7 доказательств поддельности бюста Нефертити

На сегодняшний день бюст Нефертити это одно из самых известных произведений древнеегипетского искусства, выполненного в амарнском стиле. Бюст представляет собой стилизованный портрет Царицы Нефертити, которая была супругой фараона Эхнатона, который вошел в историю благодаря ряду инновационных реформ, его правление пришлось на период с 1351-1334 гг. до н.э. В настоящее время бюст Нефертити выставлен в качестве экспоната в Новом музее, в Берлине.

Специалисты спорят о происхождении царицы, о том, из какого рода она была, однако для обычных людей более интересными являются споры о подлинности знаменитого артефакта. Они ведутся уже давно, и последний тяжелый удар по защитникам версии его аутентичности нанес швейцарский искусствовед Анри Стирлин (Henri Stierlin), безапелляционно заявивший о подделке. Какие же у него аргументы?

В 1912 году немецким археологами, во главе с Людвигом Борхардтом проводились раскопки одного из разрушенных городищ, которых очень много на территории современного Египта. По предположениям специалистов, они раскапывали мастерскую, принадлежавшую царскому скульптору.

В один из дней, археологами среди кирпичной пыли была замечена часть скульптуры. После многочасовых попыток осторожно вытащить ее из песка и обломков кирпичных стен дома, историки смогли увидеть, что их находка это бюст женщины в натуральную величину, выполненный из известняка и с великолепно сохранившимися красками. Лицо женщины имело нежный овал, прекрасно очерченный пухлый рот, великолепные глаза в форме миндалин, прямой нос. Левый глаз слегка оцарапан и видимо из-за этого дефекта и выпал глаз, который хорошо сохранился с правой стороны. Правый глаз представляет собой вставку из горного хрусталя с небольшим зрачком из черного дерева. Синий парик, довольно высокий, обвит небольшой золой повязкой, которая украшена драгоценными камнями. По предположениям археологов, раньше на лбу бюста располагалась урей – символ царской власти в виде священной змеи.

Руководитель археологической экспедиции Людвиг Борхардт на раскопках в Амарне, 1912 год. Справа: брат короля Саксонии, герцог Иоганн-Георг рядом со своей второй женой, герцогиней Марией Иммакулой. По странному совпадению, прибытие уважаемой делегации совпало с обнаружением бюста – все произошло 6 декабря 1912 года.

 

Бюст был вывезен немецкими археологами в Германию и сегодня он хранится в Новом музее в Египте. На протяжении всего двадцатого века, находка не раз подвергалась самым различным экспериментам со стороны ученых. И вот совсем недавно, исследователи сделали сенсационный вывод, согласно которому лицо красивейшей царицы Древнего Египта ретушировалось после того, как был сделан первоначальный вариант бюста. Так применяя методы компьютерной томографии, исследователи смогли разглядеть под слоем штукатурки, настоящее лицо этой женщины – фараона. Как оказалось, супруга Эхнатона имела небольшую горбинку на носу, уголки ее губ были слегка опущены вниз, на щеках имелись складки-ямочки и скулы были не так четко обозначены. Хотя глаза были более выразительными. Историки считают, что бюст не раз переделывался в соответствии с меняющимися канонами женской красоты. Так не раз отшлифовывались скулы, изменялось лицо, углублялись глаза, нетронутыми оставались лишь царские уши.

Вместе с бюстом Нефертити в Берлинском музее выставлены фресковые изображения второй жены Эхнатона, небольшая статуэтка Великой царицы, так же выполненная из известняка, два портрета Нефертити – из гипса и гранита. Но несмотря на прекрасное состояние остальных экспонатов в этой древнеегипетской выставке, бюст неизменно приковывает к себе внимание экскурсантов. Именно он является главное достопримечательностью музея и визитной карточкой всего искусства Амарны.

