Разумен ли человек?

Вопрос, рассматриваемый в данной теме, является одним из самых важных. В череде устойчивых, но ложных стереотипов неправильное понимание признаков разума, его критериев является одним из главных ограничений, существенно мешающих тому, чтобы человечество двинулось дальше в своём развитии, а люди оказались бы способны решить многочисленные, сопровождающие их личную и общественную жизнь проблемы, так, как это достойно было бы для носителей титула "Хомо Сапиенс".

Вообще, давайте разберёмся, сколько оснований у человека для того, чтобы называть себя разумным. Фактически, понятия разума или интеллекта являются туманными, интуитивными, не имеющими чётких критериев. Никакого научного определения, вообще никакого, не говоря о том, чтобы оно было достаточно убедительным, нет. Нет представления о том, что такое разум, ни у биологов, ни у психологов, нет такого представления у специалистов, занимающихся попытками моделирования интеллекта на ЭВМ, нет понимания того, что такое разум у авторов философских теорий. Если посмотреть то, за какие концы пытаются ухватить это неуловимое понятие разные специалисты, то вырисовывается следующее. Во-первых, некоторые специалисты пытаются убедить нас в том, что человек обладают разумом, поскольку, в отличие от животных, способен на выполнение неких сложных, не сразу приводящих к результату, действий, цель которых держится в голове.

Допустим, говорят они, бросим животному кусок мяса, оно его съест, а человек положит в холодильник, для того, чтобы сохранить на будущее. Однако, если хорошо подумать, никаких таких существенных отличий тут нет, и животные тоже отнюдь не всегда реагируют только на уровне примитивных рефлексов, а способны на сложные, имеющие долговременную цель действия, способность выполнять которые они приобретают в ходе обучения. Сенсационные результаты были получены в опытах с карликовыми шимпанзе, которые не только оказались способны понимать отдельные абстрактные понятия, но и научились общаться на естественном человеческом языке ( см., например, ]]>http://scisne.net/a40]]> ). С другой стороны, дети, которые случайно оказались и провели детство в джунглях (Маугли) оказываются неспособны затем адекватно вести себя в человеческом обществе, выполнять те действия, которые нам кажутся элементарными. Поэтому вряд ли можно говорить, что такой критерий интеллекта существует - ведь способность использовать (те или иные) абстракции возникает не сама собой, а появляется в результате обучения, и может ли каждый из нас быть уверен, что его действия будут хоть сколько-нибудь походить на разумные в ситуации, радикально отличной от тех, в которых проходила до того его повседневная жизнь? Невозможно установить критерий интеллекта на поведенческом уровне, оставаясь в рамках представления об интеллекте как о средстве для практического решения какой-то отдельной задачи, ведь даже в простых своих повседневных действиях человек руководствуется не только данными, получаемыми непосредственно на месте, но и большой суммой знаний, освоенной до того в процессе обучения, например, сажая на огороде морковку, он видит целесообразность своих действий, опираясь на абстрактные знания о том, что семена растений, если их посадить в землю, дают всходы и вырастают затем в точно такие же растения. Без такой информации он в том, чтобы закапывать что-либо в землю, не будет видеть никакого смысла. Следовательно, сама по себе потенциальная способность использовать абстрактные понятия и совершать действия с отдалённым результатом (которая есть как и у человека, так и у животных) ещё не даёт нам гарантии того, что некто будет демонстрировать разумное поведение.

Ладно, говорят психологи, давайте будем измерять интеллект без привязки к каким-то конкретным умениям, специфическим знаниям и т. п., давайте какие-нибудь несложные задачи придумаем на незнакомом материале и посмотрим, насколько хорошо у человека проявляется умение обобщать, умение находить закономерности. Результатом подобного подхода стали тесты на определение "коэффициента интеллекта" (IQ). У такого подхода есть несколько принципиальных недостатков. Во-первых, подобные тесты в значительной мере искусственны, т. е. выявляют те приёмы, которые выбрали и сочли показателями интеллекта психологи, составлявшие тест, и не имеют связи с практическими задачами, с которыми человек сталкивается в жизни, т. о. отбрасывается критерий определения истинности через практическую проверку и применение своих знаний. Во-вторых, что ещё более важно, методы решения простых загадок не могут быть экстраполированы на решение сложных проблем, поскольку в жизни даже постановка вопросов неоднозначна, не говоря уже о спектре возможных ответов. По сути, этот подход основан на представлении об интеллекте как о владении некими совершенно простыми приёмами мышления, которые, сами по себе, не только не говорят ничего о путях практического использования результатов мышления, но и абсолютно никоим образом не состыкованы с тем фактом, что человек использует сложное структурированное представление о мире, построить которое простейшие логические приёмы, ориентированные лишь на разгадывание готовых загадок, ему никак не помогут.

