И. В. Сталин и отечественное языкознание

России всё труднее отвечать на вызовы времени и прокладывать свой собственный путь, сообразуясь только с положениями учения марксизма-ленинизма. Следуя догмату о примате производственно-хозяйственного базиса в жизни общества, Россия долго решала в первую очередь только народно-хозяйственные задачи по принципу «будет хлеб, будет и песня». При таком подходе как-то незаметно Россия растеряла и свою продовольственную безопасность, и свои исконные песни, которые звучат всё реже и реже…

Тем временем отечественное обществоведение сделало шаг вперёд, взяв на вооружение опыт перестройки, а также постулаты и материалы Концепции Общественной Безопасности (КОБ), прошедшей парламентские слушания 28 ноября 1995 года. Благодаря этому сегодня становятся широко доступными более глубокие представления об управляемых ресурсах и структурах общества, нежели просто «базис-надстройка». Одной из задач КОБ являлась попытка сформулировать постмарксистские основы обществоведения и обратить внимание слушателей на необходимость анализа текущей политики не с двух позиций базиса и надстройки, а минимум с шести позиций, отражающих различные взаимосвязанные ресурсы общества. Почти семьдесят с лишним лет назад, чтобы заглянуть за красные марксистские флажки, ограничивающие возможность анализа лишь базисом и надстройкой, требовались и дерзость, и пытливость ума. Иосиф Виссарионович Сталин обладал такими качествами.

Весной 1950 года на страницах газеты «Правда» И. В. Сталин (для многих – внезапно) задаётся вопросами о месте языка в системе «базис-надстройка» по марксистской теории, о классовости природы языка, наконец, о характерных признаках языка и необходимости широкого осмысления обществом подобных вопросов в форме дискуссии.

Попробуем вначале представить себе атмосферу, царившую на тот момент в советском языкознании, начиная с 20-30-х годов. Об этом подробно пишет современный писатель В. М. Алпатов (р. 1945) в своей работе «Марр, марризм и сталинизм» (1993). В первую очередь вызывает большой интерес данная В. М. Алпатовым справка о ключевой фигуре советского научного языкознания 20-30-х годов Николае Яковлевиче Марре, без которой сегодня многое невозможно понять в работе И. В. Сталина.

Вот что пишет В. М. Алпатов: «Академик Марр был далеко не однозначной фигурой в истории нашей науки. Начав свою деятельность как серьезный ученый-кав­казовед, он еще до революции вполне заслуженно был избран ака­демиком.

Так называемое "новое учение о языке", … сформировалось Марром в 1923-1924 гг. и проповедовалось им при бесконечных частых модификациях до его смерти в 1934 г. Его основу, отвлекаясь от второстепенных деталей, составляли две идеи, касавшиеся исторического развития языка. Первая из них была диаметрально противоположна обычным лингвистическим представлениям о постепенном распаде единого праязыка на от­дельные, но генетически родственные языки. Согласно Марру, язы­ковое развитие идет в обратном направлении: от множества к един­ству. Языки возникали независимо друг от друга: не только русский и украинский языки исконно не родственны, но и каждый русский диалект и говор был в прошлом отдельным, самостоятельно возникшим языком. Затем происходил процесс скрещения, когда два языка в результате взаимодействия превращались в новый третий язык, который в равной степени является потомком обоих языков. В результате мно­жества скрещений количество языков уменьшается, и в коммуни­стическом обществе этот процесс найдет завершение в создании всемирного языка, отличного от всех существующих».

Заметим, что подобная идея не может быть приписана исключительно Н. Я. Марру, т. к. широко известно, что ещё в 1887 году вышла брошюра Л. Заменгофа «Международный язык. Предисловие и полный учебник». А в 1905 году уже прошел 1-й всемирный конгресс эсперантистов. Вот что об этом можно сегодня прочитать в «Энциклопедии для детей», том 10. Языкознание. Русский язык. Москва, Аванта+, 1998, стр. 424-425:

«Разноязычие всегда мешало народам общаться друг с другом, поэтому с древнейших времён люди мечтали о языке, понятном для всех. Проблемой международного языка занимались такие учёные и философы как Платон, Р. Декарт, И. Ньютон, Г. В. Лейбниц. Различных проектов искусственных международных языков известно более 2 тысяч [1]. Для общения между людьми (разговор, переписка, издание литературы) реально использовались не более десяти. И лишь один искусственно созданный язык стал по-настоящему живым, полноценным средством общения, не уступающим национальным языкам по богатству, красоте, гибкости и выразительности. Это – язык эсперанто, созданный врачом из Варшавы Людвиком Заменгофом (1859-1917)».