 

Вообще, скульптур, найденных экспедицией во время раскопок, было несколько. На фото: гранитная голова Нефертити. В отличие от известного бюста царицы, поражающего своим современным видом и выпадающим из канонов древнеегипетского искусства, этот портрет никаких подозрений не вызывает.

Из-за гранитной эрозии очертания лица сделались нечеткими. Степень эрозии показывает, что этой скульптуре не одна тысяча лет. Подделать эрозийное разрушение практически невозможно.

Датировать цветной бюст Нефертити традиционными для археологов естественно-научными методами сложно, поскольку он сделана из камня. Однако критический анализ все же возможен. Его основные моменты изложены в книге Анри Стирлина, вышедшей в 2009 году, “Бюст Нефертити – египтологическое надувательство?”

Какие весомые аргументы приводит автор?

 

1. Подозрительная идеальная сохранность находки

Считается, что условия пребывания бюста Нефертити в земле были просто идеальными, что вызывает соответствующие вопросы. Конечно, существуют хорошо сохранившиеся даже мумии, например, найденные там же, в Амарне. Но они находились в замурованных захоронениях в каменных гробницах, без доступа воздуха, с неизменными уровнями влажности и температуры. А так называемая мастерская Тутмоса, где был обнаружен бюст царицы, находилась на открытом воздухе. Очевидно, что в ней условия пребывания скульптурных изделий были совершенно иные, намного более разрушительные.

Более того, город Амарна, или Ахетатон, стоял на пологом берегу Нила, и мастерская Тутмоса находилась примерно в 150-200 метрах от воды. Во время периодических паводков (до 7 метров высотой) водой заливалась вся территория. Все изделия, которые якобы нашли в этой мастерской, включая цветной бюст, в это время должны были находиться если не в воде, то в очень влажном грунте. Во время своего обнаружения бюст Нефертити лежал глубоко в песке на самом берегу реки. Как можно поверить в то, что он пролежал в таких условиях 3360 лет и при этом остался практически невредимым?

 

Для сравнения. Слева – подлинная скульптура головы Нефертити. Мы хорошо видим каково естественное разрушение известняка в реальности. Артефакт найден в Амарне, высота – 36 см.

Знаменитый же бюст Нефертити вообще не имеет следов контакта с грунтом. Гипс является довольно мягким материалом, поэтому удивительно, что на портрете царицы нет ни одной царапины, ободрано лишь ухо, чуть пострадало основание скульптуры…

 

 

2. Устойчивость

Древнеегипетская скульптура всегда выполнена с чрезмерным запасом устойчивости, это ее чуть ли не главный признак. Любой мастер Древнего Египта чувствовал распределение тяжести в своем творении, и никогда не делал нечто воздушное, легкое и неустойчивое. Всё творилось на долгие века, статуи не должны были опрокинуться от случайного легкого воздействия. Бюст Нефертити входит в противоречие с этими традициями, центр тяжести у него сильно смещён вперёд, отчего скульптура получилась крайне неустойчивой. Чтобы решить эту проблему, при установке в берлинском музее в ее основание вмонтировали два металлических штифта. Интересно, а как бы Эхнатон у себя во дворце монтировал бюст своей любимой супруги?

 

 

Слева: рентгенограмма бюста. Справа: при увеличении хорошо видно наложение двух слоев гипса различной плотности. Очевидно, это было нужно, чтобы привести скульптуру хоть к какому-то равновесию. Видно, что сначала был наложен менее плотный гипс, но фигура осталась неустойчивой. Тогда был добавлен новый, более плотный слой гипса. Бюст стал более устойчивым, но явно недостаточно: при небольшом толчке фигура потеряла бы равновесие.

 

 

3. Плечи

Одна из бросающихся в глаза особенностей фигуры – вертикально отсечённые плечи. Ни одна древнеегипетская скульптура не имеет такой формы, они всегда заканчивались либо шеей, либо делались по пояс или в полный рост. На лицо несоответствие канонам.

