Запас прочности

 Общество всегда полагает, что должно жить и живёт правильно, в соответствии с коренными законами мироздания. И пока оно правильно живёт, будет ему благо, в том числе хлеб насущный. В этом убеждении что-то детское - "если я буду хорошо себя вести, мама даст конфетку". Такова психология человека.

         Много раз Россию прилюдно заставляли снимать портки и перед всем миром кланяться и каяться. Сейчас наступило время, когда униженная Россия возьмёт в руки меч и соберёт своих сыновей, и выберет раз и навсегда свою дорогу.

    Эпоха закончившегося XX-го века и начавшаяся XXI-го, переживаемая человечеством, есть эпохи суда и крушения. На суд идут все народы без исключения, одни ранее, другие позже. Крушение грозит каждому из них.

   Сбываются вещие слова о том, что мы все подлежим суду вечного живого огня, – разумеется, духовного огня, опаляющего, очищающего и обновляющего. И, нам, руским, прямым потомкам Этрусков, Скифов, надлежит не падать духом и не малодушествовать, а крепко верить в руских Богов и верно служить нашей РОДине, России - Руси, с которой началось это духовно-огненное опаление, очищение и обновление мира человечества.

    Так что же с нами происходит? Мы получим определённый ответ, читая произведения руской литературы 1970-х годов такие, как роман (повествование в рассказах) “Царь рыба” Виктора Астафьева, “Пожар” Валентина Распутина, “Плаха” Чингиза Айтматова, рассказы Василия Шукшина, публициста Александра Скалона. Мы не будем давать здесь анализа этих произведений, но в каждом из них видим столкновение человеческой духовности с аморальностью, полноты духа с пустотой, правды с ложью, причем “экология человека” поистине слита здесь с земными глобальными проблемами.

   “Собственно, отчего мы умираем?” – спрашивал в 1917 г. (за два года до своей голодной смерти) ютившийся в Сергиевом Посаде Василий Васильевич Розанов. Он констатировал удивительную лёгкость, с которой народ наш признал идеи атеизма и социализма, отбросив (“точно в баню сходили!”) прежнюю веру, понятие греха, совесть… Мы умираем от единственной и основательной причины – неуважения себя. Мы, собственно, самоуничтожаемся…

   Тенденции покорения и господства над природой, человеком сменились новыми взглядами, когда на первый план выходят мотивы раскаяния и сожаления с первыми попытками осмысления необходимости созидания не в ущерб природе. Публицистам и писателям, несомненно, удалось лучше, нежели нашим ученым, отразить как внешнюю сторону эволюции природопользования, так и глубинные процессы углубляющегося разлада природы и общества.

   В своей книге: Гармония хаоса, или фрактальная реальность” авторы В.Ю.Тихоплав, Т.С.Тихоплав рассказывают.

   “…Невозможно передать сожаление и боль от того, что некоторые ученые слишком часто остаются абсолютно равнодушными к необычным открытиям. Может быть, разумнее тратить деньги на “ненужные” с точки зрения ортодоксов исследования, чем “выплеснуть с мыльной водой ребёнка на помойку”. Столько же поразительных разработок прошло мимо равнодушных ученых, которые окопались в своём “окопе”, обложились подушками и заботятся единственно о том, чтобы сохранить свои привилегия и своё имя. И главное, ученые-ортодоксы не просто равнодушны к новым знаниям, они интенсивно препятствуют их развитию.

   Как писал Константин Эдуардович Циолковский: “Постоянно отвергаются старые гипотезы и совершенствуется наука. И всегда этому более всего препятствуют ученые, потому что они от этой переделки более всего теряют и страдают”. Это именно о них сказал Гумилёв: “Как пёс, он должен защищать годами созданное имя”. Неужели они не понимают, что потомки разберутся во всех их хитростях и подлостях (а может быть, глупостях) в борьбе с лженаукой, расставят всё по своим местам, воздав всем должное.

   Остаётся только вспомнить Омара Хайяма:

Если вдруг снизошла на тебя благодать,

Можешь всё, что имеешь, за правду отдать.

Но, святой человек, не испытывай гнева

На того, кто за правду не хочет страдать!

    Гнева нет, есть сожаление! Какое великое счастье, что существуют ученые, которые могут “всё, что имеют, за правду отдать”. Ведь именно благодаря им, их беззаветному труду мы все обязаны тем знаниям, которые они добыли, продираясь через улюлюкающую толпу “собратьев” – ортодоксов. Через тернии к звёздам, к Богам Русичей Славян!…”.