История эсперанто полна драматических событий. Две мировые войны нанесли удар по движению эсперантистов, их жестоко преследовали Гитлер и Сталин. Но всё-таки стремление людей к свободному международному общению оказалось сильнее, и движение эсперанто снова возродилось.

Количество эсперантистов в мире достигает 20 млн. человек [4]. Ежегодно проводятся всемирные конгрессы, собирающие до 6 тыс. участников. На эсперанто издаётся свыше 150 газет и журналов, регулярно ведут передачи более десяти радиостанций. Число изданных книг приближается к 100 тыс. названий: переводы всего лучшего, созданного на национальных языках, и оригинальные произведения – проза и поэзия, сказки и комиксы, литература на любой вкус. Спектакли, фильмы, множество прекрасных песен – это тоже неотъемлемая часть культуры эсперанто.

Первый учебник эсперанто содержал всего 900 корневых слов, однако из них как из элементов можно по несложным правилам составлять новые слова с любым оттенком смысла. Появляются и новые корни, их число составляет сейчас около 20 тыс., так что общее число слов в эсперанто в принципе неограниченно

В. Мельников «Эсперанто».

Восторг, с которым В. Мельников пишет о множестве прекрасных песен и о возникновении 20 тыс. новых «корней», завораживает даже взрослого читателя. Что же говорить о юной доверчивой аудитории, к которой обращается автор. Вместо того чтобы обратить внимание читателей на то обстоятельство, что эсперанто – язык искусственный, рукотворный, и отличается от по-настоящему живого языка так же, как робот отличается от человека, а кукла от живого ребёнка, автор рассуждает о сопоставимости эсперанто с национальными языками по богатству и выразительности. Человек не может создать живой язык по той же причине, почему ему не дано создать живой организм из неживых материалов в пробирке, – это удел Всевышнего. Только в искусственных языках возможно появление тысяч новых «корней» в исторически сжатые сроки, а общее число слов ограничивается лишь законами комбинаторики. В конечном итоге эсперантисты ратуют за переход живых народов на искусственный язык с одновременным отбрасыванием «неудобных» живых языков, несущих в своих образах глубокую память о прошлом народов. Иначе чем троцкистским такой опыт назвать нельзя. Обнуление исторической памяти не совместимо ни с суверенитетом народа, ни с длительным пребыванием его на исторической арене.

Разного рода искусственные языки востребованы в жизни общества, но область их применения всегда ограничена и вторична. Возникают они только на базе живого языка, существуют и развиваются лишь постольку, поскольку существует живой язык и его носители, то есть за счёт ресурса живого языка. То, что эсперантисты называют «корнями», имеет весьма отдалённое отношение к корням живого языка, в основе которых лежат буквенные образы, количество которых сравнительно невелико.

От теории эсперантистов теорию Н. Я. Марра отличало по сути лишь то, что в ней явно не указывалось на рукотворную или естественную природу процесса создания всемирного языка, «отличного от всех ныне существующих и существовавших в прошлом».

Вероятно, внимание И. В. Сталина к вопросам научного языкознания и было вызвано активизацией эсперантистов в начале 50-х. Как человек, имеющий духовное образование, И. В. Сталин понимал, что наука вовсе не является единственным и верховным источником всех отраслей знания. Более того, И. В. Сталин знал, что под науку любит рядиться заурядная буржуазная идеология. Это прямо следует из его повышенной подозрительности к достижениям наук Запада: кибернетике, генетике, евгенике и проч.

Но вернёмся к работе В. М. Алпатова, который далее сообщает не менее любопытные вещи: «Другая идея относилась к структурному в развитии языков. Согласно Марру, хотя языки возникли независимо друг от друга, они всегда развивались по абсолютно единым законам, хотя и с неоди­наковой скоростью. Звуковая речь возникала в первобытном обще­стве в среде магов и первоначально была средством классовой борьбы. Поначалу у всех народов она состояла из одних и тех же четырех элементов САЛ, БЕР, ИОН, РОШ, которые имели харак­тер "диффузных выкриков". Постепенно из их комбинаций форми­ровались слова, появлялись фонетика и грамматика.

При этом все языки проходят одни и те же стадии, определяемые уровнем соци­ально-экономического развития. При изменении эконо­мического базиса язык как часть надстройки подвергается револю­ционному взрыву и становится качественно иным как структурно, так и материально. Однако в языке остаются следы прежних стадий вплоть до четырех элементов, которые можно выделить в любом слове любого языка; отыскание таких следов Марр именовал лин­гвистической палеонтологией».

