Свобода в конструктивном и деструктивном смысле

Речь о свободе, являющейся основой ценностной системы разумного человека, уже шла ранее в статье "Что такое свобода". В ней я попытался разъяснить, каким образом свобода связана с разумным мировоззрением и какие ошибки в определении этого понятия существуют в сегодняшнем обществе. Напомню, возможно, немножко перефразировав и дополнив, основные тезисы этой статьи.

Свобода связана с возможностью выбора из нескольких альтернатив. При этом влиять на выбор той или иной альтернативы, принятие того или иного решения могут разные факторы, как внешние, так и внутренние. Свобода - возможность такого выбора, который делается людьми сознательно на основе собственных внутренних убеждений, установок, ценностей и есть выражение личности, внутренней сущности человека. Несвобода - такое решение или выбор, который делается опять-таки самим человеком, но при этом данный выбор противоречит его внутренним установкам, убеждениям, внутренней сущности его личности. Несвободный выбор может делаться по ряду причин - как под прямым внешним давлением, которые подавляют личность и лишают её воли к самостоятельному выбору, так и потому, что человек просто не соотносит принимаемое им решение со своими личными установками, потому что не понимает связи. Существующее представление о несвободе у подавляющего большинства людей, как правило, ассоциируется именно с первым вариантом и свобода, таким образом, воспринимается как свобода от давления либо как внутренний потенциал данному давлению противостоять и всё равно делать по-своему. Однако проблема, связанная с внешним давлением, это намного более просто решаемая проблема, чем вторая проблема, связанная с отсутствием возможности свободного выбора из-за непонимания. Эта проблема связана с отсутствием у современных людей просто внутреннего стремления к свободе, которое подавляется другими, более примитивными стремлениями, т. е. главная проблема современных людей в том, что они сами не пытаются искать и делать внутренне правильный выбор. Они не пробуют хоть как-то прояснить для себя ситуацию, суть вопроса, прежде чем принимать то или иное решение, в результате тот или иной выбор они делают случайно, под действием поверхностных впечатлений, стереотипов, сиюминутных эмоциональных импульсов и т. п. Поэтому по-настоящему свободным может быть только разумный человек, а неразумный несвободен прежде всего в силу своей неразумности.
Однако данные тезисы о свободе нуждаются в дополнении. Это дополнение я постараюсь изложить в данной статье.

Вернёмся к тому, что свободное решение - это сознательное решение личности, соответствующее её внутренним установкам. Большинство неразумных современных людей несвободны потому, что не могут принимать соответствующие своим внутренним установкам решения в силу своей неразумности. Например, в 1991 году большинство граждан РСФСР проголосовало за Ельцина. Подавляющее большинство из них, однако, совершенно не хотели ни распада СССР, ни внутренних войн, ни шоковой терапии и т. п., однако добровольно приняли решение, противоречащее их внутренним установкам, потому что не увидели или не захотели увидеть связи между своими установкам и этим решением. И такие добровольные, но не свободные решения неразумные люди принимают постоянно, в течение всей своей жизни. Таким образом, для достижения свободы необходимо привести свои собственные решения в соответствии со своими внутренними установками, устранить многочисленные внутренние противоречия внутри личности, придти от состояния "наобум гадаю, чего я хочу, и принимаю решение" к состоянию "знаю, чего я хочу и принимаю решение". Однако здесь возникает следующая проблема.

Стремление к свободе может иметь как конструктивный, так и деструктивный характер.

