О пенсионной реформе

Закон об очередной пенсионной реформе вызывает жаркие споры среди политиков []]>голосование]]> по этому вопросу в ГосДуме однозначно проводит черту между ЕдРо-м – “за” и системной оппозицией – “против”] и вызывает кипучее [именно это слово] недовольство населения, которое выходит на митинги, требует отставки правительства и пытается обращаться напрямую к президенту, который, вроде как, совсем недавно, обещал, что поднимать пенсионный возраст не ]]>позволит]]>.

Суть вопроса

Обратимся к ]]>экспертам]]>. Два экономиста, на сайте Московского центра, естественно, Карнеги, И. Любимов и В. Назаров говорят нам, что, к 2030-му году, для выплат пенсий [с сохранением процента замещения на уровне 40%] потребуется 16,7 трлн рублей, а страховые взносы составят всего 8,8 трлн рублей, то есть, 53%. Таким образом, недостающие 7,9 трлн рублей придется доплачивать из федерального бюджета. Если не доплачивать – коэффициент замещения неминуемо упадет до 22%. Альтернативы этим двум сценариям эксперты не видят, тем не менее, перечисляют: выравнивание условий выхода на пенсию для госслужащих, сокращение уровня коррупции, использование доходов от природной ренты, пресечение злоупотреблений в сфере госзакупок и развитие системы пенсионных накоплений. 

Журнал Форбс ]]>пишет]]>: основной источник проблемы не в желании правительства сэкономить на пенсионерах, а в объективных трудностях, которые возникают вследствие тенденции увеличения длительности жизни. Выходит, мы уже не страна с экстремально низкой продолжительностью жизни, как рапортовали нам совсем ]]>недавно]]> [- 110 место (70 лет), хуже Венесуэлы (74 года) и чуть лучше Руанды (66 лет)], а если и так, то законодатели уже пообещали нам ]]>помочь]]> с этим. “Если взять за основу 2006 год (когда впервые стали рассчитываться общие расходы бюджетной системы с учетом внебюджетных фондов), то весь прирост расходов, измеренных в процентах ВВП, ушел за это время на социальную политику (прежде всего на пенсионную систему). Фактически социальная политика выступала как единственный приоритет бюджета, в остальном можно говорить лишь о временных колебаниях структуры расходов. Если бы уровень пенсионных расходов оставался неизменным, это дало бы возможность почти удвоить расходы на здравоохранение, качество которого критически важно и для пенсионеров, и для остальных граждан” – читаем там же.

Другой независимый эксперт, Ольга Смирнова, ]]>взывает]]> к нашей внутренней ответственности за свое будущее. Мол, на государство надеяться нельзя, нужно копить самому, а если можешь работать сам, незачем “сидеть” на шее детей и внуков. “Сегодня ситуация еще сложнее, пенсионной системе катастрофически не хватает денег, чтобы содержать старшее поколение. Населению пора брать на себя ответственность за свое будущее, нельзя надеяться на кого-то. … В любом случае, чем раньше вы начнете копить на пенсию, тем благополучнее будет ваша жизнь в «осеннем» возрасте. И уж точно рассчитывать на то, что государство должно обеспечить вам счастливую старость, не стоит. Чтобы пенсия была достойная важно начать копить самому. Перекладывать всю ответственность на государство я бы не стала” – пишет она. 

Сразу замечу, на мой взгляд, идет подмена понятий “страховая пенсия” и “солидарная пенсия”. Понятие солидарной пенсии я на ]]>сайте]]> ПФ не нашел, но суть, видимо, в том, что нынешние пенсионеры получают часть доходов будущих пенсионеров. Мы, работающие граждане, все “скинулись” и накормили своих “стариков” в надежде, что когда сами станем немощными, также поступят и последующие поколения. Таким образом реализуется солидарность поколений и, да, этот механизм нам остался в качестве советского наследия. В отличие от предыдущего, понятие “страховая пенсия” в этом словаре есть и содержит явный индивидуальный подтекст, мол, человек работает, индивидуально перечисляет с доходов страховую премию и вправе рассчитывать на страховые выплаты в случае потери трудоспособности, в том числе и по старости. Все это регламентируется ФЗ №400 от 28.12.2013, можно посмотреть.

Поэтому, я считаю ]]>выступление]]> Ксюши Собчак на “Эхо Москвы” очередным “пролетом”. А, конкретно, вот это: “Смешно читать популистский аргумент «сколько кто недополучит денег» или «как нас обокрали». Но люди никогда и не могли бы получить данных денег! Их просто физически не существует. Развилка либо меньше времени получать сколько сейчас либо больше времени меньше, чем сейчас. Реформа не отбирает несуществующих денег, а лишь актуализирует мысль что их нет. Их и так не было,поймите! Гос-во докладывает и датирует ПФ!”. Очевидно, она остается в модели солидарной пенсии и не видит ее индивидуальную функцию.

