Пантикапей и Ольвия – плоды «древнегреческой» колонизации или форпосты «варварских» народов?

Сахаров А.А, июль 2016 г.,

Записки дилетанта.

 

«… и те, что привыкли

Жить за Бореем в песках, долговечнейший род человеков

Да, они-то и шлют солому тебе и колосья

В освященных снопах; от них пеласги в Додоне

Первыми дар принимают, из дальнего посланный края, …

эти дары от русых тебе аримаспов».

/К острову Делосу, Гимны Каллимаха,III век д.н.э./.

 

«“Прилично властвовать над варварами грекам”;

варвар и раб по природе своей понятия тождественные»

/Аристотель, Политика, 335—322 д.н.э./.

 

Содержание.

  • Вместо введения
  • «Варваризированные» эллины или сказка о «голом короле»
  • Первый этап «древнегреческой» колонизации – Малая Азия
  • Второй этап «древнегреческой» колонизации. Ольвия и Пантикапей – колонии или передовая линия обороны от экспансии эллинов?
  • Вместо послесловия

 

Вместо введения

Открываем учебник и читаем: «Древнегреческая колонизация Северного Причерноморья - часть, одного из основных направлений  процесса общегреческого колонизационного движения VIII—VI веков д.н.э. (Великой греческой колонизации). Временные рамки древнегреческой колонизации Северного Причерноморья — середина VII—V века д.н. э. Колонизация проходила в несколько этапов и на нескольких направлениях. В ходе колонизации было основано несколько десятков полисов и посёлков, среди которых самыми крупными были Боспор Киммерийский, Ольвия, Херсонес Таврический, Фанагория, Гермонасса, Танаис».

Вроде бы все понятно и правильно. Но прочитаем ещё раз и спросим себя – «А кто такие греки и, какие племена колонизировали Причерноморье?». Самоназвание греков - "эллины", а название "греки" они получили от завоевавших их римлян. Но и само имя «эллины», как самоназвание древнегреческих племён впервые встречается только в VII веке д.н.э. у поэта Архилоха и стало общепринятым только к IV веку д.н.э.  

Как пишет Фукидид (460 —400 годы д.н.э.) – Гомер, живший в VIII веке д.н.э.: «нигде не обозначает, все племена одним общим именем эллинов и никого так не называет, кроме воинов дружины Ахиллеса из Фтиотиды - они-то и были первыми эллинами. Остальных же Гомер в своих поэмах именует данайцами, аргивянами или ахейцами; не употребляет он и слова «варвары», - очевидно, оттого, что эллины тогда еще не отделились от них и не объединились под одним именем».

В период Греко-персидских войн (499 - 449 гг. д.н.э.) этот термин стал употребляться применительно к материковой Греции, а во времена А. Македонского (356 - 323 гг. д. н.э.) распространился по всей территории, где обитали греки. Но, большинство Причерноморских полисов было создано в VI, а некоторые даже в VII веке д.н.э., когда единой греческая нация только формировалась. Кто же основал и жил в этих городах? Попробуем разобраться.

 

«Варваризированные» эллины или сказка о «голом короле»

Читаешь книги по истории и не перестаёшь поражаться, с какой лёгкостью и бездумно используются штампы и развешиваются ярлыки – древнегреческая колонизация, эллинские боги, эллинизированный варвар и т.д.

Как пишет Страбон о так называемом «раннеэлладском периоде I» в Греции (III тыс. д.н.э.) – «в древности во всей Греции жили варвары, как это можно заключить из самой традиции: Пелопс привел из Фракии народы в Пелопоннес, названный его именем; Данай – из Египта, а дриопы, кавконы, пеласги, лелеги и другие подобные племена разделили между собой области по эту и по ту сторону перешейка. Так, Аттику заняли фракийцы под предводительством Евмолпа, Давлиду в Фокиде занял Терей, Кадмею – финикийцы во главе с Кадмом, а Беотию – аоны, теммики и гианты».

Хронологически приход Даная на Балканы близок по времени с образованием Древнего царства в Египте. О данном периоде истории Греции известно очень мало за исключением того, что в это время начинают  прослеживаться культурные контакты с западно-анатолийской культурой, где к этому времени уже существовали технологии обработки бронзы.  Причём, археологические памятники, относящиеся к этому периоду,  сгруппированы в достаточно ограниченном регионе, на побережье Беотии и Арголиды и на островах Эгина и Эвбея, но отсутствуют, например, на территории Пелопоннеса.

Несколько больше информации дошло до нас о позднеэлладском периоде (II - I тыс. д.н.э.), когда на территории материковой и островной Греции продолжало существовать множество этнически разнородных разноязычных племен. В соответствии с традиционной точкой зрения одни из них (эолийцы, ионийцы, ахейцы, дорийцы) в дальнейшем станут основой эллинской нации, другие (пеласги, фракийцы, карийцы, абанты, куреты, лелеги, молосцы, тиррены, кавконы и т.д.) будут истреблены, ассимилированы или мигрируют и станут ядром других народов.

Такая разнородность происхождения населения сохранилась и сегодня. С точки зрения генетики, у населения Греции нет абсолютного доминирования (табл. 1) какой либо одной Y-хромосомной гаплогруппы (следует заметить, что принадлежность людей к определённой Y-хромосомной гаплогруппе не равнозначна их этнической принадлежности, а указывает исключительно на родовое происхождение их предков по мужской линии).

Таблица 1. Y -хромосомной гаплогруппы у населения современной Греции

Гаплогруппа

Диапазон изменения

По регионам

Предполагаемый регион происхождения

E1b1b (27%)

от 44% до  9%

У ахейских греков около 44%, аргосских греков около 35%. Наименее распространена на Крите и Греческой Фракии.

Характерна для Египта (свыше 50%), арабов Алжира и Марокко (от 50 до 70 %) и берберов (около 90%).

J2 (25%)

от 39% до 7%

Наиболее распространена на Крите (около 39%)

Характерна для Йемена (свыше 82%), арабов бедуинов (свыше 65%).

I2 (12%)

от 24% до 10%

Наиболее распространена в Южной Греции и Греческой Фракии  (свыше 20%)

Характерна для славян, у Балканских славян (свыше 40%).

R1b (12%)

от 23% до 11%

Наиболее распространена в Южной Греции и на Крите (свыше 17%)

Характерна для жителей Уэльса, басков и ирландцев (свыше 85%).

R1a (12%)

от 22% до 2%

Наиболее распространена в Греческой Фракии (22%) и Северной Греции (18%). На Крите в районе плато Лассити более 29%.

Характерна для славян (свыше 50%).

G2 (3,5%)

от 11% до 3%

Наиболее распространена на острове Крит (11%) и Южной Греции (6,5%).

Характерна для осетин (свыше 60%) и грузин (свыше  30%).

 

Здесь не ставится задача связать все конкретные племена, жившие на территории Греции в II - I тыс. д.н.э. и доминировавшие в них Y-хромосомные гаплогруппы. Но некоторые предположения, всё же можно и необходимо сделать.

Наиболее достоверной информацией мы располагаем о носителях гаплогрупп E1b1b и I2 (вспомним Страбона  - «Пелопс привел из Фракии народы в Пелопоннес, названный его именем; Данай – из Египта»).

Гаплогруппа E1b1b. По-видимому, её принесли на Балканы около III тыс. д.н.э. племена, пришедшие с легендарным Данаем из Египта, позднее известные как Ахейцы. Заметим, что сегодня, именно Египет рассматривается как место появления в X – VII тыс. д.н.э. гаплогруппы E1b1b1a1b доминирующей сегодня у ахейских греков.

Гаплогруппа I2. Носителями данной гаплогруппы, по-видимому, были фракийские племена, жившие на территории Балканского полуострова и Малой Азии (северо-западная Анатолия). Греческий философ Ксенофан так описывает облик фракийцев.

«Черными мыслят богов и курносыми все эфиопы, Голубоокими их же и русыми мыслят фракийцы…».

Говоря же о расселении фракийцев уже в конце I века д.н.э., Страбон пишет.

 «Фракийцы, иллирийцы и эпироты еще и теперь живут на окраинах Греции. Конечно, прежде варваров там жило еще больше, чем теперь, поскольку большую часть области, которая в настоящее время неоспоримо является Грецией, занимают варвары. Так, Македонией и некоторыми частями Фессалии владеют фракийцы».  

Племена ахейцев и фракийцев в III тыс. д.н.э. заселили континентальную Грецию, но согласно археологическим данным уровень развития и тех и других в этот период был достаточно низким и основные очаги цивилизации зародились на островах Эгейского моря Крите, Эвбее и Делосе. Лучше всего уровень развития цивилизации в континентальной Греции в этот период характеризуют слова Аполлония Родосского.

 «И о данаев святом никто не услышал бы роде, Если б спросил. Были только аркадяне алиданийцы, Да, лишь аркадяне, что, как поется, еще до Селены Жили в горах, желудями питаяся. В крае пеласгов Славные Девкалиона потомки еще не царили».

Здесь, следует сделать одно замечание. Хотя автор этой цитаты был литератором, а не историком и писал уже во II веке д.н.э., в отличие от большинства других авторов имел доступ к рукописям Александрийской библиотеки и его исторические вставки в тело поэмы вполне заслуживают доверия.

Общепризнано, что очагом развития цивилизации в регионе Эгейского моря стала не континентальная Греция заселённая фракийцами и ахейцами, а остров Крит. К первой половине III тыс. д.н.э. (раннеминойский период) здесь начинается освоение металлов, появляются зачатки ремесла, развивается мореплавания. В конце III тыс. д.н.э. (среднеминойский период) здесь возникают первые государственные образования, ранние дворцовые комплексы и ранние формы письменности.

Согласно общепринятой точке зрения, древнее население Крита по мужской линии связано с носителями Y-гаплогруппы J2 и пришло туда из Малой Азии в том же III тыс. д.н.э.

Но почему, культурный прорыв, приведший к появлению Минойской цивилизации, произошёл на Крите, а не в одном из Малоазиатских регионов, откуда мигрировали эти племена. Что послужило толчком цивилизационного взрыва на Крите, когда за несколько столетий племена его населявшие прошли путь (металлургия, мореплавание и т.д.), для которого другим народам (конечно если они напрямую  не получали эти навыки от кого то уже ими обладавшего) обычно требовалось несколько тысячелетий.

Согласно данным генетики, в том же III тыс. д.н.э. на Крите появляется, предположительно небольшая по численности, группа носителей гаплогруппа R1a. Даже сегодня, данную гаплогруппу имеют более 29% жителей плато Ласити расположенного на востоке Крита. Плато находится на высоте 850 м над уровнем моря и окружено по периметру двухкилометровыми горами и его жители считают себя потомками самых первых критян, выживших в ходе извержения вулкана Санторин середине II тыс. д.н.э.

