Критика современной науки

1. Эволюция науки и эволюция общества
В современном заведомо неправильном капиталистическом обществе роль и значение науки воспринимаются неоднозначно. Несмотря на то, что достижения научно-технического прогресса прочно вошли в жизнь каждого обывателя, наследие средневековья, на базе которого построена современная западноевропейская цивилизация, прячется рядом. Те времена, когда за высказывание о множестве обитаемых миров сжигали на костре, правда, уже прошли, но средневековое мракобесие близко и даёт себя знать.

В 60-е, когда набирала обороты научно-техническая революция, плоды научно-технического прогресса коренным образом меняли жизнь людей, будущее человечества казалось многим, особенно учёным, ясным и безоблачным. Большинство из них не сомневалось, что лет через двадцать будет создан искусственный интеллект, а к началу 21 века люди начнут создавать постоянные поселения на других планетах. Тем не менее простая экстраполяция оказалась ошибкой. НТР была следствием выдающихся открытий первой половины 20 века, прежде всего открытий в области физики. Однако равных им по величине фундаментальных прорывов в науке не наблюдается в течение последних десятилетий. Если первые телевизоры, компьютеры, космические корабли воспринимались прежде всего как символ прогресса, как результат научных достижений, то сейчас они прочно вошли в повседневную жизнь и факт их существования - в массовое сознание, энтузиасты, гении, титаны - те самые революционеры НТР уступили место массе профессиональных исполнителей, для которых их деятельность - всего лишь способ зарабатывания на кусок хлеба. В этой связи выползают из своих пещер апологеты мракобесия, которые, уподобившись свиньям из басни Крылова, начинают хрюкать на дуб научно-технического прогресса и подрывать его корни. За всей бредовостью и абсурдностью заявлений типа "а зачем нам космос, давайте лучше больше производить жрачки" или требований наряду с версией о происхождении человека в процессе эволюции преподавать в школе теорию сотворения мира за 6 дней, описанную в Библии, стоит фундаментальный факт о том, что основой системы ценностей и мировоззрения человека в современном обществе являются не стремление к самореализации и разум, а потакание эмоциональным импульсам и желаниям. В интеллектуальном плане развитие подавляющего большинства людей находится на уровне детского сада и ниже, подобно детям, их привлекают красивыми обёртками, обещанием волшебных качеств товаров и уговорами популярных артистов в рекламе. Культ потребительства, эгоизма, потакания примитивным желаниям и т. п., является вещью, напрямую убивающей в людях способность хоть что-то понимать и способность разумно мыслить.

