению они тоже – иностранными. Другое дело, что мы к этим словам давно привыкли, вот и считаем их русскими.

 

На прямой вопрос «Есть ли в русском языке исконные слова, начинающиеся на «А»?» языковед сначала говорит – таких слов нет!, а потом всё же уточняет про русские «чихи, пуки и ахи». И что же это за слова такие? Разве они полноценные? Стоит ли обращать внимание на каких-то 6 «недоделанных» слов: АЖ, АВОСЬ, АГА, АГУ, АЗ и АЗБУКА»?

Что будет, если заглянуть в специальные академические издания, и поискать эти междометия, союзы, звукоподражания и служебные слова? Как люди простые, мы не можем сомневаться, что лексика наших дедов с бабками была в своё время тщательно собрана, обработана и бережно упакована языковедами в специальную филологическую баночку. И действительно, благодаря стараниям добросовестных языковедов множество слов на «А» всё же сохранилось. Их гораздо больше тех шести вариантов, предлагаемых нерадивыми лингвистами! Почему же тогда спецы заявляют: «Желающим пополнить этот список придётся изрядно попотеть»?

Ну что ж, можно и попотеть! Вот пока ещё неполный, но убедительный список:

 

Ай, А-а! Ая-яй (аяй, айяя), Ая, Аяё, Аиньки (аичка, айка), Аихма, Аки (акы), Ако, Акой, Акось, Акромя, Анысь, Анадысь, Анамнясь, Анамедь, Аната́, Анатысь-он (анацца), Анагда, Анады, Анта, Антуда, Аняж (анеж), Акобы, Арась, Арчи́, А́редом, Арь (аря, арря, арьё), Антэля, Ат (ать, ате, ати, ато, ата), Ату, Атю, Алю, Аля́, Аой, Анось, Алала (алалой), Аллали, (алили), Аландась (аландысь, аланясь), Аля́, Аля-ка, Алибо (альбо), Атно, Айбо, Альса, Агу (агуленьки, агушеньки, агунушки), Адва, Адли, Адали, Адыли, Агы, Агынь, Акика, Аба (або), Абие (абье), Алуйно, Абы, Абижь, Авжо, Аж, Аже, Аже-ж, Ажно (ажнак, ажнуть, ажо, ажны), Ажноль (ажноли), Ажбы, Ажнык, Ажин, Азно, Аза, Азе, Азаська, Азым, Айда (ада, адяй), Ай-та, Ай-ты, Апосля, Апрачи, , Авось (авосе, авосев, авось-та), Абось, Ау (ахы), Ауй, Аук, Аух, ауту, Атата (атати, ататя), Аттаты, Аття (атя), Аема, Аёв, Аёнся, А, Аю, (аё), Авава (аввава), Авой (авой-вой), А-вы, Ай, Айкало, Авыдь, Ага (агач), Аде, Агату́, Атута, Адва, Анегож (аневож, анего, анеж, анёж), Айлюли, Адём (айда, айдакнуть), Адали (адоли), Авсегда (авсегды), Авчерась, Агага, Адзабль, Авка (авкать), Аль, Адяк, Авиля, Альбы, Адлыга, Але (али), Ало, Алё, Авохти, Ально (альни, алны, альну, альне, альнё, альниж),  Ась (асинь, асе (ася), асё, аси, аситько), Асли, Асма́, Асобе́, Акъ (акый, ацый, ацемь), Аковъ, Акыш, Адю, Амки (амкать), Ам, Амба, Аможе, Амарам, Ан, Агага, Анно, Ано (анко), Анда (анды, андо, аниж), Андыш, Ахъ, Ахны, Ахьян, Аха́ха, Ахма,  Ахти (ахте), Ач (ач-ач), Аще, Ачи (аци, аче), Ацки, Ачев, Ачки, Ащо, Аэ́во, Ашкырь, Ащуть, Ашоуть

и ещё порядка 50 самостоятельных единиц, не вошедших в этот список!

 

Многовато получается для языка, в котором языковеды за 150 лет не могли найти и десятка слов! Неловко и за лингвиста Льва Успенского, миллионными тиражами своей книги «Слово о слове» внушавшего читателю сомнительные сведения. Трудно понять, почему специально обученный профессионал не видит в справочниках того, что без труда там находит необразованный обыватель? Каким образом из почти 300 фиксируемых в русском языке простонародных речевых единиц лингвистам удаётся разглядеть, в лучшем случае, только шесть из них? Как так получается, что спецы, поставленные смотрящими за состоянием русского лексического фонда, столетиями не могут определиться даже с его количественными показателями?

