Эпоха Сталина 3. Борьба с бюрократией

Для справки:

Несправедливость получения дохода с ростовщических операций осуждалась во все времена всем мировым сообществом и церковью.

Одновременно в начале XX века мировое сообщество широко обсуждало требования - национализации земли, обращение земель, состоящих в частной собственности в общена­родное достояние.  Это социальное требование, деятельно проповедуемое в последние десятилетия XIX века американским публицистом и полит.-экономистом Г. Джорджем (Henry George) и его последова­телями в Англии, Германии, Австралии и друг. странах. Предложение Национализации исходит из того, что доход с земли, «поземельная рента», получается собственниками без всякой затраты труда или капитала, вследствие чего цены на сельско-хозяйственные продукты повышаются, и соб­ственники лучших земель получают излишний доход.

 

НЭП, коллективизация, раскулачивание, чистка партии и еще ряд тем, которые по отдельности уже широко освещены в различных публикациях. Но все эти темы объединяет менее изученная сторона истории – это бюрократия, с остатками своих могущественных хозяйственных привилегий, грубое, невежественное, равнодушная, обвеши­вающая и обмеривающая, берущая взятками и подхалимством. И. Сталин, когда объявил о строительстве социализма, сделал поправку, что необходимо только преодолеть сопротивление «новой буржуазии».

«После войны она мировое явление. В каждой стране новая буржуазия обращает на себя всеобщее внимание. Она назы­вается шиберами в Германии, нуворишами во Франции, гулаш-баронами в Скандинавии.

И везде новая буржуазия отличается одними и теми же характерными чертами. Она груба и не­культурна, примитивно - бесцеремонна, бесконечно - алчна, она с трудом усваивает внешние отличия «высшего общества» и с наивным бесстыдством и безвкусием выставляет напоказ свое новое богатство.

Но везде она с молниеносной быстротой усваивает политическую систему буржуазии, подчиняя себе известные партии и известных политиков, и превращает их в opyжиe за­щиты и умножения приобретенных капиталов. В СССР новая буржуазия слилась с троцкизмом и три года велись многочисленные дискуссии с основным направлением сохранить за собой посты во властии всячески оттягивало реформы.

Но Россия обогнала весь мир. В России процесс обновления буржуазии зашел дальше, чем где-либо. В России не только некоторые старые элементы буржуазии, разоренные войной, уступили место новым, a весь класс, как будто нырнув под воду на пару лет, вновь выходит теперь на поверхность, радикально, преобразившись и по составу своему, и по характеру, и по политическим устремлениям».

Это пишет Дмитрий Далин в своей книге «После войн и революций», издательство «Грани», Берлин, и раскрывает ее мир.

«А эта новая буржуазия - кого-кого только в ней нет! Дезертиры пойманные и не пойманные, приказчики, наворовавшие товару в моменты реквизиции, paбoчиe, бросившие станок, понатаскав предварительно почтенную толику материала, крестьяне из подгородных, баснословно нажившиеся на молоке и овощах, агенты чрезвычаек, этих великих клоак, где происходит массовое самозарождение буржуазии, чиновники и «спецы» всех ведомств, не только готовые взять взятку, - но и умеющие заломить хорошую цену за услуги, кондуктора и машинисты, сумевшие исполь­зовать фантастические различия в ценах, уличные торговцы, предприимчивые швейцары, курьеры великих особ, уголов­ные преступники, содержатели домов свиданий, дипломатические курьеры, люди всех рангов и классов, всех национальностей и полов, начальники и подчиненные, следователи й подследственные, экспроприаторы и экспроприированные дворяне, мещане и крестьяне, люди без отца-матери, без роду и племени, но за то с тем громадным запасом аван­тюризма, который нужен, чтобы рискуя головой набивать себе карманы и выйти сухим из пучин великого водово­рота. Все они познакомились за эти годы с местами заклю­чения, подвергались облавам и розыскам, научились конспирации и шифру, прошли огонь и воду и медные трубы.