Наряду с простыми попытками отрицания правильности научных представлений, раздаются и следующие заявления. "А не представляют ли достижения научно-технического прогресса опасность для человечества?" В качестве примеров такой опасности приводятся и атомные бомбы, и экологические проблемы, связанные с выбросами предприятий и т. п. Действительно, достижения научно-технического прогресса можно использовать не только во благо. Действительно, новые изобретения, теоретически, дают возможность причинить и больше вреда, а не только пользы. Может быть, давайте остановим прогресс, запретим любые машины и механизмы, вплоть да наручных часов, будем проводить время в медитациях и созерцании природы и т. д. и т. п.? В доказательстве абсурдности подобной постановки вопроса следует выделить два момента. Первый - научно-технический прогресс есть всего лишь часть общего и постоянно идущего процесса эволюции, усложнения, процесса развития мира, который мы наблюдаем во множестве многообразных проявлений, разнесённых в пространстве и времени. Нельзя запретить часть прогресса, можно запретить или прогресс целиком, или не запрещать ничего. Ну если эти обезьяны, ещё не произошедшие до конца в человека, эти мракобесы и фанатики запретят прогресс, что ожидает мракобесов? Единственное, что их может ожидать - это вымирание и деградация. Другой вопрос - каково собственно должно быть решение проблемы? Ну, на самом деле это решение тоже давно и всем известно, только многими оно понимается не вполне верно. Решение - в сбалансированности прогресса, обычное суждение, которое высказывается по этому поводу, таково: "Прогресс технический отстаёт от прогресса духовного, нужно уделять больше внимания духовному развитию" и т. п. Это действительно верная формулировка, но когда дело доходит до конкретного разъяснения, нужно быть осторожным. Во-первых, многие, вслед за мракобесами, начинают связывать духовное развитие с религией, с традиционными ценностями предыдущей эпохи, начинают нести чушь о любви к ближнему и т. д. и т. п. Это духовное развитие УЖЕ пройдено, этот этап духовного развития уже закончен, и, как неоднократно я указывал во всех своих статьях, эта система ценностей, это мировоззрение, основанное на традиционных религиях, на оценке мира с помощью эмоций, просто элементарно оказывается неадекватным и неработоспособным в новых условиях. Духовное развитие тоже имеет свои уровни, и нельзя его понимать как экстенсивное накачивание давно устаревшими догмами, предлагать религию и средневековую мораль, предлагать любовь и смирение, предлагать эмоциональную систему ценностей в качестве инструмента для духовного развития - всё равно, что предлагать в целях развития научно-технического потенциала и хай-тека начать выпуск паровозов Стефенсона и арифмометров Паскаля. Сейчас разум, наука, стремления к самореализации, познанию мира и творчеству уже доказали свою эффективность в деле освоения законов мироздания, теперь те же самые вещи мы должны принести в повседневную жизнь, сделать основой системы ценностей каждого человека, сделать основой исправления дефектов духовного развития общества. Фрэнсис Бэкон писал ещё в начале 17 века: "Было бы слишком долго перечислять те лекарства, которые наука предоставляет для лечения отдельных болезней духа, иногда очищая его от вредной влаги, иногда вскрывая закупорки, то помогая пищеварению, то вызывая аппетит, а очень часто излечивая раны и язвы его и т. п. Поэтому я хочу заключить следующей мыслью, которая, как мне кажется, выражает смысл всего рассуждения: наука настраивает и направляет ум на то, чтобы он отныне никогда не оставался в покое и, так сказать, не застывал в своих недостатках, а, наоборот, постоянно побуждал себя к действию и стремился к совершенствованию. Ведь необразованный человек не знает, что значит погружаться в самого себя, оценивать самого себя, и не знает, как радостна жизнь, когда замечаешь, что с каждым днем она становится лучше; если же такой человек случайно обладает каким-то достоинством, то он им хвастается и повсюду выставляет его напоказ и использует его, может быть даже выгодно, но, однако же, не обращает внимание на то, чтобы развить его и приумножить. Наоборот, если он страдает от какого-нибудь недостатка, то он приложит все свое искусство и старание, чтобы скрыть и спрятать его, но ни в коем случае не исправить, подобно плохому жнецу, который не перестает жать, но никогда не точит свой серп. Образованный же человек, наоборот, не только использует ум и все свои достоинства, но постоянно исправляет свои ошибки и совершенствуется в добродетели. Более того, вообще можно считать твердо установленным, что истина и благость отличаются друг от друга только как печать и отпечаток, ибо благость отмечена печатью истины, и, наоборот, бури и ливни пороков и волнений обрушиваются лишь из туч заблуждения и лжи."

Зло несут не атомные бомбы и выбросы фабрик. Зло несут люди, движимые своими внутренними пороками - глупостью, жадностью, эгоизмом, стремлением к неограниченной власти. В современном мире опасность проистекает не от научно-технического прогресса, а от совсем других факторов - от эгоизма, позволяющего людям ставить свои узкие интересы выше интересов окружающих, и использовать, соответственно, достижения прогресса во вред остальным, от культа бездумного потребления, примитивных желаний, затмевающих голос разума, вследствие этого капиталистическое общество, не приученное ограничивать свои потребности, прямиком ведёт человечество к катастрофе. Более того, безумные магнаты ведут борьбу против науки, против обнародования достоверных данных научных исследований, против повышения образованности населения. И сейчас, в 21м веке правители придерживаются хорошо известного лозунга, согласно которому, для того, чтобы народом было легко управлять и манипулировать, нужно, чтобы этот народ был необразованным, тёмным, и не мог распознать правду, даже, если она случайно просочится в открытые СМИ. Типичным примером подобного поведения является попытка, например, руководства США запретить обнародование данных исследований об изменении климата - см. "]]>засекреченный климат]]>".

