Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях

Сетевые мошенники действуют во всех соцсетях, но особенно широко они развернулись в Facebook и Instagram. Корреспондент «Ридуса» разбирался, почему «ВКонтакте» менее популярна у жуликов.

Благотворительность воспринимается как сфера экономики редкими людьми. Большинство связывают ее исключительно с возвышенными мотивами, вроде спасения детей и стариков, но никак не с деньгами.

Между тем многие эксперты сравнивают объемы благотворительной помощи, исчисляемой в деньгах, с серьезными экономическими проектами.

Так, по данным фонда CAF, в 2016 году россияне перечислили в различные НКО 143 миллиарда рублей. Для сравнения, например, бюджет Фонда развития промышленности на 2016 год составил 23,7 миллиарда рублей.

Два миллиарда евро за год — лишь верхушка айсберга. Это — официальные цифры, учитывающие только деятельность зарегистрированных фондов. Сюда не входят побирающиеся на улицах с прозрачными ящиками псевдоволонтеры и всевозможные личные сборы. По различным оценкам, капитализация «серой» благотворительности вполне может быть сравнима с финансовыми оборотами рынков наркотиков и оружия в даркнете.

Кто сколько сможет

Социальные сети позволили вывести попрошайничество на новый уровень. Группа, жалобные посты и фотографии, лайки, шеры, репосты — и на карточки / электронные кошельки сборщика начинают сыпаться деньги.

Собирают на все что угодно: адвоката для попавшегося на продаже наркотиков парня, ремонт дачи, «потому что усыновленные дети должны жить в приличных условиях», домработницу, питание, надгробный памятник, лечение от аутизма поездкой в Абхазию «к святому старцу».

]]>Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях]]>

Детей у этой сборщицы усыновить не вышло, а вот на квартиру нужная сумма насобиралась

Пальму первенства по мошенническим сборам держат различные операции и реабилитационные программы. Лидеры — ДЦП и онкология.

«Самый обычный сбор, если никаких там эксцессов не будет с ребенком, без допрасходов, без реанимации, это около 25 миллионов рублей. Это — самые скромные счета», — говорит Юлия, отвечая на вопрос о «среднем чеке» сетевого мошенника.

Вместе с группой девушек она борется с бизнесом на сердоболии в социальных сетях. Они ищут страницы мошенников с личными сборами, разоблачают их, добиваются блокировки и публикуют итоги своих расследований в паблике БНК («Благотворительность на костях»).

«Попалась на нечестном сборе. Я даже не могла себе представить, что можно так наживаться на болезни. Как-то еще хотела оправдать жадных родителей. Зашла в группу про токсичные сборы и начала читать. Это был взрыв мозга. Потом стали попадаться на глаза группы с явным обманом людей, молчать я уже не могла», — объясняет свои мотивы Надежда.

Явный обман бывает очень разным по исполнению. Одни «артисты» записывают жалостливые ролики, перевязав голову и вставив себе в нос трубки от капельницы, другие — пытаются подделать медицинские документы.

«Даже фотошопом себе дырки на лбу рисовали, якобы после процедуры кибернож. Но это сейчас легко все выявляется. Например, известная мошенница Динеева отлично владела фотошопом, но прокололась: забыла нолики вставить в поддельный платеж от фонда», — говорит Надежда.

]]>Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях]]>

Лиана Власова стала весьма популярной персоной в нынешнем сентябре. Умело пользуясь жалостью и социальными сетями, она четыре года занималась мошенничеством и собрала кругленькую сумму. Обманутые жертвователи намерены добиваться правды в суде. В середине октября Лиана покажется в студии НТВ, где попытается объяснить мотивацию своих поступков

Впрочем, придуманные болезни и вымышленные страдальцы сегодня уже не в тренде.

Сейчас — это реальные дети. Мошенники с подставными фото и документами, а также группы сетевых „сволонтеров“ уходят в историю. На арену вышли наглые и ушлые родители, которые могут запросто заткнуть за пояс самых матерых волонтеров,

— объясняет администратор паблика БНК.

Дети-кормильцы

Как бы гадко это ни звучало, но для многих тяжелая болезнь ребенка становится шансом хорошенько подзаработать. «Сколько родителей собирают миллионы на срочное лечение за границей и одновременно оформляют квоту на бесплатное лечение в России. Потом преподносят, что приняли решение остаться здесь, но деньги оставляют себе», — сетует Надежда.