Сегодня факт автохтонности населения данного плато научно подтверждён. В 2013 г. были опубликованы результаты исследования митохондриальной ДНК (ДНК передаваемой по женской линии) останков 37 человек, захороненных в пещере в Лассити. Причём, большая часть этих захоронений была сделана около 3700 лет назад и они относятся к минойскому периоду. Результаты показали, что ДНК древних минойцев наиболее близка к ДНК современного населения данного региона Крита и, к ДНК народов Западной и Северной Европы, но не Малой Азии или Северной Африки.

Но, носители гаплогруппы R1a доминирующей сегодня в районе Ласити, в III – II тыс. д.н.э. идентифицируются в основном с народами, жившими в северном Причерноморье и северо-западной и северо-восточной Евразии. Могли ли они быть «цивилизаторами», запустившими процесс становления Минойской культуры.

Традиционная наука хранит молчание, а её популяризаторы, зачастую просто зачастую просто не очень добросовестны. Позволим себе процитировать, возможно, не очень научный, но популярный ресурс «Википедию». В статье «Минойская цивилизация» читаем.

«Согласно одной из гипотез, носители минойской культуры являются потомками халафской культуры, продолжавшей традиции неолитических протогородов Анатолии, которые под натиском предков шумеров  мигрировали на Запад и позднее переселились на Крит. От халафской культуры унаследованы такие характерные элементы минойской культуры, как культовый топорик-лабрис или стеатитовые печати. За рамками данной гипотезы остаётся вопрос о возникновении у минойцев мореплавательных традиций, отсутствовавших у халафской культуры». И далее «Орнаменты минойской вазописи имеют гораздо большее сходство с орнаментами керамики материковой Греции (в частности, культуры Винча)».

Во-первых. Каким образом, Балканская культура Винча (VI—V тыс. д.н.э.) отождествляемая с территориями Сербии, Венгрии, Румынии и Болгарии по воле автора стала культурой материковой Греции.

Во-вторых. Ровно такие же печати найдены в Верхнедвинье в свайном поселении Сертея II (середина того же III тыс. д.н.э.).

«Имеются свидетельства различных культурных связей [жителей Сертеи] с Балкано-Карпатским регионом в середине III тыс. до н. э. Это, прежде всего, сосуды с плоскими днищами и поддонами, сосуды остродонные или с уплощенным дном и имитацией поддонов. Появляются глиняные сосуды — ковши с круглым дном и широкой ручкой, крепившейся к венчику. Такой тип посуды совершенно не характерен для лесной зоны Восточной Европы. Встречаются глиняные печати, аналогичные печатям раннеземледельческих цивилизаций Балкан и Ближнего Востока» / Археология озерных поселений IV—II тыс. до н. э.: хронология культур и природно- климатические ритмы, 2014/.

И что же, на основании археологических находок в Верхнедвинье мы должны говорить о бегстве жителей протогородов Анатолии под натиском протошумеров на территорию современной Смоленской области. При этом они по дороге прихватили с Балкан коллекцию (образцы различных эпох) глиняных сосудов, отражающих историю развития гончарного искусства на Балканах. Как говорится – без комментариев.

Не проще ли предположить, что уже в III тыс. д.н.э. в Евразии функционировали хорошо организованные воднотранспортные пути. И, внешнеторговые связи народа мореплавателей эксплуатировавшего их простирались (что подтверждается археологическими находками в Сертее) от Балтийского побережья на западе до Бактрии на востоке и Малой Азии и Балкан на юге. А уже к середине III тыс. д.н.э. этим народом началось освоение и региона Эгейского моря. По крайней мере, такое предположение снимает сразу два вопроса:

  • Откуда у минойцев появились мореплавательные традиции?
  • Каким образом в Верхнедвинье появились артефакты из Малой Азии и Балкан?

Существование такого морского народа «цивилизатора» объясняет феномен возникновения Минойской культуры (внезапное развитие металлургии и мореплавания), появления артефактов из Центральной Европы и Малой Азии в Верходвинье, появление развитых металлургических производств на Южном Урале и многие другие «тёмные» моменты истории.

В древнегреческих источниках этот народ «цивилизатор» известен под именем  куреты. Самое удивительное, что и спустя 3 000 лет этот народ был известен в Западной Европе и жил всего в 500 км от ранее упоминавшейся Сертеи в междуречье рек Неман и Западная Двина. Славяне его называли - корсь, германцы – курши, поляки – куреты (именно таким именем он был известен Якобу Рейтенфельсу автору книги «Сказания светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии»).

Племя куретов упоминается древнегреческими авторами в двух контекстах:

  • легендарный народ – воспитавший Зевса и «цивилизатор» Эллады,
  • реальный народ, живший в различных регионах Греции ещё в I тыс. д.н.э.

Куреты как легендарный народ. По дошедшим до нас преданиям, под охраной воинов куретов родился и воспитывался Зевс. Согласно Диодору Сицилийскому – «пока возмущенная Рея, не в силах воспрепятствовать решению мужа, родила Зевса, которого спрятала на горе Иде и тайно передала на воспитание обитавшим близ Иды куретам. Те же унесли Зевса в пещеру и передали нимфам, велев им всячески заботиться о младенце. … Говорят, они приняли и воспитали Зевса, которого втайне от отца Крона передала им мать Рея». О куретах, как о воспитателях и охранниках Зевса писал Геродот и другие авторы.

Согласно Диодору Сицилийскому, куреты первыми освоили мореплавание в регионе Эгейского моря.

«… на Херсонес прибыли с Крита пять куретов - потомки тех куретов, которые приняли [младенца] Зевса от матери Реи и воспитали его в Идейских горах на Крите. Прибыв на Херсонес во главе мощного флота, они изгнали оттуда карийцев и обосновались в этой стране, разделив ее на пять частей, причем каждый [из куретов] основал город, который назвал своим именем. Вскоре после этого Инах, царь Аргоса, после исчезновения его дочери Ио послал одного из владельных мужей Кирна во главе значительного флота, велев искать Ио повсюду и не возвращаться без нее обратно». 

О дате этого морского похода говорить сложно, так как все персонажи в этом отрывке древнегреческие  божества. Ио́ по мифологии дочь древнейшего аргивского царя и речного бога Инаха и чтобы скрыть Ио от Геры, Зевс превратил её в корову, которую Гера преследовала по всей известной грекам ойкумене. От имени Ио произошло название Ионического моря, и получил своё название Боспор Киммерийский (коровий брод). Единственной временной привязкой для этого морского похода может служить то, что по преданию сын Ио - Эпаф стал первым царем Египта и основал город Мемфис (предположительно начало III тыс. д. н.э).

Согласно Диодору Сицилийскому именно куреты являлись «цивилизаторами» народов региона Эгейского моря.

 «Отличаясь сметливостью, куреты совершили много полезных для общего блага открытий. Так, они  первыми собрали овец в стада, одомашнили других животных, а также обучили людей пчеловодству.  Кроме того, они ввели в обиход стрельбу из лука и псовую охоту, общение посредством речи и жизнь в обществе, а также стали учредителями согласия и благозакония среди людей. Изобрели они мечи,  шлемы и пляски с оружием, которыми производили сильный шум».

Согласно Страбону – «В критских сказаниях куреты называются «кормильцами» и «стражами Зевса», вызванными Реей из Фригии на Крит. По рассказам некоторых, на Родосе было 9 тельхинов, причем куретами назывались те из них, которые, сопровождая Рею на Крит, «воспитывали младенца Зевса»».

Согласно Диодору Сицилийскому тельхины (куреты) были первыми обитателями Родоса и воспитали Посейдона, которого вверила их попечениям Рея. Они были изобретателями различных искусств и изделий - сковали трезубое копье Посейдона и изготовили серп Кроноса. Кроме того, им приписывают искусство изготовления статуй богов. Согласно данному автору в Линде есть Аполлон Тельхиний, в Ялисе и в Камире – Гера Тельхиния.

Согласно Страбону куреты первыми стали вырабатывать железо и медь.

Куреты как реальный народ. В то же время, куреты реальный народ хорошо известный в Гомеровские времена. Страбон пишет.

«Что касается куретов, то одни писатели причисляют их к акарнанцам, другие же - к этолийцам; согласно одним, они происходят с Крита, по другим - с Евбеи. Так как упоминания о них есть и у Гомера … Иные называют «фригийцами» корибантов, а не куретов, последних же - «критянами» и говорят, что критяне первыми стали носить медные доспехи на Евбее; поэтому-то их называли также «халкидянами». Одни утверждают, что титаны дали Рее вооруженных служителей – корибантов, прибывших из Бактрианы, другие - из Колхиды».

По Страбону, куреты участвовали в разработке на Крите программы комплексной военной молодёжи, которую затем широко использовали спартанцы.

«Что касается государственного устройства критян, которое описано Эфором, то достаточно, пожалуй, дать беглый обзор важнейшего. Чтобы юноши стали мужественными, а не трусами, их с детства приучали к обращению с оружием и к тяжелым трудам, чтобы они научились презирать жару и холод, каменистые и крутые дороги, удары в гимнасиях и в сраженьях в строю. У них были введены упражнения не только в стрельбе из лука, но также в военной пляске (которой научили куреты …), так что даже игры у них не были свободны от полезных для войны упражнений. … Они обязаны были носить военное платье и обувь, а самым ценным даром у них считалось оружие. Кое-кто утверждает, по словам Эфора, что большинство обычаев, считаемых критскими, лаконского происхождения. В действительности же первыми их ввели критяне, а усовершенствовали спартанцы».

В другом месте Страбон описывает весьма специфическую причёску куретов «По словам Архемаха Евбейского, куреты вначале поселились в Халкиде, но так как во время постоянных войн за Лелантскую равнину враги хватали их спереди за волосы и вырывали их, то куреты стали отращивать волосы сзади, а спереди – стричь. Поэтому их и называли «куретами» от слова «стрижка»».

Заметим, что Диодор Сицилийский говорит о восточном происхождении куретов (тельхинов) называя их "восточными демонами", что согласуется с указанием Страбона на их родину в Бактриане или Колхиде. И всё это, в свою очередь, полностью согласуется со сделанным выше предположением о приходе народа «цивилизатора» из северного Причерноморья или связанного с ним речными путями региона.

Таким образом, куреты это реальный народ, который согласно древнегреческим авторам на рубеже I тыс. д.н.э. жил на острове Эвбея (Евбея), Этолии и Акарнании (материковая Греция) и Карии (Малая Азия).

Соседями куретов, на Эвбее были племена абантов, участвовавшие в Троянской войне на стороне греков и считавшиеся лучшими рукопашными бойцами греческой армии.

«Сын Халкодонов, начальник нетрепетных духом абантов.