В редком американском фильме учёный выступает не в роли сумасшедшего профессора, стремящегося уничтожить мир или, в лучшем случае, роли чудика, оторванного от жизни. На самом деле учёные оказываются намного более ответственными людьми, когда речь заходит о применении результатов их научных открытий. Многие учёные в СССР и США предпочитали отказаться от участия в разработках атомного оружия, упуская разнообразные преимущества и блага, которые были бы им гарантированы за работу над секретными проектами. В США во время войны во Вьетнаме многие учёные и программисты отказывались принимать участие в работе на военное ведомство, хотя такая работа очень хорошо финансировалась и была намного более выгодной, чем работа в какой-либо фирме. Проблема заключается в том, что в современном обществе учёные лишь делают открытия, а управляют миром политики, военные, главы корпораций - люди, далёкие, как от способности к адекватной оценке ситуации, так и от моральных норм. Настоящие учёные не делают свои открытия ради денег или ради власти. Сама возможность подобных открытий, само необходимое условие для эффективной работы в области науки - это работа в соответствии с внутренними, заложенными в человеке стремлениями к познанию и творчеству, стремлениями к пониманию истины и, в конечном счёте, стремлением к свободе. Настоящий учёный работает только потому, что ему интересно. Научная деятельность предполагает особый склад ума, склад характера, особое мировоззрение, в котором не являются ценностями ценности обычного мира, ценности выгоды, ценности власти, ценности, связанные с популярностью и дешёвым имиджем и т. п. Более близкое знакомство с выдающимися людьми науки однозначно показывает, что духовность, богатый внутренний мир, способность к творчеству есть вещи, отнюдь не противоположные или дополнительные науке, а наоборот, вещи, сопутствующие ей.

Однако проблемы, связанные с утверждением достойного положения науки в обществе представляют собой только вершину айсберга. Современная наука является системой, сформированной на более глубоком фундаменте, и этим фундаментом являются ценности и стремления. Наука есть продукт нашей культуры, продукт нашей цивилизации, наука есть продукт определённой эпохи. Говоря о роли науки в современном обществе мы имеем в виду, вообще говоря несколько другое, чем роль науки в обществе будущего. Правильнее было бы говорить о двух различных определениях науки - науке сегодняшнего дня, в том узком понимании, которое вкладывается сегодня в это определение и науке, которая может стать основой ценностной, мировоззренческой схемы, основой нового мироустройства, основой всей общественной системы в будущем. Как я уже отмечал ранее, ценностный эмоциональный фундамент накладывает существенный отпечаток на представления людей, в том числе, те представления, которые считаются рациональными, логическими и даже безупречными с точки зрения их соответствия здравому смыслу. Для современной науки, построенной на этом фундаменте, является очень важной задачей освобождение от загрязнённости догматическими представлениями, освобождение от неправильных эмоциональных приёмов мышления, от вредных стереотипов и методов, выработанных представителями старого типа мышления, старой системы ценностей. И о собственно проблемах науки пойдёт речь во второй части.
 

