Нельсон Мандела — народный герой, "узник совести" или террорист и расист?

18 июля 1918 года родился государственный и политический деятель Южно‑Африканской республики (ЮАР), бывший президент ЮАР (18.07.1994 — 05.12.1999) Нельсон Мандела (Nelson Mandela), Лауреат Нобелевской премии мира 1993 года. До сих пор как в обществе, так и в прессе присутствуют разные мнения об этом человеке: одни пишут, что он — народный герой, другие — террорист. Кто прав, где она — правда?

«Борец за свободу», «один из известных деятелей XX столетия», «скромный альтруист, в одиночку сумевший сокрушить режим апартеида», «узник совести» — в эпитафиях, которые публикуют ведущие западные СМИ, Нельсон Мандела предстаёт этаким безупречным политиком, занявшим после смерти достойное место в пантеоне «демократических героев».

Либеральные журналисты и правозащитники ещё в начале 90-х подняли его на знамёна, провозгласив «символом сопротивления». О Нельсоне Манделе, а также о событиях и обстановке в стране, которые имели место в то время, наша статья.

В ночь на 6 декабря 2013 года скончался Нельсон Мандела — первый чернокожий президент Южно-Африканской Республики, «борец против апартеида, узник совести, главный африканский политик XX века» (так о нём пишет либеральная пресса). Ему было 95 лет. Почти треть своей жизни Нельсон Мандела провёл за решёткой, так что задолго до смерти его уже признали мучеником.

Со всех концов света шли соболезнования семье покойного. А вместе с ними — признание «заслуг Манделы на ниве борьбы за демократию и свободу». На родине Манделы его соплеменники устраивали траурные танцы, а родственники готовились к решающей схватке за наследство.

Причина всеобщего внимания к смерти давно отошедшего от дел политика проста: с начала 1980-х годов лидер Африканского национального конгресса (АНК), отбывавший пожизненное заключение в одиночной камере, стал для мирового сообщества символом сопротивления.

Согласно официальным данным, Нельсон Мандела является одним из главных борцов за права человека в XX веке. Он выступал против режима апартеида, защищая интересы темнокожего населения, когда оно не имело права покидать резервации, получало услуги образования и здравоохранения гораздо худшего качества и т.д.

В 1962 году Нельсон Мандела, который вёл против апартеида вооружённую борьбу, попал в тюрьму, где пробыл вплоть до 1990 года. И прежде чем рассматривать «его борьбу» с режимом апартеида, как и суть самого режима, нужно рассмотреть истоки той ситуации, что сложилась в ЮАР.

Немного истории

В 1652 году голландские и другие европейские переселенцы (их потомки стали называться бурами) основали первое поселение на месте современной ЮАР — Капскую колонию. Капская колония оказалась наиболее успешным переселенческим проектом из всех голландских колоний и самым успешным европейским переселенческим проектом на африканском континенте.

Голландцы, а также присоединившиеся к ним немцы и французские гугеноты образовали новую белую народность в Африке — африканеры (также буры) численностью около 3 млн человек. На основе голландского языка здесь развился их новый язык — африкаанс.

Благодаря трудолюбию (чьему именно, чуть дальше), высокой культуре земледелия и производства, буры за короткое время превратили её и прилегающие территории в цветущий сад. Однако при этом нужно помнить о том, что это были за времена.

Переселялись в эти места не просто белые фермеры из Европы, но фермеры со своими рабами (поставщиками этих рабов были такие регионы как: Западная Африка, Азия, Индонезия, Цейлон, Мадагаскар). И этот момент почему-то обходится стороной или упоминается как-то вскользь.

Достаточно почитать ту же Википедию по теме «Капская колония», где это упоминается лишь однажды, а так — это якобы буры (белые) были так трудолюбивы и «развивали» колонию. В общем, это были рабовладельцы и их рабы.

карта, Южная Африка 1806-1910

В 1806 году англичане захватили Капскую колонию, вытеснив буров на север — в провинцию Наталь. Почему буры стали уходить севернее? Дело в том, что англичане ввели английский язык в качестве государственного, собирали налоги в пользу британской казны и стали вводить первые рудиментарные права для чёрного африканского населения мыса, а в 1833 году вообще отменили рабство во всей Британской империи.