   Люди невольно задают вопрос: что же всё-таки произошло? Одни пытаются понять: что они сделали не так? Другие: что всегда было не так? Третьи приходят к выводу, что в мире вообще ничего особенно хорошего нет, рассчитывать не на что, и миром правит зло и сатана. Когда начинается кризис природы и общества, перед испуганным, мечущимся обществом стоит выбор из четырёх перспектив. Одна, казалось бы, самая простая: научиться получать с той же земли больше продуктов. Но как раз эта перспектива требует жесткого переосмысления всего прежнего пути, пройденного обществом. И поиск нового пути. Такого, в котором появятся новые ответы на самые основные вопросы: кто я такой? Как устроен мир? Где границы дозволенного? Это – поиск новой гармонии с окружающим миром. Гармонии, при которой можно будет получать больше всего необходимого с той же площади земли. Например, так было при переходе от подсечно-огневого земледелия к регулярному трёхполью, а потом к многополью. Когда стало необходимым жить в многолюдных деревнях, возделывать одно и то же поле. Прогресс этот долгое время рисовался в розовых тонах: как обретение новых возможностей, решение проблем и так далее. Но существовала и другая сторона прогресса, страшная и безобразная.

   Не все в состоянии перейти к новому мировоззрению, к новому образу жизни. Хорошо, если можно бежать на редко заселенный, богатый ресурсами восток. А если уже некуда? Тогда умирать? Между прочим, некоторые племена индейцев Южной Америки выбрали именно такой путь. Жизнь им оставила только два выбора: переход к земледелию или смерть. И племена выбирали смерть. Садились на деревенской площади. Принося с собой маленьких детей, потеснее садились, прижимаясь, друг к другу, пока были силы – пели песни. И умирали. Только индейцы умирали в XIX веке, на глазах у европейских путешественников, а наши предки скифы-славяне становились земледельцами, отказываясь от посечно-огневого земледелия. Грязь, жестокость и кровь давно забыты, осталось лучезарное зрелище прогресса, восхождение к более совершенным формам жизни.

   За прогресс всегда есть цена – отказ от какой-то части своей культуры. И потому прогресс – путь не только приобретений, но неизбежных потерь. Мы никогда не узнаем, что мы потеряли с подсечно-огневым земледелием, по крайней, мере, до конца. Люди если и не понимают этого сознательно, то уж, во всяком случае, чувствуют двойственность прогресса, даже самого необходимого. Откровенно говоря, общество очень не любит развития, потому что развиваться – значит изменяться. А изменения непредсказуемы и для общества в целом, и для отдельных его членов. Никто не знает, что будет лично с ним, с его детьми и внуками, с его общественным кругом, с людьми, похожими на него психологически, если начнутся изменения. Люди не любят развития, чреватого непредсказуемыми переменами. Если есть хоть малейший шанс избежать развития, общество стремится его избежать. Или, если перемены неизбежны, пусть их будет поменьше. Чем меньше перемены, чем они формальнее, мельче, тем лучше!

   Во время кризиса природы и общества существуют ещё возможности кроме развития, завоевать богатую и культурную страну и какое-то время жить за счет этноса этой богатой страны. Только рано или поздно завоёванная страна стряхнёт с себя завоевателей, или ассимилирует их. Как убедительно показано Гумилевым, причиной гибели этносов, является возникновение режимов власти (и соответствующих систем взглядов), паразитирующих на этносе, подобно раковой опухоли. Принципом существования таких режимов, названных антисистемами, является принцип лжи, т.е. ложь во всех мыслимых формах, начиная от "скромного умолчания" значащей информации до откровенной дезинформации становится неотъемлемым атрибутом власти. Думаю, что любой из читателей может привести практически неограниченное число примеров лжи эпохи  “коммунизма”, а в дальнейшем эпохи «ельцинизма».