Он предводил сих абантов, на тыле власы лишь растивших,

Воинов пылких, горящих ударами ясневых копий

Медные брони врагов разбивать рукопашно на персях». /Гомер, Илиада/

Согласно Страбону абанты были варварским племенем, которые «ничего общего не имеют даже в имени с ионянами». Нам не известно были ли абанты родственны куретам, но источники не содержат никаких сведений о конфликтах этих племён между собой на Эвбее, более того согласно Гомеру их внешне было сложно различить – «абантов, на тыле власы лишь растивших». В пользу возможной близости этих двух племён говорит и то, что Страбон, говоря о Меотиде, упоминает эвбейцев «которые в своих кочевьях доходили до этих мест». К сожалению, он не уточняет, были это куреты или абанты.

Однако вернёмся к вопросу - «Эллинизированные варвары или Варваризированные эллины?». Как мы увидим в дальнейшем, вопрос вовсе не праздный. Посмотрим, на основании сведений из дошедших до нас источников – «Какие знания и навыки получили эллины (табл. 2) от варваров и что, в свою очередь получили варвары от эллинов».

Таблица 2. Племена, первоначально владевшие технологическими знаниями (навыками) и передавшие их эллинам.

Племя

Знание (навыки)

Источник сведений

 

Куреты

 

 

 

 

Металлургия

Страбон

 

 

Мореплавание

Диодор Сицилийский

 

 

Животноводство

Диодор Сицилийский

 

 

Пчеловодство

Диодор Сицилийский

 

 

Стрельба из лука

Диодор Сицилийский

 

 

Мечи, шлемы

Диодор Сицилийский

 

 

Псовая охота

Диодор Сицилийский

 

 

Серп

Диодор Сицилийский

 

 

Трезубец

Диодор Сицилийский

 

Пеласги

 

 

 

 

Земледелие

Геродот

Они (Афиняне) ведь отдали свою собственную землю у подошвы Гиметта для поселения пеласгам в награду за то, что те некогда возвели стену вокруг акрополя. Когда же афиняне увидели, что эта, прежде плохая и ничего не стоящая земля теперь прекрасно возделана, их охватила зависть и стремление вновь овладеть этой землей. Так-то афиняне без всякой иной причины изгнали пеласгов.

 

Строительство каменных стен

Геродот

Финикийцы

Письменность

Геродот

А финикияне эти, прибывшие в Элладу с Кадмом, поселились в этой земле и принесли эллинам много наук и искусств и, между прочим, письменность, ранее, как я думаю, неизвестную эллинам.

 

О том, какие знания и навыки получили племена варваров от эллинов, древнегреческие источники скромно умалчивают.

Но возможно, то, что дали эллины варварам лежит не в материальной, а в духовной сфере – музыка, поэзия, религия, мифология, философия и наука. Но и это не соответствует реальным фактам. Ограничимся лишь несколькими наиболее яркими примерами.

  • Музыка и поэзия. Орфей - легендарный поэт, певец и музыкант, исполнитель на лире. Основатель культовых обрядов орфических мистерий и религиозно-философского учения орфизма. Все древнегреческие авторы единодушно утверждают, что по происхождению он был фракийцем, т.е. по древнегреческой классификации варваром.
    • Диодор Сицилийский «Коль уж мы упомянули имя Орфея, не лишним будет кратко рассказать о нем. Орфей был сыном Эагра, фракийцем по происхождению и своими знаниями, песнями и поэтическими произведениями намного превосходил всех прочих людей, чьи имена сохранились в памяти [потомков]. Орфей создал изумительную поэму, замечательную своим благозвучием при песенном исполнении. Слава его была столь велика, что полагали, будто своей игрой он очаровывал даже растения и животных. Постигнув науки и изучив теологические мифы, Орфей отправился в Египет и, значительно усовершенствовав там свои знания, стал величайшим из эллинов во всем, что имеет отношение к теологии, обрядам, поэзии и музыке».
    • Плиний Старший «у берегов Понта осели морисены и ситоны - племя, из которого произошел песнопевец Орфей. Таким образом, [Фракия] ограничена с севера Гистером, с востока Понтом».
    • Павсаний «Этот египтянин утверждал, что и Амфион и фракийский Орфей были могучими магами и что на их песни к Орфею приходили дикие звери».
    • Диоген Лаэртский «в македонском городе Дне есть надпись о том, что он погиб от молнии: Музами здесь погребен Орфей, златолирный фракиец, Зевса, владыки небес, дымным перуном сражен».
  • Религия. Практически весь основной сонм богов позаимствован эллинами у  варварских народов – египтян, фракийцев, пеласгов, гипербореев.
    • Геродот «Вообще почти все имена эллинских богов происходят из Египта. А то, что эти имена варварского происхождения, как я полагаю, скорее всего, – египетского, это я точно установил из расспросов. Ведь, кроме Посейдона, Диоскуров о чем я заметил выше, Геры, Гестии, Фемиды, Харит и Нереид, имена всех прочих эллинских богов издревле были известны египтянам. Я повторяю лишь утверждение самих египтян. А прочие боги, имена которых, по словам египтян, им  неизвестны, получили свои имена, как я думаю, от пеласгов, кроме Посейдона, который происходит из Ливии».
    • Геродот «В прежние времена, как я узнал в Додоне, пеласги совершали жертвоприношения богам, вознося молитвы, но не призывали по именам отдельных богов. Ведь они не знали еще имен богов. Имя же “боги” пеласги дали им потому, что боги установили мировой порядок и распределили все блага по своей воле. Только спустя долгое время они узнали из Египта имена всех прочих богов (кроме имени Диониса, с которым познакомились гораздо позднее). Потом они вопросили об этих именах оракул в Додоне (ведь это прорицалище считается древнейшим в Элладе и в то же время было единственным). Так вот, когда пеласги вопросили оракул в Додоне, следует ли им принять имена богов от варваров, оракул дал утвердительный ответ. С этого-то времени пеласги стали при жертвоприношениях употреблять эти имена богов. А от пеласгов впоследствии их переняли эллины».

Здесь необходимо прокомментировать слова Геродота, который использует формулировку «имена всех прочих эллинских богов издревле были известны египтянам». Но, «известны» и «появились» нетождественные понятия.  Например, Будда и Буддизм хорошо известны в России, но это учение зародилось в Индии. В том, что в Египте были известны и даже входили в их пантеон божества других народов, нет ничего удивительного. Но, согласно наиболее древним упоминаниям в эпосе – Зевс Пеласгический, Аполлон Гиперборейский, Дионис и Орфей Фракийские, Артемида Тавропола (Таврическая), что вполне однозначно указывает на места и народы, у которых они исходно появились и почитались.

  • Мифология. Согласно Геродоту практически до первой трети I тыс. д.н.э. у эллинов не было единой мифологической концепции структуры и происхождения богов входящих в их пантеон. И это не удивительно, практически весь пантеон состоял из чужеродных эллинам варварских богов (соответственно и варварских преданий об их деяниях, родственных связях и местах обитания). Но, начавшийся в «тёмные века»  греческой истории (XI – VIII вв. д.н.э.) процесс формирования эллинской нации требовал устранения всех неудобных, с точки зрения эллинов, ссылок на места происхождения и взаимного согласования их жизни и деятельности. Скорее всего, за основу были взяты исходные варварские тексты легенд, но они были подправлены, по возможности взаимно согласованы и подчищены. Но, даже таким великим мастерам, как Гомер и Гесиод не удалось решить эту проблему полностью, так как для этого потребовалось бы коренное изменение структуры и состава всего древнегреческого пантеона.

Геродот «О родословной отдельных богов, от века ли они существовали, и о том, какой образ имеет тот или иной бог, эллины кое-что узнали, так сказать, только со вчерашнего и с позавчерашнего дня. Ведь Гесиод и Гомер, по моему мнению, жили не раньше, как лет за 400 до меня (около 850 г. д.н.э). Они-то впервые и установили для эллинов родословную богов, дали имена и прозвища, разделили между ними почести и круг деятельности и описали их образы».

Наиболее показателен пример брата Крона и дяди Зевса и Посейдона – Океана, в древнегреческой мифологии божества величайшей мировой реки дающей начало всем рекам, источникам, морским течениям; приюта солнца, луны и звёзд. Причём, согласно Гомеру Океан - не только бог, но и первоначало и всего сущего. Океан в легендах прочно ассоциировался с омывающей (окружающей) землю и моря мировой рекой  - системы связанных водоёмов, образовавшихся в постледниковый период (Маныч, Каспий, Узбой, Арал и т.д.). И, если переместить Крона и Титанов с северного побережья Чёрного моря на Балканы труда не составляло (и здесь есть горы, правда не очень высокие), ни Гесиод, ни Гомер не решились втиснуть в Эгейское море Реку Океан. В результате оказалось, что два брата Крон и Океан живут и совершают свои деяния более чем в 1,5 тыс. километров друг от друга.

Поразительно, но Геродот даже сомневался, зовут ли Зевса «Зевсом» – «На скифском языке Гестия называется Табити, Зевс (и, по-моему, совершенно правильно) – Папей …».

  • Философия и наука. Здесь правильнее начать с цитаты из Диогена Лаэртского (начало III века д.н.э.), демонстрирующей отношение эллинов к варварам. Если, Геродот и Платон ценили и уважали хотя бы египтян, то к этому времени концепция резко поменялась. Диоген Лаэртский пишет.

 «Занятия философией, как некоторые полагают, начались впервые у варваров: а именно у персов были их маги, у вавилонян и ассириян – халдеи, у индийцев – гимнософисты, у кельтов и галлов – так называемые друиды и семнофеи … финикийцем был Ох, фракийцем – Замолксис, ливийцем – Атлант. Египтяне уверяют, что начинателем философии, хранимой жрецами и пророками, был Гефест. … И все же это большая ошибка – приписывать варварам открытия эллинов: ведь не только философы, но и весь род людей берет начало от эллинов. В самом деле, достаточно припомнить, что именно среди афинян родился Мусей». 

Заметим, что он в этой фрагменте очень тонко вводит читателя в заблуждение, используя формулировку - «именно среди афинян родился Мусей». Но, родиться в регионе, где жили ахейцы (эллины) не значит быть эллином по происхождению. Тем более что как он сам же далее пишет, Мусей принадлежал к знатному роду Евмполов («Мусей сын Евмпола»). Но согласно дошедшим до нас сведениям род Евмполов был фракийцам.  Например, что к этому же роду причислял себя и царь Одрисского государства во Фракии Котис I.

Но может быть, Диоген Лаэртский выбрал неудачный пример для подтверждения своего тезиса о первородстве (избранности) эллинов. Возьмём другой. Семь греческих мудрецов, имена их были объявлены в Афинах в 582 году д.н.э. Древние источники приводят различные комбинации имён, однако неизменно включаются четверо:

  • Фалес Милетский
  • Солон Афинский
  • Биант Приенский
  • Питтак Митиленский

Причём Фалес во всех вариантах ставится на первое место. Открываем Геродота и читаем - Фалес из Милета «по происхождению финикикянин».  Как говорится - без комментариев.