Возмещение материального ущерба за потерянных рабов казалось бурам смехотворным, поскольку британская казна выплачивала деньги по вест-индийским (американским) ценам, а в Южной Африке невольники стоили вдвое дороже. С отменой рабства многие бурские фермеры разорились.

Неудивительно, что буры были категорически против этих социальных изменений, что и вызвало их массовое перемещение внутри страны. Но в 1843 году Великобритания захватила и Наталь, поэтому буры вынуждены были основать ещё севернее два независимых государства — республику Трансвааль и Оранжевое Свободное Государство.

Сравнивая белых колонистов с чёрными жителями Африки, американский писатель Марк Твен, побывавший в Трансваале, отзывался о бурах очень резко:

«Чёрный дикарь… был добродушен, общителен и бесконечно приветлив… Он… жил в хлеву, был ленив, поклонялся фетишу… Его место занял бур, белый дикарь. Он грязен, живёт в хлеву, ленив, поклоняется фетишу; кроме того, он мрачен, неприветлив и важен и усердно готовится, чтобы попасть в рай,— вероятно, понимая, что в ад его не допустят.»

Помощник российского военного агента (атташе) в Трансваале капитан (позднее — генерал-майор) фон Зигерн-Корн был более сдержанным в своих оценках:

«Буры не были никогда убеждёнными и закоренелыми, так сказать, рабовладельцами. <…> на следующий же год после основания ими республики на одном из митингов, весьма многолюдном, решено было добровольно и единогласно отказаться навсегда от порабощения чернокожих и от торговли невольниками. В таком духе была издана соответствующая прокламация.

Она не вызвала ни одного протеста ни с чьей стороны и никем впоследствии не нарушалась. В сущности, ею было отменено лишь формальное право собственности на живой человеческий товар, отношения же к покорённым чернокожим остались прежние. Оно и понятно. Буры никак не могли считать диких, только что побеждённых ими врагов за равных себе. <…>

Пока чёрный слуга служит ему с покорностью и преданностью, он относится к нему спокойно, справедливо и даже добродушно. Но достаточно, чтобы бур почуял в чернокожем малейший оттенок коварства, малейшую искру возмущения, как спокойный и добродушный хозяин превращается в грозного, неумолимого палача и подвергает непокорного жестокому наказанию, не смущаясь никакими последствиями».

В конце же XIX века на территории современной ЮАР были разведаны несметные запасы золота и алмазов. Вдохновляемая международными корпорациями (об одной из них читайте статью «ЖЗЛ: Витсен Николаас: исполнительный «управленец» в глобальных процессах») Великобритания развязала кровопролитнейшую Англо-бурскую войну (1899 — 1902), применив впервые «новшества» в ведении войны — тактику «выжженной земли», разрывные пули, геноцид негритянского населения.

Не выдержав натиска 250-тысячного экспедиционного корпуса, буры капитулировали. На шестьдесят лет страна была оккупирована и стала британской колонией.

Весьма и весьма занятный факт того, как белые колонизировали земли других белых, которые до этого их колонизировали сами. Нелишне вспомнить, что русская общественность начала прошлого века была на стороне буров, многие отправились на далекую войну добровольцами, в том числе известный думский деятель Гучков.

Только в 1961 же году буры и потомки англичан-оккупантов провозгласили независимое государство.

Буры задолго до англичан основали Кейптаун, Преторию, Блюмфонтейн и многочисленные поселения и фермы, англичане же принесли в страну крупное промышленное производство. К 80-м годам ХХ века ЮАР заняла лидирующее место в мире по добыче золота, платины, хромитов, марганца, сурьмы, алмазов, по производству окиси урана, чугуна, алюминия.

ЮАР. Запасы и добыча минерального сырья

Развитое сельское хозяйство позволило осуществлять экспорт сельскохозяйственной продукции во многие страны. Образование и медицина заслуживали самой высокой оценки. Великобритания принесла с собой свою правовую систему, закрепившую собственность белых фермеров на земли сельскохозяйственного назначения.

Критикуемая мировым сообществом политика апартеида представляла собой достаточно жёсткое разделение белого и чёрного населения во всех сферах жизни, корни которого лежали в прежнем режиме рабовладения.