2. Внутренние проблемы науки
В настоящее время наука, как и цивилизация в целом, наталкивается на некий предел роста. И этот предел говорит нам о неэффективности уже сложившихся к настоящему времени методов научных исследований, методов построения теорий, методов поиска истины, в конечном итоге. Вплоть до настоящего времени наука развивалась по пути всё большего углубления в изучаемые явления, всё большей специализации, всё более тонкой постановки опытов и т. п. Наука шла вслед за возможностями экспериментаторов, и всё новые, всё более масштабные и дорогостоящие эксперименты были двигателем науки. Создавались всё более мощные телескопы, строились всё более мощные ускорители, способные разогнать частицы до всё больших скоростей, изобретались приборы, позволяющие видеть и манипулировать отдельными атомами и т. д. Однако сейчас наука подходит к некому естественному барьеру в этом направлении развития. Всё более дорогостоящие проекты обладают всё более малой отдачей, расходы на фундаментальные исследования сокращаются в пользу чисто прикладных разработок. Медленно, но верно остывает энтузиазм учёных и финансирующих организаций по поводу скорого решения проблем искусственного интеллекта или термоядерного синтеза. Тем временем ко многим учёным начинает приходить понимание непрочности уже сложившихся теорий. В очередной раз учёным под натиском противоречий и несоответствий, наблюдаемых между теориями и данными опытов, приходится пересматривать привычные представления, которые были когда-то закреплены и признаны единственно правильными во многом произвольно, под давлением авторитета отдельных знаменитостей. Последние открытия в астрономии, например, поставили под сомнение правильность теории относительности и имеющейся в физике картины эволюции вселенной. Вместе с тем, по мере того, как наука становится всё более сложной, всё труднее становится однозначно сделать выбор в пользу той или иной теории, всё более сложными и запутанными становятся попытки объяснения существующих закономерностей, всё более низким значением характеризуется КПД всех этих теоретических разработок. Все эти проблемы и неспособность науки справиться с ними ясно показывают тупиковость дальнейшего использования сложившихся к настоящему времени в ней методов и принципов.
 

Новая научная истина прокладывает дорогу к триумфу не посредством убеждения оппонентов и принуждения их видеть мир в новом свете, но скорее потому, что ее оппоненты рано или поздно умирают и вырастает новое поколение, которое привыкло к ней

Макс Планк

 

Проблема догматизма является одной из существенных проблем современной науки. Догматизм - есть характерное качество обычных эмоционально мыслящих людей, которые, придерживаясь определённых интересов, желаний, предпочтений, привыкают не утруждать себя аргументацией и поисками правильной точки зрения. В обычной жизни догматизм проявляется как желание настоять на своей точке зрения, желание отстоять свои личные интересы. Мировоззрение, основанное на догмах - неотъемлемый атрибут религиозных систем, которые господствовали в мире в течении тысяч лет и продолжают оказывать своё влияние и поныне. Догматическое мировоззрение сформировало в людях особый стиль мышления, стиль, при котором есть некие признанные "истины", принимаемые людьми без особых размышлений, несмотря на то, что эти "истины" могут быть весьма неоднозначны и сомнительны. Тем не менее, наличие подобных "истин", не только в религиозных системах, но и в жизни является универсальным явлением, отражающим реалии современной системы ценностей. Многие люди никогда не разбираются в тонкостях различных политических, экономических, идеологических и т. п., вопросов, для них ориентиром на принятие той или иной точки зрения является исключительно эмоционально окрашенное суждение. Картина мира, подаваемая современному человеку, состоит не из логически построенных схем, сопровождаемых объяснениями, рациональной аргументацией и доказательствами. Она состоит из догм, сопровождаемых приклеиваемыми к этим догмам ярлыками, эмоциональными оценками, которые рассчитаны на личное принятие или непринятие человеком определённых вещей, призваны воздействовать на его желания, потребности и т. п. Привычка мыслить догмами настолько глубоко проникла в сознание человека, что она составляет существенную черту и мышления людей, занятых в современной науке. Очень немногое число учёных на самом деле, научных работников проявляют интерес к пониманию фундаментальных положений современной науки, осмыслению того, что составляет её основу. Многие учителя в школах для подготовки хорошо успевающих учеников лучшим методом считают "натаскивание". В самой собственно науке, как я уже отмечал, очень большую роль играет произвол и авторитет того или иного учёного. В значительной мере отношение к современным научным теориям у их последователей в точности повторяет отношение у последователей религий к религиозным догмам. Закономерно в современном обществе сложился класс людей, которые молятся на науку и образованность так же, как приверженцы религий молятся на вещи, которые провозглашают эти религии. Понятия "прогресс", "высокие технологии", "образование" и т. п., к сожалению, превратились в точно такие же ярлыки, рассматриваемые в системе оценок "хорошо-плохо". Под действием эмоционально-догматического мировоззрения извращаются важнейшие понятия науки, такие, как истина, разум, понимание и т. п. Трудности с созданием ИИ являются в полной мере отражением всех тех трудностей с пониманием сути собственно процесса мышления, собственно того, что такое разум и логика. Современные учёные не понимают, как человек мыслит, и ещё хуже то, что они не понимают того, что зачастую он мыслит неправильно. Попытки создания искусственного интеллекта путём напихивания в него какой-то разрозненной кучи данных и шаманских манипуляций с целью заставить компьютер адекватно выдавать что-то из этой разрозненной кучи данных в качестве реакции на определённую ситуацию отражают ненормальную картину, сложившуюся в современной науке, когда критерием истины, критерием адекватности понимания ситуации и вообще критерием ума считается знание конкретных, заранее жёстко определённых, догм. Единственной альтернативой эмоционально-догматическому подходу в науке является истинно разумный системный подход, когда любые положения основываются не на авторитете, не на домыслах, не каких-то мутных субъективных соображениях, а на действительном понимании и осмыслении явлений.