Почему так? Рассмотрим этот вопрос подробнее. Стратегия приведения и удержания принимаемых решений в соответствии со своими внутренними установками, стратегия ликвидации внутриличностных противоречий может быть двух видов. Первый вариант стратегии - это совмещение различных установок и соображений, в т. ч. сбивающих и мешающих выбору наиболее выгодной альтернативы, второй вариант стратегии - исключение установок и соображений, мешающих выбору наиболее выгодной альтернативы. Поясню эти стратегии на упрощённом примере. Допустим, перед нами стоит некий выбор. Основная цель и наиболее выгодная альтернатива для нас очевидны. Мы чётко решили, чего мы хотим достичь. Однако есть некоторые дополнительные соображения и обстоятельства, которые нас смущают. То, что они нас смущают - плохо, это значит, что мы не можем принять по-настоящему свободное решение. Ведь по-настоящему свободное решение - такое решение, которое находится в полном соответствии с нашими внутренними установками. Поэтому мы можем поступить двумя путями - 1) изучить вопрос более детально и найти такое решение, которое бы, с одной стороны, обеспечивало бы выполнение основной цели, но с другой стороны, дополнительным соображениям тоже бы удовлетворяло; и 2) мы волевым решением говорим себе, что дополнительные обстоятельства - это фигня и бред и стираем сомнения из нашей личности.

 

Подвергай всё сомнению.
Рене Декарт


Рассмотрим данные стратегии подробнее. Если мы делаем выбор в пользу первой стратегии, это может означать для нас некоторую задержку в принятии решения, и возможно даже - задержку на неопределённый срок. В определённой ситуации это может быть недостатком. Кроме того, выбор первой стратегии означает необходимость прикладывания дополнительных усилий. В глазах некоторых, стремящихся к свободе, но недостаточно разумных людей, данное обстоятельство может восприниматься даже как помеха свободе, которую они видят как своё право на принятие самостоятельного решения в постоянном режиме, здесь и сейчас. Однако в случае выбора первой стратегии мы получаем решающие преимущества. Почему? Потому что в случае её использования мы не жертвуем своим пониманием вещей и не отступаем от разума. Как я уже упоминал ранее, разум - это прежде всего системный подход, соединение всех представлений о вещах в единую, чёткую, непротиворечивую систему. Все люди потенциально разумны, и голос разума всегда подаёт людям сигнал о ненормальности, противоречивости, неправильности их представлений и принимаемых решений. К сожалению, многие люди как-то привычно эти сигналы пропускают мимо внимания и игнорируют, а некоторые, как раз те, которые выбрали ложную вторую стратегию достижения свободы, зачастую сознательно отбрасывают. Однако для разумного человека ясно, как день, что такие сигналы отбрасывать нельзя, ибо отбрасывая их, отбрасываешь вместе с ними и истину и сам готовишь себе ловушку. Поэтому, получив сигналы сомнений от голоса разума, разумный человек будет стремиться разобраться, придти к ясной и целостной непротиворечивой картине, чтобы принять затем решение со 100%-ной уверенностью в его правильности. Человек же, отбрасывающий сигналы голоса разума, принимает заведомо неправильное решение. Вторая стратегия выбора наиболее выгодного решения с отбрасыванием сомнений кажется на первый взгляд лёгкой и "эффективной", но она неизменно приводит к плачевным последствиям. Сиюминутно человек действительно может выбрать наиболее выгодное решение и не понести каких-то больших издержек из-за его не-совсем-правильности. Однако нет ни одного изолированного решения, которое было бы правильно в абсолютном плане, всегда есть ситуации, в которых оно будет неправильным, и правильным будет другое решение. Человек, следующий первой стратегии, рассматривает все возможные альтернативы и поэтому готов к разным вариантам развития событий. Тот, кто следует второй стратегии, принимает наиболее выгодное решение на некий момент, но в изменившихся обстоятельствах это решение сработает против него. Тот, кто придерживается первой стратегии и работает над синтезом своих представлений, постоянно усиливает и наращивает свой потенциал, идя к тому, чтобы иметь возможность принимать быстрые и адекватные, правильные решения в самых различных обстоятельствах. Тот, кто придерживается второй стратегии, получает сиюминутный выигрыш, но неизменно проигрывает в перспективе.

