Катар

Невский проспект колыхался празднично разодетой толпой, машущей и кричащей стройным рядам рыцарей в позолоченных кирасах и ослепительно блестящих на солнце Северной Пальмиры, боевых шлемах

Шёл знаменитый полк! 

Герой Аустерлица, Бородино, Кульма, Лейпцига, Фершампенуаза, Каушена, Краупишкена покоритель Парижа, участник Брусиловского прорыва.

Грызли удила сытые кони, бешено косили налитыми глазами на публику, а вахмистр первого эскадрона свирепо топорщил черные как смоль, в пол плеча усы, небрежно сидя в седле по казачьи свесившись на бок. 

В составе полка были: командир полка, 5 эскадронных командиров, 5 ротмистров, 5 штабс-ротмистров, 13 поручиков, 11 корнетов, 5 вахмистров, 10 эстандарт-юнкеров, 60 унтер-офицеров, 660 всадников в позолоченных кирасах и ослепительно блестяших на солнце шлемах, 5 квартирмейстеров, 1 литаврщик, 1 штаб-трубач, 15 трубачей и др. — всего 991 человек. Каждый эскадрон делился на 4 взвода. У полка был и оркестр из 25 музыкантов (два фагота, четыре валторны, четыре флейты, две медные трубы, один контрафагот, один тромбон, два серпиона, один треугольник, тарелки и бубен и др.).

Развевались Георгиевские штандарты с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 года» и трубили 15 Георгиевских серебряных труб с надписью: «Кавалергардского полка». 

Шёл один из самых привилегированных полков Российской империи, давший истории русского оружия героев, имена которых, знает вся Россия.

В разные времена его служения Отечеству, шефами полка прославленных всадников ,были: граф Гендриков, Иван Симонович, граф, (с 1772) светлейший князь Орлов, Григорий Григорьевич, , граф, впоследствии светлейший князь Таврический Потёмкин, Григорий Александрович, граф, впоследствии светлейший князь Зубов, Платон Александрович, , граф Мусин-Пушкин, Валентин Платонович, граф Литта, Юлий Помпеевич, , князь Долгоруков, Владимир Петрович 4-й, Уваров, Фёдор Петрович, императрица Александра Федоровна, император Александр Первый, великий князь наследник цесаревич Александр Александрович (с 2 марта 1881 года — император Александр III), 

Последним шефом полка была императрица Мария Федоровна.

Капитанами полка состояли Петр Великий, Екатерина Первая, Петр Второй, Анна Иоанновна.

Кавалергарды дали миру многих знаменитых людей, оставивших в истории Великого Русского государства неизгладимый след и добрую память.

• Анненков, Иван Александрович — декабрист

• Армсгеймер, Иван Иванович — капельмейстер, известный композитор

• Бехтеев, Александр Алексеевич — Радомский гражданский губернатор, камергер, действительный статский советник, писатель-мемуарист.

• Воейков, Владимир Николаевич — полковник, последний дворцовый комендант Николая II

• Волконский, Сергей Григорьевич — генерал-майор, декабрист

• Гедеонов, Александр Михайлович — директор Императорских петербургских театров.

• Давыдов, Денис Васильевич — герой Отечественной войны 1812 года, генерал-лейтенант, поэт

• Давыдов, Евдоким Васильевич — генерал-майор, брат Давыдова Д. В.

• Дантес, Жорж Шарль, барон де Геккерен — убийца А. С. Пушкина

• Ивашев, Василий Петрович — декабрист

• Игнатьев, Алексей Алексеевич, граф, генерал-лейтенант — автор мемуаров «50 лет в строю»

• Ипсиланти, Александр Константинович, Князь, генерал-майор — руководитель Греческой революции

• Кривский, Павел Александрович — член Государственного Совета

• Лунин, Михаил Сергеевич — декабрист

• Мальцов, Сергей Иванович — генерал-майор, первый директор Училища Правоведения, промышленник

• Маннергейм, Карл Густав Эмиль — генерал-лейтенант русской армии, маршал Финляндии, главнокомандующий ВС Финляндии, президент Финляндии

• Мартынов, Николай Соломонович — убийца М. Ю. Лермонтова

• Муравьёв, Александр Михайлович — декабрист, младший брат Никиты Муравьёва

• Оболенский, Сергей Платонович — американский бинзесмен.