 

 

Те, кто занимался науками, были или эмпириками или догматиками. Эмпирики, подобно муравью, только собирают и довольствуются собранным.
Рационалисты, подобно паукам, производят ткань из самих себя. Пчела же избирает средний способ: она извлекает материал из садовых и полевых цветов,
но располагает и изменяет его по своему умению. Не отличается от этого и подлинное дело философии. Ибо она не основывается только или преимущественно на силах ума и не откладывает в сознание нетронутым материал, извлекаемый из естественной истории и из механических опытов, но изменяет его и перерабатывает в разуме. 
Фрэнсис Бэкон

 

Однако основной проблемой, характеризующей современную науку, является метод построения научных теорий, фактически, метод гадания на кофейной гуще. Основным приёмом создания теорий в современной науке является метод выдвижения гипотез. Фактически речь идёт о том, что последовательное изучение, понимание явления, сопоставление различных фактов и т. п. подменяется одноразовым выдвижением какой-то теории, которая должна якобы объяснять все наблюдаемые явления. Как это похоже на принятие решения человеком в обычной жизни! Ведь там тоже всё решается по принципу "нравится - не нравится", в рамках чёрно-белой логики "хорошо - плохо". Более того, в двадцатом веке, после создания Эйнштейном теории относительности, ставшую образцом запутанности и двусмысленности, ситуация с этой проблемой стала ещё хуже. Если раньше критерием, по которому учёные предварительно оценивали любую теорию, была простота её понимания, соответствие здравому смыслу, то теперь всё стало чуть ли не наоборот - чем более теория является сумасшедшей, тем лучше...

