Восстановление смыслов. Что такое деньги? часть 2

Начало

В предыдущей части я уже говорил о том, что современные деньги не имеют никакой практической ценности и могут использоваться только как средство учёта. Для получения какой-либо практической ценности деньги в любой из современных форм, в том числе в виде золотых монет, необходимо вначале обменять на реальный товар или услугу. Но оказывается, что так было не всегда, поскольку раньше словом «золото» назывался вовсе не металл, а зерно, подтверждений чему осталось множество, как в русском языке, так и в исторических событиях.

Помните у Александра Сергеевича Пушкина строку в поэме «Руслан и Людмила»: «Там царь Кащей над златом чахнет»? Так вот золото=злато=злаки. Злаковые культуры это те, которые дают злато, то есть золото. А металл стали называть золотом потому, что он имеет цвет очень похожий на цвет спелого зерна. Тоже самое имеет место быть и в английском языке. Одна из очень популярных песен Стинга называется «Fields of Gold» - «Золотые поля», где под этим фразеологизмом подразумеваются поля спелого ячменя.

Теперь давайте проанализируем, а удобно ли будет использовать зерно в качестве денег при обмене?

Во-первых, в отличие от современных денег, зерно имеет практическую ценность. Его можно как употребить в пищу самому, так и использовать для корма скота.

Во-вторых, зерно очень легко разделять на части, в том числе до очень небольших объёмов.

В третьих, на зерно существует устойчивый спрос, как и на любой постоянно потребляемый продукт питания. Особенно когда у вас появляются поселения или города, где есть ремесленники или служащие, у которых нет возможности вести собственное натуральное хозяйство, чтобы самим обеспечивать выращивание необходимых продуктов питания.

В четвёртых, зерно достаточно хорошо хранится, что позволяет делать его запасы. Мало того, со стратегической точки зрения подобные запасы делать просто необходимо, тем самым подобные стратегические запасы могут служить обеспечением для других форм денег.  При этом, в отличие от того же золота, подобные запасы зерна имеют очень высокую практическую ценность, особенно в случае неурожая или природного катаклизма.

Видимо отсюда же происходит и выражение «давать в рост», когда говорят о предоставлении кредитов под проценты. Дело в том, что раньше, когда кому-то требовалось зерно на семена, то его «давали в рост» исходя из принципа взял один мешок, вернёшь два. При урожайности того времени в 5-6 зёрен с одного посаженного зерна, подобная плата была хоть и высокой, но воспринималась как вполне справедливая, поскольку в случае урожайности в 5 зёрен необходимо было вернуть хозяину семя четвёртую часть прироста или 25% (Взяли 1 часть зерна, вырастили 5 частей зерна, 1 часть возвращаем как чистый долг, следовательно прирост составил 4 части, из которого возвращаем за пользование семенами ещё 1 часть зерна или 25%).

Указание на то, что раньше зерно использовалось в качестве денег в Вавилонском царстве, имеется в ]]>законах вавилонского царя Хамурапи]]>. Во многих статьях в качестве средства платежа упоминается именно зерно или серебро, при этом золото в качестве средства оплаты практически нигде не упоминается. Во всех статьях, где упоминается золото (в данном случае именно металл), оно обозначает некую ценность, имущество, а не средство обмена или платежа. А вот зерно вместе с серебром в качестве средства платежа упоминаются постоянно.

Источник цитирования ]]>http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/hammurap.htm]]>

(§ 55)  Если  человек открыл свой арык для орошения,  но был нерадив,  и вода затопила поле соседей его, то он должен отмерить зерно в соответствии с урожаем его соседей.

(§ 56)  Если  человек  открыл воду,  и вода затопила работу, произведенную на поле его соседа,  то он должен  отмерить  по  10 гуров зерна за каждый бур площади.

(§ 57)  Если  пастух не испросил согласия у хозяина поля для скармливания травы овцам,  а скормил поле  овцам  без  разрешения хозяина  поля,  то  хозяин поля может сжать свое поле,  а пастух, который без разрешения хозяина поля  скормил  поле  овцам,  сверх того  должен  отдать хозяину поля по 20 гуров зерна за каждый бур площади.

В данном случае штраф за провинность взимается именно зерном.

(§ 71) Если он человек  отдает  зерно,  серебро  или  другое добро за дом повинности,  принадлежащий дому его соседа,  который он купил,  то все,  что он отдал,  он теряет,  а  дом  он  должен вернуть его хозяину.  Если же это не дом повинности,  то он может его купить:  за этот дом он может  отдавать  зерно,  серебро  или другое добро.

