Трансплантация – “Презумпция согласия”

8 июля премьер-министр РФ Дмитрий Медведев посетил Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, сообщает пресс-служба движения «Семья, любовь, Отечество» (по материалам СМИ). Руководитель центра Лео Бокерия обратился к нему с просьбой принять как можно быстрее закон о детской трансплантации сердца, который «уже подготовлен, но еще не принят», для того, чтобы российские дети могли получать медицинскую помощь, связанную с трансплантацией сердца в России.
Министр здравоохранения Вероника Скворцова подтвердила, что соответствующий закон Минздравом подготовлен. Премьер обратился к ней с вопросом: «Если закон подготовлен, то все ли готовы его поддерживать?». Получив утвердительный ответ, Медведев заявил: «Будем принимать».
В данном случае речь идёт о посмертном донорстве, при котором у донора в момент забора органов констатирована смерть мозга, но он ещё должен быть принципиально жив, и органы для пересадки у него забираются при сохранном сердцебиении и искусственной вентиляции лёгких.


Все, что озвучивал Мамонтов в 2003 году как криминал, сейчас легализовано и вводится, частично ФЗ №323, и другими законодательными инициативами.

В частности:

Смерть человека как смерть мозга - ранее у несовершеннолетних и недееспособных после принятия в 1992 г ФЗ "О трансплантации" запрещалось изымать органы, так как при существующей презумпции согласия все считаются согласными быть донорами и рассматриваются как потенциальные доноры, если не напишут отказ рассматривать их как доноров заранее. Об этом отказе, на момент изъятия у человека органов, могут заявить родственники, но информировать их никого не обязуют. 

Формируется координаторный центр органного донорства для городов и единый для России. Планируется должность трансплантологического координатора для поликлиник и больниц, которые заранее будут изучать истории болезни и выявлять и отслеживать потенциальных доноров

Платить им планируется за счет налогоплательщиков.

Трансплантологические бригады могут быть не из госклиник, а индивидуальными частными предпринимателями, которые финансово заинтересованы в получении донорских органов путем их изъятия. Это может проходить не только в строго определенных госклиниках, снабженных спецаппаратурой по регистрации смерти мозга инструментальным путем (томография и т.д.), но также может просто констатироваться клинически, путем врачебного осмотра без инструментальных исследований, ЭЭГ и др., которые раньше необходимо было проводить.

Врачебная бригада состоит из двух человек, определяющих смерть мозга или другие состояния, при которых допускается изъятие органов (расширяется список этих состояний, при которых у больного могут изымать без разрешения органы. При этом человек жив - у него функционирует сердечно-сосудистая система, сердце и он дышит с помощью ИВЛ).

Ранее там должен был быть судебный медэксерт. Сейчас это реаниматолог или вызванный или работающий, скажем, в центре органного донорства невролог. Им за выставление диагноза смерти мозга, при котором у больного можно изымать органы, специально официально доплачивают.
Если в других странах вмешательство трансплантологов в выставление диагноза смерти мозга невозможно, то у нас это теперь разрешено и даже доплачиваются деньги из бюджета.

Информация, которая может быть важна трансплантологам для того, чтобы заинтересовать их в отношении потенциального донора находятся в доступной сети - медицинские данные о детях во многих документах. Создается банк данных.
Препараты, как скажем, ардуан, приводящие к мышечному расслаблению, при котором у больного исчезают сухожильные рефлексы, на основе чего может быть выставлен временно диагноз смерти мозга, быстро распадаются и потом не фиксируются в крови.

Это может быть использовано коррупционерами для подготовки человека к убийству с целью изъятия донорских органов и их последующей продажей, если человек сам реально не умирает.
Информация о состоянии здоровья человека (особенно ребенка) в общем доступе так же может быть потенциально опасна для его жизни и здоровья, поскольку за деньги коррупционеры по теневым схемам могут заказывать таких доноров ради коммерческой наживы, что ставит человека в опасное для жизни и здоровье положение.

Работников скорой тоже хотят обязать сообщать трансплантологическим координаторам о потенциальных донорах. При этом сократили время реанимации новорожденным с 30 (20) минут до 10 минут. Тем более это странно, так как общеизвестно, что у детей более развиты компенсаторные системы и они дольше взрослых могут находиться без воздуха без каких либо нарушений со стороны центральной нервной системы.
Нередко бывают случаи выхождения людей из глубокой комы, а также оживание тех, кто более 15 минут не дышал (пробыл без воздуха).

Теперь рожениц и умерших новорожденных до года будут вскрывать и проводить патологоанатомическое исследование. Это позволит коррупционерам из патологоанатомов и врачей сокрывать факт изъятия оганов.

Признаки, по которым выставляется несовершенолетним смерть как смерть мозга, не обсуждались профессиональным врачебным сообществом и не получали одобрения. Был лишь Приказ правительства, подписанным Д Медведевым об утверждения протокола смерти мозга для несовершеннолетних. Протокол этот был пустой и подписывался без всяких прописанных в нем критериев смерти.

А ведь более 20 лет врачебное сообщество было против признания возможным рассматривать несовершеннолетних как доноров и утверждать какие либо критерии.

Трансплантологи сами разработали эти критерии.

При этом сократили время наблюдения за пациентом от 3 суток до 2 - 3 часов.

]]>rodline.livejournal.com]]>

Изображение  взято с ресурса ]]>medbe.ru]]>

 

Загрузка...
Развернуть комментарии