Что значат буквы? 3. Системность. Проблемы современных слов (часть 1)

Теперь, когда мы видим, как все выглядит уровнем глубже, мы можем по-другому взглянуть на некоторые проблемные участки современного словообразования. А перед этим пообещаем самим себе никого не ругать и не обвинять. Без одержимости типа «мы умные, а они дураки». Просто отвлеченный разбор, основанный на неподдельном интересе.

В прошлой главе мы и сами оставили пару таких непоняток, когда разбирали приставки. Помните, у нас была пара упавших с неба корней: «дозор» и «донос». С них и начнем.

Вот такая веселая картина у нас получается по современным правилам, если корень слова «дозор». Непривычно. Но мы разберемся. Что у нас есть? Д – причина-источник. З – действие. Р – Результат. Это бред. Во-первых, согласная буква не должна обозначать действие. А во-вторых, у нас есть однонаправленные соединительные гласные. Что они соединяют? Они могут организовывать процессы либо внутри одной морфемы, либо между ними. Допустим на секунду, что корень и, правда, «дозор». Как передается значение через соединительные гласные «О»? Нет, правда, как? По цепочке? Хорошо, тогда к чему будет относиться вторая буква «О»? К букве «З» или к букве «Д», или к связке «доз»? Мы ничего этого не знаем и не можем узнать, потому что в слове это не указано. Может оно и, в правду, упало с неба?

Но если только посметь предположить, что корень «зор», а «до» – это приставка, все сразу встает на свои места. И, о чудо! Слово обретает смысл. Тогда Деяние (Д) образует (О) значение корня «зор». А сам «дозор» – это использование зрения («зор») на определенном промежутке времени (Д). Это ведь, на самом деле, так. Дозор – это ограниченное по времени наблюдение, с целью последующего донесения информации.

Кстати, сам «донос», логично по аналогии расшифровывать точно также, с приставкой «до» и корнем «нос». Ведь есть такой корень, верно? К примеру, в слове «доносить».

«Доносъ». Деяние (Д) образует (О) значение корня «нос».

Тогда «доносъ» – это процесс ношения, ограниченный временными или заданными рамками. Люся начала носить кроссовки с целью их доносить, и рано или поздно она их доносит, и этот процесс прекратиться. Значение буквы «Д» во всей своей красе. Со вторым значением слова «доносъ» ещё проще. Здесь процесс донесения начинается и почти сразу заканчивается, как только донесение сделано. Люся в стареньких кроссовках, рассказала придворному советнику о злодеяниях её нового соседа. Рассказала, то есть у истории было начало, и был конец, и это важно, ведь донос – это, прежде всего, сообщение. Кстати, в обоих случаях исполнитель доноса что-то носит: в прямом смысле или в переносном.

«Позоръ». Постоянство (П) образует (О) значение корня «зор».

Позор – это то, что представляется взору, что постоянно на виду, представление, зрелище. Постоянно зримый образ. После серьёзного проступка за человеком закреплялась соответствующая «слава», которая оставалась с ним на долгое время. Образ этого поступка постоянно возникал перед глазами при взгляде на негодяя или упоминании о нем.

«Пѣтухъ» ≈ «Петухъ». Не зная пока значения «ѣ», будем заменять его на «е». Для удобства.

«Петухъ». Значение корня «пет» указывает на (У) хѣрь (Х). Очевидность семантической связи слова с глаголом «петь» не вызывает сомнения, и, как правило, это связывают с тем, что петух кукарекает по утрам и выступает в качестве будильника. На самом деле, петух голосит на протяжении всего дня с целью и без цели, просто потому, что может. А то, что горланит на рассвете, ну, как проснулся, так и начал. Люди поют точно по той же причине, потому что умеют и потому что могут. Да, у нас это получается куда лучше, но и петух поет, «хѣрово», но все-таки поет. С другой стороны, может, все ещё проще. Может «пътухъ» просто херовая «пътица»?

Красота какая! Ничего не пропадает, ничего лишнего тоже не появляется! Все буквы на своих местах. Какие только проблемы не решаются, если просто правильно разбить слово на морфемы.

«Пожаръ». Постоянство (П) образует (О) значение корня «жар».

Постоянный образ жара, то, что постоянно жарит. Думается, комментарии излишни. Впрочем, интересен момент с другим словом, имеющим точно такую же структуру, однако с верно выделенной приставкой и корнем. Это слово «Повар». Вот интересно, по какой логике по современным правилам пожар объединился в цельный корень, а повар, как варил, так и варит.

«Удѣлъ». Указание на (У) значение корня «дѣл».

Указание на отделенное деянием (Д) место (Л). Вместилище (Л) появилось благодаря делению земли на участки. А удел как раз указывает на эту землю.

«Подвигъ». Постоянство (П) образует (О) значение корня «двиг».