• Орлов-Давыдов, Владимир Владимирович — Симбирский губернатор

• Орлов-Денисов, Пётр Михайлович — герой штурма Геок-Тепе

• Петров, Павел Иванович — Подольский губернатор

• Пантелеев Андрей Андреевич – штаб-адъютант командующего русскими добровольческими частями на Украине, герой Брусиловского прорыва.

• Родзянко, Михаил Владимирович — председатель III и IV Государственной Думы

• Скобелев, Дмитрий Иванович — генерал-лейтенант

• Скобелев, Михаил Дмитриевич — генерал от инфантерии

• Скоропадский, Павел Петрович — генерал-лейтенант, гетман Украины

• Сухтелен, Павел Петрович — генерал-лейтенант, генерал-адъютант

• Щербатов, Александр Алексеевич — московский городской голова, первый почётный гражданин Москвы

16 портретов бывших кавалергардов и сейчас можно видеть в Военной галерее Зимнего дворца: Ф. П. Уварова, Н. И. Депрерадовича, А. И. Альбрехта, П. И. Балабина, Д. В. Васильчикова, С. Г. Волконского, П. В. Голенищева-Кутузова, Д. В. Давыдова, П. И. Каблукова, В. И. Каблукова, В. В. Левашова, М. И. Палена, Н. Г, Репнина-Волконского, П. П. Сухтелена, В. С. Трубецкого, А. И. Чернышева.

Об этом полку можно рассказывать бесконечно, однако я хочу поведать миру, о его последних днях и о моем предке, не изменившем долгу русского офицера, и принявшем лютую смерть с гордо поднятой головой.

Шла первая мировая война. Большевистская зараза проникла в армию и разъедала ее изнутри. Шпионы германцев сновали в столице империи как мыши на сеновале. Международный сионизм опутал паутиной долгов экономику великого государства, а в культурном бытие русской интеллигенции бытовал футуризм исповедующий принцип «Чем гаже, тем лучше». 

Великая страна скатывалась в пропасть революции и гражданской войны, которые принесут уничтожение цвету русского народа , деградацию и растерянность обществу, массовой эмиграции. Потом будет знаменитый ГУЛагаг и миллионы безымянных жертв. Удар нанесенный России будет такой силы, что его ощутим и мы, современники новой истории и наши быстрорастущие дети.

С марта 1917 года Кавалергардский полк получил задачу охранять железнодорожные станции Шепетовка и Казатин и задерживать дезертиров. 30 августа в Сарнах и Казатине, где стояли дивизионы кавалергардов, прошли митинги, участники которых постановили «выразить недоверие всему офицерскому составу». Комиссар Особой армии приказал: «Ввиду острого недоверия солдат к командному составу все офицеры, находящиеся к 1 сентября в строю, должны покинуть полк для замены их более демократичными».

В полку осталось всего три офицера, которые испытывали «личное доверие» присланного в полк комиссара. Остальные приняли решение уходить на Украину для участия в Белом движении/ 

Неисповедимыми путями, через разруху и голод они добрались до Киева, где собирал монархически настроенных офицеров командующий добровольческими силами Украины граф Келлер Федор Артурович..

Став командующим русскими добровольческими частями на Украине, Келлер стал собирать вокруг себя русских монархистов, верных идеи Самодержавия. Начальником Совета обороны он назначил одного из дореволюционных лидеров правых националистов, члена марковской тайной организации "Великая единая Россия" отставного полковника-кавалергарда Федора Николаевича Безака, а полковника Андрея Андреевича Пантелеева** взял в свой штаб адъютантом. 

Граф Келлер был единственным из белых генералов, получившим от Святейшего Патриарха Тихона через епископа Камчатского Нестора (Анисимова) благословение на вооруженную борьбу за восстановление монархии в виде шейного образка Державной Богоматери и просфоры. Выбор Патриарха не трудно объяснить: генерал Келлер оказался, пожалуй, единственным вождем Белой армии, открыто поставившим своей целью "поднять императорский штандарт над Священным Кремлем" и был чужд лукавому молчанию командования других Белых армий.

