Глифосат, которым Запад убивает человечество

На фото: активисты на фоне Бранденбургских ворот выступают против использования пестицида глифосата, Берлин, Германия (Фото: Britta Pedersen/dpa/Global Look Press)

Экономисты-экологи — такие, как Херман Дейли (Herman E. Daly) — подчеркивают, что, поскольку внешние издержки* от загрязнения и истощения ресурсов не включаются в валовой внутренний продукт, то мы не знаем, к чему ведет прирост ВВП — к прибыльности или к убыточности.

Внешние издержки громадны и они всё растут. Исторически, мануфактурные и производственные корпорации, корпоративное сельское хозяйство, городские канализационные системы и другие «обвиняемые» перекладывали издержки своей деятельности на экологические расходы и на третьи стороны. В последнее время появилась масса сообщений о производимом корпорацией Monsanto «Раундапе» (Roundup), главным ингредиентом которого является глифосат**, считающийся канцерогеном.

Одна из организаций, действующих в сфере охраны здоровья, Environmental Working Group (Экологическая рабочая группа — С.Д.), выступила недавно с ]]>докладом]]> о том, что в результате проведенных ими тестов глифосат был найден в 43 из 45 детских завтраках, включая такие, как гранола, овес и сладкие батончики производства корпораций Quaker, Kellogg и General Mills.

В результате тестов, проведенных в Бразилии, было ]]>установлено]]>, что грудное молоко у 83% матерей содержит глифосат.

Мюнхенский институт экологии (Munich Environmental Institute) выступил с сообщением, что 14 видов пива, которые наиболее широко распространены к продаже в Германии, содержат глифосат.

Глифосат был обнаружен в моче мексиканских фермеров и в подземных водоносных слоях Мексики.

Журнал Scientific American опубликовал ]]>сообщение]]> о том, даже «инертные ингредиенты „Раундапа“ способны убивать человеческие клетки», особенно клетки зародышей, плаценты и пуповины".

Один германский токсиколог ]]>обвинил]]> Германский федеральный институт оценки рисков и Европейское управление безопасности пищевых продуктов (German Federal Institute for Risk Assessment and the European Food Safety Authority) в научном мошенничестве за то, что они признали достоверными выводы рабочей группы, возглавляемой корпорацией Monsanto, заявившей о том, что глифосат не является канцерогеном.

Противоречия по поводу этих данных проистекают из того факта, что ученые, работа которых финансируется отраслевыми корпорациями, предоставляют сообщения о том, что не имеется никакой связи между глифосатом и раком. В то же самое время, независимые ученые предоставляют данные о наличии такой связи. Это вряд ли должно кого-то удивлять, поскольку ученые, находящиеся на содержании у отрасли, не являются независимыми, и от них нельзя ожидать выводов и заключений, противоположных тем, ради производства которых их нанимали.

Существуют также расхождения во мнениях относительно того, какого уровня заражения глифосатом должны достичь товары, чтобы их классифицировали в качестве опасных. В действительности дело обстоит так, что концентрации растут по мере увеличения повторений и времени применения («Раундапа» — С.Д.). Рано или поздно эта концентрация становится достаточной для того, чтобы нанести ущерб.

Задача конкретно этой статьи заключается в том, чтобы показать, что если глифосат является канцерогеном, то издержки в виде утраченных жизней и медицинских расходов несет не Monsanto/Bayer. Если бы эти издержки не были внешними для Monsanto, т. е. если бы эта корпорация была обязана нести эти издержки, то ее продукт был бы экономически нецелесообразен. Издержки по его производству перевесили бы его преимущества.

Истину найти очень сложно, поскольку политики и регуляторные органы подвержены взяточничеству и склонны оказывать услуги своим друзьям в бизнес-секторе. В Бразилии законодатели, фактически, пытаются осуществить дерегуляцию применения пестицидов и ]]>запретить]]> продажу органических пищевых продуктов в супермаркетах.