«Двиг» - это у нас «Дѣяние волей связано с движением», то есть, ограниченное временными рамками (Д) движение (Г) появилось благодаря силе воли (В). Без воли нет движения, никакого. Славик проявил волю и прыгнул на амбразуру пулемета, тем самым совершил движение, начал и закончил. Его однополчане, видевшие этот поступок, назвали его подвигом. И теперь вспоминают и пересказывают его всем тем, кто этого не видел. В этом и есть постоянство этого движения, постоянство подвига. В каждом пересказе Вячеслав снова и снова прыгает на амбразуру, как живой. Каждый пересказ этого деяния вновь и вновь рисует образ того самого волевого ограниченного по времени движения, с которого все началось. Подвиг – это постоянный образ этого движения. Пока люди будут помнить этот подвиг, он будет оставаться подвигом.

«Последний», «оружие», «престол», «наследие», «пазуха», «сочетание», «уступ», «доступ», «удар». Откуда взялись все эти слова, что у них нет выделенных приставок или суффиксов? Поначалу, когда видишь корни этих слов из двух слогов, и впрямь, закрадывается ощущение, что они свалились с неба или появились во время дикой пьянки. «Изниоткуда» и «простотак». Именно так, слитно и сразу, будто законы словообразования их вообще не касались. Словно «пазуха» не напоминает паз, а «последний наследник» не имеет никакого отношения к «следу».

На деле все несколько проще. Можно, сказать, что «престол» - это устоявшаяся словообразовательная единица. Устоявшаяся настолько давно, что и думать забыли, что был когда-то корень «стол» и приставка «пре». Это делается для того, чтобы зафиксировать текущее значение слова по отношению к образу, который оно обозначает. Тем самым появляется возможность использовать «престол» в образовании новых слов, не опираясь на первоначальное значение «стол», и не учитывать их родства. К примеру, престолонаследник или первопрестольный. Глядя на них, уже не вспоминается столик у окошка с журналами, чашками с кофе и милой беседой. Тут все серьёзно, судьбы страны и мира.

Это не хорошо и не плохо. Это нормально. В конце концов, первичный корень все равно маячит перед глазами, хоть и не выделен явно. Вполне здравая логика. Однако, друзья, эта же самая здравая логика родила когда-то понятие «темы слова», которая занимается ровно тем же самым, чем нынче занимаются эти корни, состоящие из нескольких слогов: объединяет их в словообразовательную единицу. Например, тот же «Дозоръ». Приставка «До», корень «зор», окончание «ъ» и, внимание, тема «дозор». Все просто и лаконично, все морфемы выделены логично и при этом каждая из них занимается своим собственным делом.

В слове «преступник» корень «преступ». Хорошо, пусть так. Зная, что есть приставка «пре» и корень «ступ», легко догадаться, что человек переступил дозволенную черту. В буквальном смысле, сделал шаг, ступил за черту, которую пересекать не положено. Вот представьте, за следующие лет двести наши дети, наученные современным образованием, потеряют пару приставок. Ну, вот забудут о них и все тут. Или корень видоизменится. Как-нибудь, не знаю. Редактор в словаре опечатается, и вместо «П» поставит «Л». И будет у них «престулник», без приставок и суффиксов, неизвестно откуда взявшийся.

Можете возразить, мол, «приставка» не иголка, её в стоге сена не потеряешь. Думаете, утрирую? Всего за двести лет у нас пропало больше десятка букв. Букв, друзья, не иголок. Букв, которыми постоянно пользовался весь народ. Их не спрятали за обоями, их просто выбросили. И больше их не будет. Скажите, а вы уверены, что вместе с ними не пропали и не видоизменились также и некоторые части слова? Приставки, например. За 200 лет, может и не пропали. А за 500? Уже нет такой уверенности, верно? У нас только официально было четыре евроремонта языка за последние четыре сотни лет. Приставки изменились, суффиксы пропали, окончания и те с горя ушли, а корни все это время кушали и расширялись. Любой из нас за 10 минут без подготовки назовет с полсотни таких «снебленных» слов... У «преступника» хоть суффикс остался, и то хорошо. И я нисколько не ёрничаю, серьёзно.

Вот вам пример такой приставки-растеряшки. Пример с большим «вопросом» и серьезной проблемой.

«Въпросъ». Воля (В), созданная (Ъ) значением корня «прос».

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы связать единым смыслом слова с корнем «прос»: «вопрос», «спрос», «допрос», «просить». Это очевидно. Да, и значение простое. «Прос» – это постоянный (П) процесс (Р) прошения, образующий (О) соединение (С) с человеком или другим объектом, у которого просишь. Прошение («Прос») создает (А) волю (В): прошение взывает об ответе, который можно дать, только проявив волю.

И ведь главный вопрос этого «вопроса» не в том, почему сменилась буква, и вместе с ней изменился залог со страдательного на действительный. Это как раз таки понятно, это от непонимания и для удобства.

Главный вопрос в том, сколькими приставками, на самом деле, поел этот корень за последние пятьсот лет?

]]>© Лютин Дмитрий. 2017.]]>

 

 

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.