Бабьи каши

 

Бабьи каши — день народного календаря, отмечаемый русскими и белорусами 26 декабря (8 января)  или 27 декабря (9 января), болгарами — 8 января, сербами — 28 декабря (10 января). Праздник Бабьих каш имеет очень древние корни и восходит к почитанию богинь-матерей.

БАБЬИ КАШИ  – это астрономическая дата, поэтому сей праздник отмечают сразу вслед за «Рождеством Хорса», т.е. – 26 декабря. В христианской традиции, где не соблюдается астрономическое естество, праздник отмечается по новому стилю – 8 января, т.е. после «Рождества Христова» и именуется как «Собор Пресвятой Богородицы».

Бабьи каши справляются три дня. В первый день чествуют повитух-родильниц, повивальных бабок, которые в весях и градах принимали ранее роды, во второй день – Рода Небесного и Родителей; в третий – Рожаниц - Богородицу Ладу и Богородицу Морену.

 

Ранее в этот день женщины, родившие детей в данном году, и повивальные бабки собирались на капищах (а позже и в церквях) и приносили дары Роду и Рожаницам. После принесения треб, роженицы приглашали повитух к себе в гости, одаривали деньгами и угощали специально приготовленной в этот день кашей. Это ритуальное угощение, изготавливаемое повсеместно у русских, и дало название празднику "бабьи каши". Этот обычай в 1590 г. был осуждён митрополитом киевским Михаилом и запрещён «аки языческое требище».

В отличие от обычной "бабкина каша" была «богатой», то есть скоромной: сытной и очень вкусной. По крайней мере, для нее не скупились на такие добавки, как молоко, сливки, масло, яйца. Готовую кашу украшали маком, ягодами, орехами, половинками яиц, запекали в ней курицу или петушка в зависимости от того, родилась в семье девочка или мальчик.

Выраженное уважительное отношение к повивальным бабкам, основывалось на народных представлениях о том, что между повитухами и детьми, которых они приняли, на всю жизнь устанавливались духовно-родственные отношения. С одной стороны, повивальная бабка несла ответственность за повитого ею ребенка, с другой, - занимала почетное место в ряду родственников этого ребенка в обрядах, относящихся к важнейшим событиям его жизни: во время крестин, свадьбы, проводов в армию (у мальчиков) и т.д.

Бабка повивальная — в деревне всем родня дальняя, ибо ни одни родины не обходились без повитухи. Но далеко не любой женщине доверялась сложная и ответственная задача принятия родов. Во-первых, она должна была быть немолодой, т.е. исчерпавшей детородный возраст. Повитьё даже и называлось «бабканьем». Во-вторых, повитухой могла быть только та, что сама рожала детей, и ни в коем случае к повивальному искусству не допускалась девственница. Она обязательно должна была быть «с руками», т.е. ловкой и знающей. При первых схватках роженицы растапливала баньку, чтобы облегчить её муки, окуривала берёзовой лучиной, травами полыни и бессмертника, читала добрые молитвы, поддерживала ласковыми словами.

Надо отметить также, что к родовспоможению привлекались женщины, не запятнавшие свою честь супружеской изменой или сварливым либо вздорным характером. Считалось, что иначе можно нанести вред как здоровью, так и судьбе новорожденного. По этой же причине запрещалось принимать помощь в родах от черноглазых бабок.

О богом данном даре повитухам - «родимице-родильнице пособлять» - в народе было сложено немало пословиц и поговорок. Говорили, например: «У каждой бабки свои ухватки», «Погоди, не роди, а за бабкой сходи», «Бабка придет, всякому делу подсобит», «Бог с милостью, а бабка с руками».

В ряде общин повитух не приглашали  к себе, а сами хаживали к бабкам "на каши". Приходили родители детей, которых они принимали во время родов. Отдельно приходили будущие мамы и молодые девушки и в этом случае мужчины на праздник не допускались. Бабкам приносили свежеиспеченные пироги, медовуху или домашнее пиво и наливки, сало или мясо на щи и муку для блинов. Такие подарки символизировали достаток и должны были призвать в дом повитухи богатство. Помимо продуктов повитухе дарили кусок холста или полотенце, чтобы «дорога» у принимаемых ею детей была легкой (роды легко прошли).

