Йоханнесбург: апартеид по-черному

В системе социального паразитизма часто используются высокопарные слова о едином Человечестве, о равенстве всех людей на земле, но факт состоит в том, что разные расы имеют разный уровень эволюционного развития и в этом нет ничего обидного. Разве можно требовать от годовалого младенца пробежать 100-метровку за 15 секунд? 

 

Официальная версия событий вкратце может быть описана так:

 

Жили были англичане и голландцы лет так триста назад. Колонизировали всё что движется и не движется. И добрались до африки. На самой южной части африки они обнаружили плодородные земли и прекрасный климат. Райское место. Начали колонизировать. На востоке голландцы а на западе англичане. Воевали друг с другом и всё такое. Потом на заре 20-го века объединились в ЮАР. Короче одна страна восток голландский, запад английский. А потом... Вообщем у англичан с ниггерами всё было ок. Они типа договаривались там и жили мирно. А вот у голландцев...


На фото старый Йоханнесбург, времён апартеида. 

]]>]]>
А голландцы ниггеров не очень любили. Считали их рабами и никем, убивали и захватывали их земли. Ну правда ниггеры сами нередко подсирали голландцам, так что думаю никто реально не скажет кто был изначально виноват в ситуации, но вообщем суть такова, когда образовался ЮАР сначала у власти были англичане, они мирно жили с неграми и всё было хорошо. 

Надпись на фото: "внимание! остерегайтесь негров"

]]>]]>

А голландцы с неграми никак не уживались. Англичане с неграми смешивались, и было большое количество на западе страны (район Кейп, и многим известный город Кейптаун) цветных. 

]]>]]>

Цветные - смесь англичан и негров, адекватные нормальные люди, шоколадные, но по менталитету практически белые. А вот голландцы с неграми не смешивались. И получилось что на востоке были только либо белые, либо совсем черные. А потом в 1949 к власти пришли голландцы. И ввели апартеид. Т.е. в двух словах негры и белые жили отдельно, на территории друг друга не могли заходить, города были зонами белых и негры могли в них только работать. После 6 дня звонил колокол и все негры должны были покинуть город, за нарушение - тюрьма. Жить негры в городе могли, только при условии, что их предки поселились там до апартеида, либо негр проработал в белом городе 10 лет. Причём на членов его семьи это не распространялось. ЮАР была очень развитой страной.

]]>]]>

Небоскрёбы, огромные города, как в Америке, высочайший уровень жизни для белых, и лёгкость жизни, за счёт черной прислуги и дешевой рабочей силы. А черные получали плохую медицину и плохое образование, что надо сказать справедливо, ибо они не умели вести бизнес, не создавали предприятий, не занимались сельским хозяйством, а значит и налогов не платили. Не с чего. Потом ООН и прочие плохие парни наложили за расистский режим кучу санкций на ЮАР. В конце 80-х в ЮАР к власти приходит Де Клерк. Он решил что пора с апартеидом заканчивать и всем дал равные права (в 1991-ом году). Выпустил Манделу из тюрьмы (Нельсон Мандела всем известный борец за права черных, см. статью Голубь мира с кровавым клювом), и через пару лет Мандела становится президентом на всеобщих выборах (естественно, население то ЮАР на 90% черное, и он черный, а белых 10%. Белых было в начале 20-го века 20% и потом даже 25%, но к 1990 их стало 10%).

]]>]]>


И короче началась жесть. Негры пришли в города. Белые сразу уехали. Дикая преступность. Негры грабят всех, насилуют белых женщин и убивают белых мужчин. Короче начался исход белых из Йоханнесбурга (Йоаханнесбург находится на востоке ЮАР, там где всем заправляли голландцы) в закрытые для черных пригороды, уже не по закону, а по факту закрытые. Бывшие элитные районы, Central Business District (Центральный Деловой Район), Hillbrow, за год опустели.