Всё это напоминает сказку Сказка Ханса Кристиана Андерсена о голом короле. Всех нас со школы учат о гигантском вкладе эллинов в мировую цивилизацию. Начинаешь разбираться, а оказывается что король то голый. Есть технологические и гуманитарные достижения куретов, пеласгов, фракийцев, финикийцев, египтян. Каждый из этих народов вносил, что своё в общую копилку знаний и технологий. Но что внесли в неё эллины - об этом древнегреческие источники не информируют. Правда есть один неоспоримый вклад – теоретическое обоснование «национал шовинизма», но об этом в следующей главе.

 

Первый этап «древнегреческой» колонизации – Малая Азия

Тема статьи – колонизация Северного Причерноморья. И теперь у нас достаточно материала для понимания того, что происходило на самом деле и почему, она началась.

Сложно себе представить бесконфликтное существование на ограниченной территории эквивалентной квадрату 340 км на 340 км (площадь материковой Греции около 107 тыс. км²) десятков разноязычных этнически разнородных (гаплогруппы Балкан - E1b1b,J2,I2,R1b,R1a,G2) племён. Но, к концу II тыс. д.н.э. все они жили здесь уже несколько столетий, а некоторые и тысячелетий. За это время у них сформировался общий пантеон богов, они обменивались технологическими достижениями и взаимно обогащали свои культуры. Кто-то из них лучше строил корабли и ориентировался в морских просторах, кто-то  выращивал пшеницу и виноград или разводил овец. Естественно они регулярно конфликтовали и даже воевали друг с другом, но войны носили локальный межплеменной, а не межэтнический характер. Термин варвар в те времена означал человека говорящего на отличном от тебя языке и не более того. В общем, почти идиллия золотого века.

Но Троянская война, начавшаяся предположительно в конце XIII века д.н.э. стала рубежом, после которого эта идиллия завершается. Саму войну можно рассматривать как вершину единения народов населявших Балканы. Множество этнически различных племён объединились в единое войско, нет варваров, нет эллинов, нет языковых барьеров и все равны. Война заканчивается победой греков, но эта победа хуже поражения. Уже через несколько десятков лет, после возвращения победителей начинается деградация общества. Этот период греческой истории (XI – VIII вв. д.н.э.) получил название «тёмных веков» и о нём практически ничего неизвестно. Он характеризуется упадком культуры и утратой ранних форм письменности, происходит возрождение родоплеменных отношений.

Выход из кризиса начинается около VIII вв. д.н.э. и сопровождается осознанием избранности эллинов по отношению к другим народов. Как уже говорилось, ещё Гомер не делил народы на эллинов и варваров, но уже через 300 лет после него, Еврипид (480 — 406 гг. д.н.э.) в трагедии «Ифигения в Авлиде» пишет:

«Грек цари, а варвар гнися! Неприлично гнуться грекам

Перед варваром на троне. Здесь — свобода, в Трое — рабство».

И, ещё через несколько десятков лет после Еврипида, уже Аристотелем (384 – 322 гг. д.н.э.) в «Политике» формулируется первый в истории человечества «манифест национал шовинизма».

 «Поэтому и говорит поэт: “Прилично властвовать над варварами грекам”; варвар и раб по природе своей понятия тождественные. … Так как по своим природным свойствам варвары более склонны к тому, чтобы переносить рабство, нежели эллины, и азиатские варвары превосходят в этом отношении варваров, живущих в Европе».

Причём, Аристотель подводит под это, говоря современными терминами, некоторую генетическую основу.

«полезно рабу и господину взаимное дружеское отношение, раз их взаимоотношения покоятся на естественных началах», «с одной стороны, одни не являются по природе рабами, а другие — свободными, а с другой стороны, у некоторых это различие существует и для них полезно и справедливо одному быть в рабстве, другому — господствовать, и следует, чтобы один подчинялся, а другой властвовал».

Далее, он говорит и об отличии в науках для эллинов (господ) и рабов (варваров). Первые, должны учиться искусству, управлять рабами и философии, вторые, проходить начальную подготовку по ведению домашнего хозяйства, земледелию и обучаться простейшим ремёслам. Вряд ли, кто-то даже из апологетов национал шовинизма XX века смог добавить к теории Аристотеля что-то новое.

Справедливости ради необходимо заметить, что была и другая точка зрения. Страбон пишет, что возглавлявший с 240 года д.н.э. Александрийскую библиотеку философ Эратосфен критикует тех, кто делит человечество на две группы – на греков и варваров. Но Эратосфен сам возможно происходил из семьи варваров, так как родился в городе Кирена основанном в 540 году д.н.э. переселенцами с Кикладских островов, коренным населением которых были лелеги. Так, что это могло быть не мнение «просвещённого» эллина, а крик души философа варвара.

Из сказанного выше понятно, что колонизация побережья Малой Азии и Чёрного моря в начале и первой половине I тыс. д.н.э. происходила в условиях постоянно нарастающей дискриминации неэллинской (варварской) части населения континентальной Греции и островов Эгейского моря. Для того чтобы понять историю создания Пантикапей (конец VII века д.н.э.)  и Ольвии (VI век д.н.э.), необходимо начать с Милета, формальными колониями которого эти города являлись. 

Милет являлся крупнейшим городом  исторической области Карии на юго-западном побережье Малой Азии, где первоначально обитал народ карийцев. Напомним, что согласно Диодору Сицилийскому, одними из первых поселенцев основавших 5 городов в этом регионе были куреты. Согласно Геродоту карийцы считали себя коренными жителями Карии, хотя сам он придерживается версии об их островном происхождении от народа лелегов, которых изгнали с их островов дорийцы и ионяне. Схожей версии придерживается и Страбон. В X веке д.н.э. в Карию прибывают новые переселенцы во главе с Нелеем.

Согласно Павсанию - «Нелей и остальные сыновья Кодра отправились в чужие земли и основали колонии, уведя с собою добровольцев из афинян. Это был третий морской поход, отправленный из Эллады, которым руководили цари, бывшие другого племени, чем тот народ, который следовал за ними. … В походе вместе с ионянами приняли участие следующие племена: фиванцы под начальством Филота, бывшего потомком Пенелея, и из Орхомена ввиду их родства с сыновьями Кодра. Участвовали и все фокейцы, кроме жителей Дельф, и абанты из Эвбеи».

Здесь следует ещё раз вспомнить о времени, когда происходило это переселение. Это была эпоха непрерывных межплеменных войн, согласно Страбону:

 «Вторжения и переселения происходили главным образом в эпоху Троянской войны и после этого времени, когда варварами и греками овладела прямо какая-то страсть к захвату чужих земель».

И побеждённым, не оставалось ничего другого, как:

  • стать рабами племени победителя,
  • погибнуть в неравной битве,
  • мигрировать в новые земли.

Чтобы не быть голословными, процитируем Павсания, описывающего судьбу мессенцев побеждённых лакедемонянами:

«Тех из мессенцев, которые были захвачены около Гиры или где либо в другом месте Мессении, всех их лакедемоняне зачислили в илоты [земледельцы, находящиеся на промежуточном положении между крепостными и рабами]. Жители же Пилоса и Мофоны и те, которые жили в приморской области, после взятия Гиры отплыли на кораблях в Киллену – эта была гавань элейцев. Оттуда они отправили приглашение мессенцам, собравшимся в Аркадии, отправиться, если они хотят, вместе с ними общим походом отыскивать страну, где бы им поселиться, и предлагали Аристомену быть их вождем при выселении. Но он ответил, что  сам он, пока будет жив, будет воевать с лакедемонянами».

Вспомним, что победителями в войнах «тёмных веков» стали эллины, а побеждёнными племена варваров. И обоснованно предположить, что поход Нелея это не отъезд победителей, а бегство побеждённых. Переселенцы расселились в нескольких городах уже существовавших к тому времени в Карии – Милете, Эфесе, Теосе и ряде других.

Согласно Геродоту, сам Нелей принадлежал к варварскому племени кавконов и это объясняет то, что подавляющее число пришедших с ним переселенцев принадлежало к различным варварским племенам. Значительный процент варваров среди граждан Милета в X – VII веках д.н.э. подтверждается и нестандартной структурой фил (фила - объединение, община граждан) существовавшей в городе и религиозными предпочтениями его жителей.

  • Граждане Милета делились на шесть фил. Причём, четыре их них полностью отвечали канонам, принятым у эллинов и отражали род занятий граждан. Филы - гелеонтов (благородных), гоплитов (воинов), эгикореев (пастухи) и ергадеев (земледельцев). Но, были и ещё две фессалийско-беотийские филы, объединявшие граждан по их родовой принадлежности.
  • Нелей с переселенцами формально прибыли из Афин и ожидаемо, что храм Афине должен быть возведён одним из первых. Но, согласно археологическим данным, первый ионический храм Афины появится в Милете только в IV веке д.н.э. Более того, сам пантеон в  Милете и соседних городах Карии был скорее Троянским (варварским), а не Афинским (ионическим). Основными святилищами Карии были храм Аполлона Дидимея, храм Артемиды Эфесской и храм Диониса в Теосе. Но, в Троянской войне на стороне троянцев выступали именно Аполлон, Артемида, Афродита, а на стороне ахейцев (эллинов) – Афина, Гера и Посейдон. Дионис вообще был божеством фракийцев и стоял отдельно от богов Олимпа.

После отстранения о власти Нелеидов, управлявших полисом около 300 лет, в VII веке д.н.э. власть в Милете на непродолжительное время получают знатные роды, заседавшие в совете и из среды которых ежегодно избирался притан.  Но, уже в конце VII века до н. э. здесь установился режим тирании и верховную власть в Милете захватывает тиран Фрасибул (конец VII - первая половина VI века д.н.э.). И, именно в его правление были основаны на Черноморском побережье Ольвия и Пантикапей и созданы ещё десятки колоний. Согласно источникам Фрасибул был чрезвычайно жестким правителем. Диоген Лаэртский приводит текст совета Фрасибула коринфскому тирану Периандру.

«делай, как я, если хочешь упрочить свою распорядительскую власть: всех выдающихся граждан губи, кажутся ли они тебе враждебными или нет, ибо распорядителю власти даже и друг подозрителен».

Но, «жестоким» не означает «кровожадным» и термин «губи» в послании не является синонимом «казни». Фрасибул оставлял своим политическим противникам возможность сохранить жизнь, если они соглашались покинуть город.