    Ситуация в России усугубляется тем, что технологическая революция в области информации к нашему обществу явилась главным образом в форме технологий, позволяющих манипулировать массовым сознанием. Так что степень опасности (и особенно ее источники), нависшая над существованием российского суперэтноса, не имеет аналога в предшествующей истории. Властью в России осквернено слово "демократия", т.е. власть в интересах народа, поскольку под лозунги о демократии установлена власть в интересах узкой группы лиц. Значит, реализован режим антидемократии. Таким образом, в России функционирует антисистема в форме антидемократии. Вымирание населения страны показывает, что это особо опасный вариант агрессивной антисистемы, не довольствующейся только поддержанием собственного существования, а фактически уничтожающей этнос. Да, какое-то время  так жить можно! В этом случае можно и не решать никакие вопросы развития общества. Не надо отказываться от наследия прошлого прошедшей антисистемы, наследия мудрых предков, пересматривать “привычные” нормы человеческого общежития, не надо работать ни больше, ни лучше, чем раньше. Можно ещё какое-то время жить так, как привыкли, совершая, только одно усилие, чтобы завоёванная страна, паче чаяния, не освободилась.

   Можно также еще расселиться в географическом пространстве, осваивая новые земли. Для этого нужно иметь большой запас свободных земель, причем таких, на которые можно переселиться, не меняя привычных форм хозяйствования. Тогда тоже можно не решать никаких насущных проблем. У тебя мало хлеба? Переселяйся! Так двигались по земле племена индоарийцев, завоевавших Индию, но не для того, чтобы её ограбить (грабить было особенно нечего), а чтобы в ней поселиться и жить. Так действовали буры в Южной Африке, уходя жить от побережья океана в богатые саванны за реку Вааль. Так расселялись племена германцев в Скандинавии.

   Есть ещё способ, он выглядит страшнее всех, но он и легче: надо чтобы людей стало поменьше. Хорошо, если сам Бог послал походящую эпидемию или голод. Как, например, стало просторно в Европе после пандемии чумы в XIV веке! Отпала возможность назревавшего  протестантского переворота, коренного изменения религии, образа жизни и форм человеческого общежития. И на какое-то время отпала надобность открывать Америку! Вот радость-то!

   Кстати на примере Скандинавии очень хорошо видно как совмещаются многие способы избежать развития. В современном мире, это хорошо просматривается в России, как мировое сообщество, не желая развиваться, освобождает для себя жизненное пространство, уничтожая суперэтнос славян. Удастся если им, основательно завоевать большую и богатую страну Россию, избыточное население Европы и жирующая Америка уходит туда, проблема снимается. А если даже завоевать никого не удаётся, а новые страны увы не находятся больше, тоже неплохо! Для этого существуют войны, которые можно вызвать искусственно, борьба с терроризмом, религиозная война.

   В нынешней России миллионы проблем и нерешенных задач, которые власть не хочет и неспособна решить. Власть, чьи силы уже кончились, которая ввергает Россию в пучину гражданских войн, способствует окончательному распаду государства. Отдает Сибирь и Дальний Восток Китаю, допускает подход НАТО вплотную к нашим границам. Допускает притеснение руского народа внутри и вне России, рекламирование и распространение сект и прочей чуждой нам ереси. Продолжает реформы, которые лишь приводят к дальнейшему обеднению народа и государства.

    Безсмысленно обсуждать то, что идет от чиновника. Он втягивает в обсуждение надуманных вопросов. Славится профессиональным умением ускользать от дискуссии по действительно важным вопросам. Стараясь оправдать свой хлеб, исполняет песни не о главном. Вот и сейчас. Прогрессивная педагогическая и родительская общественность страны ведет полемику о причинах кризиса образования и путях его преодоления. А чем в это время озабочены чиновники от образования? Да разным. Планов громадье. Причем они крайне непоследовательны, успешно проваливаются один за другим. Испугавшись девятого вала подростковой преступности, поклялись-таки повернуть школу лицом к ребенку и жизни - гуманизировать.

    Поскольку от пустых обещаний результаты плачевные, решили с идеей гуманизации покончить. Стали живого маленького человечка втискивать в прокрустово ложе образовательного стандарта. Не работает. А что если в обветшавшую школьную избушку подселить бабу ЕГУ? Денег то на ремонт нет, зато можно подписаться на еврозаказ, заодно призанять деньжат на модернизацию-профилизацию. А поскольку зарплаты у педагогов символические, возникает идея сконцентрировать и прокручивать их деньги в других местах. Только и делов, пересади всех чохом в виртуальные округа и получай за близость к власти прямо на поле чудес орден "За заслуги перед Отечеством"... А отечество всех нас спросило? Вот и получается: "Увы, друзья, как ни садитесь, а обучать вы не годитесь!"