При этом основывалось оно не только на расистской политике белого меньшинства, но и на нежелании многих представителей негритянского населения интегрироваться в политическую и экономическую жизнь страны, принимать язык, культуру и вероучения белого населения.

Ложь апартеида

Апартеид (с языка африкаанс apartheid — «раздельность») — официальная политика расовой сегрегации, проводившаяся в Южно-Африканской Республике (ЮАР, до 1961 года — Южно-Африканский Союз, ЮАС) с 1948 по 1994 год Национальной партией.

Термин был впервые использован в 1917 году Яном Смэтсом (африк. Jan Christiaan Smuts; 24 мая 1870 — 11 сентября 1950) — южноафриканский государственный и военный деятель, премьер-министр Южно-Африканского Союза с 3 сентября 1919 года по 30 июня 1924 года и с 5 сентября 1939 года по 4 июня 1948 года. Фельдмаршал — 24 мая 1941 года. Принимал участие в создании Устава Лиги Наций — в частности, предложил мандатную систему).

Политика апартеида сводилась к тому, что все жители Южной Африки были разделены по расовой принадлежности.

Для разных групп были установлены разные права. Основные законы политики апартеида устанавливали следующие правила:

  • африканцы должны были проживать в специальных резервациях (бантустанах). Выезд из резервации и появление в крупных городах могли производиться лишь по специальному разрешению;
  • африканцам запрещалось открывать предприятия или работать в областях, обозначенных как «белая Южная Африка» (по сути, все важные города и экономические зоны), без специального разрешения. Предполагалось, что им следует переезжать в бантустаны и работать там;
  • африканцы были лишены почти всех гражданских прав;
  • больницы и служба скорой помощи были сегрегированы: больницы для белых обычно финансировались хорошо и предоставляли услуги высокого качества, в то время как в больницах для африканцев хронически не хватало средств и работников. Во многих бантустанах больниц не было вовсе;
  • были запрещены сексуальные контакты и браки между людьми разных рас;
  • африканцам запрещалось покупать крепкий алкоголь, хотя позже это требование было смягчено;
  • африканцам не дозволялось присутствовать в «белых» церквях;
  • детям африканцев, согласно политике апартеида, нужно было преподавать лишь основные навыки, нужные в работе на белых;
  • была предусмотрена сегрегация и в высшее образование: все авторитетные университеты принимали только белых студентов. Для представителей других расовых групп создавались свои высшие учебные заведения, однако количество мест для чернокожих студентов было очень малым.

Следует воспользоваться опытом Артура Кемпа, родившегося в Южной Родезии (Зимбабве), юность которого прошла в ЮАР, где он служил в полиции и состоял в местной консервативной партии.

Артур Кемп в своей статье «]]>Ложь апартеида]]>», впоследствии выпущенной в виде книги, пишет о том, что есть две основные причины для изменения расового состава в любом обществе: либо военная оккупация, либо использование чужой рабочей силы.

Американские индейцы служат хрестоматийным примером военной оккупации, как описано выше, в то время как Южная Африка служит хрестоматийным примером «использования чуждого труда», хотя, если помнить о том, что буры приезжали сюда уже со своими рабами, а не только порабощали местное население, то картина будет более сложная.

По мнению Кемпа, когда случается изменение с использованием чужой рабочей силы, происходит следующий процесс:

  • доминирующее общество импортирует (как правило, расово) чуждую рабочую силу для выполнения служебных обязанностей в этом обществе;
  • затем эти расовые чужаки прочно обосновываются, поселяются и размножаются численно, опираясь на структуры общества (в белых странах  — на их науку, здравоохранение, технологии и т. д.);
  • они, наконец, доминируют в этом обществе, просто благодаря своей многочисленности.

Это просто демографическая реальность: те, кто занимают землю, определяют природу этого общества. И нашему правительству следует быть осторожным, проводя политику замещения необходимого демографического роста миграционными потоками, то есть «завозя» в страну мигрантов, вместо того, чтобы активнее развивать демографическую политику в отношении коренного населения.

Так было и есть ,  включая, Южную Африку, где численность населения показывает, как использование африканерами чужеродного труда лишает их «своего», захваченного когда-то у других отечества.