 

Точнее не опустели, очернели. Белые кинули элитное жильё, прекрасные суперсовременные высотные здания, небоскрёбы. Компании уехали из высотных зданий. Там отключили электричество, воду, коммуникации. И теперь там, в небоскрёбах живут бомжи. Огромный город небоскрёбов, супер современный на момент 1990-го года стал бомжатником. Негры убили его. Вообщем это был интродакшн. А теперь цитаты людей, которые живут, или путешествовали в Йоханнесбург.

 

***

"Почему у вас такие заборы и ещё двойные решётки на окнах и дверях?", - спросили мы через ворота из пятисантиметровых железных прутьев двух обедающих на лужайке молодых людей. "Но ведь это Южная Африка, самая большая в мире тюрьма", - ответили они. В Дурбане, Йобурге, Сэндтоне на заборах и стенах абсолютного большинства домов мы видели надписи "Armed response" - по смыслу, "вооружённый отпор" (для примера см. фото автора) и название охранной фирмы из нелиберальных, видно, частей Европы и США, которые этот отпор организуют. Проезжая центр Йобурга, причём без остановок (опасно!), среди толп праздношатающихся мы не заметили ни одного белого. Интересно, что заборов и надписей "Armed response" не было только в богатой части в целом легендарно нищего, чёрного Соуэто (прим. - Суэто крупнейший район Йоханнесбурга, где во времена апартеида было разрешено жить черным, после падения апартеида впрочем белых там больше не стало, зашёл белый в суэто и пропал). Гид просто объяснил ситуацию: "Здесь того, кто залезет в любой из этих домов, поймают, забьют камнями, обольют бензином и сожгут. Полицию вызовут лишь убрать труп. От неё не ждут защиты. Вы же, белые, звоните в полицию и упрашиваете её вас защитить". Очевидно, что этот урок полезно иметь в виду отнюдь не только в рамках противостояний, имеющих место в ЮАР.

 

***

Нам надо было в Йохане околачивать груши часов девять. Мы уговорили Михалыча, а тот уговорил какого то смертника, свозить нас покататься в центр города. Мы, еще то дурачье, храбрились друг перед другом, дескать главное доехать до центра, а уж там то мы покажем всем кто такие россияне державники.

Не показали.

Почему? Отвечу дипломатично, завуалировано, прямо.
Мы обосрались.

Спускаясь к Йоханнесбургу, с высоты плато, город смотрится очень даже ничего себе.
Красивый, большой, современный. Много высотных зданий, множество английских парков. Попадаются на глаза красивые здания в викторианском стиле. Зеленые лужайки, голубое небо.
Когда же мы заехали вовнутрь, картина оказалась не столь радужной.
Город брошен.
Электричества нет.
Мусор не вывозится.
Канализация не работает.
Расчищены только дороги для транспорта и работают лишь светофоры.
Причем это был еще только в центр, там где какбЭ можно проехать и где есть гарантии что не грохнут.

Перед выездом в город, водила, которого уговорил Михалыч, прочел нам вводную.
Он говорил, будучи немного на взводе, часто сглатывая, и инстинктивно озираясь назад.

«Если хотите жить, делайте точно как я вам говорю.
В городе НЕ ОРАТЬ, внимания к себе НЕ ПРИВЛЕКАТЬ!
Фототехникой НЕ МАЯЧИТЬ!
Айфонами в окнах НЕ СВЕТИТЬ!
Черным в глаза НЕ СМОТРЕТЬ!
И главное… ОКНА НЕ ОТКРЫВАТЬ!
Потому как внезапно может упасть столб и перегородить дорогу, и упыри нас возьмут штурмом.
И помните, что у меня дети...»

Мы ездили часа два по центру.
В автобусе стояла гробовая тишина.
Чтобы понять что там произошло, необходим небольшой экскурс в историю.