 

   Читатель вправе спросить: Почему молчит профессиональное педагогическое сообщество, все те, кто способен и должен занять экспертную позицию в данной кризисной ситуации, помочь пролить свет на истину о роли образования в обществе? А проблема большинства педагогов в том, что им явно не хватает целостного философского осмысления происходящих в стране и во всем мире событий. Да и не мудрено. Ведь они сами прошли школу, обучающий конвейер, который усредняет личность, стандартизирует, учит быть таким, как все. Но не учит главному - жизни, умению плыть против течения.      

   Прежде всего, надо четко осознать, что образование является системообразующей структурой общества, роль которой непрерывно возрастает. Действительно, главной производительной силой в постиндустриальном обществе стала наука, поставляющая современные технологии и обеспечивающая (благодаря фундаментальным исследованиям) опережающий технологический прогресс. Очевидно, что без хорошего образования о науке говорить бессмысленно. Не секрет, например что, после поражения во второй мировой войне, Япония сделала ставку на образование. И эта политика себя полностью оправдала. Страна, обладающая скудными природными ресурсами, стала одним из лидеров мировой экономики, производя товары, до девяноста процентов, стоимости которых составляет интеллектуальный вклад. Поэтому не случайно Япония, Южная Корея, Сингапур и Европа ставили вопрос о всеобщем высшем образовании.

    Образование, являясь одним из важнейших компонентов культуры, имеет и самостоятельную ценность для личности и общества. Не боясь повторить банальную истину, напомним, что главная цель современного образования: научить учиться, т.е. самостоятельно «добывать» (находить, обрабатывать и усваивать) информацию. В свете сказанного уместно отметить, что основу так называемого среднего класса в развитых странах Запада составляют инженеры, врачи, юристы, педагоги, журналисты, офицеры, менеджеры, ученые…, короче, высококвалифицированные специалисты, живущие своим трудом и способные регулярно квалификацию повышать.

 

    Чрезмерная актуализация темы компетентности, профильной подготовки в контексте "иконизации" рынка как раз и свидетельствует о колониальном векторе модернизации российского образования. Всем, кто знает историю вопроса, понятно, что здесь первопричиной является сформулированный Евросоюзом заказ образованию - на благозвучные компетентности. Именно здесь основной камень преткновения. Большой бизнес, заняв командные высоты в обществе, требует от системы образования обеспечить рыночную экономику безропотной рабочей силой. Заказчиков и исполнителей заботит лишь система профессиональной "огранки" того, что уже выросло. Аморфным населением проще манипулировать, чем одухотворенным народом. Вот действительные мотивы мощной стратегии большого капитала по изменению сознания коренного населения русских и русскоговорящих россиян.

    В основе прозападной политики, проводимой через образование, лежат рыночные идеи, своеобразной иконой которых является миф об эффективности рыночного саморегулирования. То, что это миф, неочевидно только слепому. В ситуации слома идеологии государства в смятенное общественное самосознание усиленно внедряется мысль о необходимости посвятить свою жизнь служению большому капиталу. А относительно феномена "иконизации" рынка позволительно сослаться на мнение известного ученого Мануэля Кастельса из университета Беркли (США). Он утверждает, что упования на способность рынка к саморегулированию совершенно беспочвенны. В связи с процессами глобализации мировых сетей информации, производства и сбыта, труда, уже никто не может гарантированно прогнозировать и эффективно управлять рыночной стихией. Что чревато глобализацией всего спектра проблем человечества. Современные информационные технологии способны оптимизировать управление экономикой в планетарном масштабе. Это позволит человечеству достойно выполнять свою высокую миссию сотворца прекрасного мира. Дело за просветлением сознания и доброй волей политиков

    Так что, нынешние властители государства российского не удовлетворяют государственным интересам, и действуют в интересах государств, чья экспансия направлена против России. А если власть антигосударственная и антинародная, то с нею нельзя мириться. Всё идёт вход для осуществления корыстных меркантильных планов кучки людей, сегодня и сейчас, после меня хоть потоп…. Молодёжь гибнет, людей становится меньше, проблемы можно уже не решать, развиваться не обязательно. Да, Скандинавия времён викингов успешно избегнула “ужасов” развития. Вот только впоследствии это ей мало помогло. Очень скоро настал ужасающий момент, когда пришлось меняться и меняться.