Однако гетман Павло Скоропадский отверг идеи восстановления монархии и генерал прославившийся своим героизмом в Первую мировую войну, отказался от командования частями подчиненными провозглашенному германским командованием гетману

В конце ноября в Киев прибыли псковские монархисты от имени Северной армии, по окончании формирования готовившейся принести присягу «законному Царю и Русскому государству». В полках вводились старые уставы и прежняя униформа с добавлением нашивки — белого креста на левом рукаве. Келлеру было предложено возглавить формирующуюся в Витебской и Полтавской губерниях армию. Генерал принял предложение.

Однако уехать в Псков Келлер не успел — к Киеву приблизились повстанцы Семёна Петлюры. Келлер взял на себя руководство обороной города, но ввиду невозможности сопротивления распустил вооруженные отряды. Германские военные предложили ему снять форму и оружие и бежать в Германию, но Келлер не хотел расставаться ни со своими погонами, ни с полученной от императора наградной шашкой.Так же поступили и два адьютанта оставшиеся до конца верными своему генералу. Он совершенно открыто поселился в Михайловском монастыре с двумя адъютантами, одним из которых и был мой предок полковник-кавалергард, последний командир 4 эскадрона Кавалергардского полка Андрей Андреевич Пантелеев. Когда петлюровцы явились в монастырь с обыском, вопреки уговорам монахов граф Келлер, сам через адъютанта полковника Пантелеева, сообщил о себе пришедшим. Патруль объявил всех троих арестованными.

Допросы и избиения трех непокорных продолжались целую неделю. Взбешенные стойкостью воинов и отказом их вступить в ряды армии Петлюры, палачи новой «нэзалэжной» Украины использовали все средства, включая и подкуп, но склонить к измене их не смогли.

В ночь на 8 (21) декабря 1918 года был получен приказ о переводе Келлера и его спутников в Лукьяновскую тюрьму. Их вели вдоль стен Софийского собора, мимо памятника Богдану Хмельницкому, когда из ближайшего сквера раздался залп по арестованным. Генерал граф Федор Келлер и ротмистр Иванов были убиты на повал первыми пулями.

Тяжело раненый, в грудь, полковник Пантелеев, выхватив у конвоира винтовку, залег за телами своих погибших товарищей и принял свой последний бой. Уничтожив 4 петлюровцев, Андрей Андреевич поднялся в штыковую атаку и не смотря на полученные новые раны бросился в догонку убегавшим петлюровцам поразив штыком и пятого. Однако потеря крови ускорила упадок сил. Опираясь на винтовку полковник, шатаясь стоял посреди площади, а к нему подбирались «казаки из Синей дивизии» в голубых широченных шароварах и такого же цвета башлыках на бараньих шапках.

- Ставай на колина, москаль! – заорал, старший конвоя.

В ответ, изрядно трусящему гайдамаку, полилась брань из уст офицера, которого товарищи по полку именовали «Катаром», никогда не позволявшим себе в общении с сослуживцами офицерами или подчиненными солдатами бранного слова. Вскипела благородная кровь столбового дворянина, ведущего свой род от командира отряда лучников, видама Лангедока, пробившегося с боем и горсткой храбрецов из осажденного папскими войсками Монсегюра, и вывезшего на Великую Русь сокровища Просветленных катаров, потомка первого Пантэля получившего русский герб из рук самого Александра Невского. Прадед точно знал, как разговаривать с хамом.

Петлюровцы остановились в нерешительности перед истекающим кровью офицером. Они боялись подойти к этому израненному двух метровому великану.

Раздался выстрел и пуля угодила в спину.

Полковник упал лицом в землю.

Петлюровцы набросились на него и добивали штыками в спину. Кололи они и бездыханные тела графа Келлера и ротмиста Иванова. Последними словами предка были те, которые он прокричал хриплым голосом: «Предначертание свершится!»….