 

Зададимся вопросом. Если даже в русском языке-малолетке обнаруживается порядка 300 различных простонародных лексем с начальным «А», стало быть, в любом другом, тем более, древнем языке – в той же латыни или греческом, их должно быть в разы и разы больше! Недаром же языки эти считаются родителями многих других языков, и русского, в том числе!

 

Вот давайте и посмотрим, всё ли здесь так, как подсказывает здравый смысл. Обратимся к большим словарям: осовремененным версиям латинского языка и к словарю древнеримского права:

 

Age! – эй!, ну! ну-ка!

Ah! Aha! – (a!) а! ах! (удивление, досада, скорбь, радость);

Ai! – ай! ой! ах! (выражает жалобу);

An – или, ли; быть может;

Ac – и;

Absque – без, кроме;

Apud  – у, при, перед, в присутствии;

Aut  – или, или же, или по крайней мере, или вообще;

Atqui  – однако, напротив; конечно, во всяком случае; а все-таки; но, а;

Antea – прежде, перед тем;

Autem  – но, же.

 

Что ж, Римская империя, не очень-то впечатляет разнообразием! А на фоне русского списка из 300 единиц скорее напоминает сюжет из скабрёзного анекдота про «размер, который имеет значение». Не пристало столь древней культуре иметь такой маленький и короткий… списочек «чихов и ахов», без которых не обходятся ни один уважающий себя народ или племя. Мелковато для распиаренной Римской империи. А ведь кураторы латинского языка за 400 лет его мнимого анабиоза могли бы что-нибудь и помасштабнее придумать. Но, по-видимому, решили, что «и так сойдёт!». А теперь уже и поздно, билеты в театр «подлинной античной истории» проданы. Что успели, то и успели. Да и разве всего предусмотришь? Кто мог знать в ту смутную эпоху, что наступят времена, когда разоблачить даже самых талантливых фальсификаторов будет, как раз плюнуть? Вот и остаётся, что из одной только любви к искусству продолжать поддерживать милую старину мёртвой, но никак не умирающей латыни всё новой и новой современной лексикой.

 

А что со вторым нашим родителем, с греческим, с его легендарной эллинской культурой? Он-то уж выдаст нам на-гора? Что там в академических словарях старо-, средне- и ново-греческого языков?:

 

Α! ! – а, ага; ах; ой, ох (недоумение; восхищение);

άι – ай! (удивление или боль);

ἅἅ!! – ха-ха!
Αχ!, άου!, αλί!, αλίμονο! – ах!, боль, сожаление;

Α μπα! – отрицание.
 

Да уж, второй родитель тоже разочаровал! Где же эта хвалёная древность греческой культуры! Чем ещё, кроме её отсутствия, можно объяснить такую скудность простонародной а-лексики, которая как специально существует для всякого рода «чихов, пуков и ахов»? Почему же лингвисты упрекают русский язык в отсутствии слов,которых в нём на самом деле дополна, но не обращают внимания на греческий с латынью, крайне бедных на такую лексику?

 

Что ж, с междометиями и прочими «несерьёзными» словечками мы выяснили. Греческий с латынью проверку на древность не прошли, уступив в разы молодому русскому языку.  Но всё это, скажут лингвисты, относилось лишь к неполноценной лексике! Мало ли что там напридумают деревенские в своих диалектах да говорах! А хочется увидеть что-то серьёзное, какие-то примеры из полноценной лексики: существительные, прилагательные, глаголы... А вот их-то в русском языке и нет!

 

Однако и здесь, в вопросе полноценной лексики, нас ждёт сюрприз! Оказывается и такие слова с начальным звуком «А» в русском были, и, притом, в немалом количестве – около 500 непроизводных единиц. От которых, кстати, в рамках норм русского словообразования, можно рождать производные слова. Сохранились они не только в качестве старописьменных единиц, но частично и в качестве современной лексики. Обратимся к примерам, независимым ни от каких иностранных или праязыковых влияний, в существовании которым отказывает наука:

 