В 1994 году, это год отмены апартеида, соответственно год отмены правил сегрегации, сняли ограничения на перемещения внутри страны. В тот год, одномоментно, из саванны, в город откочевало более двух миллионов бабуинов черных.
(Кстати говоря, в Африке нет негативного отношения к слову черный.
Местные делятся на три категории, согласно оттенку кожи.
Белые - потомки колонизаторов переселенцев.
Цветные - потомки завезенной из Индии, Индокитая и Индонезии рабочей силы.
Черные - пришлые из центральной Африки племена Зулу и Банту.
Промежуточных вариантов я не наблюдал, из чего сделал вывод, что группы не скрещивались.
Из всех этих трех категорий на этой территории нет автохтонного населения. Белые колонисты прибыли на пустынные территории, заселенные малочисленными племенами готтентотов, которых в скорости и извели под корень болезни и черные племена.
Когда на территории страны эти группы стали пересекаться, белые задумали разделить страну на территории-сегрегации, с ограничениями на перемещения не по делу, из одной части в другую. Кстати говоря, одним из первых борцов за равноправие в праве определения где жить, был не кто иной как Махатма Ганди. Он и открыл сезон борьбы с апартеидом, и относился он к группе цветных. По иронии судьбы, больше всего, в момент отмены апартеида пострадали как раз цветные. Черные в первую очередь громили их кварталы, так как считали их холуями белых, коллаборационистами.

Так вот, в один прекрасный момент, вероломно, без объявления войны, в город вступила пара миллионов черных колонистов, открыв эру Африканской "реконкисты". Они просто снялись с насиженного места, и пошли туда, где вкуснее пахнет.
Михалыч в то время жил в Йохане и рассказал следующее.

В разгаре рабочего дня, вдруг, откуда не возьмись, наступил ахтунг.
Распахнулись двери офисного центра, и в знание, мало организованно и стихийно, но весело и на позитиве, в их офисное здание просочилось несколько тысяч черных. Гости прибыли со своими пожитками и скарбом. Они попросили не обращать на них внимание, и продолжать работу, а сами тем временем стали осваивать неэффективно используемые с их точки зрения площади. Они равномерно рассосались по офисам, заняв свободные кресла, диваны и стулья, заняли туалеты и коридоры, попутно снимая с окружающих на сувениры все, что на них было блестящего.
Здание наполнилось жизнью и радостной суетой. В коридорах забивали и потрошили птицу, в переговорных готовили еду, в туалетах принимали ванны.
На вежливый вопрос: «Как это понимать?», они просто ответили, что теперь они будут тут жить.
На уточняющий вопрос: «Как так?» , они ответили, что так всем будет лучше.



Вызвали ментов.
Менты не приехали.
Менты сказали, что пока не могут, так как у них в участках такая же херня происходит.
Тогда все кто мог, стали по-тихому бежать в пригороды и в сторону Кейптауна, попутно возводя рубежи обороны. Рвы, ряды колючей поволоки под напряжением, заборы. Последний район Йоханнесбурга, где встречается белый человек, это пригород Претории.
После массового бегства собственники зданий стали думать, что же делать.

Придумали.
Они решили, что если выключат упырям свет и воду с канализацией, то они сам покинут здания и вернутся в саванну.

Выключили.
Упыри этого даже не заметили.

Похоже, у них и так в саванне не было ни света, ни воды ни канализации. Я спросил у Михалыча, а куда они тогда гадят?
Михалыч ответил, что они и сами долго бились над этим вопросом и когда узнали ответ, были сильно фраппированы.
Оказалось, что упыри, осваиваясь в зданиях, долго не могли понять функциональность лифтовых шахт. Когда захватчики отковыряли двери, долго гадали, сплевывая вниз, зачем эта дыра.
А потом догадались, и отдали должное интеллекту белого человека.
Как же белые все толково придумали, подумали Швондеры, и начали гадить и сбрасывать мусор в лифтовые шахты.
Со слов Михалыча, толпа упырей, захватив здание, в среднем засерает его по самую крышу за лет десять. Ну а затем, как и в добрые доисторические времена, откочевывала на новое пастбище, заселяя новый небоскреб.


Смеркалось.

Мы ездили по улицам Йоханнесбурга, и не отрываясь, плотно прильнув к окнам, пожирали глазами окружавшую действительность. Перед нами проплывали внешне фешенебельные дома, с кое где уже выставленными окнами, с блуждающими туда сюда вурдалаками, без малейших признаков освещения. Кое-где, в провалы окон, мы замечали мерцание костров в глубине здания.

