Как СССР испытал атомную бомбу на своих солдатах и офицерах

65 лет назад, 17 сентября 1954 года в «Правда» было опубликовано сообщение ТАСС, в котором говорилось: «В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения». Войска выполнили свою задачу: ядерный щит страны был создан».

Все гладко, обтекаемо, без подробностей. Долгое время никто не знал, как проходило испытание смертельного заряда. Потому узнали и содрогнулись – оказалось, оно было проведено в присутствии людей, Точнее, испытано на людях...

Маршал Жуков – олицетворение храбрости, смекалки. Он не боялся врага, не трепетал перед Сталиным. Бравый командир, отменный стратег. О Жукове - литые строки Иосифа Бродского: «Воин, пред коим многие пали / стены, хоть меч был вражьих тупей, / блеском маневра о Ганнибале / напоминавший средь волжских степей…»

Но он без колебаний бросал в бой тысячи солдат – не обязательно в интересах дела, а просто потому, что такая была убойная стратегия, и Верховный приказал. Владимир Карпов, автор романа «Маршал Жуков», писал, что солдаты прозвали его «Мясником» - за то, что ни в грош не ставил жизнь служивых

В фильме-эпопее «Освобождение» есть эпизод, в котором Сталин интересуется у военных, когда Советская армия отобьет Киев у немцев. Генералы в ответ – мол, в двадцатых числах ноября сорок третьего, товарищ Сталин. А он мудро так на них посмотрел, набил трубку и назидательно молвил: «Кыив надо взять к 7-му ноября, годовщине Великой октябрьской рэволюции…» И плевать было вождю, что из-за бессмысленной спешки погибнет сотня, другая тысяч русских солдат. Главное, чтобы остальные - окровавленные, увечные - до Крещатика доковыляли. И над какой-нибудь развалиной взметнули красный флаг…

«Сколько он пролил крови солдатской в землю чужую! Что ж, горевал?» - вопрошал Бродский. Сомнительно. Так ведь война. А войне жертвы подавай.

В 1954 году уже не было Сталина. Но оставался Жуков. И привычка у него осталась прежняя: людей не жалеть. И гонор, каким был, таким и остался, и прежние амбиции. Полоснул маршал стальным взглядом генералов, вытянувшихся в струну, приказал. А именно: подготовить невиданные доселе маневры под ласковым названием «Снежок». Их цель определялась, как «прорыв подготовленной тактической обороны противника с применением атомного оружия». Был Жуков в то время первым заместителем министра обороны – Николая Булганина. Тот идею одобрил. Благостно кивнул и первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев.

Невиданные доселе маневры состоялись в сентябре 1954 года на Тоцком полигоне Оренбургской области. В них участвовало 212 боевых частей, 45 тысяч солдат и офицеров. 600 танков и самоходных артиллерийских установок, 600 бронетранспортеров различных типов, 500 орудий и минометов, более 300 самолетов

Подготовка к учениям длилась три месяца. Для «маленькой войны» - репетиции Третьей мировой - приготовили несметной величины поле с окопами, траншеями и противотанковыми рвами, дотами, дзотами, блиндажами. Но это были еще цветочки. Впереди был «грибочек» - ядерный.

Накануне учений офицерам показали секретный фильм о действии ядерного оружия. В специальный кинопавильон пропускали лишь по списку и удостоверению личности в присутствии командира полка и представителя КГБ. «Зрителей» напутствовали так: «Вам выпала великая честь - впервые в мире действовать в реальных условиях применения ядерной бомбы». Честь, конечно, была сомнительная, но начальству же не возразишь. Впрочем, тогда еще толком никто не знал, что такое ядерный заряд…

Как водится, на маневрах одни наступали, другие оборонялись. В тот день, 14 сентября, было выпущено и сброшено больше снарядов и бомб, чем при штурме Берлина. Те, что атаковали, уже шли по зараженной радиацией местности. Потому что перед наступлением с бомбардировщика Ту-4 с высоты 8 тысяч метров была сброшена атомная бомба с ласковым названием «Татьянка» мощностью 44 килотонны. Она была в несколько раз мощнее той, что американцы взорвали над Хиросимой.

Молодые, здоровые парни  в гимнастерках в противогазах и плащ-накидках (вот и вся защита!), пройдя через «ножку» ядерного гриба, становились смертниками. И летчики крылатых машин, пронесшихся через радиоактивное облако - тоже.

Командование Советской армии проверяло взаимодействие войск в условиях не просто приближенных к будущим боевым, а в самых что ни на есть боевых. И полюбопытствовать, как она подействует на людей. Задаешься, содрогаясь, только одной мыслью: неужто не жаль было солидным товарищам в золоте погон и блеске орденов этих молодых ребят?! 