Аас, Абаить, Абаб, Абакула, Абельма, Абдал, Абдушка, Абик, Абалыря, Аговеть, Аботать, Агрубь, Атулька, Адай, Адалень, Адли, Адонье, Адур, Ажлибать, Азеть, Азор, Акудник, Аймиштать, Акика, Аукать, Акипка, Аклей, Акосить, Алабандин, Алабор, Алажал, Алалыка, Алань, Акорье, Алапера, Алар, Алас, Алашить, Албастый, Алеть, Алодь, Алым, Алынь, Алыра, Алыхарь, Альник, Алюсы, Ахальник, Альчик, Алюна, Алюсник, Алюша, Алякиш, Алянчик, Аляповатый, Алажь, Алодь, Алясник, Алять, Алапа, Алёс, Алуй, Алынья, Акорье, Алябышь, Ало́е́, Алевый, Андрец, Аханщик, Алкин, Анева, Андельной, Аневож, Аноха, Алошничать, Анчутка, Апайка, Апогаре, Ар, Арава, Арайна, Арандать, Арбуй, Аргиш, Аргун, Арда, А́рды, Арева, Аргать, Арандать, Арегва, Аракать, Аред, Арайдать, Аредь, Арема, Аресить, Арестега, Арешник, Арий, Алипа, Аркать, Аркуш, Армай, Арогда, Артачиться, Аруд, Архилин, Арясина, Асбар, Асей, Аслеток, Асота, Аспожка, Асыть, Асясь, Атава, Атайка, Атама, Атва, Атька, Афеня, Ахаха, Ахид, Ахлуша, Ашуть, Ащаулить, Аюша, Аюкла…

 

Всего же в русском языке (с учётом так называемых полноценных слов, междометий и производных) зафиксировано около 2000 слов с начальным «А». Русский язык в этом смысле не отличался от любого иного естественного языка. Разве что непроизводных единиц, как мы выяснили, в нём было побольше, чем даже в некоторых возрастных и доживших до наших дней языках. И каким же надо было обладать сердцем, чтобы осмелиться на столь ханжеское утверждение: «Русский язык никогда не имел собственных слов, начинающихся на звук «А», и мнение филологов по этому вопросу однозначно: все слова, начинающиеся на «А» ‒ заимствованные; для этого достаточно заглянуть в любой словарь русского языка»!?

 

Но ведь это такой же подлог, как и ставшее ныне модным утверждение, что в английском словаре, дескать, больше слов, чем в русском! Поразительное отступничество от собственной культуры, долгие десятилетия пропагандируемое от имени науки! Нож в спину истории родного языка!

 

В опубликованных в сети сканах словаря русских народных говоров, предоставленных, вероятно, каким-то частным лицом, многие статьи на букву «А» перечёркнуты. Догадаться о причинах такого поведения не трудно – владелец этого издания, услышав от какого-нибудь языковеда или школьного учителя, что в русском языке нет слов на «А», решил попросту избавиться от них. Легче жить по принципу: делай, что говорят, живи, как все и будь, что будет! Какой толк содержать хлам, выброшенный наукой на помойку?

 

Выходит, что вылепить из обывателя «образованного идиота» для учёного брата – раз плюнуть. Сам же обыватель при этом становится уже страстным адептом науки, готовым до последней капли защищать эту обманщицу! Чем не религия в чистом виде, со своим приходом и непререкаемой паствой?

 

Ещё один пример – «редакторский недосмотр», регулярно всплывающий в разного рода академических изданиях, рассчитанный на нашу невнимательность. Спешка, заботы, неумение анализировать данные делают из нас заложников разного рода подлогов. Если в словаре даётся какое-нибудь «нусуществующее» слово АБЖА

 

Однако обещанного разъяснения по этой ссылке найти невозможно. Статьи ОБЖА просто не существует.

 

В том же словаре русской народной лексики можно обнаружить множество ссылок к таким несуществующим ресурсам: Адвасти, Аддонок, Аднаё, Адыня, Ажегодно, Азорода, Азяп, Алгать, Альнище, Альса, Астё, Абанус, и прочие слова с начальным «А», которые никак не растолковываются, а приведённые к ним ссылки на такие же слова, но с начальным «О» – по факту отсутствуют. Узнать их значение, таким образом, не представляется возможным.

 

Несомненно, было время, когда устная речь наших предков не фиксировалась ещё графически «на бумаге». Люди сотни и тысячи лет произносили слова так, как произносили – посредством начального звука «А», вплоть до того момента, когда речь, например, не была услышана филологами и не зафиксирована, наконец, в больших справочниках, став общенациональной нормой. Разве могли наши предки знать, что, спустя многие годы, появится письменность, азбука, наука филология или когнитивная лингвистика? Могли ли они предвидеть, что языковеды в 19 веке по какой-то причине решат переделать их древнюю фонетику под новые письменные нормы? Заботило ли их то, что в 19 веке лингвистами во многих русских словах начальный звук «А» станет писаться через «О»?