Но «новый курс» eщe не капитализм, это только принципиальная победа новой буржуазии. Это период, когда из складок коммунистической мантии выходят на свет Божий скрывавшиеся в ней буржуазные элементы. Они расправляют свои члены, обзаводятся фирмами, компаньонами, утверждают за собой лавки и фабрики и, приступая лишь с большой опаской к капиталистической работе, консолиди­руются тем временем в особый класс, который как и всякий класс, скоро чувствует, где жмет сапог. Хозяйственно - организационное и политическое оформление новой буржуазии начинается лишь теперь, на наших глазах.

Ее давит большевизм и в отрицании его она готова идти очень далеко. Но плох он с ее точки зрения не тем, что он представляет режим суровой диктатуры, старое самодержавие наизнанку, не тем он давит новую буржуазию, что он не знает и знать не хочет свобод для политических организаций. Если ликвидация террора соответствует интересам и является сейчас лозунгом всех классов России, то новую буржуазию отнюдь не одушевляет идеал свободного демократического государства. Наоборот, преклонение перед «сильной властью» сделало среди нее большие успехи, несмотря на опыт большевизма.

Высокомерное презрение к людской пыли, из кото­рой удалось подняться вверх новой буржуазии, она разделяет с большевистской доктриной, вгонявшей коммунизм в сопротивляющуюся массу нагайками, и патронами. С ним же она разделяет и нелюбовь к парламентаризму, к - «говорильням», ко всяческим принципам, и вместе с ним, наконец, она полагает, что с «нашим народом ничего не поделаешь, без палки никак невозможно!»

Больше того. С большевизмом ее соединяет и само­уверенное сознание, что история человечества с нее только и начинается. У ней нет корней в прошлом режиме, и не ее экспроприировал октябрьский переворот. Наоборот, не будь октября, этот слой не стал бы буржуазией, а продолжал бы и сейчас тянуть тяжелую лямку, и миллионов ему не видать бы как своих ушей.

У него нет потому, да и не может быть того огульно-ненавистнического отношения к революции, которое одушевляет разоренные элементы ста­рой буржуазии. Новая буржуазия не принадлежит к «блоку экспроприированных», объединяющему всех от зубров до прежних либералов, устами своих идеологов провозглашающих, по отношению к большевизму, простой и откровенный лозунг: «напролом»!

Но она, желала-бы, чтоб революция закончилась с того момента, как она сделалась имущественным классом. И новая буржуазия, конечно, не прочь поговорить о том, «когда-же, наконец, слетят боль­шевики». Но ее не одушевляют ни интервенции, ни блокады; а потребности реальной политики заставляют ее идти по совершенно другому пути.

Этот новый путь состоит в том, чтоб, покуда не удалось наложить руку на государственную власть, — испод­воль, шаг за шагом подчинять себе самые важные для нее части советского государ­ственного аппарата.  Союз торговцев с милицией, покупаемый дорогой ценой, часто спасал и спасает от выполнения множества неудобных декретов, от обысков и реквизиций. Связь с чрезвычайными комиссиями, когда она удается, дает те же гарантии в квадрате. «Своя рука» в совнархозах охраняет от назойливого контроля и тяжелых арендных условий. Жилземотделы, ведающие распределением помещений, транспортные отделы ведающие городским транспортом, железнодорожное ведомство, управля­ющее перевозками, и т. д. почти без конца, - все это под­купается, соблазняется, арендуется, и втягивается материально и идейно, в сферу новой буржуазии.

Механики, химики, инженеры, адвокаты, жившие впроголодь на советских пайках, не покидают и сейчас, в массе своей, советской службы. Но они втягиваются уже, в качестве сотрудников, пайщиков, юрисконсультов в новый капиталистический мир.

Одной ногой в правительственной машина, другой в буржуазном обороте - это то именно, что нужно новой буржуазии. А за массой спецов и кое-кто из высших покрови­телей нового курса – новые генералы, и даже кое-кто из чекистов - присасываются и примазываются, к совбуржуазии, не переставая, впрочем, быть коммунистами высшей марки. Так тонкая сеть буржуазных интересов, забро­шенная в среду советской бюрократии, приносит богатый улов. Так заинтересованность в новом способе производства подчиняет ту или иную часть советского аппарата интересам новой буржуазии.