Есть ещё одно обстоятельство в пользу выбора первой стратегии, помимо того, что вторая стратегия ведёт к проигрышу в перспективе, и это обстоятельство ещё более важное. Как уже было сказано, вторая стратегия связана не просто с отказом от рассмотрения дополнительных обстоятельств при выборе решения, но и с удалением сомнений из своей личности (если эти сомнения остаются, человек не может чувствовать себя свободным). Поэтому совершенно очевидно, что вторая стратегия ведёт к деградации личности. И чем больше такие ложно стремящиеся к свободе люди отбрасывают "лишнего", тем больше тупеют, деградируют, тем более примитивными становятся их представления, ценности и мотивы. В конце концов человек, живущий по второй стратегии, превращается в ограниченное существо, руководствующееся лишь примитивными животными устремлениями, не способное к ответственному поведению и не имеющее представления о нормах морали. По разуму и умственным способностям данная стратегия наносит тяжелейший удар, практически полностью их уничтожая и превращая человека в умственного инвалида. Причём такое превращение может происходить подспудно и сравнительно незаметно для самого человека - поначалу он может поступать обдуманно и ответственно, но не хочет, затем попытки поразмышлять и придти к правильному решению даются ему с трудом, наконец, он совершенно становится не способен мыслить, даже при всём желании попытаться это сделать. Таким образом, если свобода, достигаемая при помощи первой стратегии, должна быть основной ценностью разумного человека, разумного общества, то свобода, достигаемая при помощи второй, есть выражение и проявление не разумности, и даже не неразумности, а вообще - антиразумности. Люди, придерживающиеся второй стратегии достижения свободы даже хуже просто неразумных и вообще не стремящихся к свободе людей.

Используя представление о двух стратегиях достижения свободы, можно уточнить теперь, что представляет собой свобода для одних и для других, что означает в первом и во втором смысле. Для приверженца первой стратегии свобода - это, прежде всего, наличие возможностей, и чем больше возможностей, тем больше свободы, тем больше вариантов для того, чтобы сделать тот или иной выбор, проявить себя в том или ином качестве, реализовать то или иное намерение, идею, склонность личности. Свобода в конструктивном смысле, таким образом, это возможность делать именно то, что ты хочешь (но ради этого, возможно, придётся дополнительно сделать ещё что-то). Для приверженца же второй стратегии, который достигает своей "свободы" путём отбрасывания, отрицания, игнорирования и ухода от всего, что его напрягает, свобода - это свобода от ограничений, чем меньше ответственности, условий, запретов и т. д. и т. п., тем больше свободы. Таким образом, свобода в деструктивном смысле - это возможность делать только то, что ты хочешь и минимально зависеть в своих решениях от остальных (даже если ради этого придётся и поступиться кое-чем из того, что хотелось бы).

Нетрудно видеть, что если первая свобода ведёт общество и людей по пути прогресса и самосовершенствования, то вторая - по пути упадка и деградации. Но к сожалению, именно второе понимание свободы - в деструктивном, враждебном разуму смысле, широко распространилось в современном обществе западного толка, в т. ч., в значительной мере данное понимание, вместе с упаднической и вредоносной западной культурой, проникло и в современное российское общество. Более того, данное понимание стало составной частью опасной западной идеологии либерализма и глобализма, приверженцы которой претендуют на её глобальное насаждение во всех странах мира. Нет сомнений, что данное обстоятельство является одним из обстоятельств, ведущих западную цивилизацию к её неизбежному краху. То, как внедрение ложной "свободы" в качестве установок значительной (или даже основной) массы общества ведёт к его деградации, мы сегодня можем хорошо видеть. Обычный эмоционально мыслящий человек неразумен и не стремится к свободе. В своём поведении обычный эмоционально мыслящий не руководствуется чёткими целями (имеющими осознанную рационально сформулированную постановку), а руководствуется различными стереотипами, ярлыками, смутными интуитивными импульсами и т. п. Он не стремится к уничтожению противоречий в своих представлениях, которые все хранятся у него в куче и подспудно влияют на осознаваемые им мысли. При этом, принимая решения, противоречащие некоторым представлениям, он их не уничтожает, а блокирует, продолжая, однако, испытывать сомнения по поводу правильности своих действий, и, при определённых обстоятельствах, может под влиянием данных сомнений изменить свою точку зрения или пойти на компромисс, что делает его более вменяемым по сравнению с человеком, стремящимся к деструктивной свободе. Человек же, стремящийся к деструктивной свободе, агрессивно эгоистичен и на последней стадии своей деградации практически невменяем. Как я уже писал в статье "Классификация людей по степени неразумности", сегодняшняя тенденция такова, что всё большая часть людей в современном обществе западного толка деградирует, превращаясь, в частности, из обычных эмоционально мыслящих, умеренно адекватных и следующих традициям и моральным нормам, в обывателей и деградировавших. При этом трактовки свободы как права индивида ни перед кем не отвечать и делать всё, что взбредёт в голову, даваемые либералами, как раз их к этому и поощряют. Наиболее активно дух лжесвободы стал насаждаться на Западе начиная со второй половины 20 в. Под лозунгами "освобождения" от комплексов и предрассудков было начато забвение и уничтожение традиций и моральных норм, культивирование пороков, постановка на одну доску отклонения и нормы. Ограниченные, с узким кругозором и интересами, но агрессивно отстаивающие свои "права" обыватели и абсолютно лишённые моральных норм деградировавшие стали править бал в современном обществе. Атомизация общества, деградация масс угрожают сегодня существованию России и поэтому нужно делать всё для скорейшего уничтожения опасной либеральной заразы.