(§ 88)  Если  тамкар  дал  зерно как процентный долг,  то он может взять за один гур 1/5  зерна  как  проценты,  если  он  дал серебро  как  процентный долг,  то за один сикль серебра он может взять 1/б сикля и 5 ше как проценты.

(§ 89) Если человек,  взявший в долг под проценты, не имеет серебра для возвращения долга,  а имеет только зерно,  то, следуя царскому уставу,  тамкар должен взять в качестве процента  100 ка на 1 гур одним зерном.

(§ 94) Если  тамкар  дал  в  долг  под  проценты  зерно  или серебро,  и,  когда он давал в долг, он дал серебро малой гирей и зерно малой мерой,  а когда получил назад долг, он принял серебро большой  гирей и зерно большой мерой,  то этот тамкар теряет все, что он дал в долг.

Из данных статей однозначно следует, что в качестве законного средства платежа в Вавилоне используется только зерно или серебро, поскольку только на них установлены фиксированные ставки по кредитам и оговариваются прочие условия предоставления и возврата кредита.

В некоторых источниках мне встречалось упоминание о том, что в Вавилоне серебряные деньги были обеспечены зерном, то есть, в любой момент серебряные деньги могли быть обменены по установленному курсу на зерно в государственных хранилищах. Но пока, к сожалению, не удалось подтвердить эту информацию из-за отсутствия ссылок на источники. Но с учётом того факта, что налоги в Вавилоне собирались либо всё тем же серебром, либо натурой, в том числе зерном, это вполне вероятно.

Использование зерна в качестве денег, то есть всеобщего эквивалента обмена, либо денег, которые обеспечиваются именно зерном, оказывается весьма эффективным для любых территорий, где достаточно большая часть населения занимается земледелием и сама производит зерно. Но подобная система фактически исключает монополию элиты на эмиссию денег в том смысле, как это происходит сейчас. При этом из свода законов Хамурапи явно следует, что правящая элита Вавилона не ставила перед собой цели получить монополию на эмиссию денег. Поэтому зерно является в Вавилоне одним из законных средств платежа наравне с серебром. Этот факт, а также то, что Вавилон был одним из величайших государств прошлого, доказывает, что подобная система очень даже жизнеспособна и эффективна.

В качестве средства платежа зерно также использовалось во многих других местах, включая Европу и территорию России. Есть упоминания о том, что крестьяне расплачивались зерном за различные услуги, в том числе за помол зерна на муку, с кузнецами и другими ремесленниками. А вот уплата налогов в основном происходила металлическими деньгами, за исключением некоторых периодов, когда плата бралась именно зерном. Но это происходило в основном во время войн. И далеко не всегда это было именно сбором зерна в качестве налога. Та же «продразвёрстка», впервые введённая царским правительством 2 декабря 1916 года, была не налогом, а обязательной продажей зерна по установленной государством цене, хотя на начальном этапе это распространялось только на часть зерна. Остальное продавалось по рыночным ценам. Но из-за низкого поступления зерна по продразвёрстке и государственным заготовкам 25 марта (7 апреля) 1917 года временное правительство ввело «хлебную монополию», которая предусматривала передачу государству всего объёма произведённого зерна за вычетом установленных норм личного потребления.

То есть, продразвёрстка была придумана и изначально введена вовсе не большевиками. Тем не менее, после прихода к власти большевиков, «хлебная монополия» была подтверждена декретом Совета народных комиссаров от 9 мая 1918 года, а с 13 мая 1918 года была введена так называемая «продовольственная диктатура», которая распространила этот принцип на множество других продуктов. Данная политика просуществовала до 21 марта 1921 года, когда в связи с переходом к НЭПу продразвёрстка была заменена продналогом.

Формально сбор продовольствия во время продразвёрстки происходил по установленным государством ценам, но поскольку бумажные деньги, которыми расплачивались и Временное правительство, и Большевики, имели очень низкую покупательную способность, фактически продовольствие изымалось у крестьян бесплатно. Слабая власть или даже вообще временное отсутствие какой-либо законной власти приводили к тому, что бумажные деньги вообще теряли какое-либо доверие у населения. Аналогичная ситуация с потерей покупательной способности и гиперинфляцией местных бумажных денег наблюдается не только в России начала 20-го века во время революции и гражданской войны, а практические везде, где по тем или иным причинам происходит утрата доверия к власти, либо исчезает сама законная власть.