Одной из привлекательных черт марризма казались идеи о все­мирном языке.В 1926 г. в Яфетическом институте, возглавляв­шемся Марром, решили даже создать группу для установления "теоретических норм будущего общечеловеческого языка" (14). Столь же созвучной времени была резкая враждебность Марра на­уке Запада и дореволюционной России. Эта враждебность имела давние корни, но теперь к научным обвинениям все более приме­шивались политические. В течение десятилетий многократно цити­ровалось высказывание Марра: "Сама индоевропей­ская лингвистика есть плоть от плоти, кровь от крови отживающей буржуазной общественности, построенной на угнетении европейскими народами народов Востока, их убийственной колониальной политикой" (См.: 3. Т.III, с.1). Так называемые "индоевропеисты" (под этим названием Марр имел в виду любых своих противников независимо от сферы их интересов) сравнивались Марром то с Чемберленом, то с Пуан­каре, то с немецкими фашистами. На индоевропейскую лингвистику, якобы отождествлявшую язык с расой, возлагалась ответственность за расистскую теорию фашизма; "индоевропеистам" приписывались никем не высказывав­шиеся и явно абсурдные идеи вроде неизменности граммати­ческого строя языков той или иной расы (15).

Лишь с 1928 г. Марр начинает уснащать свои работы цитатами из классиков марксизма-ленинизма, с которыми он до того, по сви­детельству Б. Богаевского не был знаком. Так, приводя определение надстройки у Энгельса, где нет ни слова о языке5, Марр заключал: "А язык ведь сложней­шая и содержатель­нейшая категория надстройки" ….

Итак, Н. Я. Марр продвигал четыре основные свои идеи:

1. Отрицание отечественной школы индоевропеизма, основанной на представлении о едином Праязыке, в процессе разложения которого произошло большинство языков Европы и Индии.

2. Представление о слиянии множества изначально существующих независимых языков в некий единственный для всех совершенный язык, что было созвучно набиравшему силу движению эсперантистов.

3. Учение о четырёх звуковых элементах («САЛ», «БЕР», «ИОН», «РОШ»), первоначально хранимых магами и имевших характер «диффузных выкриков», от которых произошла звуковая речь, что прямо противоречит пункту 2.

4. Отнесение языка к категории «надстройки» согласно марксистским представлениям.

Формально идея Н. Я. Мара о существовании множества изначально независимых языков не противоречит отрицаемым им классическим представлениям о распаде единого Праязыка. Языки, в огромных количествах возникшие на базе корней единого Праязыка вследствие вавилонского смешения, за давностью времени могут вполне рассматриваться в научно-приказном порядке как «независимые». А также как сырьё для революционного создания некоего всемирного языка, отличного от всех существующих. Искусственного, как мы отмечали выше. К этому стремился Н. Я. Марр и возглавляемая им школа языкового троцкизма.

Вавилонский механизм языкового смешения или производства множества языков из одного-единственного праязыка (Одина]]>1]]>) заслуживает сегодня особого внимания. Ведь именно в нём кроется главная тайна развала всех империй и возникновения всё новых и новых готовых враждовать между собой языков и народов. На просторах бывшей Российской Империи механизм этот вовсю действует по сегодняшний день, грозя развалить Россию окончательно. В Советском Союзе вавилонский проект принимал форму ленинской национальной политики, в соответствии с которой в стране осуществлялась целая программа создания новых языков и народов. Судьба Советского Союза закономерно повторила судьбу всех империй прошлого.

Библия не раскрывает нам тайны о том, каким именно образом были смешаны языки в Вавилоне и образовались первые «язычники»]]>2]]>, носители этих языков. Умалчивает Библия и о судьбе праязыка Одина и его носителей. Однако мудрая Библия подсказывает нам, что всё тайное становится со временем явным. Сегодня, на исходе календарной исторической эпохи Рыб, постепенно стала ясной и технология вавилонского производства (смешения) языков, начинающаяся с мер по обособлению диалекта. Напомним, что диалект, он же говор или наречие, подразумевает общение на бытовом уровне. Для этого достаточно примерно 1 – 1,5 тысячи слов. Диалект не имеет собственной корневой системы, отличной от живой корневой системы основного языка (праязыка Одина). Теряя связь с живым языком, обособившись, диалект фактически становится безкорневым языком, так как вместе с огромным не «бытовым» словарным запасом основного языка упраздняются и механизмы корневого словообразования. Собственный словарь диалекта слишком мал для полноценного языка, поэтому отброшенный корневой словарный запас добирается за счёт беспорядочных заимствований и неологизмов с целью создания приличествующего словарного объёма.