Сложно говорить о чувстве благодарности и о верноподданнических чувствах вынужденных переселенцев (изгнанников) к тирану Фрасибулу. Они бросали нажитое имущество, друзей, земельные наделы, налаженные торговые связи и уходили в неизвестность. И, как следствие, вряд ли корректно переносить традиционный взгляд на отношения метрополии и её колоний, на отношения Милета и образованных изгнанными из него гражданами Черноморских поселений. В то же время, у изгнанников в городе оставались друзья, сородичи и налаженные торговые связи. Поэтому и о полном разрыве речи так же не шло. Само же количество поселений, основанных милетцами во времена правления Фрасибула, говорит о том, что это было скорее массовое паническое бегство противников тирана, а не заранее спланированная советом города колонизация новых регионов.

Куда же направлялись переселенцы (точнее изгнанники) из Милета. Поскольку у них не было никакой государственной поддержки, и они могли рассчитывать только на ограниченные собственные ресурсы - единственное приемлемое решение мигрировать на территории заселённые родственными им одноязычными народами. Вернёмся к первоначальному заселению Милета и его окрестностей экспедицией Нелея. Геродот пишет:

 «Добрую часть их составляют абанты с Евбеи, которые ничего общего не имеют даже в имени с ионянами. Кроме того, ионяне смешались с орхоменскими минийцами, с кадмейцами, дриопами, фокейцами, молоссами, пеласгическими аркадцами, дорийцами из Эпидавра и многими другими племенами. … Царями же одни из этих ионийских городов выбрали себе ликийцев, отпрысков Главка, сына Гипполоха, другие – кавконов из Пилоса, потомков Кодра, сына Меланфа; иные, наконец, потомков и того и другого».

Только в списке Геродота приводится около десятка разнородных и разноязычных варварских племён, ушедших с Нелеем от этнических чисток проводимых эллинами. Но даже пунктуальный Геродот устаёт перечислять их имена и пишет «и многими другими племенами». Сколько и кем были эти другие, остаётся только домысливать. В общем, экспедицию Нелея можно сравнить с Ноевым Ковчегом, только на кораблях были не животные и птицы, а варвары и причалили они не к горе Арарат, а к берегам Карии.

Кем были эти народы по этническому происхождению сказать сложно, о некоторых из них не сохранилось ничего кроме имени и информации о регионе проживания. Об абантах уже говорилось выше. О кавконах наиболее полная информация сохранилась у Страбона.

«Что касается кавконов, о которых рассказывают, что они жили на побережье непосредственно за мариандинами до реки Парфения (город у них был Тией), то одни считают их скифами, другие – каким-то македонским племенем, третьи – пеласгами».

Напомним, что именно к кавконам причислял Кодра и его потомков Геродот. Ликийцы  - народ, живший на юго-западном побережье Малой Азии, союзники Троянцев. Кадмейцы и минийцы – народы, наряду с ахейцами, жившие в Беотии (заметим, что греки не всегда чётко отличали минийцев от пеласгов). Дриопы – один из народов, живших в Фесалии.  Молосы - народ, обитавший в области Эпир. «Молосским» считался оракул Додоны при храме Зевса. Предположительно, святилище в Додоне существовало задолго до вторжения на Балканы греков, когда в этих местах обитали пеласги и молоссы.

В общем, список народов впечатляющий и основное, что объединяет эти народы:

  • Они жили на территории Балкан, островов и Малой Азии задолго до прихода туда племён эллинов (греков).
  • Большинство из них выступали на стороне Трои в троянской войне.
  • Они были непримиримыми врагами греков (эллинов) изгнавшими их с родовых земель и уничтоживших или поработивших их соплеменников.

Здесь хотелось бы вернуться к цитате, с которой начинается статья.

«Древнегреческая колонизация Северного Причерноморья — часть, одного из основных направлений  процесса общегреческого колонизационного движения VIII—VI веков д.н.э.».

Вопрос, как это движение представляют себе автор цитируемого текста и, что он понимает под термином «общегреческого». Как следует из текста Павсания о миграции мессенцев, побеждённых лакедемонянами, типичная причина миграции в те времёна - это бегство от гибели остатков побеждённого народа, а не результат возвышенного  процесса общегреческого единения. Другим примером вынужденной миграции является переселение жителей Теоса (здесь находился упоминавшейся выше крупнейший в Карии храм Диониса), результатом которой стало основание города Фанагория на Тамани. Правда это была уже вторичная миграция, и бежали уже не под давлением эллинов, а спасаясь от нашествия персов.

Несомненно, были и другие примеры, когда заранее и целенаправленно планировалось создание колоний в стратегически интересных регионах, но здесь необходимо разбираться  с каждым случаем в отдельности.

 

Второй этап «древнегреческой» колонизации. Ольвия и Пантикапей – колонии или передовая линия обороны от экспансии эллинов?

Принято считать, что освоение Черноморского побережья началось в VIII веке д.н.э. с приходом сюда греческих поселенцев. До этого момента, здесь жили плохо организованные племена кочевников и рыбаков. Но так ли это? Первые письменные свидетельства (возможно не всегда достоверные и мифологизированные) о жизни в Причерноморских регионах могут быть найдены у Диодору Сицилийского, Аполлония Родосского, Каллимаха, Гомера.

Согласно Аполлонию Родосскому, «Арго» был первым кораблём, самостоятельно построенным племенами, которые позже стали известны под именем эллины. Напомним, что к этому моменту (середина XIII века д.н.э.) уже более тысячи лет просторы Средиземного и Эгейского морей бороздили корабли минойцев (критян), пеласгов и других народов. Возможно, для племён эллинов постройка такого судна и было исторически значимым событием и вехой в их развитии, но остальные народы, жившие на побережье и островах, и  чьи корабли сотнями ходили по этим морям уже более тысячи лет, скорее всего, этого просто не заметили.

Все без устали восхищаются подвигом аргонавтов совершивших путешествие в Чёрное море. Но при этом, стараются не замечать и не комментировать навыки мореплавания и наличия многочисленного флота у народа колхов.

«И колхи в день тот же самый

В реку свои корабли спустили, их оснастивши,

В тот же самый день и в море вышли. Сказал бы

Ты, что не строй кораблей, но пернатых несчетная стая

В путь устремилась и ныне шумит средь морского простора.

В землю пеласгов из Эй скорей явилась Медея,

С третьей зарею уже ладьи привязали причалы

У берегов Пафлагонских, у самого Галиса устья. …

А среди колхов одни, после поисков долгих напрасных,

Вышли из Понта, проплыв на судах между скал Кианайских,

Вплыли другие в реку, предводимые юным Апсиртом,—

В Истр окольным путем он проник чрез Прекрасное устье»

/Аполлоний Родосский/.

Это отрывок содержит неоценимую информацию о народах и традициях мореплавания в Чёрном море в середине II тыс. д.н.э.

  • Во-первых, мы узнаём, что на южном побережье Чёрного моря, в районе устья Галис (современная река Кызылырмак в Турции) жили пеласги.
  • Во-вторых, народ Медеи не только имел многочисленный флот, но и прекрасно знал всё побережье Чёрного моря. Одна часть преследователей перекрыла проливы, другая закрыла для беглецов устье Истра (Дуная), причём колхи, хорошо знали его дельту и вошли в реку нестандартным путём.  Кроме того, корабли колхов, по видимому были значительно быстроходнее прославленного в веках Арго. От Колхиды до устья Галиса около 500 км и аргонавты преодолели их за 3 дня. От Галиса до Черноморских проливов не намного больше. Ещё один рывок 3 – 4 дня и дома. Но аргонавты не плывут туда, догадываясь, что проливы уже блокированы и это притом, что они имеют значительную фору по времени.

Не следует забывать и о том, что уже с начала III тыс. д.н.э. у входа в Дарданеллы стояла Троя, обеспечивающая возможность мореходам дожидаться благоприятных условий для прохождения через проливы. И судя по тому, что в 1 900—1 300 годах д.н.э. город значительно увеличился в размерах, интенсивность движения по проливам была весьма высока. Об этом можно судить и по длинному списку народов защищавших Трою (собственно троянцы, дарданийцы, троянцы из Зелии, адрастийцы, жители Перкоты, пеласги из анатолийской Лариссы, фракийцы,  киконы, пеоны, пафлагоны, гализоны, мизийцы, фригийцы, меонийцы, карийцы, ликийцы, лелеги, кавконы, амазонки).

Большинство специалистов сходятся во мнении, что Троя была многонациональным и многоязычным городом. Такие города никогда не возникают на окраинах обитаемой ойкумены, многонациональность и многоязычность признак того, что город стоит в месте пересечения торговых путей. Но, согласно традиционной точке зрения Троя стояла на окраине обитаемого мира у входа в Дарданеллы, за ней не было ничего кроме безжизненного Чёрного моря и через неё не могли проходить никакие торговые маршруты.  Но, не смотря на это, к началу Троянской войны она благоденствовала и богатела уже более 2-х тыс. лет.

Более того, к середине II тыс. д.н.э. жители Причерноморья были не только прекрасными мореходами, но и земледельцами. Аполлоний Родосский говорит о живших на его южном побережье пеласгах, но вспомним, что именно пеласги согласно Геродоту примерно в это, же время обучали земледелию Афинян. Ещё более интересные сведения о традициях земледелия Причерноморья и Евразии сообщает Каллимах.

«и те, что привыкли

Жить за Бореем в песках, долговечнейший род человеков

Да, они-то и шлют солому тебе и колосья

В освященных снопах; от них пеласги в Додоне

Первыми дар принимают. …

Первыми эти дары от русых тебе аримаспов

Упис, и дева Локсо доставили, и Гекаерга,

Дщери Борея, и отроков с ними толпа непорочных,

Юности избранный цвет; но в отчизну они не вернулись».

/ К острову Делосу, Каллимах/.

Но согласно Геродоту аримаспы жили севернее племён скифов и исседонов, т.е. в глубине Евразии. Напомним, что и Аполлоний Родосский и Каллимах были сотрудниками Александрийской библиотеке и писали свои поэмы, используя источники, которые не были доступны другим авторам (историкам и географам).

Таким образом, по крайней мере, уже за несколько столетий до прихода в Северное Причерноморье колонистов из Милета, здесь существовали развитые традиции мореплавания и земледелия. Напомним, путешествие аргонавтов – середина XIII века  д.н.э.,  основание Ольвии и Пантикапея - рубеж VII – VI века д.н.э.

Итак, два города на побережье Чёрного моря – Ольвия и Пантикапей. Что между ними общего.