Читателю может показаться, что я приписываю этому событию на площади в Киеве неизвестные факты. Это не так. Гибель этих людей подробно описана в рапорте петлюровского следователя, который по заданию Петлюры проводил следствие по этому делу. Гибель такого известного в России человека как генерал Келлер не могла пройти незамеченной. А Симон старался быть отбеленным для истории. Поэтому описанное имеет и очевидцев указанных в рапорте и резолюцию самого Петлюры – «Герои! Отдать тела монахам Михайловского. Пусть погребут с честью». Конечно, писана она на украинском языке, но я перевожу читателям ее дословно.

…Внезапно петлюровцы остановились. Среди ночи загудел колокол Михайловского златоверхого собора, откликнулась София и поплыл над Киевом колокольный звон, а в воздухе (ночью !!!) захлопали крылья огромной птицы, пролетевшей в свете огней над Михайловской площадью Это отлетели души трех не покорённых героев….

…В 1209 году папа Иннокентий III призвал к крестовому походу против катаров. Крестовый поход, получивший название альбигойского (от названия катарского города Альби), отличался необычайной жестокостью и унес тысячи человеческих жизней, как катаров, так и обычных христиан. В это время катары принялись укреплять свои замки, такие как Монсегюр, расположенный на юге современной Франции, которые обычно использовались как места для коллективных молитв. Во время крестового похода Монсегюр превратился в последнее убежище катаров. В 1243 году началась осада Монсегюра, однако сложный горный рельеф не способствовал успехам крестоносцев. Окончательно катары сдались 2 марта 1244 года. Это случилось после десяти месяцев осады. За это время многие из осаждающих приняли катарскую веру и присоединились к защитникам крепости. Согласно условиям капитуляции, катарам было дано 15 дней, чтобы подготовиться к своей судьбе. В ночь перед тем, как они должны были сдаться, четверо катаров с отрядом лучших из оставшихся в живых воинов под командованием Вильгельма (Владислава) Ла Пантэля, тайком скрылись из крепости, унеся с собой катарские сокровища. До сих пор доподлинно не известно, что это были за сокровища, однако вопрос этот не раз обсуждался на страницах многочисленных книг. Высказывались предположения, что среди прочих драгоценностей был и легендарный Святой Грааль, сказочная «говорящая голова» тамплиеров, также известная как Бафомет , важнейшие предметы катарского религиозного культа, священные писания или. Впрочем, этим важнейшим сокровищем могли быть и эти самые четыре катара. В день сдачи крепости все 205 катаров, находившихся в стенах Монсегюра, были выведены в горную долину и сожжены на кострах. Ни один из них не примет предложение папского посланника принять жизнь в обмен на отказ от своей веры и принятие католицизма. Среди них был последний епископ церкви катаров – древнего русского православия Бертран Марти, произнесший перед смертью на костре фразу: « Предначертание свершится!»

На Монсегюре произошло сокрушительное поражение князя католического Рима, римского епископа, именующего себя «папой». Пока он собирал полчища крестоносцев против невинных и беззащитных катаров, никогда не прибегавших к языку насилия и оружия, здесь уже рождалось новое огненное воинство Христово. Кто они - эти прекрасные благородные души, которых прежде не рождала еще земля? Имена их хочется повторять как музыку, хотя ни слова нет о них в земных хрониках. Добрейший добрых «ткацкий крест», и вокруг него имена катарской Свадьбы: высочайшие из посвященных, сладчайшие отцы Раймон де Сент-Мартен, епископ Бертран и Раймон Эгюйера. Дюк де Дюфор, Паида де Плэйн, Пьер Боннэ, патер Ном (катарский епископ Флоренции), Гульена де Лаваланьет (Италия), Даниил (епископ богомилов в Боснии), Бланка де Лорак (одна из настоятельниц женомироносичных обителей), Арно де Кастельверден (благороднейший лангедокский аристократ, убежденнейший катар), Бернар де ла Мот (катарский епископ Тулузы, чистейший свет: при сожжении не издал ни единого звука и трое палачей упали замертво, сраженные мечами ангельскими), Беранже де Пюисергие, Беранже де Лакорбье, Бертран Марти (известнейший катарский епископ, монсегюрский бессменный лидер и утешитель обители), Патрисия де Лантар, сожженная вместе со своим мужем в Монсегюре...