   В славянском мире этот момент имел специфическую возможность не развиваться, снимая все проблемы перенаселения простым перемещением людей на ещё пустые земли. Разумеется, этот “Восток” всё время перемещался и перемещается, движется, не остаётся на одном месте. Только лишь в “перестройку” он искусственно затормозился, и людей стали сгонять с будущих благодатных земель, мотивируя дороговизной и нерентабельностью там жизни, а порой фальсифицируя мнимой бедностью страны отказывая дотационное поддержание восточных просторов России.

     Политическая партия есть всегда часть целого, малая часть всех граждан, и только она сама знает это, потому и называет себя партией (от латинского “парс” – часть). Но посягает она на гораздо большее, на власть в государстве, на захват её. Она стремится навязать государству свою партийную частную программу, вопреки сочувствующим ей и желанию всех остальных граждан. В силу одного этого, каждая партия представляет из себя меньшинство, навязывающее свою волю большинству. И в силу одного этого всякий демократический  строй должен был бы допускать одни коалиционные правительства, которые и должны были бы находить спасительный компромисс между партиями (частями), для того, чтобы представлять целое. Но история показывает, что при современном, страстном и распалённом духе партийности – такой сговор достигается лишь с большим трудом: партии не желают друг  друга. Таким образом, партийный строй разжигает честолюбие и партийное соревнование, и “части” оттесняют друг друга от власти. В лучшем случае из этого возникают вредоносные для государства “качели”: правее, левее, правее, левее – независимо от подлинного государственного дела. Коренник топчется на месте, пристяжные по очереди срывают экипаж в свою ближайшую канаву, кучера нет или он растерянно бездействует, а едущие пассажиры с тревогой следят за своевольными пристяжными и ждут своей судьбы.… Есть такие моменты жизни, когда, тяжко говорить. Даже то, что вправе бы сказать о живых, не осмеливаешься адресовать мертвым.

    В жизни необходимо иметь право на правду! Не всякий пытающийся выговорить её, может это. За словом должна стоять личная мысль; должен ощущаться характер, слышаться искренняя убеждённость; должно проглядываться чувство собственного достоинства. Слово должно быть выстраданным и сказанным из сердца. Тогда оно убеждает и побеждает; тогда оно несёт не лгущую полуправду, а честную правду. И напрасно думать, что всё это теоретическая выдумка, ибо это доступно всякому простому и порядочному человеку.

   Когда Гитлер вёл пропаганду против большевизма-коммунизма, - он лгал, лгал с темпераментом безстыдника. Лгал и тогда, когда произносил подходящие слова о достоверных фактах. Искренние руские антикоммунисты, годами работавшие над ответственным и правдивым обличением большевизма, чувствовали, как эта двусмысленная, обманная пропаганда лжеца – компрометирует их и их дело. Бывают соседи, от которых все отворачиваются, бывают “единомышленники”, которые внушают всякому отвращение. Подобно тому, как бывают “награды”, которые хуже пятна. Когда предатель проповедует верность и с виду высказывает правильные мысли, - он лжёт.

    Когда наёмный агент чужой державы зовёт к безкорыстному служению России, - он лжёт. Лгал Зиновьев, взывая к социальной справедливости. Лгал Дзержинский, восхваляя и “практикуя” гуманность. Лгал Литвинов, рекомендуя денежную корректность. Лгал Горбачев, проповедуя перестройку и социализм с человеческим лицом. Лгал Ельцин, обещая народу “молочные реки и кисельные берега”, чтобы получить побольше конституционных прав и поменьше ответственности. Лгал Жириновский, крича о притеснениях коренного населения России руских, но постоянно лоббируя жизненно важные вопросы. Лгал Егор Гайдар (дед Егора недаром написал сказку о мальчише-плохише, как в воду глядел.). Лгал Чубайс, обещая на ваучеры по два автомобиля “Волга” тотально обворовывая с Гайдаром население огромной страны.

    В эпоху величайшей смуты и лжи нам надо хранить чувство правды, как зеницу ока, и требовать от себя и от людей, правда, на правду. Ибо без чувства правды мы не узнаем лжеца, а без права на правду мы погубим всякую истину, всякое убеждение, всякое доказательство и всё священное в жизни. Россию можно строить только на взаимном доверии; а если руские люди будут лгать друг другу, то они распылятся в мире и погибнут от взаимного недоверия и предательства.

 

Загрузка...
Развернуть комментарии