Но эти успехи имеют свои пределы. Дальше определенного пункта они не могут и не смогут зайти. Ни подчинить себе политику власти, ни поставить себе на службу всю госу­дарственную машину новая буржуазия не может теми мето­дами, которые я сейчас упоминал, и которые дают лишь некоторый простор для ее хозяйственных операций. Она не может мириться с коммунизмом как властью, - с одной стороны. И она не может заставить коммунизм целиком переродиться и выполнить ее потребности - с другой. Поэтому проникая в среду коммунистов, коррумпируя эту среду, новая буржуазия подготавливает разложение коммунизма и выделение из него слоя бюрократически-буржуазного, который, корнями уходя в революцию, бесконечно- далекий от старого режима, будет осуществлять потреб­ности буржуазии в новой Poccии. Новой буржуазии не нужен ни старый режим, ни демократия, ни советский строй. Но она готова работать в любых благоприятных условиях и готова мириться и с республикой, и с монархией, если они откроют простор капиталистическому развитию».

Большинство читателей не понаслышке знают категорию людей, которых в «лихие девяностые» носили такое же имя – «новые русские». Современники восприняли это словосочетание с усмешкой, с долей иронии, кое-кто возможно с завистью. Но крестьянство 20 – 30 годов знали только два слова: барин и кулак, если под первым подразумевали интеллигента, государственного чиновника, грамотного хозяина - помещика, то под вторым, естественно, торговца, дельца, хапугу в конце концов. Слово «буржуазия» было для крестьян новым, слово «бюрократизм» также новым и только начинало входить в жизненный лексикон, поэтому и было применено привычное слово – «кулак» и «раскулачивание».

Так что «раскулачивание» 30-х годов – это борьба с коррупцией, спекуляцией, формализмом и прочими атрибутами бюрократии. Раскулачивание в данной статье – это борьба с бюрократизмом в широком смысле этого слова, как антинародная формация государственной власти.

В декабре 1927 года происходил XV съезд партии, два дня работы съезда были посвящены отчету Рабоче- крестьянской инспекции, которая сообщила о многочисленных бюрократических проявлений советского аппарата. Так, для того чтобы получить из та­можни груз, документу на получение груза надо было пройти через 23 лиц претерпеть 110 разных операций. В на­родных судах часто мелкие дела прохо­дят от 2 до 8 месяцев. В Вятской губ. бесспорное дело по землеустройству про­ходит 13 инстанций.

А вот факты, сообщенные XV съезду партии тов. Сталиным: «Вот вам крестьянин, 21 раз ездивший! в одно страховое учреждение для того, чтобы добиться правды и все-таки, ничего не добившийся. Вот другой кре­стьянин, старик 50-60 лет, 600 верст про­шедший пешком для того, чтобы добить­ся ясности у уездного собеза и все-таки ничего не добившийся. А вот вам ста­руха, крестьянка 50-60 лет, прошедшая пешком 500 верст, исколесившая на ло­шадях более 600 верст по приглашению нарсуда и все-же не добившаяся правды. Таких фактов уйма. Перечислять их не стоит. Но это есть позор для нас, товарищи»!

 «Съезд поручает всем партийным орга­нам обеспечить расширение работы суда в области борьбы с бюрократизмом, неуклонно привлекая к народному суду работников государственного н хозяйст­венного аппарата, виновных в преступной бесхозяйственности, в недопустимых из­лишествах, в чиновничьем отношении к делу борьбы с бюрократическими извра­щениями, не допуская при этом никаких облегчений приговоров или отказа от ведения судебного следствия в силу рабоче- крестьянского происхождения, прежних заслуг, связи и прочее».

Одно из самых действительных средств улучшения аппарата и борьбы с недостатками – это была общественная критика, са­мое решительное бичевание всех гнойни­ков аппарата, и это средство партия ра­бочего класса использовала всемерно.