Рассмотрим процесс создания научной теории какого-либо явления или процесса. Двумя основополагающими методами являются в изучении анализ и синтез. Если вначале мы имеем слитное, нерасчленённое, без понимания сложной внутренней структуры явление или объект, то затем мы постепенно разделяем его на части, изучая их по отдельности, и затем, чтобы завершить построение нашей теории, мы должны эти кусочки сложить вместе, в целостную непротиворечивую теорию, которая будет моделью изучаемого явления, учитывающей уже разные глубинные взаимосвязи и процессы. Правда, на самом деле и этим дело не ограничивается, ведь созданная теория, уже не привязанная к конкретным примерам, применяется затем для более глубокого анализа и изучения других аналогичных явлений, существующих в реальной жизни. Таким образом, в науке работает схема синтез - анализ - синтез - анализ. Что мы видим, обращаясь к современной науке? В ней отработаны методы анализа и совершенно не отработаны методы синтеза. Ситуация, которая имеет место, прямо аналогична ситуации в математическом анализе, где операция дифференцирования - это ремесло, а операция интегрирования - искусство. Для подмены этапа синтеза в современной науке как раз и служит тот самый ущербный метод выдвижения гипотез, когда синтез должен осуществляться враз, гигантским усилием интуиции какого-нибудь гения, после чего, однако, требуется длительная проверка вот этой самой гипотезы какими-нибудь хитрыми экспериментальными методами, и лишь длительный опыт применения может быть свидетельством её относительной правильности. Однако в последнее время этот метод буксует. Увлёкшись, подобно схоластам прошлого, созданием гигантских целостных теорий на основе произвольных допущений и догм, которые они называют аксиомами, учёные потеряли всякую связь своих теорий с реальностью, со здравым смыслом и с истиной, которая ещё присутствовала в прежних научных теориях. Очевидно, эти горе учёные рассуждали так, что если, пользуясь таким методом, Эйнштейн, Ньютон, Максвелл и подобные им великие учёные смогли построить правдоподобные (и работающие) теории, то почему бы то же самое не сделать и нам? Однако, копируя в своём невежестве лишь внешнюю, формальную сторону метода, эти псевдоучёные уже начисто забросили тот самый здравый смысл и ту самую интуицию, которая, будучи присущей гениям прошлого, давала им основания для выдвижения правильных гипотез. Теория суперструн, и другие подобные теории, где наше пространство описывается 11-ю, 14-ю и т. д. измерениями, являют собой характерные примеры подобной абсурдной деятельности современных, тянущих из себя теорию, подобно паукам, тянущим из себя паутину, догматиков.
 

  Все науки делятся на естественные, неестественные и противоестественные.
Л. Ландау

 

