Физиология кризиса среднего возраста и старение мозга

Ближе к 30 годам многие начинают испытывать психологический дискомфорт. Кому-то кажется, что жизнь проходит зря. Другие разочаровываются в своих ценностях. Третьим кажется, что они одиноки. Всё это следствия одной и той же причины – дофаминовой ломки.

Мозг, на протяжении жизни, развивается не с одинаковой скоростью. Больше 90% роста приходится на период до двенадцати лет. С двенадцати до двадцати пяти происходит активная чистка от лишних нейронных связей. В этот период мозг тоже сильно меняется, но после 25 лет он постепенно выходит на плато: динамика изменений заметно падает.

Эти два периода (1-12 и 12-25) называются сенситивными. Они нужны, чтобы животное под называнием «человек» адаптировалось к окружающей среде и передало свой ген дальше. Автор базируется на исследованиях нейробиологов Вонг Сэм и Амодт Сандра. Существуют и другие модели, описывающие процесс падения нейропластичности.

Как это всё связано с депрессиями в районе тридцати лет? Дофамином. Это гормон-нейромедиатор. Он вырабатывается, в том числе, как награда за получение новой информации. Помогает работать мозгу быстрее и вызывает чувство радости, счастья, кайфа.

Награду за новую информацию животное получает по простой причине: чем больше животное знает о мире, тем выше вероятность выжить. Однако, активное развитие мозга и поддержание его размера – огромные энергетические затраты для организма. Поэтому этот процесс длится ограниченное время: до двадцати пяти лет. Затем динамика изменений в мозге стремительно замедляется.

Сформулируем простые следствия из того, что вы теперь знаете. Чем активнее мозг растёт, тем больше дофамина, и тем сильнее человек под кайфом. Дети до двенадцати лет – дофаминовые наркоманы. Поэтому у них колоссальная потребность в новом, поэтому они смеются всё время (может быть, вы и сами замечали). Дети разбивают бутылки об стену, потому что они получают новую информацию и дофамин, когда видят, как целое разлетается на осколки.

До 25 лет человек живёт с большими надеждами на будущее. У него есть иллюзия, что потом будет так же как сейчас, только лучше. Что он всё успеет, всё сможет. И тут БАЦ! Он с огромной скоростью врезается в физическое ограничение роста мозга. Тело начинает стареть (об этом я писал раньше), дофамин перестаёт вырабатываться.

Ближе к тридцати годам, когда удовольствия от нового становится совсем мало, человек впервые понимает, что дальше будет не лучше, а хуже. И возможностей исправить ошибки прошлого не существует. Это была иллюзия. Начинается ломка.

Люди по-разному преодолевают это состояние. Кто-то уходит в религию, или отказывается от веры. Кто-то закрывает бизнес и уезжает смотреть на бабочек, кто-то, пытается начать своё дело. Одни начинают менять работу как перчатки. Другие как перчатки начинаеют менять партнёров. ОНИ ДЕЛАЮТ ОДНО И ТОЖЕ: пытаются искусственным путём снова заставить мозг расти. Помещают себя в среду, где будет много новой информации, много дофамина.

Что же делать? Что происходит с наркоманом после того, как наркотик закончился, а вслед за ним прошла и ломка? Он перестаёт плыть по течению и начинает брать свою жизнь под контроль.

Кризис тридцати лет – это шанс. Шанс, которым далеко не все смогут воспользоваться. Это возможность начать управлять свой жизнью. Если человек оглянулся назад и увидел лишь пустоту, то значит, что он научился отличать пустоту от смысла.

Единственное, чего нельзя делать – бежать от себя в поисках нового наркотика. Человек уже тот, кем стал. Мозг закончил своё формирование. Нужно взять лучшее из того, что было в прошлой жизни, и усилить это с помощью постановки новых целей. Жизнь впервые под контролем – этому надо радоваться.

Ну, а что делать с дофамином? Не отказываться же от такого кайфа? Да, не стоит. Однако имеет смысл начать избегать ситуаций, когда он выбрасывается искусственно, а не вследствие получения новой информации. Это неприятно, но надо избегать: марихуаны, КВНа, Камеди клаба, +100500 и т. д. Весь юмор взламывает систему познания. Шутка – это имитация новой информации, обман мозга.

Как уже было сказано выше, после 30 лет человек просто не хочет изучать новую информацию, так как не получает привычной дофаминовой награды. Есть хорошие новости: если продолжить загружать в мозг новое, через силу, то очень скоро дофаминовый кайф вернётся.

С точки зрения мозга, новая информация – это динамичное изменение среды. Раз среда меняется, то надо продолжить процесс адаптации к ней. Надо продолжить давать дофамин, как награду за получение новой информации. Короче, это как в спортзале. Вначале самый сложный этап, потом только успевай кайф ловить от роста мозга.

Теперь конкретно. После 30 лет надо:

- увидеть лучшее, что было с вами в прошлом, понять, какими навыками вы обладаете;

- понять, как эти навыки можно развить, чтобы добиться большего;

- поставить новые осознанные цели (скорее всего, вам захочется приносить пользу обществу, так как это заложено эволюцией);

- начать потреблять больше профессиональной информации, развивающей ваши профессиональные навыки;

- начать заниматься спортом (мозг при занятиях спортом тоже растёт);

- выходить из зоны комфорта (в еде, людях, местах, одежде, и т.д.), чтобы мозг не мог использовать ранее полученный опыт и развивался;

- изучить практики самонаблюдения (когда человек начинает следить за своими мыслями, он получает новую среду для изучения).

Кеша Скриневский

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.