Медицинская помощь за рубежом — самый популярный тип сборов в соцсетях. «Врачи в России рукожопые, химии нет, донора нет. А вот в Израиле…» — так, со слов Виолетты из БНК, родители объясняют необходимость отъезда за границу.

Зачастую деньги на лечение «в клинике с мировым именем» собирают заведомо инкурабельным детям, которым показана только паллиативная помощь. Приличные больницы от этих пациентов отказываются, однако хватает и таких заведений, где считается, что деньги не пахнут и «стричь бабло» можно до победного конца в виде смерти пациента.

Регулярно в этих случаях смертельно больной ребенок становится «грин-картой» для своих родителей. По словам администраторов БНК, в таких историях за границей на ПМЖ остается чуть ли не каждый третий нечестный сборщик.

«Для того и собирают, для того и едут. С лейкозами, которые и в Питере прекрасно лечатся (если в принципе лечатся). „Дружу“ с такой мадамой, прекрасно в Германии обустроилась. Немцам и не снилось», — говорит Людмила.

]]>Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях]]>

История с тройняшками Филипповыми гремела на весь Рунет в 2015-м. Главным и печальным итогом этого случая стало то, что из-за матери тройняшек пострадали десятки российских детей: закрыв данную историю, Русфонд перестал лечить детей с онкологическими заболеваниями за границей

Самая распространенная махинация — растрата средств: деньги собирают на лекарства и операцию, а тратят (частично или полностью) — на машины, квартиры, айфоны и прочие модные гаджеты.

Чтобы поток финансов не прекращался, некоторые родители не оказывают медицинской помощи своим «кормильцам». Иногда это принимает особо циничные формы. «Мама вырастила опухоль», — так называют подобные истории администраторы паблика.

«Мать не лечила ретинобластому, врачам не показывала, довела до терминального состояния, когда метастазы в мозге, выставила фоточку ребенка с вываливающимся глазом в Сеть — и давай побираться», — рассказывает об одном из таких случаев блогер Светлана Машистова.

]]>Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях]]>

Здесь должна была быть инфографика, иллюстрирующая истории несчастных детей, доведенных родителями до смерти, но редакция «Ридуса» пришла к выводу, что данные изображения слишком шокирующие для наших читателей. Вместо этого мы публикуем выписной эпикриз одного такого бедняги. Диагноз ему поставили в ноябре 2015 года, к врачу мальчик попал в апреле 2017-го

Чем ужаснее фотографии, тем больше денег присылают сердобольные люди. Иные в своем цинизме и вовсе доходят до того, что транслируют смерть онлайн, убеждая сторонних наблюдателей, что вот-вот произойдет чудо и больной встанет на ноги. Денег только шлите побольше.

По данным блогера Светланы Машистовой, среди российских регионов явных лидеров в бизнесе на больных детях нет.

Пальму первенства в онлайн-побирании в русскоязычном сегменте социальных сетей держит Украина.

«Я так понимаю, там проблемы с экологией, самое большое количество деток, больных раком, — именно украинцы. Их сборы — самые наглые, самые агрессивные. Родители очень хорошо научились ими пользоваться», — говорит администратор паблика БНК Юлия.

Вот один из любопытных примеров. В конце прошлого года в Facebook появилась группа «Поможем Катюше Поповой победить лейкоз». На помощь в победе требовалось собрать десятки тысяч евро: 185 — на трансплантацию костного мозга, 95 — на восстановительный период. Собирал эти деньги дядя больной девочки, Андрей Баранов.

Дядя Катюши Поповой — известный на Украине человек: общественный деятель, глава движения «Автомайдан Полтава», дважды депутат Полтавской городской рады. В 2014 году руководил избирательной кампанией кандидата в президенты Петра Порошенко в Полтавской области, также является главой совета регионального межотраслевого консорциума «Енергомед», владельцем сети аптек, руководителем благотворительного фонда «Фонд регіонального розвитку Андрія Баранова».