В случае с глифосатом прилив, возможно, пошёл против корпорации Monsanto/Bayer. Так, Верховный суд штата Калифорния поддержал решение властей штата о том, чтобы внести гербицид глифосат в ]]>список]]> канцерогенов под номером 65.

На прошлой неделе присяжные Сан-Франциско присудили бывшему школьному дворнику 289 миллионов долларов в качестве компенсации за ущерб от рака, возникшего в результате применения «Раундапа». Не приходится сомневаться, что Monsanto подаст на апелляцию, и дело увязнет в судах до тех пор, пока дворник не умрет. Но это — прецедент, и он указывает на то, что присяжные начинают не доверять «наемной науке». Своего решения в судах ]]>ожидают]]> еще примерно 1 000 аналогичных дел.

Важно понимать — если «Раундап» действительно канцероген, то он всего лишь один из продуктов, производимых компанией. Это дает представление о том, насколько велики могут быть внешние издержки. Вредоносные же последствия использования глифосата выходят далеко за рамки этой ]]>статьи]]>.

Негативное воздействие на домашний скот ]]>оказывают]]> и генно-модифицированные объекты (ГМО).

А теперь задумайтесь о негативных последствиях для воздушных, водных и земельных ресурсов применения химических средств в сельском хозяйстве. Штат Флорида страдает от цветения водорослей из-за смыва химических удобрений с земель сельхозназначения. А сахарная промышленность внесла свой вклад в уничтожение озера Окичоби***.

Смыв удобрений ведет к размножению blue-green algae blooms, которые убивают морскую флору и фауну и представляют опасность для людей. В настоящее время флоридская река Сент-Люси в 10 раз превышает тот уровень токсичности, когда до ее воды можно было бы просто прикоснуться.

«Красные приливы» из-за цветущих водорослей могут происходить и по естественным причинам, но смыв удобрений усиливает их рост и повышает их устойчивость. Более того, вклад загрязнения в повышение температуры окружающей среды также способствует «красным приливам». То же касается и осушения болот в интересах застройки территорий жилой недвижимостью, в результате чего вода движется быстро и не подвергается естественной фильтрации.

А когда водная обстановка ]]>ухудшилась]]>, и цветения водорослей распространились, то ответом властей штата Флорида стало сокращение программ мониторинга водных ресурсов.

Когда мы учтем эти громадные внешние издержки от корпоративного землепользования, то станет ясно, что та стоимость, которая связана с производством сахара и других продуктов питания чрезмерна для ВВП. Те цены, которые платят потребители, слишком низки. А те прибыли, которые получают сельскохозяйственные корпорации, чрезвычайно высоки. Ведь ни в тех, ни в других не учитывается массовая гибель морских животных и рыбы, потерянный туристический бизнес и заболевания людей, вызванные зависящими от смыва химических удобрений приливами водорослей.

В этой ]]>статье]]> я лишь поскреб по поверхности проблемы внешних издержек. Штат Мичиган познал, что водопроводная вода небезопасна. Система водоснабжения полна химических реагентов, которые десятилетиями применяли на военных базах и при производстве потребительских товаров.

В качестве упражнения выберите любой бизнес и подумайте о внешних издержках для него. Возьмите, к примеру, американские корпорации, которые перевели свои рабочие места в азиатские офшоры. Прибыли корпораций выросли, но федеральная, штатовская и местная налоговая база сократилась. «Зарплатная» налоговая база для социального страхования и медицинского обеспечения сжалась. В результате эти важные основания социальной и политической стабильности США оказались под угрозой. Сократилась налоговая база для начисления пенсий школьным учителям и другим государственным чиновникам. Если корпорации, которые перевели свои рабочие места за рубеж, приняли бы на себя эти издержки, то никаких прибылей они не получили бы. Другими словами, выиграли несколько человек, которые перевалили огромные издержки на всех остальных.