Также и святые жены Грааля… Сестра графа Фуа Эксклармонда («Вышний свет миру») и целая плеяда женомироносичных святых. Эксклармонд было три, одна другой прекрасней: Эксклармонда де Грава – дочь домена (владельца) Монсегюра Раймона, тишайшая, блаженнейшая; Эксклармонда де Фуа – страстнаoя, совершенная, горячая, экспансивная сестра графа Раймона Рожеo: постоянно бесстрашно свидетельствовала о катарах; третья Эксклармонда Ниорская, 28 лет – Совершенная. 

Не удивляйся читатель «европейским» именам славян сожженных в Монсегюре.

Это имена данные им по ленным владениям, находившимся в этой части Франции и Перинеев. На самом деле все они Федоры и Иваны – русские люди исполнявшие воинский долг в покоренной Великой Тартарией Европе. ЗАЩИТНИКИ МОНСЕГЮРА ЭТО ОДИН ИЗ ГАРНИЗОНОВ РУСИ-ОРДЫ-ВЕЛИКОЙ ТАРТАРИИ СТОЯВШИХ ПО ВСЕЙ ПОКОРЕННОЙ РОССАМИ ЕВРОПЕ, КОТОРЫЕ ИСПОВЕДОВАЛИ ДРЕВНЕЕ ПРАВОСЛАВИЕ – БОГОМИЛИЗМ..

Как говорится в предании, когда «борцы с еретиками» по указу папы набросились на замок святых, земля расступилась и приняла в себя священный Грааль, а святая хранительница Грааля Дева Эксклармонда превратилась в голубя и улетела в горние дали.

Герб моего рода – серебряный лебедь стоящий на зелени луга. Этот герб пожалован Пантелю, Святым Благоверным князем Александром Невским, в память о боевой шапке первого Пантелеева – шлеме с изображенным на нем серебряным лебедем.

Вот и верится мне, что в ту далекую и страшную ночь, гибели русских офицеров монархистов и их генерала, именно он, гордый и серебристый пролетел над ними, забрав их души. Катар ушедший из Монсегюра, присоединился к Просветленным принявшим лютую смерть у стен православного собора в Киеве.

«Предначертание свершится!» - с этой фразой ушел Андрей Андреевич Пантелеев. С ней в назначенный час уйду и я – его потомок.

 

•  На заставке фото Андрея Андреевича Пантелеева в форме подпоручика Кавалергардского полка с знаком об окончании Александровского (Царскосельского) лицея на правой стороне мундира,

** Андрей Пантелеев родился в дворянской семье, его родителями были Андрей Васильевич и Мария Владимировна Пантелеевы ( в девичестве Родзянко, сестра председателя Госудврственной Думы, фрейлина императорского двора). Учился в Александровском лицее, окончил который в 1902 году. Затем поступил в Кавалергардский Её Величества Государыни Императрицы Марии Фёдоровны полк. 26 сентября 1904 года в звании корнета был назначен помощником начальника учебной команды. Участвовал в Русско-японской войне, состоя в Нежинском драгунском полку, был награждён орденом святой Анны IV степени. Реагируя на революционные события 1905 года, Пантелеев вступил в монархическую организацию, создававшуюся в полках гвардии. В Первой мировой войне командовал четвертым эскадроном Кавалергардского полка в звании полковника.

После Октябрьской революции, когда Кавалергардский полк был расформирован, Пантелеев стал членом тайной монархической организации Н. Е. Маркова «Великая единая Россия», занимая должность одного из помощников Маркова по военной части. Он был направлен в Киев, где вошёл в армию Украинской Державы гетмана П. П. Скоропадского, а затем стал адъютантом штаба генерала Ф. А. Келлера, командующего русскими добровольческими частями на Украине. Во время взятия Киева петлюровцами остался при графе Келлере, вместе с ним пытаясь собрать отряды из оставшихся в городе офицеров, был захвачен и 21 декабря 1918 года был подло убит вместе с Келлером и штабс-ротмистром Н. Н. Ивановым.

 

 

© Copyright: ]]>Комиссар Катар]]>, 2015

Свидетельство о публикации №215020500783 

 
Загрузка...
Развернуть комментарии