Хочу ещё раз обратить внимание читателей на тот факт, что в критических ситуациях денежное обращение заменяется на натуральный обмен, поскольку главным являются именно реальные ресурсы, товары или услуги, а вовсе не деньги. Возврат к денежному обращению происходит только после возврата доверия к власти.

Если же мы будем рассматривать историю появления металлических денег, то тут тоже много белых пятен и вопросов. Из всех версий, которые мне встречались при изучении данной темы, наиболее правдоподобной, на мой взгляд, является версия, что изначально металлические деньги использовались как средство учёта уплаты налогов, а уже потом их стали использовать и для других функций, которые сегодня выполняют деньги, включая универсальное средство обмена при торговле.

В общем виде эта система работала следующим образом. Сбор налогов с подданных происходил раз в год, обычно осенью, после сбора урожая. Налог в казну местного феодала (смотрящего за территорией) мог быть уплачен либо натурой, либо металлическими монетами, которые ранее были получены от этого же феодала за то, что ему уже был передан какой-то товар, либо была оказана та или иная услуга в промежутках между сбором налогов. То есть, в данной системе первичным является именно конкретный материальный ресурс, а не деньги как таковые. Поэтому «казна» это именно те реальные ресурсы и товары, которыми может распорядится тот или иной феодал -  держатель «казны». А сами монеты обеспечены правом феодала на сбор дани с подконтрольной ему территории, поскольку когда приходит время уплаты дани феодалу, то подданный может расплатиться либо реальными ресурсами, либо полученными ранее монетами. Поскольку выпускает монеты в обращение только сам феодал, то если монета находится у кого-то на руках, то значит за эту монету феодал уже раньше получил какую-то услугу или ресурс в счёт будущей уплаты дани. То есть, когда начинается оборот монет между остальными жителями данной территории, они, по сути, обмениваются между собой правом не платить дань феодалу реальными ресурсами или услугами, а вернуть вместо этого полученные ранее от него монеты.

В таком случае становится понятным, почему в средневековой Европе чеканится такое большое количество разных монет, которые имеют ограниченное обращение на сравнительно небольшой территории. Каждый феодал выпускает собственные деньги, поскольку они означают уплату дани в казну именно этого феодала. На территории, которая контролируется другим феодалом, чужие деньги сразу теряют свою ценность. А само право чеканить собственную монету на самом деле означает право собирать дань с некой территории, которую контролирует данный феодал.

В этой системе становится понятным и другой принцип, который когда—то в школьных учебниках по истории формулировался как «вассал моего вассала не мой вассал». Только на самом деле в данном выражении речь идёт не о том, кто кому может отдавать приказания, а о том, кто с кого может собирать налоги. Другими словами, данный принцип отражает запрет на двойное налогообложение населения. Выстраивается многоуровневая феодальная иерархическая пирамида подчинения, в которой каждый уровень собирает дань с нижестоящего уровня и с собранной дани платит соответствующую долю вышестоящему уровню.

Соответственно выстраивается и система денежного обращения. Монеты, которые чеканятся более высоким уровнем феодальной иерархии, не обращаются на нижних уровнях, а служат для расчётов только на уровне элиты. Ни в Европе, ни в России, золотые монеты практически не обращаются среди населения, так как их стоимость слишком высока, чтобы их можно было использовать для повседневных расчётов.

Переход на использование единой денежной единицы и заперт мелким феодалам нижнего уровня чеканить собственные монеты тоже происходит не сразу, а по мере того, как правящей элите становится очевидно, что использование множества разных монет, где каждая из монет обращается только на небольшой территории, усложняет систему и сдерживает развитие экономики.

Кстати, очень похоже на то, что данный принцип, когда право выпуска собственных денег означает право собирать дань с некоторой подконтрольной территории, сохранился до наших дней, только правящие кланы стали крупнее, как и контролируемые ими территории. Но в целом право выпуска сосбтвенной валюты означает право сбора дани с определённой территории, на которой данная валюта обращается. Аналогично и с иерархией валют. На верхнем уровне находится доллар, за счёт которого осуществляется скрытый сбор дани с остальных государств в пользу хозяев доллара, но этот механизм мы подробнее рассмотрим в следующей части.

 

Продолжение

Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Крамолу в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/kramola.info

 
Развернуть комментарии
 

Загрузка...