Ну хорошо, может быть, тогда дать нам определение интеллекта как суммы накопленных знаний и правил? Именно такой подход попытались применить разработчики искусственного интеллекта. Были сделаны и делаются попытки разработать базу знаний, в которой будут перечислены самые разнообразные понятия, будут даны связи между ними, будет заложена информация о мире в виде отдельных суждений, а компьютер, вооружённый умением оперировать этими понятиями и связями по правилам логики, будет нам выдавать разумные заключения. Подобный принцип лежит в работе экспертных систем, которые кое-где даже успешно применяются в специфических областях, однако в области создания полноценного ИИ, способного худо-бедно на прохождение теста Тьюринга, воз и ныне там. Да и, если подумать, недостатки подобного подхода тоже видны на поверхности. Во-первых, разум понимается нами всё же как способность самостоятельно мыслить, т. е. способность не только использовать, но и получать знания, способность строить те самые схемы и открывать те самые правила, а во-вторых, подобная система является негибкой, если от человека мы можем ожидать, что он способен понимать текст не только буквально, перефразировать его своими словами, модифицировать имеющееся решение и т. п., то жёсткая схема правил этого не предполагает.

Перейдём ко второй части выяснения того, что такое разум. В реальной жизни жёсткая система правил, закономерностей, логических выводов и т. п. не может работать ещё и по той простой причине, что каждое правило, каждое понятие не абсолютно, оно имеет некую сферу, выходя их которой меняет свой смысл и своё значение. Мы не можем расписать жизнь людей подобными правилами, однозначными догмами и инструкциями, мы не можем, опираясь на известные нам понятия, принципы и т. п., указать, что правильно, а что нет, ибо всегда найдётся исключение, которое опровергнет правило, и которое будет требовать действовать этому правилу наперекор. Таким образом, в конце концов, в реальной жизни, разум превращается в некую мистическую категорию, в способность находить правильное решение за пределами установленных правил и понятий. Подобное представление о разуме как о чём-то мистическом сложилось и в философии, хотя попытки некое определение давать ему и отделять его от более простых форм мышления предпринимаются со времён Канта.

Так что же такое разум? Может, действительно, есть такое неуловимое, мистическое начало в человеке, которое находится за пределами того, чтобы его решения можно было популярно объяснить и выразить словами и лишь сам человек, находясь в рямом контакте с этим мистическим началом, может и имеет право решать для себя такие вопросы, как например, что такое счастье, да и вообще, кучу других, куда более мелких вопросов, никак не аргументируя и не обосновывая своё мнение? НЕТ-Т-Т! Да, многие из вас пребывают именно в такой уверенности, действуя в жизни с помощью этого самого мистического начала, интуиции, полагая, что интуиция является заменой разума и полным и абсолютным заменителем любых аргументов, любых доводов, любой логики и смысла. Интуиция не является заменой или воплощением разума, так же, как не является ею знание абстрактных понятий, логических приёмов, негибкой системы правил и догм. Интуиция есть лишь инструмент, иногда помогающий найти путь к разумному решению, но не заменить его. 

Пользовался ли Ньютон интуицией? Да. Но, нащупывая с её помощью путь к правильному решению, Ньютон нашёл и возможность понять, перевести в собственное сознание и сформулировать, оставив потомкам, свои находки, и теперь мы все можем пользоваться законами Ньютона и интегральным и дифференциальным исчислением, нам не нужно больше блуждать в тумане и обращаться к мистике, для того, чтобы сделать вывод о причинах движения тел. Для большинства же людей интуиция отнюдь не является инструментом поиска разумного решения, а инструментом для того, чтобы извращать любые выводы в рамках своих эмоциональных предпочтений. Если для разумного человека смутный намёк, даваемый интуицией есть предложение к поиску, есть свидетельство противоречий, есть ниточка, за которую потянув, можно распутать клубок, то для человека, эмоционально мыслящего, это всего лишь повод перевернуть всё с ног на голову, ни в чём не разбираясь и ничего не доказывая, сформулировать на основе этого туманного допущения самые дурацкие безапелляционные выводы и построить самые невероятные домыслы и иллюзии. Обычно, имея свои любимые догмы, эмоционально мыслящие люди боятся во что-либо вникать или в чём-либо разбираться, т. к. это нарушает их эмоциональный комфорт, эмоциональные люди абсолютизируют свои минутные и частные интуитивные впечатления и фиксируют их в виде привычных оценок и догматических выводов, более того, они проявляют склонность к тому, чтобы догматично спорить и настаивать на своём, не проявляя интереса ни к каким другим вариантам. Иногда они носятся всюду со своей идеей фикс, основанной на частном интуитивном впечатлении, которое им кажется важным, не будучи в состоянии ни сами получше разобраться в данном вопросе, ни объяснить свою позицию остальным. В руках и глазах эмоционально мыслящих людей способность находить правильные решения превращается действительно в мистическую способность, особенно, когда дело касается достаточно сложных вопросов.