Для обособления диалекта годятся все средства: создание административных границ, предшествующих государственным границам, особая кадровая и культурная политика, создание особых национальных школ, экономические привилегии и так далее. Одновременно диалект всеми возможными способами отсекается от корневой системы путём создания слухового алфавита, когда буква теряет связь со смысловым образом и начинает обозначать только звук, сам по себе такой же бессмысленный, как и сам по себе буквенный знак. Практически все современные европейские языки произошли путем обособления диалекта. Ни в одном из их алфавитов, кроме греческого, никогда не было ничего подобного русским образам «аз», «буки», «веди», «глаголь»… Там изначально царило железное без-óбразное правило: буква обозначает звук, звук – букву. Все современные европейские языки прошли в прошлом процедуру отсечения от живой корневой системы. Неизбежная при этом потеря исторической памяти со временем легко восполняется сочинением героических эпосов, летописей и созданием образов врага на всех этапах «становления» нации. Создаются новые обычаи, праздники, особые национальные костюмы, по возможности, учитывающие сохранившиеся традиции. Если традиции не сохранились или их просто не было, то костюм для вновь создаваемой нации запросто может быть спроектирован, что называется, на чистый лист. Так в советские годы был создан женский узбекский народный костюм на основе образца платья из пестрого хан-атласа, которое носила артистка Тамара Ханум. Но самое главное заключается в том, что смешение языков всегда происходит за счёт ослабления народа-носителя живого корневого языка.

Разновидностью диалектов современные филологи считают «микроязыки». Микроязыки, как и диалекты, не имеют собственной корневой системы, а число носителей таких «микроязыков» и их словарный запас крайне незначительны. Своеобразие звучания как микроязыков так и диалектов всегда определяется оригинальностью местной огласовки и произношения. Микроязыки и диалекты современная наука склонна рассматривать как семена и ростки грядущих языков и народов. Только что, в последние десятилетия, все стали свидетелями того, как украинский диалект бурно пошел в рост, стал превращаться в «язык», наращивать словарный запас и обретать собственную многотысячелетнюю «историю». В филологических пробирках заложено ещё великое множество подобных опытов.

Наблюдая на протяжении столетий и тысячелетий за воплощением вавилонского замысла, русские мыслители давно пришли к выводу, что

НЕТ СИЛЫ БОЛЕЕ РАЗРУШИТЕЛЬНОЙ, ЧЕМ ПЕРЕХОД НА БЕЗКОРНЕВОЙ ЯЗЫК!

Нация, заряженная тёмной энергией беспамятства, способна смести всё и вся на своём пути. Путь такой нации всегда указывают её творцы.

На момент поднятой И. В. Сталиным дискуссии самого Н. Я. Марра (ум. 1934) уже не было в живых. Но идеи, высказанные Марром, воспроизводились всеми, от студентов до профессоров, и везде, от курсовых работ до докторских диссертаций. Всё было отлажено. К самому Н. Я. Марру у И. В. Сталина до сих пор вопросов не было. И вдруг – дискуссия…

«Вопрос: Верно ли, что язык есть надстройка над базисом?

Ответ: Нет, не верно.

Базис есть экономический строй общества на данном этапе его развития. Надстройка - это политические, правовые, религиозные, художественные, философские взгляды общества и соответствующие им политические, правовые и другие учреждения.

Всякий базис имеет свою, соответствующую ему надстройку. Базис феодального строя имеет свою надстройку, свои политические, правовые и иные взгляды и соответствующие им учреждения, капиталистический базис имеет свою надстройку, социалистический - свою. Если изменяется и ликвидируется базис, то вслед за ним изменяется и ликвидируется его надстройка, если рождается новый базис, то вслед за ним рождается соответствующая ему надстройка».

Ни для кого не составляет тайну тот факт, что русский язык так же хорошо обслуживал русский капитализм и русскую буржуазную культуру до Октябрьского переворота, как он обслуживает ныне социалистический строй и социалистическую культуру русского общества.

То же самое нужно сказать об украинском, белорусском, узбекском… других языках советских наций, которые так же хорошо обслуживали старый, буржуазный строй этих наций, как обслуживают они новый, социалистический строй.