 

4. Журнал экспедиции

Далее. Все профессиональные археологи ведут журнал, куда записывают сведения о найденных ценностях: где, когда и как они были обнаружены. Описывается внешний вид, прилагаются фотографии или их зарисовки и так далее. Журналы экспедиции Борхардта сохранились, но упоминаний о прекрасной и удивительной находке в них нет. Как нет в архивах и специального разрешения, которое выдает египетская сторона при вывозе археологических находок за пределы страны.

Отсутствие первичной информации о скульптуре, естественно, настораживает исследователей, однако дальше эта история становится еще более странной. После того, как скульптуру видел герцог Саксонский, приехавший на раскопки точно в день ее находки, она исчезает из поля зрения ученых и общественности на долгие 11 лет. Оказывается, всё это время скульптура просто хранилась у Джеймса Симона, который спонсировал экспедицию. Возможно ли такое, если речь идет о сенсационной археологической находке?

 

 

5. Вторая скульптура под первой

Во времена Борхардта компьютерной томографии не было, но сейчас она есть и многое проясняет. С её помощью выяснилась странная вещь – внутри бюста находится вторая скульптура. Получается, художник сначала работал с камнем, сделав заготовку, а потом лепил на нее гипс, придавая более совершенные формы. Это просто и понятно, но ни один из древних мастеров не пользовался подобной технологией изготовления скульптуры. Археологии Древнего Египта такие случаи не известны. Это важнейший аргумент в пользу всего лишь столетнего возраста бюста, так как речь идет о современной технологии подделок.

 

 

6. Запланированная одноглазость

С помощью томографа специалистам удалось заглянуть под горный хрусталь, из которого сделан правый глаз скульптуры. Оказалась, что у левого глаза плоская поверхность, у правого — выпуклая. Стало очевидно, что левый хрустальный глаз не утерян, как считали раньше, его просто никогда не было. Одноглазие было запланировано изначально. Но не мог же Тутмос сделать царицу одноглазой?

 

 

7. Уши тоже повредили при производстве

Томография также дала основание утверждать, что повреждение ушей было осуществлено тоже на уровне заготовки.

Правое ухо головы царицы, здесь видна работа фальсификатора. Он демонстративно оставил следы от реконструкции поврежденного уха, которая понадобилась ему только для того, чтобы нанесенные им же самим повреждения выглядели естественно. По ошибке мастера на ухе нет следов тысячелетней эрозии. Видно, что краску на нем соскоблили будто вчера, кусочек гипса был отколот и тут же приклеен, то есть части скульптуры не лежали отдельно друг от друга в песке более трех тысяч лет.

Анри Стирлин предполагает, что бюст Нефертити был создан скульптором Герхардом Марксом по заказу Борхардта для того, чтобы опробовать древние краски, привезённые с раскопок. Однако когда красоту «шедевра» оценил принц Иоганн Георг, Борхардт не осмелился признаться, чтобы не поставить знатного гостя в дурацкое положение, и сделал вид, будто это действительно древняя скульптура.

 

 

Есть и более радикальная версия фальсификации. Якобы вся экспедиция Людвига Борхардта изначально ставила своей целью легализацию подделок, выполненных на основе гранитной головы Нефертити, которая и была единственным подлинным артефактом, обнаруженным экспедицией.

 

 

Берлинский писатель Эрдоган Эрчиван в своей книге «Утраченные звенья археологии» не мелочится: сразу сто знаменитых археологических сокровищ (среди них, скажем, и сокровища Трои, хранящиеся ныне в ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве) он «разоблачает» как подделки. Глава о Нефертити – из числа наиболее скромных в этой книге. По мнению Эрчивана, за подделкой стояла не злая воля Борхарда, а желание испробовать свои силы: насколько он в состоянии воспроизвести древние образцы? Эрчиван полагает также, что моделью для Борхарда служили не только древние изображения, обнаруженные им в мастерской скульптора Тутмоса (подлинность многочисленных изображений Нефертити из гранита, мрамора, нефрита и других камней не вызывает сомнений), но и собственная жена немецкого археолога. Автор книги утверждает, что бюст «несет на себе отпечаток сходства» с мадам Борхард.