Апартеид был основан на ошибке: ошибке, допускающей, что небелые могут использоваться в качестве основной рабочей силы для общества; что небелые могут физически формировать большинство в Южной Африке, но что они не могут при этом определять характер южноафриканского общества.

Артур Кемп пишет:

«Никогда не было общества, в котором большинство населения не определяло бы природу этого общества».

Белые южноафриканцы, по его мнению, более или менее верили в эту ложь. Они были счастливы, когда чёрные домашние слуги убирали их дома, гладили их одежду, собирали те самые кровати, в которых они спали, и были готовы поверить, что эта масса установленной чёрной рабочей силы на их территории никогда не повлияет на политическую власть и структуру их страны.

Эта практика сложилась исторически и белое население ничего не хотело с этим делать.

Говорят, на самом деле, что определение белого южноафриканца :

«кто-то кто будет скорее убит в постели, чем сделает её сам».

Забавно? Честно говоря, не очень, если рассматривать эти настоящие примеры:

  • При апартеиде чёрные не могли использовать белые общественные туалеты, но каждый день они использовались для чистки этих же туалетов. Можно только удивляться наивности такой «общественной договорённости».
  • При апартеиде чёрные могли работать в ресторанных кухнях, готовить еду, класть её на тарелки и доставлять её на столы белых хозяев, но они не могли есть эту еду за одним столом с ними в одном ресторане. Что это за лицемерие? Конечно, если кто-то будет последовательным, можно было бы полностью запретить чёрным работать в ресторанах. Но нет, апартеид не зашёл так далеко; он был построен на том основании, что чёрные будут выполнять эту работу.

апартеид

Ещё одна важная часть апартеида заключалась в том, что военная сила якобы может сохранить систему нетронутой. Демографическая реальность в очередной раз опровергла это: южноафриканское белое население насчитывало около пяти миллионов человек на пике, а чёрное население в то время составляло около тридцати миллионов.

Из пяти миллионов белых менее восьмисот тысяч человек были призывного возраста, и не все из них могли быть призваны в любой момент. Государству приходилось полагаться на не более чем несколько сотен тысяч военнослужащих, чтобы пытаться контролировать миллионы чёрных.

Учитывая эту демографическую реальность, можно видеть, что поддержание апартеида военными средствами не было устойчивым. Но ложь продолжалась, и молодые белые южноафриканцы призывались в армию и полицию, чтобы сражаться и умирать за систему, которая была обречена с самого начала.

В то же время, белые западные здравоохранение и технологии были доступны в массовом масштабе. Крупнейшая больница в Южном полушарии была возведена в чёрном поселке Совето, в предместье Йоханнесбурга, специально для чернокожего населения.

Коэффициенты младенческой смертности для чёрных резко упали (и были ниже, чем у остальных африканских чёрных стран). Этот быстрый рост населения оказал дополнительное давление на демографический состав страны.

По мере того, как демографический пузырь расширялся все больше и дальше, правительство апартеида было вынуждено придумывать все более строгие и жестокие законы для защиты белых, поскольку чёрное население продолжало скачкообразно меняться год за годом.

Правительство апартеида отказалось принять основную истину расовой динамики: те, кто занимают пространство, определяют природу общества в этом пространстве, независимо от того, кому это пространство первоначально принадлежало. А мы отметим, что принадлежало оно всё-таки первоначально населению чёрному, но населению местному, а не чёрному приезжему и их потомкам. Об этом тоже надо помнить, рассматривая сложную ситуацию в ЮАР.

Судьба белой Южной Африки была решена, когда территориальное подразделение не было приспособлено к тому, чтобы соответствовать демографическим реалиям, когда все усилия были направлены на создание чёрных бантустанов, и ни одно из них не создавало «белую родину», с продолжающимся упорством в использование чёрной рабочей силы.

Частичные реформы середины 1980-х годов  —  отмена законов, запрещающих смешанные расовые браки и смешанные расовые политические партии, а также ограниченные конституционные реформы, которые давали индийцам и цветным их собственные парламентские палаты, мало что сделали для прекращения растущего насилия.

Фактически, расовое насилие резко возросло. Реформы создали неосуществленную «революцию растущих ожиданий», и именно на этом цикле чернокожего насилия и белого встречного насилия расовая война, происходящая внутри страны, привела к большинству смертных случаев.

