Учитель

Сюжет данного художественного рассказа-притчи почти полностью приснился ночью 5-го сентября 2018 года, но я заменил реально существующий силовой вид спорта из сна на «боевую магию», а также прямой речью Учителя обозначил смысловую концовку, которая во сне была скрыта за непроизносимыми образами. При этих изменениях смысл притчи не исказился. Чтобы хоть как-то раскрыть сложные контекстно-зависимые образы, мне пришлось дополнить сон элементами, которых в нём не было, но которые достаточно хорошо вписываются в сюжет, делая его более понятным. В итоге здесь 50/50 сна и фантазии, но фантазия полностью опирается на логику сна и ни в чём ей не противоречит.

Я давно обнаружил в себе тягу к боевой магии, а потому хотел отыскать учителя, который направил бы мой талант в должное русло, разглядел бы мои сильные и слабые стороны, а также вёл бы меня какое-то время по жизни, чтобы мой потенциал с помощью его подсказок развивался наилучшим образом. Ведь ни для кого не секрет, что боевая магия требует также изучения философии и вообще неизбежно связана с духовным ростом. В свободное время я старался обучаться самостоятельно и быстро заметил, что мои способности значительно выше, чем у обычных людей, пусть даже занимающихся под руководством опытного учителя. Я достиг концентрации высокого уровня, умел отражать многие профессиональные удары соперников высокого ранга и отвечать своими сильными заклинаниями точно и быстро. Моя техника медитации была хорошо продуманной и приносила результат быстрее, чем примитивные техники тех учеников, которые работали под чьим-либо руководством. Иными словами, я знал себе цену и какой попало учитель мне не нужен был.

Наиболее известными учителями в нашем регионе были только двое, к остальным точно можно было не обращаться в силу их низкой квалификации. Фамилия первого была Краснобаев, это очень лояльный учитель не очень высокого ранга, но всё же опытный. Однако его подход к учительству не был слишком строгим, не был он и строгим к себе самому, а потому многие канонические заклинания произносил как-то небрежно, как будто это не так важно. Никто никогда не видел его в бою, а потому ходила дурная слава, будто бы он просто не умеет драться, и потому не пойми чему учит. Неудивительно, что его ученики не владели техникой боя в должной мере и часто сливали на соревнованиях. Фамилия второго Учителя — Кудесников. Это был Учитель учителей, его техника была безупречной, он никогда не проигрывал, всегда воспитывал строго, а потому его ученики, которые не разбежались сразу, достигали больших высот, лупили на соревнованиях огненными шарами так, что трескались стены арены, проиграть такой ученик мог только другим ученикам Кудесникова и никому больше. Впрочем, многие ученики Кудесникова были явно недостойны заниматься у него, я мог оценить их жизнь со стороны и часто удивлялся тому, как они вообще к нему попали и что до сих пор от него не сбежали.

Разумеется, с моими талантами нужно было идти именно ко второму Учителю, первый мне нафиг не нужен с таким подходом.

Однако время всё шло, а я всё никак не мог отыскать Кудесникова. Видел его издалека, но постоянно не получалось подойти, он всё время куда-то исчезал, а на глаза попадался только Краснобаев. Что бы я не делал, как бы не бегал за Учителем, я всё время упускал Кудесникова и загадочным образом оказывался рядом с Краснобаевым, либо вообще никого не обнаруживал при приближении к тому месту, где видел желаемого Учителя.

Так продолжалось довольно долго, и я отчаялся. Тем не менее, тренировки продолжались. Как-то я решил получить официальное подтверждение определённого разряда по боевой магии, для чего нужно было пройти экзамен у любого официального учителя. Мне ничего не оставалось как обратиться к Краснобаеву, что я и сделал. На экзамене он лениво посмотрел на мои действия, которые я безупречно выполнил. Даже не взглянул на мои коронные приёмы, отвлекаясь на разговоры с кем-то в ходе моего экзамена, затем прервал меня и сказал: «ладно, зачёт», после чего расписался в соответствующих бумагах. Хуже экзамена я и представить не мог! Так можно было вообще не стараться, а показать любую чушь, все равно Краснобаев подписал бы бумаги.