Иначе и не может быть. Язык для того и существует, он для того и создан, чтобы служить обществу как целому в качестве орудия общения людей, чтобы он был общим для членов общества и единым для общества, равно обслуживающим членов общества независимо от их классового положения».

(И. В. Сталин. «Марксизм и вопросы языкознания»).

Здесь мы сделаем одно важное дополнение. Любой язык, действительно, создан для общения. Но только русский язык, имеющий живую корневую систему, способен при этом ещё и упорядоченно сохранять и пополнять несметный запас образов, знаний, понятий, фактов. Именно наличие живой корневой системы делает русский язык языком науки, открытий и дерзких озарений. Из всех войн и переделок русские всегда выходили, говоря по-русски, в целом сохраняя и даже пополняя свой информационный ресурс. Однако разрушение информационного ресурса исподволь всё же шло в виде бесчисленных реформ русского языка и летосчисления. О «равенстве» языков можно говорить только на уровне их бытового среза.

Этим объясняется особая судьба России, русского языка и его носителей всех национальностей.

Хорошего раба из сознательного носителя русского языка и русского замысла жизнеустройства никогда не получится.

Образный строй русского языка заключает в себе бездны знаний, мудрости и возможностей. А мудрость и раболепие в одном лице, как известно, сочетаются плохо. Именно русский язык не случайно был и остаётся языком межнационального притяжения и общения, а также развития науки, техники и сохранения глубочайшей исторической памяти. Господа на Западе знают это давно. Устанавливая своё влияние в бывших советских республиках, Запад первым делом требует вытеснения и запрещения именно русского языка. Этим действием народам бывших советских республик наносится практически непоправимое информационное поражение в виде ограничения доступа к огромным слоям исторической памяти, недоступным для национальных диалектов. Этого обстоятельства сегодня многие не понимают, и потому легко попадаются на дешевые уловки, отрекаются от русского языка, видя в нём лишь средство общения.

И. В. Сталин словно предчувствовал подобное развитие событий, когда писал:

«В самом деле, для чего это нужно, чтобы после каждого переворота существующая структура языка, его грамматический строй и основной словарный фонд уничтожались и заменялись новыми, как это бывает обычно с надстройкой? Кому это нужно, чтобы "вода", "земля", "гора", "лес", "рыба", "человек", "ходить", "делать", "производить", "торговать" и т. д. назывались не водой, землей, горой и т. д., а как-то иначе? Кому нужно, чтобы изменения слов в языке и сочетание слов в предложении происходили не по существующей грамматике, а по совершенно другой? Какая польза для революции от такого переворота в языке? История вообще не делает чего-либо существенного без особой на то необходимости. Спрашивается, какая необходимость в таком языковом перевороте, если доказано, что существующий язык с его структурой в основном вполне пригоден для удовлетворения нужд нового строя? Уничтожить старую надстройку и заменить ее новой можно и нужно в течение нескольких лет, чтобы дать простор развитию производительных сил общества, но как уничтожить существующий язык и построить вместо него новый язык в течение нескольких лет, не внося анархию в общественную жизнь, не создавая угрозы распада общества? Кто же, кроме донкихотов, могут ставить себе такую задачу?»

(И. В. Сталин «Марксизм и вопросы языкознания»).

Подобный процесс идёт, к сожалению, и в России. С большим трудом до общественного сознания начинает доходить то, что русский язык с его образной корневой системой, русская система летосчисления и отечественная история составляют суть информационного ресурса России, и именно их следует защищать в информационной войне в первую очередь и адекватными средствами. Ни армия, ни военно-промышленный комплекс, ни ядерный щит сами по себе не способны остановить по существу сокрушительное действие вавилонского механизма смешения языков, то есть разрушения живой корневой системы Праязыка. Подобная задача под силу лишь течению времени при условии активных действий самих носителей русского замысла жизнеустройства.

Но вернёмся к работе И. В. Сталина:

«В этом отношении язык, принципиально отличаясь от надстройки, не отличается, однако, от орудий производства, скажем, от машин, которые так же одинаково могут обслуживать и капиталистический строй и социалистический. …

Со времени смерти Пушкина прошло свыше ста лет. За то время были ликвидированы в России феодальный строй, капиталистический строй и возник третий, социалистический строй. Стало быть, были ликвидированы два базиса с их надстройками и возник новый, социалистический базис с его новой надстройкой. Однако если взять, например, русский язык, то он за этот большой промежуток времени не претерпел какой-либо ломки и современный русский язык по своей структуре мало чем отличается от языка Пушкина. …

… сфера действия языка, охватывающего все области деятельности человека, гораздо шире и разностороннее, чем сфера действия надстройки. Более того, она почти безгранична….