Напоследок нельзя упустить ещё одну важную особенность современной науки, из которой можно сделать весьма важные выводы. Речь идёт о делении современных наук на естественные и т. н. "гуманитарные". Традиционно под естественными науками понимались науки, изучающие природу, под гуманитарными - такие, которые имеют отношение к изучению человека, общества и т. п. На самом деле это деление - деление не по предмету, а по методу и по структуре исследования. Естественные науки, такие, как физико-математические, ориентированы на построение чёткой, однозначной, обоснованной и логически выверенной схемы, самое главное в естественных науках - опыт, который и является критерием истинности тех или иных соображений, построений, теорий. Человек, занимающийся естественными науками, работает непосредственно с фактами, старается получить объективную картину, лишь опыт является той вещью, на которую он будет обращать внимание при доказательстве истинности. В т. н. гуманитарных науках ситуация выглядит совершенно иначе. Очевидное отличие этой сферы деятельности от наук естественных заключается в том, что в ней отсутствуют любые хоть сколько-нибудь адекватные и работающие модели, отсутствуют вообще понятные критерии правильности. Область гуманитарных т. н. наук - это область чистого столкновения мнений. Область гуманитарных наук - это не что иное, как область, в которой делаются попытки рационализации (либо рационального объяснения, либо, чаще всего, обоснования) каких-либо мотивов, стремлений, интересов людей и т. п. Как я уже неоднократно отмечал, основная деятельность людей в современном обществе, вся система отношений в целом выстроена на эмоциональной системе ценностей, и исходя из этого, гуманитарные "науки" как бы "изучают" эту вот самую эмоциональную подоплёку отношений в обществе, мотивов и представлений. Как можно оценивать гуманитарные "науки"? Ну, во-первых, гуманитарные науки возникли по аналогии с естественными науками, и в основе их возникновения лежит тезис о возможности изучения и нахождения объективных закономерностей в различных явлениях общественной жизни и мотивах человека так же, как и в природе. В принципе, этот тезис, конечно, верен, и мы наблюдаем возникновение нормальных, естественных наук, таких, как психология, мы наблюдаем открытие действительно объективных закономерностей, как это было сделано, например в психоанализе, однако, наряду с естественными науками, изучающими человека и общество, возникли и неестественные, те, основной функцией которых стало не изучение чего бы то ни было, а наоборот, обратная трансляция интересов, личных оценок, мотивов и т. п. в рациональную формулировку. Т. е. не разум в данном случае стал изучать эмоциональную сферу, а продукты эмоциональной сферы стали проникать в рациональные рассуждения, стали объективизироваться, стали догматизироваться и необоснованно выдаваться за научные, обоснованные и т. п. Типичным примером, кстати, подобных рационализаций является марксистская теория. Нельзя сказать, конечно, что в таких теориях содержатся только глупости. Тем не менее, любая подобная теория всего лишь личное, субъективное мнение человека, содержание которой надо обязательно оценивать в связи с учётом тех мотивов, тех эмоциональных оценок, тех желаний, которые руководили человеком, создававшим эту теорию и ни в коем случае не принимать её за некое объективное описание действительности. Во-вторых, гуманитарные науки по сравнению с естественными можно рассматривать как недоразвитые, наивные построения, и в этом плане мы можем заметить, что ведь все, в принципе, науки, в том числе и физика, проходили подобный этап наивного субъективного знания. Фактически физика была гуманитарной наукой до тех пор, пока не появились методы, приведшие в неё математику и давшие возможность вместо того, чтобы высказывать какие-то субъективные произвольные суждения о том, о сём, изучать и описывать природные процессы на основе единых подходов и критериев. Сегодняшние гуманитарные науки, фактически, по своей наивности и бесполезности их практического применения подобны "Физике", написанной Аристотелем в 4 веке днэ. В современной физике основой описания мира являются физические величины. Физические величины, такие, как объём, масса, энергия и т. д. и т. п., соответствуют основным характеристикам разных объектов и процессов, они могут быть измерены и между ними может быть найдена взаимосвязь. В гуманитарных же науках отсутствие подобного фундамента приводит к тому, что каждый "теоретик" по своему усмотрению определяет круг значимых понятий, да и сами понятия, произвольно задавая им наиболее удобный, с его точки зрения, смысл. Учитывая то, что субъективный фактор играет большую роль при выборе понятийной системы и т. п., в отличие от естественных наук, в гуманитарных теоретики вынуждены заниматься в основном не обобщением объективных данных опытов, наблюдений и т. п., а компиляцией мнений. Теоретика, придумавшего некоторые понятия и нововведения, копируют, обобщают, пытаются дополнить чем-то своим и т. д. Однако всё в силу той же зависимости от мотивов, желаний, интересов, субъективных идеологических, политических взглядов, отношения к религии и множества других факторов различные авторы различных гуманитарных теорий, естественно, не могут найти общий язык и создают свои различные теории, которые противоречат друг другу и описывают одни и те же вещи совершенно различным образом. Основные отличия гуманитарных и естественных наук я приведу в следующей таблице:
 

показатель гуманитарные науки естественные науки
основной критерий востребованности желание дать трактовку тем или иным явлениям предсказывание правильных результатов в опыте
элементы, на основе обобщения которых строится теория мнения других людей очевидные для всех наблюдения и факты
описательный базис изучаемых явлений категориальный аппарат, придумываемый теоретиком очевидные, интуитивно понимаемые понятия и величины, имеющие объективный смысл для каждого человека


табл. Сравнение гуманитарных и естественных наук

Вывод: в науке требуется освобождение от догматизма и гадательных методов, а также переход от методов т. н. "гуманитарных" наук к методам естественных.

]]>Источник ]]>

 

Загрузка...
Развернуть комментарии