Аргументация другого разоблачителя – французского писателя и фотографа Андре Штирлина – во многом совпадает с аргументацией Эрчивана, но содержит куда больше научных и исторических деталей. Так, он предполагает, что Борхард реконструировал облик Нефертити, чтобы продемонстрировать, как выглядели древние украшения: известно, что он надевал на бюст свои ювелирные находки. При реконструкции он пользовался теми красками, что были им обнаружены на стенах египетских усыпальниц.

Тесно сотрудничал Борхард и с египетскими мастерами подделки: этот промысел процветал на потребу туристам уже в XIX веке. Цель у археолога была, правда, благородная: научиться отличать подделки от оригиналов. Тем не менее, именно из его рук попала в Египетский музей «древняя» стелла, которая лишь несколько лет назад была опознана экспертами как подделка.

В случае Нефертити Борхард, как предполагает Штирлин, изначально не хотел выдавать свою подделку за оригинал. Но красочный бюст привел всех в такой восторг, что история обрела собственную динамику…

Эксперты берлинского Египетского музея во главе с его директором, профессором Дитрихом Вильдунгом отвергают все предоложения о том, что речь может идти о подделке. Они ссылаются как на многократные исследования древней статуи, так и на исторические документы.

А началось все еще в 1906 году, когда Немецкое Восточное Общество приобрело права на ведение раскопок в окрестностях эль-Амарна, предполагаемой древней столицы фараона Эхнатона – Ахетатона. Финансировал раскопки берлинский меценат Джеймс Саймон, богатый торговец хлопком, при этом – страстный патриот Пруссии и не менее страстный любитель древностей. Осенью 1912 года были начаты раскопки в квардрате P 47, обозначенном в плане археологов как развалины жилого дома. Под слоем песка обнаружили мастерскую придворного скульптора Тутмоса. Красавица Нефертити царила безраздельно в мастерской художника: ее изображения были обнаружены во всех мыслимых видах: от миниатюрной деревянной фигуры до знаменитого бюста. «Бюст царицы 47 сантиметров в высоту. В высоком срезанном сверху парике, перевязанном посередине широкой лентой. Краски – как будто только что нанесены. Превосходная работа. Описывать бесполезно. Надо видеть…» – такую запись сделал в своем дневнике 6 декабря 1912 года Людвиг Борхард, археолог и атташе по вопросам науки при прусском консульстве в Каире. В 1913 году драгоценная находка была привезена в Германию, где хранилась затем в разных музеях.

С некоторых пор царица покровительствует Музейному острову, весьма эффективно «лоббируя» его интересы. Скажем, финансирование восстановления Нового музея в Берлине было в свое время утверждено под лозунгом создания «дома для Нефертити». В общем, египетская царица – хороший повод для сенсаций. Как сказал профессор Вильдунг: «Красивая женщина и скандал: это всегда хорошо продается».

По сей день продолжается спор между египетским правительством и руководством музея в Берлине, по поводу окончательного решения вопросов собственности по отношению к этому историческому памятнику. В Египте на плато Гизы в самое ближайшее время планируется проведение выставки, на которой будут представлены различные древнеегипетские скульптуры и портреты со всего мира, и как ожидается, бюст Нефертити должен стать главным событием и достопримечательностью.

Немцы в свою очередь отказываются возвращать бюст царицы в Египет, на ее историческую родину, объясняя это тем, что имеются серьезные опасения о возможности повреждения реликвии во время транспортировки. Так исследования известняка, из которого, как известно, состоит бюст Нефертити, показывает наличие полостей на изображении, что может способствовать разрушению при неблагоприятных условиях в пути.

 
Загрузка...
Развернуть комментарии