Кто такой Индарий?

Беседа Виктора Гужова с писателем Евгением Чебалиным о его новом романе «НАНО-SAPIENS».  

Виктор Гужов. Евгений Васильевич, это уже четвертая наша беседа о вашем творчестве.
Аккомулируя отклики на каждую из них, просматривая все, что появляется о вас, ваших романах в прессе и интернете, ловлю себя на предвкушении некой метафизической ирреальности, которая зависает над вашими текстами и которой насыщен ваш последний роман «НАНО-SAPIENS». Не менее, чем предыдущие романы «Безымянный Зверь» и «СТАТУС-КВОта». Думаю, что подобное ощущение знакомо многим читателям, следящим за вашим творчеством, особенно тем, которые способны воспринять подтексты второго, третьего дна вашей прозы, пронизанной аллегориями и метастазами древнейшей истории. В ваших книгах вы спрессовываете историческое время в единое целое. Пожалуй, вы один из самых маргинальных и зашифрованных авторов современности, от которого шарахается «мастистая» критика.
Евгений Чебалин. Если без глубокомысленных загогулин, то меня вполне устраивает определение критика Вячеслава Лютого. По Лютому ваш собеседник «Анфан террибль». Есть более смачный мазок одного из интернетчиков: «Шизофренизмы Чебалинской прозы». Еще один ярлык ношу пониже спины в виде пластыря, не отклеивая: « На старости лет писатель Чебалин впал в небузданный маразм».
Виктор Гужов. Что, греет?
Евгений Чебалин. Бесподобно лечебная штука от старческого радикулита: если кто-то готов схарчить живьем, значит пока съедобный, не прокис, не протух, надо вертеться.
А если серьезней – с возрастом, когда осознаешь, что для масштабной работы остается мало времени, уже не ум, а разум отторгает частности, второстепенности. Во весь рост встает сверхзадача : сказать самое Главное, еще никем не сказанное, осознанное лишь недавно. И вот здесь становится абсолютно неважной шелуха в виде популярности, тиражей, гонораров, лит- тусовок с коллегами по перу, и.т.д. В системе этих ценностей уже не имеют значения и не задевают чьи-то злобствования, поскольку обрел свои собственные ценности: абсолютную свободу от престижной суеты, усадьбу на берегу водоема, друзей, которые никогда не предадут, фортепиано без регламента, возможность вылететь к месту на планете, которое вдруг станет нужным для работы.
В.Г. Тогда перейдем непосредственно к ирреальности, или фантасмагории, ваших романов, которые безшовно сплавлены с сиюминутной реальностью. Причем одно перетекает в другое столь органично, что они неотличимы. Именно на эту тему защищала свою диссертацию на французском языке по вашим романам аспирантка Г. Осипенко, защищала в воспаленной и конфликтной атмосфере, которая сложилась вокруг этой защиты.
«Phantasmagorie und Realitat in der Romanen «Bezimiani Zver» und «Status Kvota».
Название и тема диссертации - уже на немецком языке из письма Президента Германского университета Вернера Мюллера-Эстери. Оно переведено на болгарский язык на страницах Болгарского литературного альманаха. Я читал это письмо, которое мне перевели с болгарского на русский. Что за этими языковыми скачками по Европе?
Е.Ч. Здесь ментальность ЕС – этой милой, трущейся боками в тесноте, лилипутской семейки. Диссертация защищалась во Франции, на защите присутствовали слависты из Европы, в том числе и Мюллер-Эстери. Дома, в Германии, он перевел её на немецкий и напечатал диссертацию и письмо ко мне на немецком в университетской газете. Оттуда, скорее всего, их выудил азартный литературный папарацци с хорошим чутьем на сенсации и опубликовал в болгарском альманахе «Литературен Свят».
В.Г. Альманах проделал невероятную, фантастическую работу: дал вашу подробнейшую биографию и отклики и рецензии на ваши романы со всего мира – от Америки и Финляндии, до Иерусалима и Австралии. В том числе и письмо Эстери. В нем Эстери завет вас в Германию. Читать лекции о литературе в университете.
« Fur unsere Universitat ist es eine hohe Ehre, wenn Sie in Deutschland leben und arbeiten kennten. Wir bieten Ihren an, uben Welt - und russische Literatur auf dem Lehrstuhl fur Slawistik zu dosieren…»
Почему отказались?