Кстати, сами маршалы и генералы расположились не вблизи маневров, а в 15-ти километров от места взрыва - на специальной трибуне, где были установлены приборы наблюдения. Они смотрели, как солдаты и офицеры принимают смерть!

Вот свидетельства тех, кто оказался в эпицентре взрыва.

«Когда грянул взрыв, я лежал в противогазе на дне окопа, - рассказывал бывший начальник оперативного отделения соединения Григорий Якименко. - Земля ухнула, задрожала. Между вспышкой и взрывной волной был прошло 12-15 секунд. Они мне показались вечностью. Потом почувствовал, будто кто-то крепко прижимает меня мягкой подушкой к земле. Поднявшись, увидел взметнувшийся в небо на полкилометра атомный гриб. Потом я не раз ощущал озноб, вспоминая увиденное»

«Когда раздался взрыв, земля примерно на полметра сдвинулась и на полметра поднялась, потом снова на место вернулась, опустилась, - вспоминал военный водитель Евгений Былов. - По моей спине словно прокатился утюг, горячий утюг»

 «Я лежал в траншее глубиной два с половиной метра на расстоянии шести километров от взрыва, - рассказывал участник учений Леонид Погребной. - Сначала была яркая вспышка, потом раздался такой громкий звук, что на минуту-другую все оглохли. Через мгновенье почувствовали дикий жар, стали мокрыми, было тяжело дышать. Стены нашей траншеи сомкнулись над нами. Нас похоронило заживо. Спаслись только благодаря тому, что товарищ за секунду до взрыва сел что-то поправить – поэтому он смог вылезти и откопал нас. Мы выжили благодаря противогазам, когда траншею засыпало»

Дымилась трава, горел лес. Повсюду валялись трупы животных, метались, как безумные, птицы, получившие ожоги. Поверхность земли стала стеклянной, которая крошилась под ногам. Вокруг стояла высокая черная пелена смрадной гари. Советская Хиросима...

Ветер отнес радиоактивное облако не в безлюдную степь, как ожидалось, а прямо на Оренбург и дальше, в сторону Красноярска. И сколько пострадало от тех маневров людей, одному Богу известно. Все было окутано густой пеленой секретности, тем не менее, известно, что половина из участников маневров были признаны инвалидами первой и второй. И это, несмотря на то, что после окончания учений «Снежок», была проведена санитарная обработка личного состава, дезактивация боевой техники, вооружения, обмундирования и снаряжения. Но в то время слишком мало было известно о коварстве радиации, ее чудовищной способности проникать в организм человека, поражать его жизненные органы.

Много лет о маневрах на Тоцком полигоне никто не вспоминал. Это была тайна, покрытая зловещим мраком. Результаты атомных учений тщательно скрывались, документы - уничтожались, а их участникам посоветовали забыть о том, что они видели и знали

В регионе, где проходили маневры, продолжалась обычная жизнь – люди приезжали сюда за дровами, пили воду из рек, пасли скот. И никто не знал, что это - смертельно опасно…

Об своих впечатлениях от увиденного Жуков выразился лаконично, без эмоций: «Когда я увидел атомный взрыв, осмотрел местность после взрыва и посмотрел несколько раз киноленту, запечатлевшую до мельчайших подробностей все то, что произошло в результате взрыва атомной бомбы, я пришел к твердому убеждению, что войну с применением атомного оружия ни при каких обстоятельствах вести не следует…»

И только. О солдатах и офицерах, имевших несчастье участвовать в этом чудовищном эксперименте, маршал не проронил ни слова. Лишь отметил, что «наземные войска могут действовать, несмотря на атомный взрыв». 

Поинтересовался ли маршал, что стало с этими молодыми парнями? Снились ли они ему по ночам? Сомнительно…

В 1994 году на месте взрыва на Тоцком полигоне установили памятный знак - стелу с колоколами, звонящими по всем пострадавшим от радиации. А сколько их было – Бог весть

Говорят, что советские военные взяли пример с американцев и французов, которые провели несколько боевых учений с применением ядерного оружия. Но разве от этого маневры Советской армии на Тоцком полигоне не перестали быть варварскими и бесчеловечными?

PS.  В сентябре 1956 года во время учений на Семипалатинском полигоне с бомбардировщика Ту-16 была сброшена атомная бомба мощностью 38 килотонн. Затем в зону ядерного взрыва был выброшен десант. Он должен был удерживать позиции до подхода наступающих войск. 

Десантный батальон вошел в обозначенную зону и, закрепившись в ней, отразил атаку предполагаемого противника. Через два часа после взрыва была объявлена команда «отбой», и весь личный состав с военной техникой был доставлен к месту санитарной обработки для дезактивации.

Что было потом с этими людьми, не известно.  

Валерий Бурт

УНИКАЛЬНЫЕ КНИГИ В ЛИЧНУЮ БИБЛИОТЕКУ, или в подарок.