]]>Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях]]>

Андрей Баранов

Если оставить за скобками недоумение, почему родной дядя-бизнесмен не может помочь племяннице деньгами, то останутся обоснованные претензии к конкретному сбору:

* нет расчетных документов от клиники по проведенной трансплантации костного мозга;

* наличие в документах странного долга, который появился несмотря на то, что посттрансплантационный период еще не закончился;

* отец девочки регулярно мотается с Украины в Испанию и обратно, оплачивая билеты из собранных средств;

* клиника выставила счет не родителям ребенка, а Министерству здравоохранения Украины;

* странно оформленные «счета» от переводчиков и так далее.

]]>Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях]]>

Да, собранные средства девочке не помогли. Она скончалась, или, по распространенному выражению сетевых сборщиков, «стала ангелом», 4 сентября.

Сети с пониженной социальной ответственностью

«Продвинутые» сетевые попрошайки организуют сборы сразу во всех соцсетях: «Мой мир», «Одноклассники», «ВКонтакте», Instagram, Facebook и так далее, разве что Twitter из-за своих технических особенностей выпадает из этого списка.

Упомянутые выше девушки из БНК работают исключительно «ВКонтакте»: в других соцсетях практически отсутствуют инструменты для борьбы с мошенниками. В том же Facebook легко получить бан за упоминание «хохлов» или публикацию фото, которую администратор может счесть оскорбительной, однако сетевые сборы данную соцсеть интересуют мало.

«Жесткие правила благотворительных сборов — только „ВКонтакте“. На остальных площадках все намного хуже. Facebook вообще никак не реагирует на жалобы. Instagram — и вовсе самая благодатная площадка для мошеннических сборов», — высказала свою точку зрения Надежда. Остальные респонденты с ней полностью согласны, отмечая лишь, что и в «Одноклассниках» с недавних пор пытаются ужесточить правила.

]]>Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях]]>

Истерика на вопросы о чеках и документах — первый признак нечестного сбора

«Прежде всего, у нас на сайте уже достаточно давно разработаны правила, при которых проходят все сборы», — объясняет механизм противодействия мошенникам руководитель направления благотворительности «ВКонтакте» Екатерина Кочнева.

«Соответственно, любой сбор средств, на который поступает жалоба, проверяется на соответствие этим правилам: проверяется наличие документов, подтверждающих диагноз, личность и сумму сбора. Также обязательными являются финансовые отчеты. Проверка всех этих документов позволяет нам определить, существующий ли это сбор, и, если существующий, то является ли он честным», — делится она с «Ридусом» деталями.

Конечно, подобный механизм никак не может гарантировать на сто процентов успешной борьбы с сетевыми мошенниками, но введенные «ВКонтакте» препоны дают результат.

«Отчет о собранных средствах должен подтверждаться скриншотами банковских выписок или скриншотами электронных кошельков, отчеты о потраченных средствах должны подтверждаться расходными документами: чеки, квитанции, акты, накладные и так далее», — говорит Кочнева.

«Как таковой проверки на подлинность этих документов нет, но фальсификация чеков в настоящих сборах достаточно редка и достаточна очевидна. Если же мы говорим о какой-то серьезной ситуации подделки документов, то да, мы не эксперты в этой области, чтобы иметь возможность этот факт установить, да и мы работаем только с фотографиями документов», — объясняет она.

Статистики по заблокированным сборам «ВКонтакте» не ведет, но, по словам Екатерины, ежедневно им приходится сталкиваться более чем с сотней жалоб. «Самая простая нечестная ситуация — это растрата средств. Бывают ситуации, когда какая-то информация скрывается, происходят какие-то махинации. Например, счет должен оплатить какой-то крупный спонсор, а эту информация скрывают, стараясь все больше и больше насобирать», — делится деталями Екатерина.

«Мы боремся с мошенниками на сайте уже больше семи лет, поэтому у нас есть достаточный опыт, и это наш приоритет. Для нас важно, чтобы жертвователи на нашем сайте чувствовали себя спокойно. Сейчас мы занялись поддержкой благотворительного сектора и НКО, поэтому уделяем внимание, чтобы среда для благотворителей и благополучателей была максимально прозрачной и удобной», — резюмировал нашу беседу специалист «ВКонтакте».

Что делать?

Казалось бы: сетевые блюстители нравов вычислили мошенника, имена-явки известны, доказательств хватает, можно тащить преступника в суд, а затем и в тюрьму, — ан нет. Случаи, когда за подобные «шалости» люди получали по заслугам, можно по пальцам пересчитать, причем достаточно будет одной руки.