Е.Ч. Приди это приглашение лет десять назад, выпорхнул бы резвой пташкой. Но в мои 74 менять страну, язык, культуру, уклад, волжскую и донскую рыбалку на германские прудиковые симулякры - «спасибо, вы очень любезны, но есть лекторы помоложе». Кстати, после той скандальной защиты пришло предложение от представителей Фонда Сороса. Узнав о том, что в новом романе «НАНО –SAPIENS», есть персонаж, «похожий на президента», фонд выразил готовность предоставить для романа свою информацию о нашем президенте – с последующим изданием книги, естественно, если эта информация будет в ней использована.
В.Г. Не польстились?
Е.Ч. На тухлую кость с барского стола? Было абсолютно ясно, что за «чернила осьминога» предложат соросоиды.
В.Г. Надо было выпускать в свет «Безымянного Зверя» и « СТАТУС-КВОту» лет десять назад.
Е.Ч. Лет двадцать. Тогда не так было обострен нюх на антирусские миазмы из Европейской ямы.
В.Г. Вернемся к критику Вячеславу Лютому, к его рецензии « Когда спящий проснётся» о «СТАТУС-КВОте»:

«Мифологические» страницы книги включают в себя фрагменты ритмизированной прозы, которая не только поднимет повествование над привычным прозаическим рассказом, но и незаметно переводит события в сферу эпического, становясь неотличимыми отголосками древних сказаний.»
Ему вторит доктор политологии, представитель правительства мэрии Еревана, глава армянской диаспоры в Волгограде Ашот Григорян:
« Действие главы ( «Зона») происходит на склоне библейской горы Арарат. Прочтя эту главу, я был потрясен описанием генно-селекционных операций на пшенице, которая там растет… её берегут и охраняют как зеницу ока.
… Мои избранные соотечественники, элита армянских аграриев выращивали эту пшеницу на потаенных клочках земли, специально в труднодоступных местах. Титаническим трудом в этих местах сооружались терраски, чтобы сохранить драгоценный для народа злак-кормилец, дарованный нам свыше, по преданиям – из Ноева Ковчега.
Откуда это все знать человеку, не посвященному в нашу тайну? Возникает уверенность, что само Провидение сделало его своим избранником и через него сообщает нам о нас».
Вы бывали на Арарате, беседовали с селекционерами Араратской пшеницы?
Е.Ч. А как же. Очень научно пообщались с армянами на бестелесном уровне, чтобы затем переплавить встречу в очередной романный «шизофренизм». Как и встречу с Иосифом Флавием, летописцем Рима и Иудеи, с гипербореем Полифемом в его гроте, где зародилась идея Ноева Ковчега, с Исусом Христом во время его идейной схватки со жрецами храма Парабрамы, с семейством анунаков Энки и Энлилем, прибывшим на нашу землю Мидгард с планеты Мардук-Нибиру.
В.Г. Ясно. Перейдем к последней книге «НАНО-SAPIENS» и главе, которую мы публикуем ниже: « Когда ты скажешь «Буки»?». После её прочтения у меня сложилось ощущение, что это стержневая глава всей трилогии, оголённый её экстракт. Здесь своеобразный нервный Центр мировой геополитики и проблематики, в лице человека- Архонта, «похожего на президента», к кому ведут воспаленные, нервные окончания со всей планеты. От этого Центра зависит дальнейшее развитие человечества.
Е.Ч. Недалеко от истины.
В.Г. Фатальная особенность ваших романов: еще не «вылупившись» в законченном, типографском виде, пребывая в усекновенном, журнальном варианте из нескольких глав, они начинают магнитно притягивать к себе отзывы и отклики. Не исключение и последняя книга «НАНО-SAPIENS». Журнал «Русское эхо» №11 этого года опубликовал семь глав из романа.
Е.Ч. До этого кое-что из романа появилось и в интернете, в Международном литературном альманахе «Литературная губерния».
В.Г. Цитирую одного из самых маститых блогеров Зарубежья, берлинского писателя и критика Валерия Куклина, анализирующего мировую литературу, критика очень жесткого, напрочь лишенного комплиментарных прогибов перед самыми маститыми динозаврами пера. Его рецензию на роман размашисто и красочно дал Российский журнал для молодежи Петра Алешкина «Наша молодежь».
«Есть писатели, чтение книг которых сопряжено с напряжением всех психологических и физиологических сил читателя…писателей, крик души которых отзывается по всей планете, но вызывает раздражение и злобу во властьимущих слоях и мстительную зависть коллег по перу. Настаиваю на одном: так искренне, так исступленно и оглушительно, как Чебалин, не смели и не сумели заорать в ужасе при виде на свою страну и свою планету, предупреждая о нависающем возмездии за озверение человека - даже известнейшие, обронзовевшие русские писатели.