Но для объективности, надо добавить, что жизнь еще там теплится.
Опять же со слов Михалыча, в Йохане появилась новая неформальная услуга .
Некие крепкие ребята, предлагают собственникам захваченных упырями зданий услугу по реотжиму здания.
В какой-то момент, к зданию подъезжает пара сотен крепких парней, вооруженных до зубов и тихо и спокойно, стараясь не разбудить мирно сопящих упырей, начинают отжим здания, весьма жестко выдушивая всех вселенцев.
И пока те не пришли в себя и не пошли переспрашивать: «А что собственно это вообще было?», заваривают все входы и выходы, выкапывают рвы, натягивают проволоку и пускают по нему ток.
Затем, после того как здание приводят в чувство, его снова пускают в эксплуатацию.

Так и живут остатки белого и цветного населения в пригородах за забором из колючей проволоки под напряжением. Утром садятся на свои авто, не останавливаясь выезжают за ограждения своих резерваций на работу. Пробираются по более и менее расчищенным дорогам, ныряют в охраняемые въезды-норы под отвоеванные здания на подземные парковки, и дальше уже идут по своим рабочим местам.
Причем я еще заметил одну забавную штуку. Если рядом стоит два живых здания, чтобы попадать из одного здания в другое, они понастроили переходы на высоте 10-11 этажа. То есть они даже могут к друг к другу ходить в гости по такому переходу. Главное не смотреть вниз, на улицы города, по которым снуют зомби.

Вдоволь покатавшись по городу, Михалыч привез нас на главную площадь, исторический центр событий положившие началу борьбы с апартеидом. Привез и сказал выходить, дескать там он продолжит вещать за историю.
Мы поначалу отказались выходить. Сказали что очкуем мы брат выходить из автобуса нам и в автобусе его прекрасно слышно. Михалыч сказал не ссать, дескать, тут безопасно. КакбЭ площадь большая, обзор хороший, и если упыри пойдут, то мы их на дальних подступах заметим и свалим.
Вышли мы значит, гуляем. Вышел с нами и Шиндин. Чтобы было не так сыкотно, Андрей взял с собой вувузелу.
Какой никакой, а фаллический символ.
В какой-то момент, он заскучал,помаялся и стал, чтобы как-то развеяться дудеть в мать ее вувузелу.

Б...!

Мы едва успели эвакуироваться в автобус.
Зомби, привлеченные воплем вувузелы, так быстро стали выбираться из своих нор, что мы несколько вздрогнули от такой прыти. Последним, уже на ходу, запрыгивал Михалыч, бросая под ноги бежавшим в нашу сторону упырям мелкие купюры.
Кстати помогло. Устроенная Михалычем свалка сильно сбавила скорость упырей, и мы успели слинять без потерь.

После всего увиденного, мы задали ехидный вопрос Михалычу, а как он относится к отмене апартеида?
Михалыч на голубом глазу начал нам, что то втирать, что все не зря.. ибо.. и что он надеется, что.. во имя мировых ценностей демократии.. они же тоже люди, хоть сходу этого и не видно.. а иначе бы нас все тут всяко всяко..

Его речь прервал Шиндин, какбЭ подытожив речь Михалыча, да и наше путешествие.

- Михалыч! НЕ П...И!

P.S.
По глазам Михалыча, мы догадались, что Шиндин попал в самую точку.
P.P.S.
На момент отмены апартеида, в ЮАР существовала своя космическая программа. Страна обладала ядерными технологиями и оружием. В ЮАР, впервые в мире произвели пересадку сердца.
В настоящее время космическая и ядерная программа свернуты, ученые, как и половина белого населения сбежали из страны.

 

***

 

Высочайшее (173 метра) жилое здание Африки с внутренним атриумом славилось среди горожан беспрецедентными видами на город.

В 1990-е после ликвидации апартеида опустевшую высотку захватили негритянские банды, превратив элитный кондоминиум в рассадник преступности, наркомании и СПИДа. Дно атриума выступило в роли свалки высотой в пять этажей.

]]>Источник]]>

 

 

Загрузка...
Развернуть комментарии