Однажды я решил принять участие в любительских соревнованиях. Первым соперником на дуэльной арене оказался мой сосед по подъезду, которого я считал совершеннейшим недоумком. Он не умел ничего. Всё делал плохо, хотя и старался. Однако на этот раз я увидел на арене несколько другого человека в его лице: решительного, уверенного, хотя и сильно испуганного тем, что перед ним стоял я, ведь он меня знал достаточно хорошо, я частенько выделывался перед ним в ходе небольших утренних тренировок во дворе, как будто не замечая, что он проходит рядом через двор домой или из дома. Ну конечно же я был преисполнен уверенности, что выиграю бой, решил даже не напрягаться, чтобы сэкономить силы. Когда прозвучал удар гонга, я высокомерно и с некоторой довольной ухмылкой выставил вперёд левую руку, но чуть задержал свой магический удар чтобы дать сопернику шанс и заодно посмотреть что именно он в меня направит, мне хотелось красиво отразить удар и нанести в ответ свой, причём сразу нокаутирующий… тут я мгновенно получил удар коленом по лицу, и последнее, что я запомнил, был стремительный прыжок в мою сторону и отвод моей расслабленной руки вниз его мощной рукой. Вот так просто и без всякой боевой магии сосед выиграл раунд и весь бой. Для меня это было весьма неожиданно, хотя правилами не запрещено. Нет, ну обидно же, согласитесь. Я ведь ожидал огненный шар, разрушающую звуковую волну или каменную глыбу, но коленом… по лицу… нет, это было слишком неожиданно.

После соревнований, победителем которых стал один из молодых учеников Кудесникова, которому он ещё разрешал принимать участие в любительских играх, я подошёл к соседу, нехотя поздравил с победой в нашей дуэли и поинтересовался кто его тренер. Он ответил, что тренером является Краснобаев. Нет, ну надо же! Я Краснобаева поливаю грязью, а его самый бездарный ученик укладывает меня в нокаут каким-то профанским деревенским способом! Нет, так решительно не может продолжаться. Нужно посвятить больше времени тренировкам!

На одной из уличных тренировок в парке я был предельно сосредоточен на выполнении упражнения. Движение рукой — высокое дерево наклонилось в сторону, движение другой рукой — тяжёлый камень поднялся над землёй. Так… теперь удар! Камень раскалывается надвое, после чего обе половины падают на землю с тяжёлым грохотом, рассыпаясь на части… Вдруг в этот момент мимо прогулочным шагом проходит Кудесников, причём так, как будто бы ничего вокруг не происходит. Я замер, но продолжал удерживать дерево в полусогнутом состоянии, которое, впрочем, потихоньку распрямлялось. Кудесников остановился неподалёку, повернулся ко мне и начал внимательно наблюдать.

«Это шанс, — пронеслось в голове, — нужно показать что-нибудь необычное». Я быстро перегруппировал набор заготовленных заклинаний и выстроил план демонстрации своего любимого водяного смерча, воду для которого можно было взять из небольшого ручья неподалёку. Вдохнув и выдохнув, я начал сосредоточенно тянуть воду, потихоньку ослабляя давление на удерживающее моё внимание дерево. Ошибка состояла в том, что часть внимания была направлена на Кудесникова, который загадочно улыбался и смотрел, как будто оценивающе. Но тут я моргнул. От волнения наверное, потому что Маг передо мною стоял действительно великий, страшно ведь будет позорно опростоволоситься… Глаза закрылись всего на сотую долю секунды, а на месте Кудесникова уже стоял Краснобаев, и тут я повторно моргнул, но скорее от удивления, потеряв все магические связи с уже поднимающейся над ручьём водой. Шар воды с плеском упал обратно, забрызгав окружающие водоём деревья и распугав каких-то животных, стремглав бросившихся из кустов во все стороны.

Я моргал, и каждый раз когда веки открывались, передо мною стоял то Кудесников, то Краснобаев… и оба улыбались.

— Ну что, Артём, видишь как просто можно проморгать своего Учителя? — спокойно и со вздохом спросил Кудесников.

Я молчал, потому что решительно ничего не понимал.

— Видишь ли в чём дело, Артём. Ты ошибочно считаешь, что можно искусственно разделить людей на достойных внимания Великого Учителя и недостойных, и что это разделение может сделать кто-то из людей, руководствуясь только внешне видимыми признаками. Ещё более серьёзной ошибкой является попытка мыслить за Учителя, когда тебе кажется, что ты лучше него знаешь, достойно ли Ваше Высочество, — он произнёс эти слова с иронией, — его внимания или нет, как будто Учитель глупее тебя и сам не разберётся, с кем имеет дело.

Я начал смутно догадываться, что мой мысленный выпендрёж был Кудесникову совершенно понятен без всякого его оглашения, а потому он и избегал меня… Но ещё через секунду я вдруг понял, что Кудесников и Краснобаев — это ОДИН И ТОТ ЖЕ УЧИТЕЛЬ! Но как? Зачем?

