Как я проводил экзамены?

Здесь начинается серия статей про мою работу в академической среде. Из неё вы поймёте, почему я её завершил.

Я работал преподавателем вуза 11 лет. Да, не смотрите, что на момент написания этих строк мне всего 32 года, я действительно преподавал там с 20 лет, на то были и причины, и способности. Бывало даже, что принимал экзамен у людей, которые на один курс «старше» меня: я на пятом курсе, а они – на шестом, ходили на мой собственный спецкурс. К концу своего студенчества у меня уже был хороший стаж преподавателя и два учебных пособия общим объёмом порядка 350 страниц с грифом министерства образования (подобное было не у каждого нашего профессора). Потом аспирантура, отличная кандидатская, … и провал моей академической научной карьеры. Нет-нет, я только рад этому, но это уже другая история. А сегодня расскажу о том, как я проводил экзамены, а также затрону тему преподавания.

У нас поговаривают, что нет хуже преподавателя чем молодой аспирант. Это связано с тем, что неопытные юноши и девушки начинают предъявлять слишком высокие требования к студентам, нередко заваливают как бы в отместку за своё недавнее тяжёлое прошлое или для самоутверждения. Профессора в этом смысле проще, им скучно сидеть на экзаменах, их уже всё достало и хочется побыстрее свалить, а потому им сдать предмет легче. На самом деле это лишь отчасти правда, но некая зависимость, действительно, есть.

Так вот, поговорка про молодого аспиранта – это не про меня. Все глупости и всю неопытность, а также заносы вроде «сегодня у меня 90% двоек» я отработал в первые годы своего преподавательства, пока был студентом; став аспирантом, я уже считался одним из лучших преподавателей своего вуза как по мнению некоторых преподавателей, так и по дальнейшим отзывам студентов… которым удалось сдать мне экзамен 

Моя методика преподавания резко разделяла студентов на две абсолютно противоположные категории: тех, кто меня очень уважал, и тех, кто меня дико ненавидел, настолько дико, что я нередко получал анонимные угрозы… правда, никто так ничего сделать и не смог. Но об этой методике я постараюсь рассказать как-нибудь потом. Позже моя тяга к справедливости и сыграла роль в крахе моей карьеры, меня стали ненавидеть преподаватели, которых я начал выводить на чистую воду, а находить подход к людям, которые делают глупости, я тогда ещё не умел, и местами был весьма категоричным в высказываниях. Они так радовались, когда я стал преподавателем, а потом пожалели об этом.

Итак, как же я принимал экзамены? К концу своей карьеры это выглядело так.

В течении семестра я старался запомнить всех учеников и слабые места каждого из них. Далее я запоминал или записывал особо тяжело дающиеся каждому задачи на контрольных работах. Иногда я записывал кто на какой теме на лекции отсутствовал. Дело в том, что посещение моих занятий было свободным, но я всегда предупреждал, что лучше их не пропускать.

На экзамене помимо основного вопроса я всегда имел право задать дополнительный. Так вот, этот дополнительный вопрос — вы догадались! – всегда был на ту тему, которую данный студент понимал хуже всего или пропустил на лекции.

Мне было НЕ важно, отвечает ли студент так, как написано в его тетради или пытается объяснить вопрос иным способом. Мне было важно скорее не то, отвечает ли он правильно, а то, КАК он относится к ситуации и как из неё выходит. Поясню на примере.

Многие студенты думают, что они могут списать, и я этого не замечу. Однако на лекциях я всегда предупреждаю, что не делаю замечаний за списывание или иные попытки поступить нечестно, я просто сделаю так, что такой человек не сдаст экзамен. Вот сидит человек, списывает, на меня поглядывает, чтобы я не «спалил», глаза отводит, делает вид, что что-то где-то ищет (ручку или бумагу для черновика), но ведь всё видно! Я просто наблюдаю и не делаю замечаний. А должен? Нет! Ведь взрослый человек, знает, на что идёт, был предупреждён, что так делать нельзя, разве я должен ему как-то дополнительно сообщать правила игры?

Он такой приходит мне рассказывать свой вопрос – а я его заваливаю. Просто задаю такие вопросы, которые списавший человек заведомо разобрать не сможет. А в конце читаю ему нотацию минут на 10-15 о том, что тактика «хочешь жить — умей вертеться» — это неправильная тактика, и ни к чему хорошему она в жизни не приведёт. На пересдаче этот студент уже не будет списывать.

Есть те, кто старался сдать экзамен честно. Такие люди могли ошибаться, могли где-то честно признаться, что чего-то не поняли, с чем-то не разобрались. Я внимательно выслушаю и постараюсь вытащить из человека ВСЁ, что он знает. Порой бывает, что мы идём по списку вопросов подряд, и он отвечает на них один за другим. Если у меня создаётся впечатление, что человек и правда учил хорошо, но просто запутался, я сам объясню ему непонятный билет и отпущу с заслуженной оценкой. Обычно это «отлично». Немаловажную роль играет и вся предыстория экзамена: как человек относился к предмету в течении семестра.

Да, такой экзамен мог длиться до 12 часов подряд, но согласитесь, есть разница между профессионалом и дилетантом.

Это лишь один пример моей тактики. Она заключается в том, что я поощряю правильное поведение, честность и праведность, но наказываю за попытки пойти против совести и нравственности. Разумеется, если человек предельно честно сказал мне, что вообще ничего не выучил, это не поможет ему получить «5», но попытка списать даже из круглого отличника может сделать двоечника очень быстро. И плакал красный диплом. Хотя бывали случаи, что вышестоящий чиновник вуза своей властью исправлял ситуацию без моего ведома. Почему? Потому что кто-то из моих студентов мог быть сыном/дочкой какого-нибудь упыря из высоких кругов, а попытки надавить на меня и тихие «приказы» типа «этому нужно поставить пять» обычно возвращались обратно репликой «не учи меня делать мою работу правильно». Разумеется, чиновники не могли это долго терпеть.

Многие студенты очень расстраивались, когда я уходил из вуза, а позже мне сообщили, что мои предметы, которые считались одними из самых интересных, теперь превратились во второсортный мусор, изучать который стало скучно или противно…

Итак, если вас заинтересовала такая завязка истории, читайте продолжение с следующих частях. Я расскажу о том, как вёл занятия, учился, занимался наукой и т. д.

PS. Да, для «красного словца» я что-то немного преувеличиваю, но без искажения сути. И да, был период, когда я в глазах студентов выглядел «тупым безмозглым преподом, который двух слов связать не может», через это, наверное, все проходили

 

Развернуть комментарии