Расчеты

Полностью ориентироваться на мнение экспертов, думаю, не стоит. Хотелось бы самому что то посмотреть, чтобы иметь возможность составить объективное, свободное от чужих эмоций, мнение. Дядюшка Ленин ]]>говаривал]]>, бывало, мол, при коммунизме, даже кухарка должна будет уметь управлять государством. Ну чтож, по его расчетам, коммунизм уже 40 лет, как наступил, да и ИТ-шник то чем хуже кухарки? :)

Первое, что нам можно посмотреть, это ]]>плановый буджет ПФР]]> на 2018 год. Расходы фонда в 8,4 трлн рублей, лишь на 4,8 трлн рублей датируются за счет страховых взносов. Это уже 57%. Вспоминаем экспертов – там 53%. Что-ж, возможно… Хорошая новость в том, что правительство тоже думает, что пенсия у нас должна быть страховая в большей степени, чем солидарная. Кстати, что еще из этой картинки видно, так это то, что взносы работодателей на накопительную часть пенсии составляют всего 0.5 млрд рублей. К ним добавляются 4,5 млрд рублей добровольных взносов и 5,5 млрд рублей софинансирование из федерального бюджета. Итого, уже накоплено чуть больше 1 трлн, что при текущих годовых расходах, чуть больше, чем ничего. Сам фонд, забирает на свое обеспечение 117,3 млрд рублей, что очень много, конечно, но явно недостаточно, чтобы оптимизацией решить глобальную проблему. Понятно…

Второе, это ]]>плановый федеральный бюджет]]>. Социалка [большей частью гос. пенсионное обеспечение] – 31%, Оборонка – 17%, Экономика – 14%, Правоохранительная дея-сть – 12%. Очевидно, при таком раскладе, что большую часть доходов мы “проедаем”, на развитие остается чуть больше, чем ничего. Образование – 4%, Здравоохранение – 3%, Культура, Экология, СМИ, ЖКХ – все это, практически, не финансируется. Откуда экспертам из института Карнеги взять надежду на рост экономики к 2030-му году. Тем не менее, даже при таком раскладе, у нас есть ]]>рост ВВП]]>]]>доходов населения]]> и, соответственно, ]]>доходов правительства]]>, хотя бы, в плановых показателях. Кстати, бюджет этого года, убыточен на 9% [прошлого, был убыточен на 21%]. 

Денег нет.

Структура доходов федерального бюджета показывает сильную зависимость от цен на сырье и энергоносители. Играя на срочных контрактах, клятые капиталисты, с легкостью, могут манипулировать этими ценами, что они регулярно демонстрируют нам и это им практически ничего не стоит. Потерянная комиссия, при отказе от выкупа контракта, не идет в сравнение с тем, какой урон они наносят нашей экономике. 

Правительство должно держать в резервах те средства, которые могло потратить на развитие экономики. Поднимать дальше налоговую нагрузку на сырьевые компании не получится. Там, скорее всего, возник консенсус руководства, правительства и акционеров, когда нарушение баланса может привести к разрушению консенсуса, например, увеличится вывод средств через расходы руководством и падение доходов правительства до текущего уровня, но уже за счет акционеров. 

Обрабатывающие производства, торговля, энергогенерирующие и сбытовые компании, скорее всего, таким же образом там все заоптимизировано и ]]>налоговая нагрузка]]> в целом на уровне 10% позволяет обеспечивать рост ВВП. Увеличивать ее не стоит хотя бы потому, что последние несколько лет, наблюдался спад ВВП при том, что доходы сырьевых компаний, за счет ослабления рубля, выросли чуть ли не в 2 раза. Спад произошел за счет несырьевых компаний, которые понесли двойной убыток от роста стоимости импорта и ставки рефинансирования.

“Играться” со ставкой рефинансирования тоже не стоит, так как удешевление кредитов, к сожалению, стимулирует не только потребительский спрос и предпринимательскую активность, но, также, и рост цен на товары, падение курса рубля.

А если найду?

Картинка рисуется и правда безрадостная. Текущий бюджет заоптимизирован полностью на потребление и денег уже сейчас не хватает на развитие экономики, образования и медицины. А тут еще “на горизонте” “корячится” сдвиг населения, в процентном отношении, в сторону пенсионеров. “В принятом Госдумой в первом чтении законопроекте, есть нюансы, но если совсем ничего не делать, то лопнет либо сама пенсионная система, либо бюджет” - ]]>сказал]]> В.В. Путин. И, вполне возможно, для того чтобы нам всем выжить, как сказала эксперт Ольга, нам нужно “затянуть пояса” и “поднатужиться” и обеспечить тот “прорыв” о котором ]]>говорил]]> наш президент накануне выборов. И я, конечно, хоть и не ]]>“солдат Путина”]]>, готов “поднажать” в конце и, как знать, может буду жить не так, как живут нынешние пенсионеры – лучше.