Итак:

а) марксист не может считать язык надстройкой над базисом;

б) смешивать язык с надстройкой - значит допустить серьезную ошибку.

(И. В. Сталин. «Марксизм и вопросы языкознания»).

Определяя место языка в прокрустовой конструкции базиса-надстройки, и Н. Я. Марр, и И. В. Сталин были каждый, по-своему, правы. Н. Я. Марр был прав, в силу элементарной логики, в том, что место языка – не среди материальных и экономических ценностей, называемых на данном историческом этапе «базисом». А вот И. В. Сталин фактически покусился на основы марксизма, решительно расширив понятие материального базиса добавлением идеальнойобразной составляющей живого языка, не смотря на то, что на данном историческом этапе при этом ему пришлось расположить язык рядом со станками, рудниками, арсеналами и прочей хозяйственной частью. Возникающее при этом противоречие Сталин счёл менее важным, нежели следование вопреки исконному значению слова «базис».

Материалистический постулат марксизма о том, что в мире нет ничего кроме движущейся материи, явно затрещал по швам, однако, время его пересмотра ещё не настало. Повторимся: получивший духовное образование И. В. Сталин имел мировоззрение, намного превосходящее по глубине преходящую философию марксизма-ленинизма. Работа Сталина о языкознании фактически готовила прорыв в идеологии, приближала время пересмотра основ марксизма-ленинизма и понимания сути вавилонского проекта – главной тайны и движущей силы истории на протяжении долгих тысячелетий.

***

Прошло почти семьдесят лет. Поднятые И. В. Сталиным вопросы о сущности языка и его месте в жизни общества снова приобретают особый интерес в связи с тем, что, как упоминалось выше, наше общество в дополнение к основам марксизма-ленинизма получило возможность познакомиться с кругом представлений Концепцией Общественной Безопасности, особенно с попыткой применения метода системного анализа к общественным процессам, основные положения которого сводятся к следующему:

  1. Общество управляется путём воздействия на его ресурсы информационной и материальной природы. Наиболее важными ресурсами общества, по мере убывания весомости последствий управления, являются: методология(мировоззрение), хронография и фактология (подлинная история), идеология, искусствосистема массового воспитания и образования, средства массовой информациифинансы и экономика, средства геноцида, обычное военное оружие.

Любой ресурс может быть как объектом нападения, так и служить средством противостояния агрессии.

2. Исторический процесс на всех уровнях управляем людьми.

3. По мере исчерпания ресурса, определяемые им циклические общественные процессы «ускоряются» и ослабевают «по амплитуде» (Закон времени).

Концепция Общественной Безопасности представляет собой набор разнообразных представлений, касающихся различных сторон жизни общества. Со многими положениями КОБ согласиться трудно или вообще невозможно. Однако элементы системного анализа в применении к жизни общества заслуживают интерес. Напомним, что метод системного анализа заключается в построении обобщенной модели исследуемого явления или ситуации, включающей в себя выявление и учет расхода и восстановления действующих ресурсов, которыми располагает система, а также разнообразных связей, действующих внутри нее. Именно методу системного анализа обязаны наука и, особенно, техника своими лучшими достижениями. Несомненным шагом вперед по преодолению оголтелого материализма является включение в спецификацию ресурсов ресурса нематериальной природы, так называемого «информационного оружия». Наиболее мощным и эффективным информационным оружием КОБ признает мировоззрение, хранящееся в языке как системе упорядоченных образов и символов.

За каждым ресурсом КОБ признает специфическую частоту расходования-восстановления ресурса. Однако, правильно оценивая такой период, как, скажем, смена поколений, конкретным представлением о длительности периода такого ресурса как мировоззрение, КОБ не располагает. Отсюда многие несостоятельные трактовки библейских сюжетов.