В 1990 году белое правительство, наконец, столкнулось с истиной о том, что оно больше не может эффективно контролировать раздувающееся чёрное население, поэтому оно легализовало АНК и освободило Нельсона Манделу из тюрьмы. К 1994 году власть была передана АНК через голосование по принципу один человек-один голос. Хотя строгий апартеид закончился в 1980-х годах, считается, что именно с 1994 года эта политика была отправлена на покой.

Это был неизбежный результат: апартеид нельзя было сохранить. В практическом плане у него не было силы из-за демографической реальности, и морально он был неприемлем, так как основывался на насильственном подавлении и рабовладении… Апартеид должен был упасть: единственный вопрос был не «если», а «когда».

Политики, которые продавали его белым южноафриканцам в качестве единственной надежды и спасения, лгали: либо сознательно, либо из-за незнания реальности в отношениях между демографией и властью…

Из вышеизложенного ясно, что использование небелого труда было прямой причиной падения апартеида и белого правления в Южной Африке. И, как считает Артур Кемп, африканеры потеряли контроль над страной из-за отсутствия понимания демографии, а не из-за надуманных «заговоров» или «предательств», как многие хотели бы верить…

И вот тут стоит вспомнить очень точное высказывание короля Афганистана:

«Революция — не юрта, где хочешь — не поставишь».

Артур Кемп очень хорошо в своей статье и книге описал демографические и социальные факторы, действие которых создало предпосылки, но «дипломатично», чтобы не показывать пальцем на кого бы то ни было, ушёл от рассмотрения того, кем и как эти предпосылки были использованы.

Проект «Мандела» — Дудаев/Басаев начала 1960-х в ЮАР

Нельсон Мандела — безусловно, одна из самых раскрученных прессой и Западом фигур на политической сцене ХХ века. Однако можно посмотреть на фигуру первого чернокожего президента ЮАР и под другим углом.

Все мы прекрасно помним, как мировая пропаганда рассказывала нам «об ужасах расизма и апартеида в далекой южноафриканской стране, о справедливой борьбе Африканского национального конгресса (как название напоминает все оппозиционные «конгрессы» по всему миру) во главе с Нельсоном Манделой за равноправие и мир».

Могли ли мы тогда знать, что может быть правительство и похуже белого «расистского», и что многие проблемы не только не исчезнут, но станут носить почти катастрофический характер.

Во второй половине XX века негритянское население получило мощного союзника — мировое «сообщество». На белое правительство ЮАР оказывали беспрецедентное давление как социалистические страны, боровшиеся за права притесняемых во всём мире, так и мировая капиталистическая «общественность», стремившаяся перераспределить в свою пользу колоссальные доходы от добычи полезных ископаемых.

плакат, free south africa

Щедро финансируемые из-за рубежа темнокожие боевики из Африканского национального конгресса (в том числе и Нельсон Мандела) и ему подобных организаций развернули активный террор, жертвой которого стали тысячи южноафриканцев.

В 30 лет Нельсон Мандела стал организатором террористического крыла АНК. В конце 50-х в возрасте 40 лет уехал в Алжир на учёбу, где около двух лет проходил террористическую подготовку под руководством французских и английских спецслужб.

В дополнении к организации индивидуальных убийств и руководству массовыми терактами-налётами на банки, взрывами отделений почты, паспортных столов, ликвидации судебных присутствий и их сотрудников, Нельсон Мандела был смотрящим за финансовым общаком террористов.

Некоторые факты из биографии:

  • происходил из семьи потомственных вождей тембу — правителей южноафриканской народности коса. В период апартеида коса составляли основное население бантустанов Сискей и Транскей;
  • в 1943 — 1948 годах изучал право в университете Витватерсранда. Диплом юриста не получил, провалив экзамены. Относительно университета — классический образец викторианского высшего учебного заведения (1896 год) в зелёном пригороде столицы Претории Йоханнесбурга. Чтобы там учиться, требовались немалые денежные средства;
  • 1948 — начало 50-х — был приглашён для продолжения учёбы в Лондонском университете. В этот период, скорее всего, произошла вербовка МИ-6;
  • конец 50-х — двухлетняя «студенческая стажировка» в Алжире;
  • после нелегального заброса (1960 год) обратно в ЮАР, был задержан (1962 год) при подготовке очередных взрывов гражданских объектов (торговые центры и больницы) в столице,
  • в статье в «Le Figaro» от 20.12.2013 года, где указывается, что в начале 1962 года Мандела совершил краткосрочный визит в Эфиопию, где прошёл курсы террориста-боевика под руководством специалистов Mossad.
  • на суде в 1964 году полностью признал себя виновным в организации массовых терактов, но отвергал обвинение в государственной измене.