Нигде в мире при капитализме нет, и не может быть, такой беспощадной само­критики, как в Советском Союзе. Почти 400 000-ая армия рабселькоров (корреспондентов), участвует в культурном строительстве, вместе с тем помогает выкорчевывать бюрократиче­ские извращения. Любой номер многочисленных газет изобилует фактами бюрократических коллизий против народных представителей и фактов разоблачений.

1927 г. ПЕТРОПАВЛОВСК. Обна­ружены грандиозные злоупотребления среди судебных и след­ственных работников губернии, работающих в большинстве в от­даленных аулах. Судьи и следо­ватели находились в тесной связи с баями и аксакалами (кула­ками и помещиками), брали взят­ки, выносили из корыстных це­лей оправдательные приговоры.

Один не судей - Баксов, не просматривая, прекратил сразу тысячу дел. Судья Бижанов ездил по аулам, отбирал лошадей, вме­сто судебных заседаний устраи­вал охоты.

Следствие уже закончено. Вско­ре предстоит суд. Но делу снято с работы и арестовано 48 про­центов всех казахских судебно- следственных работников, а также много баев.

*****

1928 Москва. В уголовно - судебной коллегии Верховного суда СССР слушается дело обществ взаимного кредита. На скамье подсудимых 42 человека. Обвиняемых можно разделить на 3 группы — руководителей москов­ского и торгово - промышленного общества взаимного кредита, на­рушавших своими действиями госу­дарственные интересы в пользу круп­ного частного капитала, крупных спе­кулянтов - частников, незаконно использовавших через общества вза­имного кредита государственные средства для своих спекулятивных опе­раций, и группу работнинов Наркомфина РСФСР и Госбанна за взятки способствовавших сокрытию этих пре­ступлений.

*****

1928 год. Саратовская прокуратура, 17 судебных работников изобличено во взяточничестве и других преступлениях, привлечены к суду…

*****

1929 год. Киев. Привлечены  к суду 113 сотрудников и 49 частных торговцев, содержателей гостиниц и ресторанов.  Киевская губернская милиция, заражённая взяточничеством сверху до низу.

*****

1929 год. Ростове на Дону Привлечено 53 сотрудника милиции. Суд приговорил 35 чел. от 5 до 1 года заключения. 18 оправдано.

*****

1929 год. Новосибирск. Осуждено 30 человек за бандитизм. Курировались исполкомом и райкомом партии.

*****

1929 год. Астрахань. Привлечено не менее 200 человек, в том числе 90 работников аппарата, 40 членов партии. Взяточничество, круговая порука.

*****

1930 САМАРКАНД, 26.Сегодня в Са­марканде началось слушание выездной сессией Верхсуда СССР дела группы узбекских судебных работников, обви­няемых во взяточничество и разложении и систематиче­ском извращении классовой сущности советского суда.

*****

1930 ХАРЬКОВ, 14 апреля. Чрезвычайная сессия Верховного суда УССР сегодня днем начала слушанием дело о крунных злоупотреблениях и хищениях, вскрытых органами ГПУ, в лесном хозяйстве Украины. На скамье подсудимых 127 человек. Всем им предьявлено обвинение по разным статьям уголовного кодекса, преду­сматривающее подрыв госпромышлености и торговли с контрреволюцион­ными целями, взяточничество, подлоги и использование своего служебнoro положения и т. д.

92 обвиняемых признали себя виновными безоговорочно или частично. 35 обвиняемых упорствуют, вопреки очевидным уликам и фактам.       1

*****

1930 По делу работников Вологодского губФО и частников привлечено к уголовной ответственности свыше 100 человек. По коррупционным делам бюджет недополучил свыше 3,5 млн. рублей.

На том же XV съезде партии тов. Орджо­никидзе был приведен ряд ярких при­меров, которые характеризовали не­достатки нашего аппарата. Недостатки эти, вернее, зло наших учреждений, это - бюрократизм, волокита, разбух­шие штаты, чиновническое грубое отношение к посетителю, разбух­шая отчетность и переписка, неправильная постановка дела и т. п. И привел ряд цифр.

