Информационная псевдодебильность

Рэй Курцвейл — личность, без преувеличения, легендарная. С победами на поприще информатики его поздравляли президенты США Линдон Джонсон (Рею было тогда 20 лет от роду) и Билл Клинтон, вручивший Курцвейлу в 1999 году «информационного Нобеля» — National Medal of Technology.

Курцвейл создал первый музыкальный синтезатор, первым научил компьютеры распознавать человеческую речь. И это только его личные достижения, не считая работы на Google, IBM и т. д. Сейчас Курцвейл работает над сознанием помощника, «способного отвечать на вопросы — еще до того, как вы их сформулируете». Нет, я не шучу. Это цитата.

Впрочем, Рэй Курцвейл, конечно, более известен как футуролог. В книге «Эпоха духовных машин» он сформулировал «закон ускоряющейся отдачи», который позволяет ему с удивительной точностью — буквально по годам — предсказывать достижения в области развития компьютерных технологий и искусственного интеллекта.

Прогнозы Курцвейла сбываются с устрашающей точностью: телефоны с bluetooth, синхронный компьютерный перевод, Siri, 3D-видео и очки с дополненной реальностью, суперкомпьютер IBM Watson, гугловские машины без водителей и т. д., и т. п.. Но это всё ягодки…

Курцвейл готов по-ельцински лечь на рельсы, если к 2029 году компьютер не сможет пройти «тест Тьюринга». То есть он уверен, что машина скоро продемонстрирует нам способность не только думать, но и переживать эмоции, понимать метафоры, будет обладать «субъективным опытом» и чувством юмора.

Теперь, пожалуйста, вдумайтесь: через каких-то 15 лет вы, сидя за компьютером, не сможете понять, кто ваш собеседник — настоящий человек или машина (в этом, собственно, и состоит «тест Тьюринга»). 

Вопрос же, на самом деле, в другом: справится ли в 2029 году с «тестом Тьюринга» настоящий человек?..

Пока искусственный разум пытается экспоненциально расти, обучаясь созданию сложных интеллектуальных объектов, человеческие мозги пошли в строго противоположном направлении. У нас развивается своего рода «лайковое мышление»: нравится — лайкаем, не нравится — идем дальше. Простенько, весело, скандально — это да, нам интересно. Сложно, серьезно, нужно вдуматься — прокручиваем. Мы словно бы переходим на двоичный код — как те машины — 0 и 1, 1 и 0. К линейному мышлению!

«Мне сказали, что каждая включенная в книгу формула вдвое уменьшит число покупателей», — пишет Стивен Хокинг в предисловии к своей «Краткой истории времени». Хотя, честно говоря, на этом любую книгу по физике следовало бы закончить…

Анатолий Николаевич Алехин, вводя понятие псевдодебильности, исходит из клинической картины фактического заболевания. Чем проявляется обычная, нормальная, так сказать, умственная отсталость? Больной с соответствующим диагнозом интеллектуально пассивен, действует импульсивно, не может долго сосредотачивать внимание, мыслит очень конкретно и утилитарно, не любит и не понимает абстрактные рассуждения. Вам ничего это не напоминает?.. Среднестатистического пользователя соцсетей, например?

Отличие от клинической дебильности у псевдодебильности только одно: клинического дебила никак и не при каких обстоятельствах нельзя заставить думать сложнее — само состояние его «серых клеточек» этого не предполагает, не складываются у него в головушке, что ты с ним ни делай, сложные интеллектуальные объекты.

А вот «серое вещество» информационного псевдодебила сохранно, и, в принципе, его мозг можно натренировать. Но зачем? Нет, не зачем его тренировать, а зачем ему тренироваться? В чем смысл?  Его как-то будут особенным образом за это уважать? Или, напротив, стыдить станут, что он дурак? Или он не выживет без этого? Нет.

Проблема 2029 года и предстоящий экзамен на «тест Тьюринга» для машин и людей — это вовсе не шутка. Уже сейчас реальный мир настолько сложен, что ни один человек не в силах осмыслить происходящие в нем процессы хоть сколько-нибудь полно. 

Нам давно уже нужно было понять угрозу, которую представляет собой эта новая для наших мозгов — гиперинформационная — среда. Понять и начать работу над способами самозащиты, то есть заняться подлинной информационной безопасностью.

Но мы не поняли, не подготовились и, возможно, даже опоздали. Иначе как объяснить тот факт, что публика, не мыслящая свою жизнь без электричества, современной медицины и мобильной связи, продолжает хвататься за плащаницы, подвергнутые, кстати, радиоуглеродному анализу, и молиться на монархические кости, прошедшие предварительный ДНК-тест?

Как вообще этот очевидный оксюморон может умещаться в человеческой голове?! Только при условии полного отсутствия структуры.

По материалам лекций Андрея Курпатова

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.