…В романе есть еще одна деталь, которая при дальнейшем развитии сюжета может стать главным символом современной России: некая болотная «Топь Медведева» с проложенной под трясиной нержавеющей лентой. Пройти по ней доступно далеко не каждому. Топь, которая методично пожирает переставших быть нужными автору в сюжете ( и правительству в России) персонажей второго плана. Совместно с жабоподобным монстром Жабо-Сапиенс со стилистикой речи немецкого оккупанта-эсэсовца, требующего от своих жертв любви и восхищения.
Кто расшифрует все эти детали? Кто поймет скрытый в них смысл, доберется до второго дна – кроме читателя профессионала? Не знаю. Но знаю, что освоит и переварит эту книгу, услышит её набатный, подземный зов лишь по настоящему умный, грамотный человек.»
Е.Ч. Вполне узнаваемый, не новый волапюк: «Широкая известность в узких кругах».
В.Г. Эти круги не столь уж узки. На вашем юбилее Председатель Самарского отделения Союза писателей РФ А. Громов и депутат ГД, член Политсовета КПРФ В.Романов зачитывали поздравительные послания. Среди них Председатель фракции КПРФ ГД Зюганов, посольство Ирана. Цитирую: «Проректор Международного университета в Исламской республике Иран Ходжатоль-эслам Махдави, выступая на Международной конференции по Исламу обсуждал ваши книги «Безымянный Зверь» и «СТАТУС-КВОты»… они созвучны истинам Всевышнего и его Пророка Муххамеда…»
К ним присоединилось посольство Индии, Культурный центр им. Дж. Неру в составе посольства, Пресс-атташе Европейской ассамблеи Кавказских народов Муса Темишев из Ниццы, монахи Иерусалима, директор Храма Вивальди из Италии, региональные отделения Союза писателей РФ, Вице-Президент Петровской академии наук, академик Академии русской славесности, секретарь СП России, Сопредседатель Международного сообщества писательских Союзов Иванов-Таганский . Его глубинную, мощную рецензию на «НАНО-SAPIENS» опубликовала ведущая газета писателей «День литературы». Столь же ярко, восторженно отозвался о романе в интернете и «Российском писателе» серьезнейший прозаик В.Плотников.
Но, согласитесь – это читательские сливки, сообщество «высоколобых» мыслителей. А массовый читатель…

Е.Ч. Пожиратель пластмассовых сюжетов и гуттаперчевых страстей? Я уже где-то высказывался на эту тему: каждому свое. Одни пишут для масс, и скатертью-самобранкой им дорога. Других, со временем, утаскивает, помимо их воли, в сферы, которые все менее доступны широким массам. Тогда придется метать остракизмы в школьных арифметиков, ушедших с годами в НИИ кибернетики или био-генетики – за отрыв от масс. Их работы тоже практически недоступны массам, а оплата их труда куда ниже московского дворника- мигранта. Леонид Леонов завершил свои романы «Пирамидой». Считаю эту дилогию вершиной всего творчества писателя. Но этот гигантский труд собрал самый скудный урожай аналитических публикаций, а круг читателей этого романа Леонова скукожился шагреневой кожей. Кстати подобная творческая судьба и у Льва Толстого, позволившему на закате лет захватить его Эго Индуизму и Кришнаитству. Они к закату жизни вдруг оторвались от земной, реальной материалистичности и воспарил в обиталище Духа потустороннего – чем практически занимаются уже тысячелетия индуизм и тибетские ламы. Не думаю, что эта революция в сознании классиков сотворилась лишь простым желанием сменить писательский, жанровый стиль, вырваться из прокрустова ложа реализма. Здесь властно сработало Нечто, не зависимое от воли писателей.
В.Г. С Гоголем, Булгаковым, Станиславом Лемом это Нечто тоже сработало?
Е.Ч. С ними - органичнее. Леонов и Толстой прошли мучительную творческую и мировоззренческую ломку, прежде чем оторвали свои сущности от берегов закостеневшего материалистического реализма.
В.Г. Самое время перейти к современным писателям. Хотелось бы услышать ваше мнение о современной литературе и её самых ярких представителях, прочно вибрирующих в радио и теле шоу. Они – носители новой писательской парадигмы?
