Лади, Ладо, Ладушки...

Традиционно считается, что «ладушки» – это искаженное «ладошки». Собственно, простенькая игра, сопровождающая потешку, вроде бы действительно задействует ладони, так что всё логично. Однако слово «ладонь» в русском языке сравнительно молодое, раньше оно произносилось иначе – «долонь» (сравните с известным старорусским "Длань").

В украинском и белорусском и сейчас звучит схоже. Сама же песня существует намного дольше и во всех вариантах в ней говорится именно о «ладушках».

Получается, что «ладони» тут ни при чём.

Само слово «ладушки» содержит в себе славянский суффикс –ушк-, придающий словам уменьшительно- ласкательную окраску. Скажем: «дед» – «дедУШКа», «баба» – «бабУШКа», «дети» – «детУШКи». Вот и «ладУШКи» – это что-то уменьшительно-ласкательное от «лад (лада)».

Что это за слово?

Найти его мы сможем в русском фольклоре и даже летописях. В них словом «лада» или «ладо» называют жену или мужа, а иногда невесту или жениха. Само же слово из праславянского язычества. Именно тогда существовала (и весьма почиталась) богиня с красивым именем Лада. Отвечала она за любовь и семейное благополучие, так что сохранилось её имя и в подзабытом названии свадебного обряда – «ладины», и в привычном обозначении семейного счастья – «лад».

Лади, Ладо, Ладушки,
Гдѣ были? — у Бабушки.
Что ѣли? — Кашку.
Что пили? — Бражку.

— Макаров, Михаил Николаевич, Русские предания, изд. 1838г.

 

Фольклорист Михаил Макаров (1785\-1847) в слове «Ладо» признавал обращение к славянскому северному богу Ладу (Ладо). Александр Афанасьев (1826—1871) уточнял: бог Лад (или Ладо) являлся мужским олицетворением богини Лады.

Наиболее распространенный вариант этой потешки:

— Ладушки, ладушки!
— Где были?
— У бабушки.
— Чего ели?
— Кашку.
— Чего пили?
— Бражку.
Кашка масленна,
Бражка сладенька,
Бабушка добренька,
Мы попили, мы поели,
Домой полетели,
На головку сели,
Ладушки запели!

 

В объяснении смысла этой казалось бы простой детской потешки можно выделить два смысловых ряда.

Первый смысловой ряд

У этнографов есть мнение, что ходили ладушки если и к живой бабушке (что не факт), то точно на обряд поклонения Роду, то есть умершим родственникам. Отсюда и кашка с бражкой: до сих пор ритуальная каша (коливо) поедается на поминках, и "бражка" видоизменилась - на поминках или на кладбище пьется рюмка водки или вина. Также в пользу этой гипотезы говорит странное "полетели, на головку сели" - речь о душах предков, которые, по верованиям славян, представали в виде птиц, улетающих в Вырий/Ирий.

Играя с ребенком в "ладушки", мать как бы приобщала его к Роду и обычаям почитания предков, в которых маленький человечек обязательно примет участие, когда немного подрастет.

В этом плане интересно, как этот смысловой ряд озвучивается устами служителя христианского культа:

 

Второй смысловой ряд

Из некоторых источников можно понять, что Ладу включали в тройку «женских» богинь – рожанец (рожаниц). Несмотря на столь скромное вроде бы название, рожаницы – вовсе не мелкие божества; отвечали они ни много ни мало – за всю Вселенную! И Лада не просто устраивала семьи – через любовь мужчины и женщины она сотворяла и поддерживала мировую гармонию.

В языческом мировосприятии Лада-богиня отражалась и повторялась во всех влюбленных мужчинах и женщинах. И они становились её подобиями – ладами. Так их и называли. Встречалось слово «лада» и в значении «ребёнок», «дитя», но было это гораздо реже.

Так что наши «ладушки» – это влюбленная пара, жених и невеста. 

Какую бабушку навещают будущие супруги?

Судя по всему, имеется в виду не родная бабушка – мать одного из родителей нашей пары, – а «бабушка общая», «прародительница». Наши предки жили большой семьей – родом, в котором не просто мама-папа-дети, а ещё и тети-дяди, единокровные и двоюродные… до седьмого колена! Где-то в глубине времен в эту семью входили и самые первые родовичи – прародители. Естественно, они уже давно пребывали в ином мире, но здесь, на земле, у них были заместители – те, кто их представлял. И, как правило, это была женщина, причем в возрасте и многодетная.