  • Оба города основаны выходцами из Милета во времена правления Фрасибула и в обоих городах переселенцы не испытывали тёплых чувств к режиму тирании в Милете. Поэтому, отношения ограничивались чисто торговыми связями, благо в Милете оставалось друзья и торговые партнёры. И только спустя 300 лет после основания города, жители Ольвии заключают договор о равенстве прав жителей обеих полисов. Правда, за это время Милет успел пережить персидскую оккупацию и захват города Александром Македонским. То есть, к этому времени это был уже совсем другой народ и город. Жители Пантикапея вообще не имели такого договора.
  • Оба расположены в наиболее значимых стратегических точках побережья контролирующих водные  маршруты в  континентальные районы Евразии. Ольвия - устья Днепра и Южного Буга. Пантикапей - устья Дона, Кубани, Еи.
  • Оба расположены на территории контролируемой воинственными скифскими племенами, но при этом оба города начинались с незащищённых от внешних нападений поселений. И в обоих случаях речь идёт не о захвате, а о мирном выделении обширных территорий переселенцам. Всё говорит в пользу того, что освоение новых территорий велось либо с молчаливого согласия, либо на основе договорных соглашений с местными племенами. Скифами - в случае Ольвии и скифами, сарматами, меотами, синдами, дандариями  - в случае Пантикапея.
  • Оба полностью контролировали и перекрыли доступ к внутренним материковым регионам для посторонних. Если, про земли, лежащие севернее Ольвии Геродот смог хоть что-то узнать от Тимна (наставника скифского царя Ариапифа), то вся информация о землях за Меотидой (Азовским морем) была полностью недоступна. Более того, согласно Страбону, грузопотоки (экспорт и импорт) в Боспоре Кимерийском были разнесены чисто физически. Это практически полностью гарантировало невозможность проникновения и даже о получения сведений о народах, живущих за Боспором Киммерийским для посторонних. Страбон пишет – «Фанагория, по-видимому, является перевалочным пунктом для товаров, доставляемых из Меотиды и вышележащей варварской страны, а Пантикапей – для товаров, привозимых туда с моря».
  • Оба оказались непреступной преградой, остановившей попытки экспансии эллинов в близлежащие районы и вглубь Евразии.

Под Ольвией в 331 году д.н.э. совместными силами скифов и ольвийцев был полностью уничтожен 30-ти тысячный экспедиционный корпус Зопириона (полководца и наместника во Фракии Александра Македонского). Ни один из участников экспедиции не вернулся живым, и историки до сих пор гадают, что произошло на самом деле. Для сравнения, в битве при Гранике с Дарием Александр имел в своем распоряжении около 37 000 человек. То есть, армия Зопириона по численности была практически равна армии Александра, с которой он покорил половину мира. Понятно, почему практически не вспоминают об этом событии древнегреческие источники и историки.  Само его упоминание уничтожает легенду о непобедимости эллинов и их превосходстве над другими народами.

Пантикапей (или более правильно Боспорское царство, столицей которого он был) активно противостоял экспансии Спарты и Мегар в Восточном Крыму. В 405 году д.н.э. им подчиняется Афинская колония Нимфей, а в 380 году д.н.э. при активной поддержке со стороны скифов Феодосия, которую поддерживала Гераклиея Понтийская (колония Мегар).

Таким образом, ни Ольвия, ни Пантикапей не являлись каким-то политическим или экономическим придатком их метрополии Милета. С самого начала организованные гражданские общины обоих городов создавали на местах совершенно новый автономный политический организм - полис, который поддерживал со своей метрополией, - и то не всегда, - не более чем экономические и культурно-религиозные связи.

Однако и между ними имелись существенные различия, связанные с государственно-политическим устройством городов.

  • Ольвия. Управлялась гражданами, но скифами контролировалась её экономическая жизнь и, возможно до некоторой степени её внешнеполитическая деятельность. Скифские цари и знать часто бывали и подолгу жили в городе, но старались не вмешиваться в управление им.
  • Пантикапей. Начиная с 480 года д.н.э. представитель милетского рода Археанакт стал первым известным нам архонтом (правителем) союза городов на Боспоре Киммерийском со столицей в Пантикапее. И в течение 42 лет Боспорской конфедерацией руководили представители рода Археанактиды. Династию Археанактидов в 438 году д.н.э. сменили Спартокиды, которые правили до 109 года д.н.э. В результате успешной внешней политики Спартокидов, Боспорское царство к середине IV в. д.н.э. включило в себя восточную Таврику и Таманский полуостров.

В настоящее время существует несколько версий этнического происхождения основателя династии Спартока I (438—433 годы д.н.э.). Само имя Спарток фракийское, но различные исследователи относят его к различным этносам: меотам, синдам, скифам, фракийцам. Единственное в чём все исследователи сходятся - он не был эллином и принадлежал к знатному роду одного из местных племён. Спарток, согласно Диодору Сицилийскому «получил (принял) власть». Но, получить - не значит совершить государственный переворот, убить или изгнать прежнего правителя. Это вызвало бы резонанс на Боспоре, но об этом ничего не известно. Наиболее вероятно, что Спарток наследовал династии Археанактидов так, как был их родственником, например, вследствие заключения династического брака с дочерью последнего из Археанактидов, у которого не было прямых наследников по мужской линии.

Этническому происхождению Спартоков уделяют внимание большинство авторов пишущих о Боспорском царстве. Но, почему то, никто из них не поставил вопрос – «А кто по этническому происхождению был основатель Пантикапея – Археанакт. Каким образом варвар Спарток стал его родственником?». Всех устраивает ответ – он был Милетцем. Но Милетец это не этническая принадлежность, а с Нелеем в Милет пришли представители более чем десятка этносов.

Читаем Геродота – «передают, что митиленец Археанакт возвел из камней, взятых оттуда [со стен разрушенного ахейцами Иллиона (Трои)], стену вокруг Сигея». Описанные события происходят всего через несколько лет после окончания троянской войны. Идём дальше. Митилини - самый крупный город на острове Лесбос. О пеласгах на Лесбосе и его название Пеласгия упоминают Страбон и Дионисий. По Страбону, лесбийцы утверждают, что они были подвластны Пилею, правителю пеласгов.

По Диодору, Ксанф (сын Триопа) правил аргосскими пеласгами, затем с пеласгами правил в Ликии, а после занял Лесбос, назвав его Пеласгией. Но, наиболее полную информацию о Лесбосе и его роли в троянской войне предоставляет Страбон. Формально лесбосцы нигде не фигурируют в качестве союзников Трои, но согласно Страбону этого и не должно было быть, поскольку остров являлся одной из областей Трои.

«На то, что Приам был владыкой всех этих областей, ясно указывают слова Ахиллеса к Приаму:

Сам ты, о старец, мы слышали, здесь благоденствовал прежде,

Сколько народов вмещали обитель Макарова, Лесбос.

Фригия, край плодоносный, а здесь Геллеспонт бесконечный.

… когда Ахиллес со своим отрядом сначала увидели, что жители Илиона окружены крепкими стенами, они начали вести войну вне стен, совершая набеги, и грабить окрестности:

Я кораблями двенадцать градов разорил многолюдных,

Пеший одиннадцать взял на Троянской земле многоплодной.

Ведь Троей Ахиллес называет землю, опустошенную им; но вместе с другими местностями он разорил и области против Лесбоса по соседству с Фивой, Лирнессом и Педасом, принадлежавшие лелегам … Поэт в следующих местах определенно говорит, что эти области и сам Лесбос были опустошены:

… тогда как разрушил он Лесбос цветущий.

Деметрий говорит, что Ахиллес разорил Лесбос и другие места».

Более чем достаточно о судьбе жителей острова во время троянской войны. Почему такая активная неприязнь у ахейцев к жителям Лесбоса. По видимому, они на протяжении всей блокировали морские коммуникации войск греков с Пелопонесом. Вспомним, что осада длилась около 10 лет, но за это время, ни единой весточки из дома (Греции) ни ответного сообщения домой. (Для справки от Трои до острова Эвбея около 250 км. Вспомним, что аргонавты с Медей на борту преодолели 500 км за 3 дня. Необъяснимый парадокс, который никто не пытается даже объяснить. За 10 лет изнурительной войны ни подкрепления, ни отпуска, ни эвакуации тяжелобольных или раненых. А всего-то 30 – 40 часов плавания). По-видимому, именно в наказание за организацию этой морской блокады, города Лесбоса разрушались и уничтожались в ходе карательных экспедиций Ахиллеса.

Хотя возможно и другое объяснение. Мало кто помнит, но согласно Аполлодору, троянская война продолжалась не 10, а 20 лет. Троянский война обычно датируется 1198 г. д. н.э., но первый поход союзных сил состоялся на 8 лет раньше.

 

«Не зная мор­ско­го пути в Трою, вои­ны при­ста­ли к бере­гам Мисии и опу­сто­ши­ли ее, при­няв эту стра­ну за Трою. Царем мисий­цев был Телеф, сын Герак­ла; видя свою стра­ну опу­сто­ша­е­мой, он воору­жил мисий­цев и пре­сле­до­вал элли­нов до самой сто­ян­ки их кораб­лей. Телеф пере­бил мно­гих, и сре­ди них ока­зал­ся и Тер­сандр, сын Поли­ни­ка, оста­но­вив­ший­ся во вре­мя отступ­ле­ния. Но Ахил­лес высту­пил про­тив Теле­фа, и тот, не усто­яв, побе­жал. Убе­гая от Ахил­ле­са, он запу­тал­ся в побе­гах вино­град­ной лозы и был ранен в бед­ро копьем.

Поки­нув Мисию, элли­ны выплы­ли в откры­тое море, но нача­лась силь­ная буря, и они, ото­рвав­шись друг от дру­га, при­ча­ли­ли каж­дый к сво­им род­ным бере­гам. Так как элли­ны вер­ну­лись, то счи­та­ет­ся, что вой­на дли­лась два­дцать лет: ведь после похи­ще­ния Еле­ны элли­ны лишь на вто­рой год закон­чи­ли свои при­го­тов­ле­ния к похо­ду про­тив Трои, а после их воз­вра­ще­ния из Мисии в Элла­ду про­шло восемь лет, пока они вновь не собра­лись в Арго­се и при­бы­ли в Авли­ду.

После того как они вновь собра­лись в Арго­се, по исте­че­нии ука­зан­ных вось­ми лет они ока­за­лись перед вели­кой труд­но­стью, мешав­шей им отплыть: у них не было вождя, кото­рый был бы в состо­я­нии ука­зать им мор­ской путь в Трою.

Меж­ду тем Телеф из Мисии, стра­дая от неиз­ле­чи­мой раны, полу­чил от Апол­ло­на ука­за­ние, что изле­чит­ся толь­ко тогда, когда вра­че­ва­те­лем высту­пит чело­век, кото­рый его ранил. Оде­тый в лох­мо­тья, он при­был в Аргос и стал про­сить Ахил­ле­са о помо­щи, пообе­щав ука­зать мор­ской путь в Трою. Ахил­лес исце­лил его, соскоб­лив ржав­чи­ну с копья, выруб­лен­но­го на горе Пели­оне. Исце­лен­ный таким обра­зом Телеф ука­зал мор­ской путь, и пра­виль­ность его ука­за­ний была под­твер­жде­на про­ри­ца­те­лем Кал­хан­том»  

Представляете себе ситуацию, 8 лет безуспешных поисков  человека, который бы сказал, где же эта Троя находится. И это притом, что Троя к этому моменту существовала около 2 000 лет и сотни кораблей (пеласгов, лелегов, … ) ежегодно пользовались её гаванью. Эти же корабли, в этот же период времени, несомненно, посещали и континентальную Грецию, но никто из их кормчих, не захотел выступить в роли проводника.