Е.Ч. В нее не вписываются ни Алексей Толстой, ни Шолохов, ни Леонов, ни Шукшин, ни Василий Белов, ни Юрий Пахомов, ни Пикуль, ни Анатолий Иванов, ни Расул Гамзатов, ни Чингиз Айтматов. Нынешние «Нью-парадигмисты» сами, без понуканий, ринулись в выстроенную специально для них конструкцию «П.П.П.»
В.Г. Что за конструкция?
Е.Ч. «Прибыл-Посмотрел-Писнул». Или – изрекнул. Здесь неуемная, почти патологическая страсть любой ценой удержаться на поверхности: быть «рукопожатным», допущенным к «телу», мелькать на TV- экранах, испускать какие-то, давно пережеванные аксиомы, приятные во всех отношениях тем кукловодам, которые растиражировали не лица, а фейсы этих мажоров от литературы - на фоне все более грозных, планетарого масштаба, событий.
В.Г. Тараканьи бега.
Е.Ч. Нечто подобное. Но бег тараканов от литературы несовместим с серьезным писательством. В итоге, в подавляющем большинстве, из уст «П.П.П.»-шников льются потоки серых, гибких банальностей, старательно обтекающих раскаленные зоны социума, а из под их пера вздувается нечто радужное, переливчатое, которое лопается в памяти сразу же после прочтения.
В своей сути это амфибийный лягушатник, и его обитатели уже не способны нырять в глубины общества. У них атрофирован глубиномер - такой, как у дельфинов. Дельфин-разумный, защищая семью, дитёнышей, свое сообщество подаёт своим сонаром сигнал тревоги и опасности, воспринимаемым сородичами в десятках километров. Лягушатника, умостившегося на теплом пиар-илу у бюджетного берега, уже не загонишь в смысловые, народные глубины. Он раздувает за ушами гедонистские пузыри и упоенно квакает в пределах своего корпоративного междусобойчика.
В.Г. Рискну назвать несколько фамилий: Быков, Пелевин, Акунин, Толстая, Прилепин…
Е.Ч. И иже с ними.
В.Г. А вы не допускаете, что тематика их литературы и её социальный градус продиктованы простым страхом – не лезть туда, куда не просят, под угрозой потерять прикормленное местечко у гонорарного корыта?
Е.Ч. Почему не допускаю… все они нормальные мыслящие существа из плоти и крови.
В.Г. Но – к роману. «НАНО-SAPIENS» и глава, которую мы публикуем ниже, насыщены хайтеком – новейшими агро-промышленными технологиями с какой-то сумасшедшей, нереальной рентабельностью: 180-250 процентов, где на вложенный рубль получают продукции на 2-3 рубля. Это и выращивание продовольственной пшеницы, и разведение амазонского осетра-веслоноса с его черной икрой, адаптированного к ледовой аква-России, и козье стадо, дающее … женское ( ?!) молоко, и разведение свиней по технологии, избавляющей эту отрасль от мирового бича – свиной чумы, уничтожающей в отходах неразлагающиеся яды скатол и индол, причем все это вдвое ниже по себестоимости, чем мировые аналоги. И.Т.Д. Если все эти инновационные сокровища в массовых масштабах внедрить в наш агропром – Россию давно бы захлестнула поголовная сытость, и продовольственная безопасность - до конца века.
Но эти технологии предлагает Архонту (человеку, похожему на президента) Некое могущественное, надмирное существо ИНДАРИЙ. Рискну его назвать полпредом светлых сил планеты. В романе он обозначен под шифром «W-56». То, что он технологически предлагает – плод авторской фантазии, или бутафорская морковка перед мордой российской ослицы?
Е.Ч. Его технологии, с такой рентабельностью уже давно внедрены, по нескольку лет работают в живых, конкретных хозяйствах. Но все они накрыты подлой немо-глухотой и враждебностью всех наших министров сельского хозяйства, и подавляющим большинством губернаторов, озабоченных лишь «нецелевым расходованием бюджета и государственными закупками» . Очень милое, виртуозно найденное определение для рефлекса чиновника, у которого руки скрючены неизлечимой хватательной судорогой.
В.Г. Тогда вытекающий отсюда вопрос: если некий могущественный субъект предлагает России столь реальные, обкатанные практикой технологии, то может быть существует и сам субъект?
Е.Ч. Российская чиновная орда растет чертополохом из окаменевшей, сугубо материалистической почвы, поэтому она никогда не признает Его реальность и не потерпит в своей среде Его земных соратников: те иного зоологического вида с главной базовой ценностью – СОВЕСТЬ..