 

Если резюмировать сказанное, выходит, что носители русского языка всегда имели в изобилии слова, начинающиеся со звука «А», и всегда любили такие слова произносить.Это видно по изобилию зафиксированной а-лексики в специальных словарях русского языка. Подавляющее большинство россиян, ещё до святителя Кирилла, как произносило многие слова через «А»: Аер, Аист, Айда, Абет, Абоз, Агонь, Арава… так и продолжает произносить поныне. Стараниями же языковедов из языка исчезли многие сотни таких слов, но исчезли только на бумаге и в создаваемых ими научныхдиссертациях. В устной речи эти слова сохранились. Немало сохранилось исконных слов и на письме. Но учёные не любят о них вспоминать.

Как тут не вспомнить высказывание Льва Успенского, под гипнозом научных идей которого десятилетиями находился почти каждый советский человек: «Русских слов на «А» мало не потому, что мы их не сумели выдумать, а потому, что здесь действует закон: наш язык «не любит» начинать свои слова с такого «чистого», «настоящего» «А». И дело языковедов – не горевать по этому поводу, а постараться выяснить, почему так получилось, почему наметилась в языке такая многовековая привычка».

 

Складывается впечатление, что, создавая книгу «Слово о слове» писатель-лингвист находился под гипнозом, вместо здоровых сведений об истории русского слова давая молодым поколениям сомнительные знания. Писатель полагал, или делал вид, что лингвисты и вправду когда-то захотят «постараться выяснить, почему в языке древнего русского предка наметилась многовековая привычка избегать начального звука «А»! Как будто бы лингвистам это надо!

 

Простая логика подсказывает – составители русских словарей не считали нужным упоминать даже сохранившиеся в языке исконные слова, начинающиеся на «А», не говоря уже об устаревших. Кому нужны сегодня Авось, Акудник или Алкать? Кому интересны старые, дряхлые родители, от которых пользы, как от козла молока? Посредством банального замалчивания советская филология избавлялась от богатого русского языкового наследия. Отдемократизированная таким образом ещё в 19 веке русская архаика канула в лету. А новая Советская власть своим пролетарским новоязом и нежеланием опираться на наследие предков – лишь усугубила этот процесс.

 

Слов на «А», вопреки историческому языкознанию, в русском языке предостаточно. Даже без учёта топонимов, имён собственных, междометий и тому подобных «мелочей», до сих существует более двух десятков полноценных русских слов, употребляемых нами повседневно: Алкоголик («алкаш», «пьяница», от старинного Алкать), Алчный («жадный»), Авось («может быть», от стар. Авосе), Алеть (др.рус. Алъ), Арий («землепашец», метатеза от Ра/тай), Аляповатый («безвкусный»), Авоська («сетка»), Азы («начало, основа», от стар. Аз), Ас («большой мастер»; от Азы, стар. Азъ) Айда («пойдём»), Ась («что»), Акать, Авкать («лаять»), Ахти («очень», стар. Ахте), Амба («конец»), Артель («дружина», от стар. Рота, Орава), междометия: А, Ага, Ау, Агу, Аж, Але, Ай, Абы, («если бы»), и пр.

 

Остаются вопросы.

Как в течение многих и многих лет стало возможным водить за нос целое общество образованных людей? Кто и зачем так искусно сыграл на нашей доверчивости, утвердив в науке о языке постулаты, противоречащие историческим, фактологическим данным? И почему мы не замечаем этого «научного головотяпства», не попытаемся его остановить? Кто же мы на этой затерянной планете, люди или приживальщики, существующие ради ежеминутной блажи и удовольствий?

 

Вот и выходит, что делать «окончательные выводы» в отношении объёма исторического русского лексикона только лишь на основе сохранившихся в современных словарях жалких крох русской лексики никак нельзя. Пока можно говорить лишь о промежуточном результате. Об этом свидетельствует не только начальная «А», которой лингвисты бесцеремонно отказали в существовании, но и огромный пласт прочей лексики в нашем языке. Множество русских слов как бы растворилось в прошлом, ждёт своей окончательной участи, и если мы с вами не будем столь терпимы к откровенным фальсификациям в науке, они когда-нибудь обязательно воспрянут из захороненного небытия.

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.