Возможна ли в России старость в радость

Минувшим августом глава Сбербанка Герман Греф заявил следующее: ​«У нас есть такая постыдная история – отдать своего родителя в дом престарелых. Во всем мире ситуация ровно обратная. Считается, что отдать в дом для пожилых людей своего родителя – это достойно, потому что это высококлассные учреждения, в которых людям предоставляют высочайший уровень обслуживания, реализации их интересов, возможностей общения, первичной медицинской помощи».

За словом последовало дело: Сбербанк заказал разработку концепции российского частного оператора услуг для пожилых людей. Предполагается, что к середине 2030-х годов будет построено более 500 новых домов престарелых, а объем частных инвестиций составит 500 млрд рублей. 

В Израиле, Японии, США и странах Западной Европы есть дома престарелых высшего класса, в которых пожилым людям предоставляют высококачественный уход, развлечения и питание на уровне дорогих ресторанов. Вот только и стоит подобное на уровне дорогих ресторанов. Обычная страховка подобную «высококлассную» старость не покрывает. Либо пенсионер должен быть весьма обеспеченным человеком, либо платить довольно-таки серьезные суммы будут его дети. Но при этом и «обычные» дома престарелых в западных странах – небо и земля по сравнению с нынешними российскими «богоугодными заведениями».

«Во всем мире» (то есть в странах за пределами «золотого миллиарда») ситуация мало отличается от отечественной. Дома престарелых – это социальные учреждения со всеми проблемами, присущими подобным учреждениям в небогатых государствах.

У хорошо обеспеченных людей в России и сейчас нет проблем с тем, чтобы достойно встретить старость: к их услугам и сиделки, и платные стационары, и те самые элитные европейские дома престарелых, которые так любят выдавать за «самые обычные». Возможно ли сделать так, чтобы достойная старость стала общедоступной? Общее направление развития человечества говорит, что да, возможно. И акцент тут на слове «массовость». Давайте вспомним мобильные телефоны, которые в конце 1990-х были признаком статуса и богатства, но уже к середине нулевых лежали в кармане у каждого студента. Поездка на такси когда-то была целым событием, к тому же – серьезно бьющим по карману. Теперь сотни тысяч москвичей ежедневно вызывают со смартфона машины и едут по своим делам. Путешествия в дальние страны обходились очень дорого до тех пор, пока не появились массовые сайты для заказа авиабилетов и бронирования гостиниц. 

Примеры можно приводить долго. Это закон экономики: как только услуга становится массовой, она перестает быть непомерно дорогой. При этом продолжительность жизни в России будет расти. По крайней мере, Владимир Путин поставил задачу к 2030-м годам войти в клуб 80+, в который уже входят Япония, Франция и Германия. Всплеска рождаемости, напротив, не запланировано – хорошо бы удержать хотя бы нынешний уровень. Поэтому значительное увеличение числа пожилых людей, у которых либо вообще нет детей, либо всего один ребенок, который вряд ли сможет тратить серьезные суммы на содержание родителя, – это неизбежность. Следовательно, спрос на качественные дома престарелых действительно станет массовым, и стоимость пребывания даже в высококачественных заведениях снизится, как подешевели мобильники и зарубежные путешествия. Подобно тому, как в нулевых исчезли «шахид-такси», уступив место качественным автомобилям массового производства, уйдут в прошлое и нынешние убогие дома престарелых.

Но успешно решить материальный вопрос – это далеко не все. Преодолеть психологический барьер будет гораздо сложнее. Потому что одиноких стариков станет больше, но и семейных – не меньше.

Пусть Герман Греф сколько угодно говорит обо «всем мире», где сдавать пожилых родственников в дома престарелых – «достойно», в нашей стране традиция другая. Отдать отца или мать в «богадельню» – это практически то же самое, что сдать в детдом родного ребенка. Пойти на такое можно только в ситуации крайней, невозможной, нестерпимой нужды. И даже в этом случае «отказника» будет всю оставшуюся жизнь мучать совесть. Его осудят все, кто про это узнает.

Возможно, в данном случае стоит взять на вооружение западный опыт «неправильных слов», над которыми у нас продолжают посмеиваться в стиле «негр есть, а слова нет».

От словосочетания «дом престарелых» веет чем-то унизительным, неприятным, обшарпанным, убогим. И прежде чем разрабатывать концепции «новых домов престарелых», необходимо придумать этим заведениям новые названия. В идеале – не только им, но и многим другим явлениям в нашей жизни. Например, слово «больница» ассоциируется и у детей, и у взрослых с болью. А ведь этому слову есть отличная альтернатива – «лечебница». Возможно, будет достаточно слова «пансионат». Возможно, будет придуман какой-то новый термин, характеризующий принципиально изменившееся качество услуг. Но изменить нынешнее отношение к явлению, не изменив названия, невозможно.

Впрочем, не факт, что поможет и это. Мало сомнений в том, что у Сбербанка есть ресурсы для того, чтобы построить хоть 500, и 1000 новых домов престарелых. Но смогут ли они переломить многовековую российскую традицию самостоятельного ухода за своими стариками?

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.