В.Г. Благодарю судьбу за то, что я ныне не чиновник…хотя Столыпин, Бисмарк, Орджоникидзе, Куйбышев, Косыгин в свое время тоже были чиновниками. Но дальше об Индарии с его могуществом. Убедившись, что подобные жизненно важные сегодня технологии запломбированы чиновным алчным пофигизмом, он делает вывод: « Внедрять в тотальное гнилье России шестой технологический уклад – смертельная опасность». Современную Россию с её нравственным уровнем нельзя вооружать хайтеком шестого и седьмого поколения. Это все равно, что давать в лапы оранг-утанга в зоопарке лазерное оружие, или передоверять штурвал самолета с пассажирами мартышке.
Индарий перечисляет, что ОНИ могли бы, частично, предоставить правящей прослойке России, не превратись она в воровитую, налитую финансовым жиром дурищу в невменяемом состоянии..
Е.Ч. Акцентирую и подтверждаю: частично.
В.Г. Технологии, перечисляемые Индарием, даже не включены в перспективу ХХ1 века нашей РАН. Это что-то запредельное по масштабам и революционной переделке общественного социума, точнее – возврату его к былому могуществу наших прапредков Асуров, Атлантов и их учителей иномирян. Здесь все «не от мира сего» :
- «Амрита», некий волшебный бальзам, возвращающий молодость и продлевающий долголетие с рецептурой от египетских и шумерских жрецов и магов: менструальная кровь девственниц, настоянная на жень-шене и пантах, которая при определенной температуре и перемешивании мутовкой, преобразуется бактериями «Аеромонас» в золотой чаше, вбирая из нее атомарное золото;
- «Ляпис Экзалис» - особым способом изготовленный субстракт из металлов платиновой группы в моноатомном состоянии, с нулевым магнитным полем и свойствами сверх проводника, который, будучи вставленный в человеческий геном, придает организму способности к левитации, телекинезу, телепортации, дематериализации ;
- «Океанариум» - подводные города в океанах и морях, где жители - геномодифицированные существа, амфибии. Это особая каста Хомо Сапиенс, поставляющая из океанских глубин несметные богатства – сырьевые и пищевые, на благо всему человечеству;
- «Воярд» - ядерно-водородный и фотонный двигатели для межпланетных путешествий;
- «Бифрост» - вывод космических, в плазменной смазке кораблей за пределы атмосферы с помощью горного тоннеля, окольцованного спиралевидными магнитами. Такие старты кораблей не сжигают озон и кислород в атмосфере, не отравляют её отходами топлива и обломками ракетоносителей, делают ненужными все наши чудовищно затратные, токсичные громыхалки типа Байконура, Плисецка, Восточного… и.т.д, и.т.п.
Е.Ч. Причем и Воярд и Бифрост - это последняя подачка технократическому муравейнику HOMO SAPIENS: перед обретением им способности к телепортации, безо всяких кораблей.
В.Г. В общем здесь Ефремов, Беляев, Рэй Бредбери, Станислав Лем в одном флаконе. Но есть коренное, ошарашивающее различие между той, уже ставшей классикой, фантастикой и зазеркальной ирреальностью «НАНО-SAPIENS». В последней абсолютно все, предлагаемые Индарием проекты, въедливо, я бы сказал, издевательски для читателя, нафаршированы скрупулезными научно-техническими деталями: название бактерий, лабораторная последовательность технологических процессов, головоломная специфика внедрения в человечий геном бациллы Тея-Сакса, прокурорская неумолимость доказательства в таблице хронологии: когда, как и чем было заражено население России. И.т.д.
Выпутавшись из этой цепкой, научно-технократической сети, долго приходишь в себя – что стоит за убийственно реальной, сугубо осязаемой конкретикой? Или – КТО?
Е.Ч. Важнее – КТО.
В.Г. Ну и… если Индарий – некое надмирное, всемогущее, реальное существо, изрекающее истины и советы в мифологическом стиле Бога Перуна, то кто автор Е.Чебалин, в чьем романе этот Индарий ворочается слоном в посудной лавке и дает отеческие наставления человеку, «похожему на президента». Кто сам автор?
Е.Ч. Хромированная железка. С мембраной и решетчатым рыльцем.
В.Г. Микрофон?
Е.Ч. Или мегафон – устройство для усиления децибеллов. В него можно говорить шепотом, а он обязан превратить этот шепот в ор или рев, слышимый сотнями тысяч. Это его крест и функция.
В.Г. Тогда пришло время послушать обоих.

Продолжение следует
                                   
  
                                                                                                   

 

Загрузка...
Развернуть комментарии