В своё время Сократ, сформулировавший знаменитую фразу "я знаю только то, что ничего не знаю", изучал особенности мышления жителей древних Афин. Выводы и наблюдения, которые сделал Сократ (живший в 5 в. днэ), можно в полной мере отнести и к нашему времени. Собственно, Сократ был уверен не только в том, что ничего не знает лично он, но и не знают ничего все остальные (правда, они, в отличие от Сократа, не знали даже и того, что ничего не знают). Сократ мог, предложив высказать человеку некий тезис, который тот считает заведомо правильным, путём наводящих вопросов привести этого человека к тому, что тот сам формулировал вывод, прямо противоположный исходному. Сократ видел, что многие убеждения людей, вещи, которые они считают очевидными или многократно доказанными практикой, поверхностны, а соотношения между этими убеждениями не выдерживают никакой проверки логикой. Но если Сократ, как разумный человек, пытался разобраться в этих противоречиях, добраться до более правильных и общих представлений, то обычных людей вполне устраивало то, что они имели. Сегодня так же, как и во времена Сократа, обычный человек полагает, что ему достаточно знать лишь небольшой узкий набор стереотипов, выходить за рамки которых он не собирается и представить себе, что для другого человека, в другой ситуации и в другое время они могут быть неверны, не способен. Невозможность построить целостную и непротиворечивую картину мира из тех представлений, которые накоплены и используются в современном обществе, является очевидной причиной того, что мы не можем считать людей, живущих в нём, разумными. Сегодня, так же, как и 2500 лет назад, критериями истины считаются привычность догм, ссылка на авторитеты, общепринятость тех или иных представлений и пр. Совершенно однозначно и прямо мы должны сказать - человек не способен использовать знания, не способен делать правильные логические выводы, не способен видеть причины явлений, не способен различать верные тезисы от заблуждений.

Манипулирование абстрактными понятиями, которыми так гордится человек, превращается для него либо в бесплодную схоластику, либо в способ придать весомость своим намерениям, не имеющим ничего общего с предметом его речей. За рассуждениями, имеющими видимость логических доводов, скрывается произвольная подборка односторонних аргументов, никоим образом не подтверждающая с необходимостью правильность доказываемого тезиса. Вместо реального исследования причин явлений и поиска лучшего решения почти в 100% случаев люди с удивительной активностью начинают пропихивать свои любимые догмы и лично им привычные решения как замену не оправдывающим себя. Фактически люди вообще не считают себя обязанными доказывать что-либо, рациональные по своей форме (но не по содержанию) они используют лишь в качестве второстепенного, не обязательного дополнения к своему мистическому интуитивному впечатлению о том, что здесь следует считать именно так.

Что есть разум? Разум есть прежде всего способность к аргументированному выбору, способность к тому, чтобы находить не частные, а общие ответы на вопросы, способность к тому, чтобы туманное интуитивное впечатление заменять (как в своём собственном сознании, так и в словах, предназначенных для остальных) на ясное, чёткое, очевидное представление, не дающее оснований для спекуляций и домыслов. Разум есть умение ликвидировать путаницу и неопределённость, создавая такие знания, которыми будут ценны и истинны для человека вне зависимости от его сиюминутных желаний, от коньюнктурных соображений, знания, на которые можно с надёжностью опираться, не ожидая, что в один прекрасный момент они развеются как дым. Разум есть умение формулировать свои мысли, не оставляя при этом в голове смутного впечатления их неполноты и неточности, не испытывая необходимости отбрасывать при этом внутренние сомнения в их правильности. Увы, даже умея иногда сделать некие разумные выводы, люди не испытывают совершенно стремления в том, чтобы систематически мыслить, чтобы постоянно испытывать свои представления с помощью разума. Напротив, зачастую с плодами своих минутных размышлений, превращённых в догму, они затем носятся всю жизнь, не будучи понятыми и не будучи способными развить их хоть в сколько-нибудь значительной степени. Проблема в том, что люди, не придерживаясь правильной системы ценностей, не видят даже смысла в том, чтобы быть разумными, мистическая интуитивная форма мышления, идеально подходящая для потакания своим желаниям и любимым эмоциональным предпочтениям, их вполне удовлетворяет.

