Деревни Аляски с носителями русского языка

Лингвисты Мира Бергельсон, Андрей Кибрик и Уэйн Леман обнаружили и описали реликтовый диалект русского в деревне Нинильчик на Аляске, на восточном берегу залива Кука. 

Взглянув на карту северного штата, на юге можно увидеть вытянутый полуостров, по которому проходит Алеутский горный хребет. Там, где этот полуостров соединен с материком, с южной его стороны, находится залив Кука, а противоположный берег залива – это сравнительно небольшой полуостров Кенай, где и находится деревня ]]>Нинильчик]]>, где со времен Русской Америки долгое время сохранялся русский язык, и до сих пор живут люди, которые его помнят.

М. Б. Бергельсон и А. А. Кибрик впервые посетили Нинильчик в 1997 году. Осенью 2012-го они совершили вторую экспедицию: исследовали местный диалект совместно с американским лингвистом Уэйном Лиманом (Wayne Leman). Лиман сам родом из Нинильчика, однако сам он русского языка не знает (основная область его исследований – алгонкинский язык шайенн), но, как патриот своей малой родины, прилагает большие усилия к изучению ее истории и языка. В результате лингвистам  удалось описать фонетику нинильчикского диалекта, разработать практическую орфографию (на основе латиницы, кириллицу носители диалекта не знают), составить словарь, описать ряд грамматических особенностей и собрать корпус аудио- и видеозаписей.

В первой половине XIX века русский язык часто звучал на Аляске. На нем говорили работники Российско-Американской компании, русские поселенцы (]]>«колониальные граждане»]]>), потомки браков русских с местными женщинами (так называемые «креолы»). Порой отставные служащие Российско-Американской компании, по тем или иным причинам не хотели возвращаться в Россию. Они женились на местных женщинах и селились на Аляске.

Такие семьи и поселились в основанной в 1847 году деревне Нинильчик. До сих пор среди их потомков сохранились фамилии первых поселенцев: Осколков и Квасников. Женой одного из первых жителей была эскимосская женщина по имени Мавра, а мать Мавры звали Аграфена. Родственниками этой Аграфены в той или иной степени являются все нинильчикские жители, поэтому Уэйн Лиман назвал книгу о судьбах жителей своей деревни ]]>«Дети Аграфены»]]>.

В 1867 году Аляска перешла во владение США. Но русский язык в Нинильчике после этого сохранялся: действовала православная церковь, а при ней – школа. Достаточно изолированное положение деревни также способствовало сохранению языка. Основным занятием местных жителей была, да и поныне остается, ловля лосося. Школа перестала работать лишь после 1917 года. В 1930-х годах в Нинильчике была открыта американская школа. В то время в школьном образовании на Аляске проводилась политика ассимиляции в отношении коренных народов (индейцев, алеутов, эскимосов). Их языки в школах не только не преподавались, но даже за разговор в школе на родном языке детей наказывали. Не был исключением и русский язык в Нинильчике, по воспоминаниям местных жителей,  если в школе они говорили по-русски, их заставляли мыть язык с мылом. Другим фактором, повлиявшим на судьбу русского языка, стало шоссе, проложенное через Нинильчик в 1950-х, по шоссе полуостров Кенай стали посещать туристы. Сейчас насчитывается не более двадцати человек, в той или иной степени владеющих нинильчикским диалектом. Все они не моложе 75 лет.

Диалект деревни Нинильчик обладает рядом особенностей. В фонетике для него характерна замена губно-зубного звука [v] губно-губным [w]. Такая ситуация не характерна ни для русского языка, в котором есть только звук [v], ни для английского, где есть и [v], и [w]. Возможно, она возникла в нинильчикском диалекте под влиянием эскимосских или алеутских языков.

В некоторых случаях утрачено противопоставление согласных по твердости – мягкости. Многие согласные звуки в позиции перед [е] всегда твердые, а перед [i] – всегда мягкие: рэчка, вэчир, сена ‘сено’, но риба, мишонак ‘мышь’, пузир. А вот, например, губные взрывные согласные и перед [е], и перед [i] мягкие: ден, адишка ‘одышка’.

Средний род существительных в диалекте утрачен. Частично утрачен и женский род: мой дочь пришел, краснай смародина, евонай мать весь ночь television караулил ‘его мать всю ночь смотрела телевизор’. Стабильно сохраняется согласование по женскому роду лишь у слов склонения на –а, обозначающий людей женского пола (жена, баба). Интересно, что старинные заимствования из русского языка в языки индейцев Аляски показывают, что эта черта – утрата женского рода – не появилась только в Нинильчике в результате распада языка, а, видимо, была свойственна тому варианту русского языка, который использовался в XIX веке среди русских и креолов Аляски.

Более 70 % слов нинильчикского диалекта – обычные русские слова (с точностью до фонетических изменений): агорот, бутилка, бабачка, чотка ‘тетка’, кошка, радуга, муха, остраф, мишок, трава, скаска. Некоторые русские слова в Нинильчике сохранились с измененным значением: шайка ‘ночной горшок’, дёсна ‘чеслюсть’, башка ‘череп’, крупа ‘рис’. Сохранились и слова, встречавшиеся в русском языке XIX века: струш ‘рубанок’, вишка ‘второй этаж’, чухня ‘финн’, чихотка ‘туберкулез’. Есть слова, встречающиеся в других русских диалектах: шикша ‘ягода водяника’, пучка ‘дикий сельдерей’. Некоторые слова немного изменили свою форму: калишок ‘кошелек’, вомарак ‘обморок’, мужиканиц ‘музыкант’. В языке сложился ряд образных названий: дедушка камар ‘крупный комар’, марской чайка ‘рыба скат’ (так как машет плавниками, подобно птице).

Многие слова обозначают специфические для жителей Нинильчика занятия и объекты: крошки ‘куски природного угля, которые выбрасываются морем и использовались для отопления’, газолин, газолинка ‘металлическая лодка с мотором’, садок ‘конструкция из сетей для ловли лосося’, дарога ‘заслон на пути мигрирующего лосося, направляющий рыбу в садок’. Словом лайда называют косу в месте впадения реки Нинильчик в море (это слово известно в русских диалектах в значении ‘пляж, заливаемая приливом полоса’).

Среди заимствованных слов есть ряд старых заимствований из английского языка: инвилоп ‘конверт’, кворт ‘кварта (мера объема)’, рабабутси ‘резиновые сапоги’ (из rubber boots). Некоторые английские заимствования оформлены русскими суффиксами: газник ‘канистра для бензина’, бейбичка ‘ребенок’. Есть несколько слов, пришедших из атабаскаского языка дена’ина: казна ‘рысь’, тайши ‘сушеная рыба’, кинкашля ‘вид ежевики’. Есть слова из языка алютик (одного из эскимосских): укудик ‘шмель’, нюник ‘дикобраз’, мамай ‘вид съедобного моллюска’. От последнего слова образовано мамайник ‘лопата, которой выкапывают моллюсков во время отлива’.

]]>Источник]]>

 

Загрузка...
Развернуть комментарии