Не противоречит представлениям КОБ положение о том, что рабовладельческая библейская система, обратив себе на службу и поставив под контроль практически все глобальные ресурсы, проходит в настоящий момент точку «сиона»]]>3]]>, то есть своего наивысшего, глобального могущества. Далее она будет, понемногу теряя, по инерции ещё очень долго сохранять преобладающий потенциал. А вот система противоположного содержания, основанная на глобальных семейно-общинных ценностях]]>4]]>, последовательным носителем которой является Россия, сегодня проходит точку наименьшего потенциала своих суммарных ресурсов. В силу циклического характера действия механизма Системы Глобального Противостояния, далее она медленно, но неуклонно начнёт накапливать ресурсы и восстанавливаться за счёт разгерметизации знаний, обретённых в Новую и последующие эпохи. На понимании этого обстоятельства основаны все позитивные прогнозы относительно грядущего могущества и расцвета России. В жизни общества, как и в простой механике, своя «энергетика», определяемая ресурсами общества. Здесь также невозможны вечные двигатели в виде «застывших», вечно длящихся однообразных исторических процессов. Рабовладельческому глобализму, как и всякому процессу в природе, отмерен свой срок, и зафиксировать его навечно никому не удастся.

Вкратце спектр ресурсов приведён в таблице «Информационные и материальные ресурсы общества как средства управления людьми» (стр.10). Таблица составлена на основе идей и материалов Концепции Общественной Безопасности. Вслед за названием ресурса раскрываются его содержание и наиболее значительный ущерб, причинённый данному ресурсу и обществу в целом. Например, мировоззренческий ресурс более всего пострадал от потери образного строя русского языка, насаждение материализма вытеснило представление о единой («святой») Троице и нанесло трудно поправимый урон представлению об окружающем мире и т. д. Разумеется, приведённый перечень ресурсов не может считаться исчерпывающим. Само понятие «ресурс» также приобретает целый спектр содержательных толкований, кроме основного – «источник развития». Например, «Средства геноцида» для России – ресурс разрушения, а вот медленно вырабатываемые механизмы противостояния алкоголизму и наркомании – ресурс противодействия, пока ещё не существующий.

Отметим, что «надстройке» по Марксу соответствует информационный ресурс (позиции 1-6), а «базису» по Марксу – материальный ресурс (позиции 7-9). Языку, как и считал И. В. Сталин, отводится первостепенное место, так как именно образный строй языка поддерживает и сохраняет информационный ресурс общества. Подлинным «базисом» общества, конечно же, следует считать именно информационный ресурс (позиции 1-6), ибо последствия управления им гораздо более весомые и необратимые (правильнее сказать, исключительно-долго-обратимые) по последствиям, нежели последствия управления материальными ресурсами.

В совокупности все девять приведённых позиций представляют собой обобщённый ресурс общества и определяют так называемый обобщённый вектор управления обществом, который может рассматриваться также как обобщённое оружие (материальное + информационное).

Из приведённой таблицы «Обобщённых ресурсов» отчётливо видно, что Россия терпит поражение как минимум по девяти позициям, из которых наше общество с трудом воспринимает опасность только по трём-пяти позициям, относящимся в первую очередь к материальным ресурсам.

Информационные и материальные ресурсы общества

как средства управления людьми

И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Е РЕСУРСЫ (ОРУЖИЕ) 1. 


Методология (мировоззрение) Образы и символы – язык, письмо и письменность. Мировоззренческая информация, сохраняемая в образном строе и корневой системе языка, позволяющая видеть и понимать общие и частные процессы в мироздании, а также получать новые знания. Учение о трёх сущностях – Троице. Представление о назначении, устройстве и циклическом характере Системы Глобального Противостояния. И т.д. 
2. 

Хронология и фактология Подлинная информация о системах летосчислений, датах и фактах, относящихся к прошлому человеческого общества. 
3. 

Идеология История как «утвержденное сверху» на данный момент описание прошлого. Религии и разного рода философии, а также идеологические диверсии вроде проектов «Голодомор», «Анти-Сталин», «Катынь» и т.д. 
4. 
Искусство Наиболее эффективный способ распространения идеологии вглубь общественного сознания. Произведения искусства могут хранить в себе и проносить заложенные в них идеи через века и тысячелетия. 
5. 
Система массового образования и воспитания в первую очередь, контроль над сознанием молодежи. 
6. 
Средства массовой информации (СМИ) Газеты, журналы, телевидение, интернет, оракулы-ясновидящие, слухи и проч. как наиболее эффективные средства оперативного распространения идеологии вширь общественного сознания. 
М А Т Е Р И А Л Ь Н Ы Е РЕСУРСЫ (ОРУЖИЕ) 7. 
Финансы и экономика Деньги как средство управления обществом. Любые ресурсы общества, поддающиеся количественной оценке. 


8. 

Средства геноцида Алкоголь, табак, наркотики, психотропные средства, отдельные виды химического оружия, ядерное оружие, – всё то, что способно не просто уничтожить человека, но нарушить геном уцелевших людей и тем самым изуродовать последующие поколения вплоть до полного вырождения. 
9. 
«Обычное» военное оружие Нож, пистолет, пушка, бомба и другие средства «механического» уничтожения человека.