Что делать? Данная ситуация, безусловно, не является нормальной. Безусловно, мы не можем выдвигать требование и допускать предположение о том, что каждый человек сам по себе по отдельности может стать разумным, без того, чтобы изменились те общепринятые представления, привычные формы выражения людьми своих мыслей и, в конечном итоге, система ценностей, которая доминирует в обществе. Ведь вся система представлений, которую использует человек в своей повседневной деятельности, является продуктом коллективного разума. Не говоря уже о том, человек, который пытается быть или стать разумным в современном обществе, испытывает значительные трудности. Есть огромное количество ложных стереотипов, которые со всех сторон вбиваются ему в голову, как очевидные и такие, правильность которых никому не приходит в голову подвергать сомнению. Есть реакция со стороны окружающих, которые считают, что ты в первую очередь должен учитывать их желания, но ни в коей мере не касаться вопроса о правильности их убеждений, большинство из них крайне болезненно воспринимают любое посягательство на их любимые стереотипы. Наконец, большинство людей, в том числе и тех, которые на словах ратуют за разумное общество, за разные правильные идеи и т. п., сложившаяся ситуация господства мистического интуитивного метода и множества противоречивых представлений устраивает главным образом потому, что в этой темноте, не освещаемой разумом, гораздо легче скрывать свои собственные ошибки, прятать своё собственное незнание, самому уклоняться от любых мыслительных усилий, в противном же случае, пришлось бы выдерживать весьма нелицеприятные оценки и критику своих представлений, пришлось бы приводить их в совсем иное качество, искать истинное решение, чётко и последовательно доказывать, что именно этот вариант действительно разумен, действительно стоящий, действительно решает поставленную задачу или отвечает на поставленный вопрос.

Однако стоит заметить, что, однозначно, изменение данной ситуации не может быть проведено без того, чтобы произошли индивидуальные изменения мировосприятия людей, чтобы произошло принятие каждым человеком новой системы ценностей, которая будет его подвигать к постоянным открытиям с помощью своего мышления и разума, вместо того, чтобы заключать своё сознание в узкой нише, окружённой привычными ему догмами и привычными же эмоциональными реакциями. Если до сего времени господство системы представлений о мире и системы отношений в обществе, построенной на иррациональных мотивах и реакциях, представлялось бесспорным, то сейчас ситуация резко меняется. Та система представлений, которая всё ещё считается общепринятой, те догмы, оценки, философские и научные теории, которые изложены в книгах, о которых говорится, как о достоверных по телевизору, которые обсуждаются на форумах в интернете и т. д., является кусочной, она состоит из различных противоречащих друг другу частей, когда даже в рамках одной теории, идеологии, течения и пр. имеются совершенно различные точки зрения. Эта система представлений в настоящее время испытывает банкротство, которое проявляется по всему спектру жизнедеятельности сегодняшней цивилизации - от неспособности решить геополитические и социальные проблемы до тупика в развитии фундаментальной науки.

Отстойность и неудовлетворительность стандартов и образцов поведения, которые выдаются западной цивилизацией за естественные и единственно правильные, становится очевидной; даже, ещё не видя правильных решений и не понимая в достаточно ясной мере того, как должно быть выстроено альтернативное общество и какие альтернативные приоритеты и ценности должны придти на смену, многие люди во всём мире уже однозначно отвергают путь в никуда, путь дальнейшего превращения в обезьян, в потребителей, в пассивных добывателей и выискивателей удовольствий и материальных благ. Представления, основанные на приоритете мистического, иррационального подхода, когда действиями и решениями человека руководят желания, как основы системы мировоззрения, основы общественного устройства, терпят крах. Ещё не все однозначно видят суть проблемы, пытаясь называть в качестве источника проблем некие отдельные причины, но следует чётко понимать, что данные трудности не случайны, не вызваны одной какой-то ошибкой, одним каким-то или чьим-то частным неправильным мнением, одной какой-то ложной идеей, все эти трудности носят принципиальный характер и не могут исправлены людьми, если эти люди не откажутся от своих привычных стереотипов - избегать размышлений, игнорировать проблемы в понимании явлений, произвольно трактовать любые факты в соответствии со своими желаниями и пр. Эмоциональные эгоисты, которые и дальше собираются придерживаться таких же методов, должны идти в зоопарк и жить рядом с обезьянами. Остальным стоит включить мозг и объединиться в деле организации перехода к разумному обществу и новой системе ценностей.

]]>Источник]]>

 

Загрузка...
Развернуть комментарии