]]>Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях]]>

Самые известные сетевые сборщики, «получившие по заслугам». Слева — Алексей Степанов. Годами он обманывал доверчивых граждан по всей стране, создав в интернете страницу фиктивного благотворительного фонда и прося деньги на лечение несуществующим детям. Собрать ему удалось не менее 15 миллионов. В июне прошлого года его задержали в Чечне и даже осудили на три года лишения свободы. Правда, по статье «Сопротивление полиции». Справа — Наталья Динеева. Ее больной сын получал положенную медицинскую помощь от государства, но мама в социальных сетях объявила, что ему необходимо дорогостоящее лечение, и открыла сборы. За полтора года она сумела собрать неплохой капиталец, хотя доказать получилось лишь 643 тысячи рублей. Мошенничество же доказать удалось. Самый гуманный в мире суд назначил ей наказание в виде трех с половиной лет лишения свободы условно с испытательным сроком на три года

«Частные пожертвования сейчас законодательно не регулируются вообще в принципе. Самое сложное, что если даже нам очевидно, что это — мошенники, растраты, то полиция практически ничего сделать не сможет: полученные деньги становятся дарением, если не указано иного», — объясняет причину безнаказанного мошеннического попрошайничества Екатерина Кочнева.

«Если говорить о законодательной базе, то ее нужно прорабатывать от самого начала, от формализации этих сборов до внесения какой-то ответственности как за растрату средств, так и за нечестные сборы. Это — очень большая работа, которая, как я думаю, наверное, проведена не будет», — добавляет она.

Многие настроены решительно, считая, что стоит запретить вообще все частные сборы. Такой точки зрения, например, придерживаются дамы из БНК. «Вообще запретить сборы в Сети. Пусть помощь идет от фондов. Люди будут тратить эти же деньги, но не отправлять на личные счета, а на счета фондов. Насколько я знаю, даже в Белоруссии сборы идут на счета, с которых невозможно тратить деньги на свое усмотрение, можно снять, только предоставив платежные документы из клиники. Поэтому они и собирают на российские реквизиты», — говорит Надежда.

Однако у этого «тоталитарного» подхода к частным сборам есть много противников. «Речь все-таки идет о человеческих жизнях, здесь нельзя рубить сплеча. Я не сторонник полного запрета частных сборов в соцсетях. Это самый простой путь решения проблемы и, к сожалению, самый порочный. Мошенники никогда не вымрут, этой „профессии“ столько же лет, сколько существует человечество. Их сегодня выгоняют с улиц — они идут в интернет, их выгонят из интернета — они найдут другие способы наживаться на сердобольных людях», — говорит специальный корреспондент Русфонда Евгения Лобачева.

«А вот те, кому действительно нужна помощь, могут серьезно пострадать, — продолжает она. — Что делать, например, родителям детей с таким заболеванием, как остеопетроз („мраморная болезнь“ — тяжелое врожденное генетическое заболевание, при котором ребенок умирает в муках в первые годы жизни, если ему не сделать пересадку костного мозга)? Лечение по данному диагнозу в нашей стране пока недоступно, а успешные операции делают только в Израиле, и обходится такое лечение в сумму около 20 миллионов рублей. Даже такие крупные фонды, как Русфонд, не могут помочь всем детям с таким диагнозом. Родители вынуждены собирать деньги самостоятельно. Как можно это запрещать?!»

Отдельно этот гипотетический запрет может очень сильно ударить по больным взрослым. В нашей стране охотно жертвуют на детей. Тридцатилетнему мужчине или пенсионеру в случае страшной болезни собрать нужную сумму на лечение сложнее в разы.

]]>Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях]]>

На что россияне жертвовали деньги в 2016 году. По данным фонда CAF

«Соцсети — это единственный шанс для таких людей. А погорельцы? Люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации? Нельзя взять и запретить им всем обращаться за помощью. Тут самое главное — максимальная, насколько это возможно, честность и прозрачность. Пусть собирают на что хотят, хоть на силиконовые имплантаты, главное — чтобы об этом честно говорили жертвователям», — считает сотрудник Русфонда.

]]>Источник]]>

 
Загрузка...
Развернуть комментарии