Посмотрим, какие проекты мы сейчас развиваем в ]]>приложении]]> “Расходы федерального бюджета в 2018 – 2020 годах в разрезе государственных программ” к плановому бюджету. Рейтинг по стоимости в числе первых начинает проект “Социальная поддержка граждан” – 1329 млрд [- ура, мы - социальное государство!]; далее “Управление государственными финансами и регулирование финансовых рынков” – 1269 млрд [- "борьба" с дураками?]; “Развитие транспортной системы” – 798 млрд [- ... с дорогами]; “Развитие федеративных отношений и создание условий для эффективного и ответственного управления региональными и муниципальными финансами” – 816 млрд [- ... опять, с дураками?] и, да, чуть не забыл, “Расходы на реализацию государственных программ Российской Федерации (закрытая часть)” – 887 млрд [- ?].

Вообще говоря, дьявол кроется, конечно, в деталях. И не факт, что это детали Автоваза… [- шутка]. Не поверю, что расшифорвка последней статьи является секретом для иностранных спецслужб. Скорее всего, это все против нас, дорогие мои читатели. И, скорее всего, там в большей части, перерасход по другим статьям. Из первых строк рейтинга расходов видно только то, что мы очень много денег тратим на решение бед, которые не победить. Для сравнения, расходы по тем проектам, которые действительно окажут какое то влияние на нашу жизнь в будущем: “Развитие здравоохранения” – 300 млрд [- всего четверть, от "управления финансами"]; “Развитие образования” на 2013 – 2020 годы” – 481 млрд; “Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан Российской Федерации” – 97 млрд; “Содействие занятости населения” – 45 млрд [- это при том, что решение трудоустраивать пенсионеров еще 5 лет мужчин и 8 лет женщин у них, практически, "в кармане"]; “Охрана окружающей среды” на 2012 – 2020 годы” – 37 млрд [- здесь могли быть очистка русла рек, модернизация производственных предприятий к экологическим нормам]; “Развитие науки и технологий” на 2013 – 2020 годы” – 182 млрд [- седьмая часть от "управление финансами"]; “Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности” – 218 млрд; “Развитие фармацевтической и медицинской промышленности” на 2013 – 2020 годы” – 11 млрд [- сотая часть от "управление финансами"... а мы уже закрыли свой рынок для импортных лекарств, думаете, рано?] и “вишенка на торте”: “Развитие оборонно-промышленного комплекса” – 8 млрд [- половина процента от "управление финансами"... не верите - посмотрите сами].

Выходит так, что приоритеты правительства расставлены достаточно странным способом, вы не находите? И это – документ, между прочим ]]>(с)]]>. К слову, в статье Форбс это называется “временными колебаниями структуры расходов” которые никаким образом не могут повлиять на возможность выделить дополнительные средства на важные социальные проекты, такие как развитие образования и здравоохранения. Попробуйте представить, что было бы с плановым отделом обычного предприятия, попробуй они вынести такой бюджет на совет директоров, да еще с такой глупой мотивацией. Бюджет, в котором большая часть средств идет не на инвестиции в увеличение объема и качества продукции, не консолидируется в активы предприятия, не распределяется в виде зарплаты и денежного поощрения на местах возникновения прибыли – а, попросту, ]]>отбирается]]> бухгалтерией и финансовой службой, “загоняя” предприятие в еще больший кредит. Такое может быть только на очень меленьких предприятиях, на предприятиях – без пяти минут, банкротах.

Выводы

То, что называют “пенсионной реформой”, на самом деле и не реформа, вовсе. Это калибровка, подгонка текущей модели под изменившиеся, в силу объективных причин, условия. Потому и “протащить” ее хотели, под шумок, не акцентируя внимание.

Что до меня, как простого обывателя, то я готов с чем то мириться, тем более вижу, что внешнеполитическая обстановка хуже, чем была 5 лет назад и она, тем не менее, исправляется и в этом большая заслуга правительства и президента лично. Но я не готов “рискнуть” своими деньгами в отсутствие перспектив уже на этапе планирования, если посмотреть на плановый бюджет. Иными словами, будь наше правительство – ПАО, а федеральный бюджет – ее баланс, я бы за ее акции не дал бы ни копейки. Если уж так говорить. И вопрос не в ресурсах. Они есть. Вопрос в ]]>управленцах]]>

Нажмите Подписаться на канал, чтобы не пропустить наши новые видео.