В заключение рассмотрим ещё один момент. Значит ли то, что любой разумный человек должен выбрать первую стратегию, того, что никогда не нужно ничего отбрасывать из своих представлений и того, что никогда не нужно принимать никаких решений, пока не будет достигнута 100%-ная ясность? Нет, не значит, это можно делать, но при выполнении определённых условий. Рассмотрим сначала вопрос с отбрасыванием. Очевидно, например, что если мы начали строить дом, но он перекосился и получился криво, его надо снести, чтобы отстроить правильно заново. Точно так же если мы начали обдумывание некого вопроса, построение некой теории, но в силу недостаточной мощи нашего разума зашли куда-то не туда, и создали что-то искусственное, в результате чего не складывается у нас ясная и чёткая картина и нет ощущения правильности, стоит отказаться от выбранного пути, демонтировать искусственные представления и начать всё заново. Отбрасывать искусственные мысленные конструкции, иллюзии, ложные навязчивые идеи и т. п., можно и нужно, но отбрасывать не ради спокойствия и отказа от поиска истины, раз и навсегда, а ради того, чтобы затем продумать этот вопрос заново и придти таки к правильному и ясному пониманию вещей. Теперь что касается принятия решений с исключением дополнительных обстоятельств. Если нас ничто не торопит, ничто не вынуждает принимать такие решения, этого делать не нужно, нужно добиваться внутренней ясности или, по крайней мере, действовать осторожно, оставляя возможность для поворота в ту или иную сторону в случае чего. Однако в некоторых случаях принимать некие решения нужно срочно, и нет достаточного времени на ожидание. В этом случае нужно принять наиболее очевидное решение, пусть оно будет противоречивое, не оставляющее ощущения внутренней правильности и пренебрегающее дополнительными обстоятельствами, однако такое, чтобы это пренебрежение впоследствии могло быть прекращено, а само решение скорректировано и, по возможности, исправлено. Если мы не можем выполнить совмещение противоречий, нужно выбрать более фундаментальное, а не менее фундаментальное, пожертвовать частью, а не целым, повести борьбу с первопричиной проблемы, а не пытаться обращать внимание на следствия. В этом случае мы сможем сохранить конструктивный курс, а после того, как временное отступление от него завершится, проанализировать ошибки, найти оптимальный вариант решения, и, на основе всего этого постараться на допустить негативных последствий в дальнейшем. Например, в 1939 г., за несколько дней до начала второй мировой войны, СССР заключил договор о ненападении с Германией - это было противоречивое решение, но вынужденное и временное, которое позволило выиграть время для подотовки к войне.

]]>Источник]]>

 

Развернуть комментарии