Или задумайтесь о чем-то таком простом, как магазин по торговле домашними животными. Все владельцы и клиенты таких магазинов, все, кто продавал и покупал разноцветных питонов от полуметра до 75 см длиной, удавов боа и анаконд на моент купли-продажи даже не задумывались о том, какого размера достигнут эти змеи. Не задумывались об этом и регуляторные органы, которые разрешали импорт этих рептилий. А потом, когда выясняется, что эта тварь в состоянии сожрать других домашних питомцев и детей, а также насмерть задушить взрослых, этих змеюк сбрасывают в Эверглейдс****, где они уже разрушили природную фауну и размножились так, что их поголовье невозможно контролировать. Внешние издержки во много раз с легкостью превосходят совокупную цену, вырученную зоомагазинами за продажу всех этих змей.

Экономисты-экологи подчеркивают, что капитализм работает в условиях «пустой экономики», где давление людей на природные ресурсы невелико. Но в «полной экономике», где природные ресурсы находятся на грани уничтожения, капитализм не работает. Внешние издержки, связанные с экономическим ростом — как это учитывается в ВВП — могут намного превысить совокупную стоимость произведенных товаров.

Можно смело утверждать, что именно такова ситуация сегодня. Уничтожение видов, распространение токсинов в продуктах питания, напитках, воде, материнском грудном молоке, воздухе, земле, отчаянные попытки добыть энергоносители путем гидроразрыва нефтегазоносного пласта (fracking), что разрушает грунтовые воды и ведет к землетрясениям и т. д. — всё это признаки того, что давление, оказываемое на планету, чрезмерно. Когда мы всё это подсчитаем, то окажется, что вся прибыль, которую капитализм сгенерировал за столетия, возможно, получена потому, что капиталистам не приходилось покрывать полную стоимость их производства. Они перекладывали эти издержки на окружающую среду и на третьи стороны, а неучтенные издержки клали себе в карман в виде прибылей.

Дополнение: Херман Дейли ]]>отмечает]]>, что в прошлом году британский медицинский журнал Lancet оценил ежегодные издержки от загрязнения примерно в 6% глобальной экономики в то время, как ежегодный глобальный экономический рост находился на уровне двух процентов. Таким образом, разница в 4% составляет ежегодное снижение благосостояния, а вовсе не двухпроцентный его рост. Другими словами, скорее всего, мы уже находимся в ситуации, когда экономический рост экономически нецелесообразен.

Автор: Пол Крэг Робертс (Paul Craig Roberts), доктор экономических наук, бывший заместитель министра финансов США по экономической политике в администрации Рональда Рейгана. Работал редактором и обозревателем газеты «Уолл-стрит-джорнел», журнала «Businessweek» и информационного агентства «Scripps Howard News Service». В своё время был автором постоянной колонки в газете «The Washington Times». Автор многочисленных книг, посвященных крупнейшим проблемам современности.


* Внешние издержки — это оплаченные расходы за ресурсы, не принадлежащие собственнику фирмы. К таким расходам относятся расходы на покупку сырья, материалов, энергии, заработная плата наемным работникам (оплата трудовых ресурсов).

** Глифосат — неселективный системный гербицид, использующийся для борьбы с сорняками, особенно многолетними. Занимает среди гербицидов первое место в мире по производству.

*** Окичоби — пресноводное озеро во Флориде. Площадь зеркала — 1900 км², средняя глубина — всего около 3 м, максимальная глубина — 3,7 м. Озеро занимает территории округов Глэйдс, Окичоби, Мартин, Палм-Бич и Хендри.

**** Национальный парк Эверглейдс — заповедник водно-болотных угодий площадью более 6000 квадратных километров на южной оконечности американского штата Флорида, напоминающий медленно текущую реку, поросшую травой. Парк покрыт прибрежными мангровыми рощами, болотами с зарослями меч-травы и равнинными сосновыми лесами. Здесь водятся сотни видов животных, среди которых находящиеся под угрозой уничтожения кожистые черепахи, флоридские пумы и американские ламантины.

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.