Вот эти данные: в народных судах РСФСР за 1926 г закончено!  1.427.776 уголовных дел. По этим делам привлечено 1.906.791 челов. Ог­ромный процент - 34,6 этих дел пре­кращен и 25,4% - оправданы. А лю­дей, как указал т. Орджоникидзе, все- таки вызывали, людей таскали, не подумали заранее, не разобрались тол­ком, надо предавать суду или не надо.

Украина в этом отношении не от­стает от РСФСР. За 1925-26 г. в УССР по уголовным делам было вызвано - 438.783 подсудимых, 2.074  470 свидетелей, по гражданским делам 1,5 миллиона и 5.869 экспертов. Всего, таким образом, по УССР вызывалось в судебные учреждения в течение года 4.011. 366 чел., или 15 проц. все­го населения. А большинство этих дел оказались пустяковыми.

Поэтому партия и производила периодические чистки управленческого аппарата. Народный Комиссариат Финансов, благодаря точному определению, чем должны заниматься отдельные части наркомата и работники, уничтожил 150 структурных подразделений и тем самым упразднил 98 командных должностей, то есть - «завов» и «замов». В Наркомторге упразднено 180 структурных подразделений и 90 командных должностей. На Московско-Курской жел. дороге было 126 звеньев аппарата и 209 административных лиц; оставлено 68 административных лиц и лишь 70 самостоятельных частей (отделы, части, отделения).

Только пролетарская партия, ясно со­знающая назначение советского государ­ства и силу его аппарата, способна так беспощадно, смело и всесторонне выяв­лять недостатки в работе аппарата.

Задача эта целиком совпадает с основной задачей нашего социалистического творчества—с культурной революцией, которая началась с великого Октября и которая постепенно ширилась. В период индустриализации появились всевозможные курсы, законность приобреталась с опытом работы в коллективах, а также об­щего культурного уровня.

Культурная революция совершается без шума, иногда незаметно захватывая са­мые низы города и деревни - рабочих и крестьян. Еще в начале становления Советской власти Kомисcapиaт Внутренних Дел послал всем Губернским Советам телеграмму следующего содержания:

«Комиссариат Внутренних Дел имеет сведения от многих общественных организаций, что некоторые органы печати, не только буржуазной прессы, но и Известия губ., уездных Совдепов печатают распоряжения Советской власти, декреты, инструкции и другие постановления Совета Нар. Комиссаров с большим опозданием и не полностью, делая лишь хроникерские заметки.

Советская власть, как власть рабочих и крестьян, делает постановление и издает декреты исключительно в интересах пролетариата и крестьянства, который должен быть своевременно и подробно оповещен о всех шагах своего правительства.

Во исполнение этого, Народный комиссар внутр. дел предписывает всем Совдепам обязать и строго следить за тем, чтобы все постановления Совета Народных Ко­миссаров, центральных комиссариатов и местных Совдепов печатались полностью и своевременно в официальном отделе всех органов на первой странице.

Газеты, не желающие печатать постановления Советской власти, немедленно зак­рывать и редакторов привлекать к революционному суду за неподчинение власти ра­бочих и крестьян».

Открытость и доступность каждого жителя страны ко всем законам и распоряжениям правительства, что бы он  мог самостоятельно ткнуть бюрократа в закон и потребовать выполнение закона или распоряжения.

Советская власть шла по пути рациона­лизации государственного аппарата, решительного сокращения расходов на со­держание аппарата, его улучшения, посте­пенного привлечения всех трудовых масс к управлению и контролю, облегчая всем этим борьбу с бюрократизмом.

Так в пятилетие 1923 – 1928 гг. ежегодные расходы на управление составляли 14% бюджета, в первую пятилетку 1928 – 1932 гг. – 5%, вторую 1933 – 1937 гг. – 4,3%,  последующие года – 4,1%.

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.