Митинг в Южной Африке, август 1962 года Митинг в Южной Африке, август 1962 года

В материалах суда присутствовали документы о планируемом обращении Манделы к третьим странам с просьбой об интервенции,

  • в 1964 — 1982 годах провёл в тюрьме на острове Роббон;

Мандела на суде в 1964 году, в тюрьме — правильный распорядок дня, пятиразовое сбалансированное питание, регулярные прогулки на свежем воздухе немало способствовали долгой и здоровой жизни. Мандела — знаток физических единоборств

Мандела в тюрьме

  • в 1982 году «по медицинским показаниям» (почему-то на ум приходит Тимошенко) был переведён в кейптаунскую тюрьму. В связи с обнаружением в 1984 году туберкулёза (!) был госпитализирован.

Кстати, о тюремных годах. Из официальных источников известно, что в заключении Мандела пробыл с 1964 по 1991 годы — 27 лет. Из них 18 лет (1964 — 1982) на острове Роббон. Из них первые шесть лет на известняковых рудниках, которые стали причиной «туберкулёза», обнаруженного в 1984 году.

В подтверждении мрачных десятилетий «тюремных пыток» приводятся фотографии,  подобные этой.

Нельсон Мандела в тюрьме

Как пишут эксперты, данные фото — постановочные. Вся фотосессия выглядела так:

Как делались фото Нельсона Манделы в тюрьме

Эти фотосессии были славной традицией при посещении президентами США ЮАР.

Так как же на самом деле протекали тюремные годы «узника совести»?

Nelson mandela and Walter Sisulu, Robben Island.

Не верится, что этот господин шесть лет махал кайлом на рудниках. Скорее он занимался этим:

Роббон. Нельсон Мандела позирует в белых штанах Начало 70-х, о. Роббон. Нельсон Мандела позирует в белых штанах, шляпе, модных чёрных очках и с лопатой в руках. Вместе с подельниками окучивает сады и огороды приусадебного хозяйства тюрьмы.

Когда стало очевидно, что Советский Союз сдаёт позиции и отказывается от глобального противостояния с Америкой, в Вашингтоне решили более тонко разыграть южноафриканскую партию. Соединённые Штаты всегда открещивались от «пережитков прошлого» и пытались изобразить себя единственной в своём роде «благожелательной империей» со стойкими антиколониальными традициями.

И когда опасность того, что темнокожие борцы с апартеидом превратят ЮАР в очередную костяшку домино и установят в республике коммунистический режим, миновала, американцы поняли, что у них есть шанс доказать «третьему миру» своё «искреннее стремление к свободе», и принялись поносить расистский режим де Клерка и славословить «мученика Манделу».

К тому же, как отмечал один из отцов-основателей неомарксизма Юрген Хабермас (Habermas, Jürgen,р. 1929, немецкий философ, крупнейший представитель Франкфуртской школы. В центре философских размышлений Хабермаса — понятие коммуникативного разума),

«западная система — многомерна и потому умеет обращаться с противником, втягивая его постепенно в своё нутро. Именно это и обеспечивает её живучесть».

Ярким доказательством данного тезиса является превращение радикального чёрного политика, потомка вождей, люто ненавидившего белых колонистов и долгие годы не желавшего прекратить вооружённую борьбу с ними, в своеобразную икону демократии, улыбчивого бескорыстного лидера, который был, оказывается, чуть ли не южноафриканским Махатмой Ганди.

А сначала в конце 80-х на Западе рассуждали иначе.

«Африканский национальный конгресс, — процедила тогда сквозь зубы Маргарет Тэтчер, — это типичная террористическая организация, и те, кто думает, что она может прийти к власти, живёт в мире чокнутых»…

Нажмите Подписаться на канал, чтобы не пропустить наши новые видео.