Посещение и совместная еда с повивальными бабками иногда проходила с вечера «до белого света». За столом все веселились, шутили, а разговоры почти всегда были исполнены сексуальным подтекстом. Сама повивальная бабка иногда проводила ритуалы, которые должны помочь женщинам иметь больше детей или предупредить низкорослость ребенка, например, бабка поднимала горшок с кашей, приговаривая: «Расти высоко-высоко».

По сложившейся традиции один из горшков с кашей разбивали «на счастье», а затем уже начинали потчевать каждого приходящего «на огонек», да, не абы как, а непременно «с закавыкой». Например, отца недавно родившегося младенца кормили кашей «с потехою», в которой был намешан хрен, перец, горчица или положено соли сверх всякой меры. Считалось, что таким образом он хоть в какой-то степени разделит со своей женой мучения, испытанные ею при родах. Молодую мать одаривали грецкими орехами, чтобы прибывало молоко. А ребятишек угощали кашами сладкими, рассчитывая на их благосклонность к новорожденному. Кроме того, каждому из них, чтобы был речист, боек и за словом в карман не лез, горстями выдавали сладкие орешки, и сушеный горох. Перекатывая это лакомство во рту, дети переставали картавить, шепелявить, а кроме того, избавлялись от порока, который в народе называли «кашей во рту».

А  еще  по  бабкиным   кашам  на судьбу гадали. Если во время приготовления вылезала она из горшка в сторону печи — рассчитывали на счастливый, благодатный год, в противном случае к неприятностям готовились. Которые, впрочем, можно было избежать, если «несчастливую» кашу вместе с горшком утопить в проруби.

В Болгарии сохранился интересный обычай на "Бабин-день": Рано утром к повитухе идут женщины, чьи дети в возрасте от 1 до 3 лет. Там во дворе, под фруктовым деревом проводится ритуал «умывания рук». Молодые женщины, которые захватили с собой из дому ведерко с чистой водой, мыло и новое полотенце, поливают повивальной бабке на руки, а потом подают ей полотенце, которое та принимает в дар (ещё в дар повивальной бабке приносится одежда, полотно – всё это кладут ей на правое плечо). При этом ритуале старуха старается поднять как можно больше брызг с наговором, чтобы ребёнок женщины бегал и прыгал в крепком здоровье. Со своей стороны повитуха тоже дарит матерям детские носочки и рубашечки, а если с матерью пришёл и ребёночек, то она завязывает ему на руку монетку или фигурку лошадки сплетенными нитками (красной и белой).

В этот день матери проводят особый домашний обряд - обсыпают своих детей зерном  - "на долгий век, на счастье, на благополучие". А в доме где имеется младенец, в этот день в полдень ребёнка поднимают выше своей головы и заговаривают его: "Свят, свят, свят, а нашему младенчику лад и клад. Еще тебе подрасти, алым маком расцвести. Как Солнце силу набирает - твоё здоровье прибывает! Слава Роду! Слава Ладе! Ты расти на радость маме!"

В самом разгаре колядочное рождественское время и в каждую дверь стучаться шумные ватаги ребятишек: «Подайте коровку, маслену головку, на поду печену, коровку золочену!». И в ребячий короб от всякого дома выносили и большухи, и девицы-невесты обрядовое печенье, которое по своему обличью сродни скотинке. А ребятишки подзадоривали: «Ты, хозяюшка, подай! Ты, отрадушка, подай! Подавай — не ломай! Отломишь немножко — будет Ермошка. Отломишь горбушку — будет Андрюшка. А подашь середину — быть свадьбе!».

И так ребячий короб тяжелел. А затем всем ребячьим миром славильщики бежали к чьей-то протопленной баньке, делили между собой поровну и сыти, и сладости.

Это было радостное время игр, да забав. Дети узнавали друг друга и по-детски были счастливы, запоминая это зимнее чудесное время.

Согласно поверьям, с этого дня начинает беситься навья сила, ибо с рождением Хорса день побеждает ночь и сокращается время Тьмы. Поэтому крестьяне, желая оградить себя от происков нечистой силы, переодевались ранее в нелепые костюмы и с песнями и плясками гуляли по деревне, тем самым показывая злым духам, что их место уже занято.

]]>]]>Источник]]>]]>

 

 

Загрузка...
Развернуть комментарии