Почему женщина? Потому что кому как не женщине, вынашивающей и приводящий в мир новых детей, хранить родовую память.

Почему в возрасте? Потому что прожитые годы приносили мудрость и опыт.

Почему многодетная? Потому что сама родив много детей, женщина несла в себе силу плодородия, которой могла поделиться и с другими.

Такая женщина поистине становилась «общей бабушкой» – всем старшей и почитаемой родственницей. Часто она выполняла роль главной жрицы рода. И не менее часто – повитухи.

Ничего удивительного: рожающая женщина «открывала» дверь между миром живых и миром душ; роды были событием отчасти сакральным. И кому ещё помогать в таком деле как не мудрой (самой не раз рожавшей), наделенной знанием и опытом прожитых лет женщине! Это же почти обряд, а она в нём – жрица, помощница и проводница.

«Прикасавшаяся» к иному миру, повитуха помогала рожать детей и сама несла в себе запас священных сил. Следовательно, могла ими поделиться – одарить ладу-невесту детьми.

Так что будущей семье навестить бабушку-повитуху, получить от неё щедрый дар – обещание будущих деток, - было очень логично.

Что делают в гостях у бабушки? Едят кашку и пьют бражку. 

Каша – в древности не просто еда, это целая алхимия.

Во-первых, её варят из зерен. Зерно ложится в землю («умирает»), но даёт росток, который затем развивается в большое взрослое растение – а на нём вырастают колосья, в которых зерён множество. Так что зерно – мощный символ, с множеством смыслов. Здесь и торжество жизни, и возрождение, и идея цикличности, и преумножение-плодородие.

Во-вторых, для получения каши зерно нужно, как минимум сварить, т.е. обеспечить союз воды и огня – тоже сильных и многоплановых стихий. Ко всему прочему, огонь – сам по себе бог, один из самых почитаемых – младший брат Солнца, к тому же проживавший не где-то в небесах, а на земле, рядом с людьми – в каждом очаге.

В-третьих, в кашу часто добавляли ягоды (в символике – «дикий» эквивалент зерна) и мёд, рассматривавшийся как «сконцентрированное солнце», «пища богов».

Бражка – тоже не просто напиток.

Практически во всех религиях (особенно в тех, которые относят к языческим) имеется священный напиток, дарующий исцеление, продление жизни, вдохновение и приравнивавший человека к богам. 

В совокупности каша и брага несли в себе весьма мощный посыл: приобщение к божественности, обеспечение плодородия, накопление жизненной силы и обещание возрождения… 

Поэтому неудивительно, что будущие супруги, навещая главную жрицу рода, вкушают священную пищу. Это позволяет им на время встать рядом с богами и получить часть их силы, нужной для обеспечения рождения здоровых и крепких детей.

На этом фоне последние слова песенки кажутся бессмысленными и даже чужеродными. Но это не так.

Славяне полагали: осенью птицы переселяются в ирий, небесную обитель богов. Когда приходит время, они отпирают райские врата и выпускают Весну – наступает новый год и жизнь возрождается.

Птицы приносят тепло, поэтому люди весной проводили специальный обряд – заклички. В это время пекли фигурки птиц из теста, выносили их на улицу – показывали солнцу, поднимая повыше (на шестки или просто на голову). А заодно и пели призывные слова – закликали. Настоящие птицы увидят свои подобия, подумают, что часть сородичей уже прилетела, и поспешат к ним – наступит весна.

Заклички – часть обрядов календарного цикла, относящихся к весне. Но к весне относились и обряды свадебные. Точнее весной люди искали пару, ухаживали, сговариваясь о будущей свадьбе и «играли любовные игры». Ну да, именно то самое: и эти действия не были развратом; люди делились с землей силой плодородия и сами брали от неё.

Ритуалы вполне могли объединяться в один обряд, призывающий весну, тепло, жизнь. Его участниками вполне логично становились те, кто мог принять силу жизни и отдать сторицей – молодые девушки и парни. Они воплощали Ладу, звали птиц и вкушали священную кашу с главной жрицей рода и тем самым способствовали возрождению и обновлению мира.

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.