И только несчастный Телеф, раненый, по-видимому, отравленным копьём (неплохая характеристика прославленного в веках благородного Ахиллеса и общих нравов благородного ахейского войска) согласился указать путь в обмен на противоядие.

Так что, возможно ахейцы не поддерживали никаких контактов с родиной просто потому, что не знали, в какой стороне она находится, и панически боялись открытого моря. Но скорее всего, правомочны оба объяснения – жители Лесбоса блокировали ахейцев с моря, а сами ахейцы были никудышными мореходами.

Однако вернёмся к Лесбосу и Археанакту. Если возглавивший экспедицию изгнанников из Милета Археанакт пеласг, ведущий свою родословную от одного из лидеров троянцев с Лесбоса, то основой переселенцев в Пантикапей были именно пеласги и родственные им племена. Вспомним, что с Нелеем в Милет пришли кроме собственно пеласгов, кавконы, минийцы, молоссы (три последних народа греки часто путали и не всегда отличали от пеласгов).

Архенакт и его сподвижники прибыли в район Пантикапея в конце VII века д.н.э. Но, первые поселения на месте Пантикапея возникли не позднее середины II тыс. д.н.э. и, по крайней мере, за 1 000 лет до прихода сюда переселенце из Милета. Так, что переселенцы нашли здесь возможно и заброшенное но, всё же обжитое городище. Археологические находки в Пантикапее показывают, что:

 «Раннее греческое поселение (VII—VI вв. до н. э.) возникло на месте киммерийского, о чем свидетельствуют находки оружия эпохи поздней бронзы, например, бронзовых кельтов и топора с изображением быка и солнечного диска. К нему, возможно, относятся открытые на северо-восточном склоне горы Митридат под слоем VI в. до н. э. развалины кладки из огромных глыб, по-видимому, взятые из какой-то циклопической кладки, предшествовавшей основанию Пантикапея; обломки керамики эпохи поздней бронзы и циклопическая кладка крепиды, находящегося вблизи Пантикапея Золотого кургана. По-видимому, в легенде об основании Пантикапея сыном колхидского царя Аэйта, упоминаемого Стефаном Византийским и Евстафием есть отзвуки реального факта существования древнейшего догреческого поселения» /Античные государства Северного Причерноморья / Серия: Археология СССР. Т. 9. М.: 1984/.

Но, примерно этим, же временем, серединой II тыс. д.н.э., датируются циклопические стены из каменных блоков воздвигнутого пеласгами Афинского акрополя (Геродот) и крепости Микен. От Аполлония Родосского мы знаем о пеласгах, живших в этот период на Южном побережье Чёрного моря, от Каллиамаха о русых аримаспах живших в удалённых от побережья районах Евразии и через пеласгов пересылавших дары Аполлону.

У нас нет прямых доказательств, но не слишком ли часто возникает имя пеласгов, в связи с событиями, происходившими во II тыс. д.н.э. в этом регионе. И вполне обоснованно предположить, что именно следы древних пеласгических укреплений найдены в Пантикапее. Но тогда, переселение пеласгического рода Археанактов на берега Боспора Киммерийского это не бегство в никуда, а возвращение на родину предков.

Есть ли письменные свидетельства о существовании ранее конца VII века д.н.э. городов в регионе Меотиды. Гомер в Одиссее говорит о сумрачном граде киммерийцев и о городе (порте) феаков. Аполлоний Родосский говорит о древнем городе Эя. Но, наиболее достоверные сведения можно найти у Геродота, о городе-порте Кремны. 

«Эти скифы [царские] считают прочих скифов себе подвластными. Их область к югу простирается до Таврики, а на восток – до рва, выкопанного потомками слепых рабов, и до гавани у Меотийского озера по имени Кремны. Другие же части их владений граничат даже с Танаисом.

… амазонки не были знакомы с кораблевождением и не умели обращаться с рулем, парусами и веслами. После убиения мужчин они носились по волнам и, гонимые ветром, пристали, наконец, к Кремнам на озере Меотида. Кремны же находятся в земле свободных скифов».

Здесь, по-видимому, описаны события, происходившие в первой половине VII века д.н.э., но Кремны, судя по тексту, существовали уже задолго до этого. Сегодня, существует множество предположений о том, где находились Кремны. Сегодня, многие отождествляют город с древним поселением в черте современного Таганрога, но единой точки зрения не существует. Например, Лосев уверенно размещал Кремны западнее «где-то между озером Молочным и речкой Домузглы».

Территория Боспорского царства со столицей в Пантикапее охватывала не только современный Керченский полуостров, но и обширные территории на восточном берегу пролива, включая Тамань и частично побережья Чёрного и Азовских морей. Практически одновременно с Пантикапеем на восточном берегу пролива в VI веке д.н.э. были основаны Гермонасса, Фанагория.

  • Гермонасса (будущая Тмутаракань и столица одноимённого княжества). Город был основан переселенцами из города Митилин с острова Лесбос. Именно в Митилине до переселения в Милет, согласно Геродоту, жил род Археанактов. И сложно не связать два одновременных события – переселение пеласга Археанакта из Милета в Пантикапей и переселение Митилинцев (по-видимому, остатков пеласгической диаспоры города) в Гермонассу. Небольшой Лесбос никогда не был замечен в активной колонизационной деятельности и другое объяснение синхронности этих событий сложно найти. К VI веку д.н.э. остатки пеласгов на Лесбосе оказались на острове этническим меньшинством  и, вероятно, с готовностью приняли предложение Археанакта последовать за ним на родину предков. Заметим, что археологические находки в Пантикапее и Гермонасе говорят о том, что если переселение из Милета было изгнанием, то переселение из Митилина было неплохо подготовлено. В Пантикапее переселенцы достаточно долго жили в полуземлянках и глиняных мазанках а, в Гермонассе, уже через непродолжительное время появились  двухэтажные каменные дома, которые содержали печи и зернохранилища. Здания крылись черепицей и содержали по 5 комнат.
  • Фанагория была основана в середине VI века д.н.э. теосцами, бежавшими из родных мест от нашествия Кира.  Судя по религиозным традициям основным населением города, были фракийцы, так как основным культовым местом города был крупнейший на ионическом побережье храм Диониса. После нашествия персов, жители города переселились в Абдеру (Эгейское побережье Фракии) и Фанагорию. Город входил в Боспорское царство и даже получил статус второй («азиатской») столицы государства.

Значительно позже, в III веке д.н.э. в устье Дона появляется новый крупный торговый центр Танаис (примерно в 30 км к западу от Ростова-на-Дону), который быстро становится важнейшим перевалочным пунктом и культурным центром на севере Меотиды. Но, выше уже говорилось, о том, что территория самой Меотиды и тем более глубинные районы, лежащие всего лишь в нескольких десятках километров выше устья Танаиса (Дона) вплоть до первых веков нашей эры оставались территорией «терра инкогнита» для греков. Каким образом, боспориты допускают появление торгового центра в низовьях Дона.

Самое поразительное, что появление Танаиса, ни на йоту не приблизило греков (эллинов) к разрешению вопроса – «А что же там дальше?» и это является лучшим подтверждением их отсутствия (или очень ограниченных возможностей по сбору информации) в  северной Меотиде.

Вернёмся к Страбону (64 год д.н. э. - 23 год н.э). Именно он, как источник заслуживает наибольшего доверия. Страбон был родом из Амасии, резиденции понтийских царей и его семья принадлежала к ближайшим сподвижникам царя Митридата. В Понтийское царство в этот период входил и Пантикапей, и множество других регионов  Северного Причерноморья. Существует обоснованное предположение, что по отцу он был пафлагонцем. Но именно в Пафлагонии, согласно Аполлонию Родосскому, в землях пеласгов была первая остановка Арго с Медеей на борту. Моаферн, дядя Страбона, был наместником Митридата VI в Колхиде и не покинул царя в трудную минуту разделив его участь. Прапрадед Страбона Дорилай Тактик был полководцем Митридата V (150 - 120 годы д. н.э.) и прославился тем, что командовал отрядом жителей Кносса на Крите. Этот пространный экскурс в биографию Страбона связан с тем, что необходимо понимать, что все его предки напрямую связаны с Черноморским регионом и Малой Азией и сведения, которые он сообщает, основываются не только на источниках, к которым он имел доступ, но и к истории его рода и родовым преданиям.

Если, о регионе Тамани он даёт наиболее полное, по сравнению с другими источниками, описание народов там проживающих. То, даже он, ничего не может сказать определённого, что было и кто жил даже в ближайших окрестностях Танаиса.  О реке Танаис (Дон) Страбон упоминает многократно, критикует описания других авторов, но не говорит ничего своего. По-видимому, ему ничего неизвестно даже о Маныче, впадающем в Танаис всего в нескольких десятках километров от его устья. И, в конце концов, он признаётся.

«Устья Танаиса мы знаем (их два в северной части Меотиды, в 60 стадиях друг от друга); однако выше устья известна только небольшая часть течения реки из-за холодов и скудости, которую местные жители могут переносить, так как они питаются мясом и молоком по обычаю кочевников, но чужеземцы не переносят ее. Кроме того, кочевники, не вступающие в общение с другими народностями и более многочисленные и могущественные, преградили доступ во все удобопроходимые места страны и в судоходные части реки».

То есть, в отличие от Тамани, он даже не знает имён народов (местных жителей) живших непосредственно за устьем Танаиса.

И в отличие от отечественных авторов пишущих о греческом ядре города и греческих торговцах. Он скромно пишет – «Это был общий торговый центр азиатских и европейских кочевников, с одной стороны, и прибывающих на кораблях в озеро с Боспора, с другой», не уточняя названий народов прибывающих в него. Причём он говорит, что они прибывают не с Понта Эвксинского (Чёрного моря), а Боспора (региона Керченского пролива).

 

Вместо послесловия

В чём основное отличие позиции автора от версии истории колонизации Причерноморья в её традиционной трактовке. Авторы последней исходят из догмата, что все кто приехал в Северное Причерноморье в VII – VI веках д.н.э. с территории Древней Греции это греки (эллины), забывая о том, что само имя «эллины», как самоназвание древнегреческих племён впервые употребляется только в VII веке д.н.э. у поэта Архилоха и стало общепринятым только к IV веку д.н.э., а само понятие греки появится ещё на несколько столетий позже у римлян.