Краткие выводы и рекомендации семинара:

  1. И. В. Сталин живо интересовался вопросами русского языка и много сделал для его сохранения. Первые послевоенные издания классиков без сокращений и поныне считаются лучшими. Без пятёрки по русскому языку и литературе ни при каких обстоятельствах не выдавалась золотая медаль в школах.
  2. И. В. Сталин не пытался преждевременно ломать существующие идеологические догмы марксизма, хотя и видел, что важнейшие вопросы природы языка с ними согласуются плохо.
  3. Размышляя над глубинными вопросами устройства и жизни общества, И. В. Сталин не обособлялся за кремлёвской стеной. Он стремился вызвать интерес и движение мысли в широких народных слоях. Общественные дискуссии, как своего рода всенародные политические семинары, были в те времена обычным явлением.
  4. Сегодня, в ходе информационной войны, как никогда, российскому обществу необходимо осознать неразрывность своей судьбы и судьбы главного своего информационного ресурса – русского языка.
  5. И. В. Сталин не преувеличивает глубину собственного проникновения в узкие языковые проблемы. Он постоянно подчёркивает, что он не языковед. Однако глубина и цельность миропонимания позволила И. В. Сталину вовремя отследить и пресечь троцкистскую вылазку эсперантистов, а также принять кадровые решения.
  6. В ближайшей исторической перспективе в России должен быть осмысленно взят курс на постепенное сворачивание всех «вавилонских» программ «смешения языков», т. е. создания и развития искуственных микроязыков и диалектов, создания и поддержки на их основе новых безкорневых языков (новоязов), а также строительства соответствующих новых наций-носителей новоязов (напр., пермского народа, уральского народа, сибирского народа, казачьего народа и т. д.), как постоянно действующих факторов расчленения России и подрыва её основного информационного ресурса.
  7. Необходимы усилия по защите русского языка от перманентных разрушительных реформ и сохранению русской письменности путем постепенного возврата к образному буквенному строю.
  8. Отдельные постулаты Концепции Общественной Безопасности, возможно, лягут в основу обновлённого, более глубокого, понимания общественностью природы социальных процессов, подготовки соответствующих кадров для выработки политических решений и создания адекватного информационного оружия для защиты национальных интересов России.

Литература:

  1. Сталин И. В. Марксизм и вопросы языкознания. ]]>http://www.philology.ru/linguistics1/stalin-50.htm]]>
  2. Алпатов, В. М. Марр, марризм и сталинизм // Философские исследования, 1993, № 4, с. 271-288.
  3. Мельников, В. Эсперанто // Энциклопедия для детей. Т. 10. Языкознание. Русский язык. – М., 1998. с. 424-425Санкт-Петербург
  4. Библия.

Материал подготовила КОНДАКОВА С. П.

ред. 24.07.2018

1 На всей земле был один язык и одно наречие… И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. 
И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; 
сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город [и башню]… (Библия. Бытие, гл.11)

2 Заметим, что слово «язычник» ныне часто трактуется как «носитель дохристианских религиозных многобожных культов», что правильнее было бы назвать просто «многобожник». Неправомочность замены слова «многобожник» на «язычник» заключается в том, что отвергнув многобожие и приняв христианство, «язычник» не перестал быть «язычником», т. е. носителем именно языка. Языка, возникшего от вавилонского смешения. Кстати, «язычество» это форма мн. ч. от «язычник». Ср., например, «казак» - «казачество». Короче, язык это язык, религиозный культ это религиозный культ. В русском языке для этого есть два разных слова. И не нужно их путать.

3 «СИОН» – сияющий, находящийся в блеске могущества. Слово происходит от названия СИОН-горы в Пелестине, на вершине которой располагалась крепость и постоянно горел священный факел. Русские паломники всегда называли эту гору СИЯН-горой. Слова «СИОН» и «СИЯН» отличаются только вариантом произношения, смысл их един, происхождение русское. По этой причине в местных языках, иврите и арабском, слово «СИОН», как инородное, не образует собственного смыслового гнезда и является исключительно образцом топонимического названия (по В. Емельянову).

4 Глобальные семейно-общинные ценности подразумевают право за всеми без исключения народами земли жить согласно этим ценностям, а не только за избранными, рассматривающими остальных как объект рабовладения.

Нажмите Подписаться на канал, чтобы не пропустить наши новые видео.