— Всё просто, Артём, — подметил мой мысленный вопрос Краснобаев, который уже стоял рядом вместо Кудесникова, — достоин или не достоин человек Великих Знаний и Великого Учителя, это решает не кто-то со стороны, а сам этот человек. И показывает он это своими действиями, мыслями, намерениями, отношением, поведением и всем тем, что определяет его практику жизни. То, что человек получает в конечном итоге ПОЛНОСТЬЮ определяется ТОЛЬКО им самим, а мы, Учителя, приходим только к тем, кто готов к работе с нами. Вот ты был готов ко мне, я и пришёл. Ты сам позвал именно меня своим реальным отношением к жизни, своим самомнением, завышенной самооценкой, своими преувеличенными амбициями и высокомерием… фактически я — закономерный финал твоего развития в этом направлении. Ты этого хотел, ты это получил, Артём. Ты же сам описал этот механизм отбора в своём рассказе «]]>Ну а чего вы хотели?..]]>»

Действительно, я вспомнил свой рассказ и описанную в нём неявным образом схему абсолютно объективной демаркации людей по признаку пригодности к тому или иному делу. Сама Матрица Бытия формирует перед человеком только те дороги, которые соответствуют внутренним качествам и свойствам человека. Так чего же удивляться, когда я сам делаю во Вселенную высокомерный запрос, который в действительности мне не по силам, и Вселенная закономерно отвечает мне на этот запрос набором обстоятельств, которые позволили бы мне эту силу приобрести, а я только ворочу нос и хочу сразу результата. Запросы настойчиво повторялись, при этом неприятные ответы игнорировались, а потому характер запросов выдавал с головой всё моё злонравие, в результате чего ответ являлся его зеркальным отражением. Что хотел, то и получил. Но почему я сам не могу соответствовать своим идеалам, когда хорошо их понимаю?

— Можешь, Артём, просто не хочешь, причём сам это прекрасно знаешь и прекрасно знаешь всё то, что тебе надо было сделать с самого начала, — сказал Кудесников, — если бы ты пошёл к Краснобаеву, например, или к любому другому из «низших магов», как ты их называешь, ты мог бы научиться преодолевать брезгливость, в результате чего получил бы ещё одну добродетель, которая позволит тебе двигаться дальше. Затем ты мог бы даже обучить любого из «низших» учителей своим оригинальным приёмам, после чего понял бы, что никаких «низших» нет, а все в целом — маги и, в первую очередь, — люди, каждый из которых силён в чём-то своём, а может просто не раскрыл ещё своего таланта. Тебе же от природы сразу был дан уже раскрытый талант, но ты ошибочно решил, что его наличие делает тебя «выше» других, хотя во всём остальном ты такая же тупая бестолочь, как «малолетний сопляк»… так ведь ты назвал своего соседа по подъезду?

Да, это было правдой, мысленно я назвал его именно так, потому что он был совершенно бестолковым и не понимал элементарных вещей, при этом уровень его интеллекта оставался где-то в младших классах школы. Этот «сопляк», однако, позже размазал меня в дуэли, потому что я ошибся, оценивая его реальную силу, да и выделывался я много, выдавая свои сильные и слабые стороны. А ведь он всё подмечал.

— Позже, продолжая упорные тренировки, ты пришёл бы к ряду других важных выводов, которые и привели бы тебя ко мне. Вернее сказать, ты был бы готов, а потому я появился бы перед тобой сам собой, такова моя работа, и Правила эти определил не я. Тем не менее, ты умудрился, обладая талантом, проморгать обоих Учителей, к которым имел доступ… а про других, более могущественных людей ты даже и не слыхивал никогда, потому что это вообще за пределами твоего тупого котелка, — строго продолжал Кудесников, для образности постучав своим пальцем по своей голове. — Вокруг тебя было много учителей, одна часть из которых могла активно, например, советом или делом, тебя направить, а другая — пассивно, например, явившись в твоей жизни обстоятельством, работа с которым тебя научила бы чему-то важному… однако вместо обучения Ваше Величество занималось каким-то самолюбованием с явно выраженной брезгливой избирательностью и высокомерными оценками. — подытожил свою речь Кудесников, а затем добавил, — Каждый человек — учитель, а результат обучения зависит только от тебя.

Затем он сделал резкое движение как будто хотел крутануться вокруг себя, и ледяная вода из ручья больно пронзила моё тело, местами проникая внутрь мелкими осколками льда… Всё куда-то провалилось — и я проснулся.

КОНЕЦ


PS. На всякий случай повторяю для читателя, что вульгарная интерпретация моих внутренних проблем и мотивов с внешних позиций ]]>ВСЕГДА будет ошибочной]]>. Так что вместо анализа моих психологических проблем лучше будет постараться уловить смысл самой этой притчи и подумать, а не относится ли сказанное к вам. Единственное, что для кого-нибудь может немного дополнить картину, так это расшифровка символа воды. В моих снах в подавляющем числе случаев вода символизирует информацию, именно так её следует понимать и на этот раз.

Нажмите Подписаться на канал, чтобы не пропустить наши новые видео.