О какой древнегреческой колонизации в VII - VI веках д.н.э. можно говорить, если официально такого народа в это время ещё не было. На территории Греции жили эолийцы, ионийцы, ахейцы, дорийцы, пеласги, фракийцы, карийцы, абанты, куреты, лелеги, молосцы, тиррены, кавконы и так далее. И, если эолийцы, ионийцы, ахейцы, дорийцы в дальнейшем получат «гордое» имя эллинов, то остальные окажутся варварами, достойными быть рабами у истинных хозяев Греции.

«Грек цари, а варвар гнися! Неприлично гнуться грекам» /Еврепид, V век д.н.э./.

Именно попыткой разобраться, что же происходило на самом деле и посвящена эта работа. Можно возразить, но археологические находки и религиозная культура Причерноморья говорит о «… … …». Давайте ещё раз посмотрим, о чём они говорят.

  • Пантеон богов. Напомним, что, в Троянской войне на стороне троянцев выступали Аполлон, Артемида, Афродита и Арес, а на стороне ахейцев (эллинов) – Афина, Гера и Посейдон. Зевс сохранял нейтралитет. Дионис в этом контексте вообще не упоминается, так как даже не входит когорту богов Олимпа.
    • Вспомним что, дары Аполлону посылались из региона Причерноморья задолго до основания Пантикапея и Ольвии и, даже задолго до троянской войны. Но, древнейшие культовые сооружения Пантикапея и Ольвии посвящены именно Аполлону и Дионису.
    • Культ Аполлона  - был главным культом в Пантикапее уже с VI века д.н.э. и Аполлон считался покровителем города. Храм возвышался на акрополе. В IV веке д.н.э. к исполнению жреческих обязанностей привлекались самые знатные лица, а в III веке д.н.э. жрецом Аполлона был даже сын царя Левкона. Наряду с Аполлоном, в Пантикапее особенно в IV в. д. н.э. большую роль играли культы Артемиды Эфесской и Диониса. Последнему было присвоено редчайшее культовое имя Арей. О значимости культа Диониса говорит и то, что основатель династии Спарток нарёк своего сына и преемника Сатиром (по мифологии сын Диониса).
    • В Ольвии практически первым возведённым зданием становится храм Аполлона. Он был воздвигнут в 580 – 560 годах д.н.э. на центральной площади города.
  • Археологические находки. Специалисты считают, что важнейшим свидетельством греческого присутствия в Приазовье представляются находки огромного количества греческих амфор относящихся к этому периоду. Но, причерноморские поселения не были зависимы от Греции и не отдавали зерно, рыбу и другие экспортные товары бесплатно или в качестве дани. Греция достаточно бедная страна. В ней рудных месторождений, россыпей золота, обширных пахотных земель и единственное, что они могли предложить взамен оливковое масло и вино, которые перевозились именно в амфорах. Везти назад пустую тару накладно, да и корабли были загружены зерном и рыбой. Какая часть пустой тары (амфор) имеющая художественную ценность использовалась поселенцами и соседними племенами для хозяйственных нужд, но большая часть просто выбрасывалась.
  • Греческий язык, греческая планировка домов и одежда.
    • Разговорный греческий язык и письмо к II - I тыс. д.н.э. являлись стандартом де факто межэтнического общения на территории Балкан, Малой Азии и Эгейских островов, где проживали десятки разноязычных племён представляющих самые различные этносы. Делать из этого вывод, что в Причерноморье жили греческие (эллинские) племена нет никаких оснований. Троянцы, по-видимому, прекрасно знали греческий и нигде вы не найдёте упоминаний, например о том, что Гектор или Приам общались с Патроклом или Ахиллом через переводчика. Но, при этом, никто не предполагает, что Троя это колония или хотя бы поселение основанное ахейцами.
    • Типичной древнегреческой планировкой дома (административного здания) является мегарон - дом прямоугольного плана с очагом посередине. Мегарон как архитектурный ордер был изобретен в Европе носителями культуры Винча на поздней фазе ее развитии (3 900 – 3 600 годах д.н.э.). И, правильнее её называть фракийской, а не греческой. По крайней мере, фракийцы, а не греки позже жили в регионе, где она возникла. Но, удачные архитектурно планировочные решения не признают границ и используются народами различной этнической принадлежности. Мегарон находят и в Трое I (3000—2600 годы д.н.э.) и в Трое II, где обнаружены две царские резиденции в форме мегарона. В Фессалии мегарон появляется вначале III тыс. д.н.э. в культуре Димини, которая предположительно находилась влиянием культуры Винчи или даже просто возникла в связи с перемещением последней к югу. И только в более позднее время в Греции на раннеэлладских поселениях конца III тыс. д.н.э. появляются строения с мегароном определяемые как жилища правителя. Таким образом, на территории Греции мегарон появится на 1 500 лет позже, чем на территории современной Болгарии и даже на несколько сот лет позже, чем Трое. Причём здесь греки?
    • Аналогичная ситуация и с одеждой. Многочисленные авторы утверждают, что в Пантикапее жили эллины, так как летом они носили типично эллинскую (греческую) одежду - хитоны. Почему историки постоянно передёргивают или они не умеют работать с первоисточниками? Согласно Геродоту, хитоны это традиционная одежда пеласгов, а не греков – «Именно Пеласг, став царем, придумал строить хижины, чтобы люди не мерзли и не мокли под дождем, а с другой стороны, не страдали от жары; точно так же он изобрел и хитон из шкур овец: в таком одеянии еще и до сих пор ходит бедный люд в Фокиде и на Эвбее». К тому же, переселенцы прибыли из регионов, где хитон был традиционной одеждой, а, зимой они носили штаны и куртки. Что же, летом они были эллинами, а зимой скифами.

Выше уже говорилось о том, что отъезд переселенцев в Пантикапей и Ольвию из Милета, больше походил на бегство ради спасения жизни, а не на спланированный процесс колонизации. Но сколько можно бежать - Пелопоннес, Троя, Милет. Где то надо остановиться и для пришедших в Северное Причерноморье потомков троянцев и их союзников Пантикапей, Ольвия, Гермонасса и Фанагория стали именно таким последним рубежом обороны. В устье Днепра и в Приазовье, по видимому, проживали если не родственные то, по крайней мере, дружественные и хорошо знакомые им народы. Об этом однозначно говорит то, что на первом этапе расселения, они не строили никаких оборонительных сооружений, рассчитывая, и как показало время не без оснований, на мирное проживание в своих незащищённых домах (полуземлянках) рядом с дикими и не внушающими доверия (по мнению эллинов) скифскими и сарматскими племенами.

Но, несколько позже, мощные стены вокруг городов стали возводиться, но не против скифов (скифские цари имели дворцы и подогу жили в Ольвии, а скифская знать в Пантикапее), а для защиты от всё нарастающей угрозы экспансии эллинов. И эти укрепления пригодились, когда самая мощная волна нашествия эллинов при ученике Аристотеля Александре Македонском докатилась до Приднепровья. И, приход к стенам Ольвии 30 тысячной армии Зопириона, любимца и сподвижника Александра, лучшее этим подтверждение обоснованности этих опасений. А её бесследное исчезновение лучшее подтверждение дружественных и союзнических отношений жителей Ольвии и скифов.

Около 700 лет вплоть до 14 года н.э., когда оно стало вассалом Римской империи, сдерживало экспансию эллинов в Евразию Боспорское царство. И, почти 900 лет просуществовала независимая Ольвия, попавшая в зависимость от римлян только в 198 году н.э. Окончательно Пантикапей как столица государства прекратил своё существование в 70-е годы IV века н.э. во время гуннского нашествия. В этот же период, во время нашествия гуннов пала и Ольвия.

Были разрушены стены городов, но народ, населявший этот регион, остался и стал известен в дальнейшем под новым именем - русы. Прошло совсем немного времени и уже Ибн Русте пишет «Что же касается ар-Русийи, то она находится на острове, окруженном озером. Остров, на котором они (русы) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр до того, что стоит только человеку ступить ногой на землю, как последняя трясется из-за обилия в ней влаги. У них есть царь, называемый хакан русов. … Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян. … И нет у них недвижимого имущества, ни деревень, ни пашен. Единственное их занятие — торговля. … У них много городов, и живут они привольно»

Лев Дьякон (придворный дьякон императора Византии) прямо говорит, что росы – это самоназвание народа известного в Византии под именем тавроскифы: «Затем, возведя в достоинство патрикия Калокира, мужа пылкого нрава и во всех отношениях горячего, он отправил его к тавроскифы, которых в просторечии обычно называют росам».

Патриарх Константинопольский Игнатий в 860 г. пишет: «запятнанный убийством более, чем кто-либо из скифов, народ, называемый Рос», т.е. говорит, что русы обитали, где то в районе северного Причерноморья.

Данные Ибн Русте указания позволяют достаточно уверенно соотнести местоположение Ар-русийи с Таманью. Заметим, что и Лев Дьякон в своей “Истории” вообще называет Таманский полуостров “родиной” русов.

Расселение и характеристики, данные Ибн Русте народу русов, отражают состояние дел, предположительно, на конец VIII начало IX века н.э. То есть, с момента вторжения гуннов прошло не более 400 лет. Ибн Русте пишет - «У них много городов, и живут они привольно», но города не возникают (восстанавливаются) мгновенно, на это требуются минимум десятилетия. Исходя из этих расчётов, ар-Русийа сформировалась как государственное образование ещё за 100 – 150 лет до упоминания о ней этим автором, т.е. в VI - VII веках н.э., а скорее всего и раньше. Таким образом, восстановление восточной части (Тамани) бывшего Боспорского царства происходит, по историческим меркам, практически мгновенно всего за 150 – 200 лет. Но кочевники гунны, просто не могли за такой срок переродиться в купцов и мореходов. Ни о каких вторжениях других народов на Тамань нам неизвестно. Значит, Тамань и её города восстанавливало уцелевшее после гуннского нашествия коренное население региона.

Напомним, что в этот же период времени, далеко на западе в междуречье Немана и Западной Двины продолжает благополучно существовать царство народа куретов (куршей), чьё имя поразительным образом совпадает с именем загадочного народа «цивилизатора», давшего толчок к развитию народам Эгейского моря, побережья Малой Азии и Балкан. И уже во второй половине IX века один из князей куршей Рюрик переселится со своими родами в Приладожье.

Пройдёт ещё около 100 лет и на месте Боспорского царства появится новый форпост - Тмутараканское княжество Древней Руси. А на месте Ольвии - крепость-порт Олешье, включающая в себя земли в низовьях р. Днепр, в радиусе 50-60 км от низовьев реки Южный Буг на западе до берегов Каркинитского залива на юге. И эти торговые и оборонительные форпосты просуществуют вплоть до битвы на Калке.

Окнчание или если хотите продолжение этой истории - "Русы и Славяне – о чём не хотели, но сказали летописцыhttp://www.kramola.info/blogs/rusy/rusy-i-slavyane

 

Загрузка...
Развернуть комментарии